Онлайн библиотека PLAM.RU




Матрично-пионерская быль с рыжим конем и говорящим тазом

Произошло это в те далекие-далекие и даже сказочные времена, когда ваши папы и мамы были красивыми, стройными и смелыми, а не… эээ… не как теперь. Они ходили по сказочным улицам и иногда читали на крышах и стенах домов такие же смелые красиво-сказочные надписи и высказывания всяких людей: «Наша цель – коммунизм! Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи! Летайте самолетами Аэрофлота! Уходя, тушите свет! Спартак – чемпион! Догоним и перегоним Новую Гвинею! Руки мой перед едой, а после повышай удой!»

По этим же улицам ходил один маленький мальчик лет двадцати с небольшим. Он – как и все окружающие его морально устойчивые советские граждане подходящего возраста – был пионером. Или комсомольцем – точно это установить теперь не представляется возможным за подернутой дымкой давностью лет, да и разница между этими двумя понятиями не являлась столь уж значительной даже в те времена, а уж тем более не является таковой теперь, в наш просвещенный век. Хотя чтобы современному юному поколению с мобильниками в руках и кольцами в носах и других жизненно важных органах было понятнее, можно сравнить эту разницу с разницей между кака-колой украинского и китайского разливов – доступно сие лишь только истинному знатоку и ценителю указанного высокопитательного и в то же время как бы аппетитного продукта!

Назовем этого беззаботно, но одновременно вдумчиво гуляющего по улицам пионерского мальчика – условно, конечно, назовем – Колей. Итак, он беззаботно ходил по улицам, ездил в автобусах и трамваях, смотрел на надписи, думал всякие возникающие мысли, и вдруг – совершенно неожиданно и вопреки упомянутой моральной устойчивости – в нем появилось желание как можно быстрее изучить иностранный язык. Коля тут же поправил свой пионерский галстук, вышел из трамвая и записался на соответствующие курсы этого языка…

Как это ни странно, но и упорное посещение этих курсов не смогло убить в пионерском мальчике Коле его ничем не объяснимой тяги к познанию иностранного языка (еще более странным, правда, является то, что ранее и сама прославленная советская школа не смогла этого сделать, хотя и приложила все усилия для этого!), но навело его на определенные размышления и даже мысли, центральной из которых была мысль о том, что изучение языка можно сделать на порядок эффективнее и без посещения каких бы то ни было курсов, а тем более курсов, на которые наш мальчик Коля ходил.

Однако для этого был нужен приличный самоучитель, без которого никакое движение вперед не представлялось возможным. В книжных магазинах на полках имелся достаточно богатый выбор работ некоего Владимира Ульянова-Ленина – бойкого автора, весьма популярного в те годы, но изрядно подзабытого сейчас, и решительно не было никаких самоучителей иностранных языков. Жаждающий знаний пионерский мальчик начал было отчаиваться и уже почти купил книжку Ленина «Как нам реорганизовать рабкрин» для последующего вдумчивокропотливого конспектирования дома, как вдруг в букинистическом отделе одного из магазинов увидел как раз то, что ему было нужно – польский лингафонный курс приятного яркого цвета с комплектом пластинок в столь же ярких обложках! Обрадованный мальчик выронил книжку Ленина из рук и устремился к кассе. «Товарищ продавец, я хочу приобрести вот это и прямо сейчас!» Увы, выяснилось, что привлекательный курс, произведенный в стране Леха Валенсы и Войцеха Ярузельского, не продавался, а был предназначен для натурального обмена, – причем для обмена только на определенные, а не на какие попало книги, будь то даже популярные книги названного писателя Ленина. Был в те легендарные годы такой своеобразный и теперь труднообъяснимый обычай.

Последовал лихорадочный поиск нужной популярной литературы по домашним библиотекам родственников, друзей и просто случайных жертв. Наконец, вожделенный курс был приобретен в обмен на несколько книг в хорошем состоянии, среди названий которых упоминался какой-то «Рыжий конь» и говорилось, что «Таз уполномочен заявить». Или что-то в этом роде…

Ну, а потом я, конечно, пришел домой и с чувством глубокого удовлетворения поставил первую пластинку на проигрыватель. Нет нужды говорить, что я не услышал ничего, кроме набора совершенно непонятных звуков! Я поднял звукосниматель и переставил его в начало пластинки – с тем же результатом. Потом еще и еще. Это было неудобно, но относительно терпимо, несмотря на раздражающие паузы и потерю концентрации на языке для выполнения чисто механических действий. Затем пришла очередь второго урока – звукосниматель упорно оказывал сопротивление моим неловким пальцам и никак не желал возвращаться точно в начало урока! Мое раздражение нарастало – работа была явно неэффективной. Вместо того, чтобы внимательно вслушиваться в иностранную речь, я был обречен на постоянную возню со звукоснимателем, разрушающую мою – оказавшуюся весьма хрупкой – концентрацию! Проблема была очевидной и ее надо было каким-то образом решать.

Некоторое время поразмышляв, я приобрел кассетный магнитофон со счетчиком и переписал диалоги с виниловых пластинок на кассеты, но и это не решило проблемы – вместо возни со звукоснимателем я должен был постоянно нажимать на кнопки, ждать, пока кассета перемотается, да и счетчик был ненадежен и постоянно сбивался. Плюс к этому, я не мог не думать о том, как неплохо было бы слушать эти диалоги вне дома – на остановках, в транспорте или просто прогуливаясь в каком-нибудь культурном парке отдыха. А ведь только в транспорте я проводил пару часов в день и проводил явно неплодотворно, – эх, магнитофон бы сюда, в этот троллейбус, и наушники!

И что вы думаете – самым чудесным образом мое желание исполнилось! В одном из комиссионных магазинов электроники, столь популярных в те годы, я обнаружил один из первых – если не самый первый! – в нашем городе кассетных плееров с наушниками. Конечно, я его тут же купил и немедленно стал использовать для прослушивания диалогов везде – в транспорте, на остановках, в очередях, которые в те времена становились все гуще и все длиннее, в парках имени написателя книг Горького – везде! И, конечно, я сделал еще одну вещь – я стал многократно – на всю длину кассеты и с обеих сторон – записывать один и тот же диалог. Частично это произошло из-за чисто меркантильных соображений – я отнюдь не хотел сломать свой весьма недешевый и могущий оказаться хрупким плеер постоянными нажатиями на кнопки управления.

Так или иначе, но я обнаружил, что данный способ многократной записи одного избранного диалога чрезвычайно эффективен и снимает все проблемы технического характера, которые я имел с прослушиванием ранее. Для много-, очень многократного прослушивания диалога теперь мне нужно было только вставить кассету в плеер, один раз нажать на кнопку и слушать этот очередной диалог, пока не разрядятся батарейки – из-за технических причин концентрация на языке более не нарушалась!

До смешного простое и очевидное решение, но которое нигде и никем до сегодняшнего дня не предлагалось! Чтобы его технически исполнить требуется, конечно, определенные усилия, но эти усилия сразу же окупаются. Было бы лучше, несомненно, пользоваться купленным в магазине в готовом виде продуктом, изготовленным фабричным способом на конвейере, но по сей день его никто так и не производит. Ну, да лиха беда начало! – вне всяких сомнений, заинтересованные стороны рано или поздно прочтут этот трактат, призадумаются и пожелают-таки самым серьезным образом поговорить с его автором, а я же буду терпеливо ждать этого знаменательного момента – что еще мне остается? Ждать и только ждать…

«А что же пионерский мальчик?» – можете спросить вы. – «Куда же он подевался? Мы хотим услышать продолжение про пионерского мальчика Колю!» Мальчик, конечно же, вырос и стал большим пионерским мальчиком, выучился всем иностранным языкам и, как я слышал, уехал в какую-то далекую волшебную Калифорнию, где всегда светит теплое ласковое солнышко, а морские волны исправно плещут на песчаный брег у загадочного города Кармела, что находится в трех с половиной часах ходьбы по скрытым от посторонних глаз лесным тропинкам от не менее загадочного города Монтерея, где люди и просто нелегальные мексиканцы добры, отзывчивы и гуманны, на завтрак едят исключительно авокадо, в силу чего с их лиц ни днем, ни ночью не сходят приветливые к незнакомым пионерским мальчикам широкие улыбки… М-да…






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.