Онлайн библиотека PLAM.RU  




38. МЕСТОИМЕНИЯ «МЫ» И 3-ГО ЛИЦА

Местоимение 1-го лица множественного числа («мы») несет в себе широкий спектр прагматических оттенков:

торжественное «мы», используемое лицами королевского ранга; церемониальное архаическое «мы» царствующих особ (знаменитое «Мы, Николай Второй…»);

авторское и ораторское «мы», затушевывающее слишком резкое «я» и заменяющее его чем-то более общим, расплывчатым; существует два варианта использования авторского «мы»:

а) «объективизация» авторской позиции в публицистическом и художественном повествованиях (Мы побывали в некоторых из тех мест);

б) «формула скромности» автора, или общепринятый стандарт самовыражения в научной речи, который позволяет «укрыть» себя среди других ученых, на авторитет которых ссылается автор;

в) преподаватель, читающий лекцию, использует «мы» как средство диалогизации, включая слушателей в процесс рассуждения;

• представительское ритуальное «мы»: Мы рады приветствовать вас…; Мы хотели бы представить продукцию…;

• «участливая совокупность» в разговорной речи, предполагающая наличие экспрессивно-позитивного, одобрительного отношения говорящего к адресату. Классический пример – «мы», употребляемое врачами для выражения милосердия, сочувствия больному: Как мы себя чувствуем?

Оттенки снисходительности, иронии или фамильярности, сопровождающие в некоторых случаях обращение к адресату с помощью «мы», могут стать преобладающими и могут варьировать от одобрительных до ироничных и даже резко отрицательных.

Местоимения 3-го лица (он, она, оно, они). Официальный речевой этикет предусматривает умение пользоваться местоимением «он». Это местоимение, будучи универсальным обозначением для лиц и предметов, сохраняет в себе также и указательное значение. Оно может, таким образом, стать средством обезличивания и фамильярности, поэтому следует соблюдать особую осторожность при пользовании им в служебных документах. Это замечание справедливо не только для служебных документов. Использование местоимения 3-го лица он/она – своеобразное отражение позиций говорящего, отстранение его от активной роли в речевом акте, от позиции говорящего, причем отстранение столь значительное, что в нем разграничение лица и предмета в речевом акте становится неразличимым. Более того, такое поведение говорящего может быть расценено как демонстрация превосходства и даже как намеренное создание коммуникативного дискомфорта для воспринимающего его речь лица. Кроме того, может возникнуть двусмысленность толкования высказывания: Профессор попросил аспиранта прочитать его доклад.

Существует также неопределенно-личное употребление форм 3-го лица множественного числа – обороты типа «Вам говорят!.. Кому говорят!..» Их использование снижает степень вежливости и, наоборот, повышает степень категоричности и официальности: говорящий отождествляет себя с группой власть предержащих, тех, кто имеет право указывать, авторитетных членов общества.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.