Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 1

Мысль, меняющая мир

ОТ ХАОСА — К СОЗИДАНИЮ

Итак, в рамках пятой ступени ДЭИР нам осталось овладеть информационными техниками действенных мыслей. Этим мы с вами сейчас и займемся. Но сначала, как и всегда, коротко обо всем, что нам предстоит узнать в этой главе.

Мы живем в мире, который развивается по определенным законам. Сначала был хаос. Потом из хаоса был создан мир. То есть в хаосе появился элемент порядка. Далее этот порядок начал усложняться, развиваться, выходить на новые уровни.

С тех пор весь наш мир, а вместе с тем, естественно, и человек развиваются именно по этой схеме.

Поэтому, когда мы решаем вопрос о том, как и что мы можем созидать в нашем мире, какие новые пути прокладывать и какими способами это делать, мы должны прежде всего осознать вот это правило развития мира: от хаоса — все к новым и новым уровням порядка.

Человек создает из простых материальных вещей, упорядоченных определенным образом, новые уровни порядка — смысловые. Для этого мы делаем не что иное, как разрушаем более грубые уровни порядка, чтобы извлечь из них энергию для созидания более сложного уровня порядка. Например, мы сжигаем дрова (разрушая их и создавая хаос на месте бывшего порядка), чтобы приготовить пищу, то есть создать новый упорядоченный объект, чтобы затем уничтожить этот объект — съесть пищу, то есть снова превратить порядок в хаос, но при помощи энергии, извлеченной при разрушении (поедании) пищи, создать порядок в своем теле и выполнить при помощи этого тела созидательное, творческое действие (построить дом, написать стихотворение) — то есть создать порядок более высокого уровня.

Когда человек ведет себя в жизни именно так — разрушая порядки более низкого уровня, созидает порядки более высокого уровня, — он вписывается в закономерности мира, он идет по пути развития Мира и его сознания, иначе Бога, а потому испытывает положительные эмоции и созидает, а не разрушает сам себя.

Когда человек ограничивается разрушением — но при этом не приходит к созиданию порядка более высокого уровня на месте разрушенного, — он идет вразрез с самим собой как частью Мира и Бога, а потому испытывает негативные эмоции, разрушает сам себя, от чего страдает.

Разрушение — это то, что чаще называют злом. Созидание — то, что обычно называют добром. Без зла в нашем мире не обойтись, так как невозможно создать новое, не разрушив старое, но за разрушением непременно должно идти созидание — причем созидание порядка более высокого уровня, чем тот, который был разрушен. Конечно, более высокий и более низкий порядки здесь термины условные и скорее имеют отношение к собственно развитию человека. Когда мы действуем так, мы способствуем эволюции мира и сами эволюционируем, совершенствуем, то есть делаем сложнее и тоньше свое сознание — а от того испытываем радость. Вот почему творить добро необходимо по самым рациональным причинам: чтобы самому было хорошо. Нравственность, этика, моральные нормы здесь ни при чем — создавать новое выгодно и оправданно с точки зрения объективных законов нашего мира.

Наш мир развивается от простого к сложному. Наше сознание — тоже. Чтобы развивать свое сознание, мы должны менять внешний мир тоже в направлении от простого к сложному. Только так мы меняем и свое сознание, являющееся единым целым с миром.

Но при этом нельзя превращаться в проповедника добра, который начисто отрицает зло. В мире существует закон энтропии — разрушения мира, если в него постоянно не вкладывается энергия. От этого разрушения нам никуда не уйти, мы не можем отменить закон энтропии. Но мы можем научиться его использовать — извлекать энергию из разрушения более простых, грубых порядков для созидания порядков более высокого уровня. Другого пути нет. Созидания на пустом месте не бывает. Для созидания надо высвободить энергию, заключенную в более простом порядке.

Созидание мира — это одновременно его постижение. Чтобы создать что-то новое, более высокое по уровню своей организации, надо постичь законы этого нового уровня. Наш мир — это своего рода система знаков, язык, текст, который мы еще только начинаем постигать. Так же как ребенок не понимает Достоевского — так и мы не понимаем всех смыслов, заложенных в тексте, который называется нашим миром. Окончательного познания мира быть не может — для этого придется создать его целиком в сознании, но чем дальше мы продвигаемся на пути познания от простого к сложному, тем более глубокие смыслы этого текста нам открываются.

В реальности Мира существуют упорядоченности самых высоких уровней. Человек предназначен существовать, идя по пути все большего и большего постижения. Для этого мы вынуждены развивать от простого к сложному свое сознание и в созидательных процессах своей жизни приближаться к упорядоченностям реальности.

Когда наша мысль становится частью сознания мира (а она не может ею не становиться — ведь сам человек и есть часть сознания мира), мы уподобляемся творцу, способному создавать новые реальности. Нематериальная мысль может запускать вполне реальные материальные процессы. Но для того чтобы творить мыслью, надо знать некоторые правила: нельзя сотворить то, что объективно возникнуть не может (ничто не возникает из ничего, не материализуется из воздуха — чтобы что-то возникло, оно должно где-то исчезнуть), невозможно изменить то, что уже проявлено и жестко зафиксировано в материальной реальности (заставить исчезнуть запись в трудовой книжке или сделать так, чтобы ушедшая уже жена на самом деле никуда не уходила). Но мысль может показать возможному событию путь к его осуществлению. Чудес — как их понимают люди — не существует. Но все же чудеса возможны, если воспринимать их как вероятность того, что может произойти, пусть даже шансов на это — одна миллионная процента. А для совершения такого чуда надо соблюдать несколько условий: необходимость энергии для созидания, необходимость учитывать и создавать силу и направление воздействия, необходимость принимать в расчет логику и законы мира.

МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ

Что такое наш с вами мир? Как мысль может оказать воздействие на него? Что может мысль и чего не может? Какие закономерности играют в этом роль? Какие правила следует соблюдать? Какое отношение имеет наша мысль к творению мира? Кто стоит за нашим миром? Почему мы вообще можем творить?

Как видите, вопросов более чем достаточно. Мы постараемся вместе найти ответы на них и научиться использовать самое волшебное орудие, данное нам природой, — наши мысли.

Нам нужно понять, каков же на самом деле мир, окружающий нас. Какие закономерности есть в нем и где в нем скрывается высшее сознание. Что такое добро и зло. Почему человеческая мысль может творить, участвуя во все продолжающемся процессе творения нашего мира.

Предыдущая глава (т. е. последняя глава первой части этой книги) казалась непростой — потому что человеку непривычно думать о собственных эмоциях как об инструменте, который можно применить для созидания. Иногда мне не хватало грамматических конструкций, чтобы пояснить свою мысль, — потому что они абсолютно новые, потому что их мало в языке. Возможно, поэтому мысль и сейчас кажется сложной — но это быстро пройдет.

Тема, рассматриваемая нами сейчас, тоже непроста. Ведь мы будем говорить о том, как наша мысль может творить, участвовать в создании гармонии нашего мира — там, где есть гармония, внесенная в мир Богом. Мы не будем говорить о религии и религиозности — потому что, на мой взгляд, существование сознания, объединяющего наш мир, неоспоримо и легко проверяется обычной логикой. И основная сложность нашей темы заключается в том, чтобы понять: нет надобности далеко ходить, забираясь в полусуществующие, полупридуманные "тонкие миры", чтобы увидеть влияние на нас высшего сознания. Его проявления так сложно найти потому, что мы к ним слишком привыкли. Высшее сознание — вокруг нас.

Мыс вами должны начать с самого главного — с мира, который нас окружает. Он полон чудес и глубочайших внутренних закономерностей, обычно не попадающих в сферу нашего внимания именно потому, что они повсеместны.

Человек, к сожалению, ограничен в своем восприятии рамками созданной им же культуры. Но ведь эта культура ограничена по определению! А восприятие — безгранично.

Человеческое восприятие антропоморфно. Это значит, что мы истолковываем мир на свой лад, так, как нам удобнее, как понятнее исходя из нашей человеческой природы. Мы толкуем мир так, как если бы он весь имел ту же самую природу, что и человек. И мы никак не желаем признать, что есть вещи, более сложные структурно, которые не воспринимаются нашими пятью органами чувств, которые лежат вне всего того, что сопоставимо с человеческой природой, а стало быть, подчиняются совсем другой логике. Истолковывая мир, мы исходим из своих представлений о нем — тогда как мир существует совсем в иной системе представлений. Происходит примерно то же самое, как если бы собака, не знающая иных представлений о мире, кроме своих, собачьих, начала бы истолковывать поведение человека исходя из своей собачьей логики. Человек радостно и бурно приветствует гостя — а собаке при виде этих бурных эмоций кажется, что хозяину грозит опасность, и она чуть не до смерти загрызает гостя. Человеку грустно, потому что у него неразделенная любовь, а собака воспринимает его состояние как проявление голода и приносит хозяину сахарную косточку.

Не смейтесь — но именно так, грубо и примитивно, и люди частенько реагируют на проявления внешнего мира, потому что по определению не могут постичь истинных причин и закономерностей этих проявлений и толкуют их на свой лад.

Мы стремимся понять мир исходя из нашей системы восприятия. Во всех религиях, мифах, легендах как раз и отражено вот такое человеческое восприятие мира во всех его проявлениях, включая высшие. Человеку удобнее считать, что Бог выглядит так же, как и сам человек, — вот, пожалуйста вам издержки антропоморфного восприятия мира. Человек «очеловечивает» все, что воспринимает вокруг себя, — хотя подчас в этом воспринимаемом очень мало собственно человеческого.

Но нельзя сказать, что в религиях, мифах и легендах совсем нет истины. Они частично имеют отношение к истине, а частично — нет. Да, даже в таком искаженном восприятии реальности, которое отражено в религиях, мифах, легендах, есть зерна истины. И вот наша задача состоит в том, чтобы из моря небылиц уметь вылавливать эти зерна истины — то, что доступно логике и проверяемо непосредственным опытом.

Для постижения настоящего, а не выдуманного нами мира нужна беспристрастная система восприятия. Для этого нужно сначала понять ограниченность наших возможностей. А потом постигнуть мир таким, какой он есть, а не каким привык его видеть человек.


Порядок и хаос

Весь наш мир состоит из проявлений порядка и хаоса, как мы с вами уже выясняли на пятой ступени. Сама наша жизнь зависит от этих проявлений, потому что порядок мы способны понять, а хаос понять не способны. Мы с вами стремимся к упорядоченности событий вокруг нас, потому что тогда мы можем планировать свою жизнь. Но проявления хаоса, неожиданные события, полная случайность — все это разрушает наши планы. Сколько угодно случаев, когда человек просчитал все до мелочей, запланировал достижение цели в определенные сроки и, казалось бы, предусмотрел все, и ничто не может ему помешать. АН нет — досадная случайность возникает там, где ее никто не ждал, где она просто не могла возникнуть, — и портит все дело. Вы делаете карьеру, вы уже близки к цели, осталась одна важная встреча, которая решит все, вы в одной ступеньке от новой престижной должности — но именно в этот момент к вам приезжает двоюродная сестра, которую вы сто лет не видели, при том она тут же падает с лестницы и ломает себе ноги, и вы вынуждены возиться с бедной женщиной, вызывать «скорую», отправлять ее в больницу — и все, ваша важнейшая встреча погорела, а с ней и ваша будущая должность. Или вы решили купить дом, уже сговорились обо всем с хозяином. Вы в счастливом предвкушении: дом подходит вам по всем статьям, вы всю жизнь о таком мечтали. И вот вы едете на встречу с продавцом, и по дороге у вас вытаскивают кошелек со всей с трудом накопленной наличностью, необходимой для покупки дома. Осуществление заветной мечты отодвигается на годы, желанный дом уходит в другие руки. Вот так хаос периодически вмешивается в наши планы, разрушая их самым непредсказуемым образом.

Порядок постижим, хаос — нет. То есть вы всегда можете предсказать, как будут развиваться события в случае их следования заранее намеченному порядку. И вы никогда не можете предсказать, предстоят ли вмешательства хаоса в порядок, и если предстоят — то какими они будут. Хаос и порядок — фундаментальные понятия, которые мы с вами должны еще как следует осознать и усвоить. Они окружают нас повсеместно. Постараемся еще раз проанализировать их на доступном приемлемом уровне, не залезая в дебри физических наук.

Что такое порядок? Порядок — эта такая последовательность событий, для которой можно вывести единую закономерность. Проявления порядка нам знакомы — последовательность времен года, солнечных циклов, расположение букв в алфавите и простой геометрический рисунок кирпичной кладки. Все эти вещи существуют в соответствии с определенной закономерностью. Есть своя закономерность и в укладке кирпича, и в смене времен года. Согласно этой закономерности мы всегда можем с уверенностью сказать, что за весной придет лето, а не наоборот, и что кирпичи будут и на следующем метре кладки лежать горизонтально, в шахматном порядке, а не вертикально, торцами друг на друге.

Словом, самый простой порядок — это своего рода монотонность. Точнее, это одна монотонность на фоне другой, потому что любой порядок состоит как минимум из двух элементов. Одинаковые кирпичи — первый монотонный элемент, одинаковая их клад-га — второй монотонный элемент. Существуют и порядки более высокого уровня, то есть состоящие из большего числа элементов. Например, перед нами лежит стопка карточек, на одних из которых написаны числительные, а на других — прилагательные (да еще на разных языках). Мы можем разложить их так, что прилагательные будут чередоваться с числительными, а можем сложить в одну кучку числительные, а в другую — прилагательные.



В этом порядке уже как минимум три элемента — два вида карточек и способ их расположения.

Это мы сейчас рассматривали примеры материального порядка. То есть это зримый, явный, легко обнаружимый чисто физически порядок. Но есть порядок еще более высокого уровня — смысловой. Если подступаться к нему с физическими мерками, его не обнаружить. Например, невозможно невооруженным глазом обнаружить порядка в последовательности букв в алфавите или их количестве. Невозможно обнаружить материального порядка в структуре языка. Однако порядок там налицо, и это отрицать невозможно. Это порядок более высокого уровня, это порядок смысловой. Если мы не знаем иностранного языка, то для нас в нем нет и порядка. Без понимания смысла, чисто формальными мерками порядка там не найти. Следовательно, полное определение порядка должно учитывать и то, что порядок бывает разным — материальным и смысловым.

А потому мы предлагаем следующее определение: порядок — это такая последовательность событий, для которой может быть выведена единая закономерность относительно определенной системы ключей. Система ключей — это определенная система закономерностей, как, например, закономерности языка. Значит, нужно иметь определенный доступ к ключам, то есть понимать закономерности существования того или иного порядка, чтобы определить саму закономерность, по которой устроен этот порядок. Например, перед вами ряд чисел, на первый взгляд расположенных хаотически, и вам предлагается отыскать закономерность их расположения — то есть найти тот порядок, в соответствии с которым они расположены. Если у вас есть доступ к ключу — то есть вы еще не забыли школьный курс математики и помните, к примеру, что существуют так называемые простые числа, то есть делящиеся лишь на единицу и на самих себя, — вы сможете определить, что в данном наборе чисел простые числа с определенной закономерностью чередуются с другими числами. И тогда вы раскрываете закономерность этого порядка чисел. Если же вы математику не помните совсем, да и с сообразительностью у вас плохо, то у вас нет доступа к ключу и вы не вскроете закономерности этого порядка.

Вот при таком определении порядка все встает на свои места! И возникает одно важнейшее следствие, которое станет очевидным после того, как мы дадим определение хаоса.

Хаос — это такая последовательность событий, для которой закономерность вывести нельзя. Это случайное сочетание бесконечного количества вариантов в чистом виде. Но позвольте, спросите вы, а существует ли абсолютный хаос? Такой, в котором не скрыто никакой закономерности?



Вернемся к примеру материального порядка (где есть карточки с числительными, а есть с прилагательными): даже если бы мы перемешали все карточки, то исчезла бы упорядоченность между числительными и прилагательными. Но осталась бы другая упорядоченность: ведь и числительные, и прилагательные в данном случае принадлежат к одной категории: это слова. И мы можем разложить карточки со словами в определенном порядке. Упорядоченность будет сохранена. Если даже мы разрежем карточки так, что исчезнут слова и останутся одни буквы, мы все равно можем сохранить порядок — порядок букв. Если мы разорвем карточки на мелкие кусочки так, что исчезнут слова и буквы, — и то упорядоченность одного из уровней можно сохранить: например, раскладываем бумажки в определенном порядке, бумажка — пустое место, бумажка — пустое место. Хотя бы один уровень упорядоченности сохраняется в любой последовательности предметов.

А, скажем, если бы мы анализировали совершенно случайную последовательность падения космических частиц на иллюминатор станции «Мир», то мы все равно получили бы как минимум один уровень упорядоченности: частица — нет частицы — частица — нет частицы… Поэтому нам опять-таки придется скорректировать определение хаоса. Ведь, оказывается, как ни снижай уровень порядка, как ни вноси хаос в события и явления — хоть какие-то проявления порядка обнаружить все равно можно.

Поэтому мы предлагаем такое определение хаоса: хаос — это такая последовательность событий, для которой не может быть выведена единая закономерность относительно данной системы ключей. Для абсолютного хаоса единой системы ключей создано быть не может ни на каком уровне. И это определение ставит все на свои места!

Итак, какие же важнейшие следствия из этих определений мы можем вывести?

Следствие номер один: порядок — вещь относительная. Она зависит от системы ключей.

В нашем примере со словами разных языков, отпечатанными на карточках, человеку, знающему только один язык, порядка не найти (ведь последовательность числительное-прилагательное будет выглядеть для него как беспорядок, перемеженный вообще непонятными карточками).

Следствие номер два: чем более высок уровень упорядоченности, то есть чем более сложными закономерностями он обусловлен, тем более он напоминает хаос при анализе с применением ключей более простого уровня.

Так, в случае с набором чисел — простые числа перемешаны в определенном порядке с числами, которые возрастают в арифметической прогрессии, но для человека, который не знает не только что такое простые числа, но и что такое арифметическая прогрессия, в этом наборе чисел нет никакого порядка — есть лишь хаос. Вот если ему дать последовательность чисел, где каждое следующее число возрастает на единицу по отношению к предыдущему, — он подойдет к этой задаче с доступным ему набором ключей и обнаружит закономерность. В случае же с более сложным набором чисел этот доступный ему набор ключей не работает.

В примере со словами на карточках — предположим, что там собраны слова на десятках языков мира, в том числе хинди, китайском и санскрите, к тому же перемешаны глаголы, прилагательные, существительные и местоимения. Для человека, не знающего языков, порядка в этом наборе нет — потому что доступные ему ключи (знание грамматики лишь одного языка) в данном случае не работают и закономерность выявить не позволяют.

Следствие номер три: развитие, расширение и дополнение системы ключей новым, адекватным анализируемой последовательности элементом открывает нам возможность обнаружить новый уровень упорядоченности в хаосе. Например, мы добавили к доступной нам системе ключей новые: изучили китайский и хинди. Теперь нам становится понятно, что какой-то смысл в этих карточках все же есть, и мы даже начинаем догадываться какой… Вот еще изучим санскрит, и совсем все станет ясно.

Следствие номер четыре: то, что мы называем хаосом, является на самом деле переплетением порядков нескольких уровней. Просто упорядоченность одного уровня нарушается при вторжении в нее процессов другой упорядоченности — и создается хаос. Например, когда говорит один человек и речь его логична и последовательна, то слушателям все понятно. Когда разговаривают два человека и между ними возникает диалог, то есть один задает вопросы, другой отвечает, речь одного становится логическим продолжением речи другого — слушателям тоже все понятно. Но вот, допустим, два человека говорят одновременно, не слушая друг друга. Речь каждого — не пустой набор звуков, это логичная упорядоченная речь — но когда один порядок переплетается с другим, то они оба нарушают друг друга и слушателям уже ничего не понятно, слушатели воспринимают это как речевой хаос. Или карточки со словами перемешаны с обычными игральными картами, тоже разложенными в определенном порядке, и еще туда добавлены карточки со словами на инопланетном языке — и в целом система уже не воспринимается упорядоченной, это гора кое-как перемешанных разнородных предметов, и не более того.

Следствие номер пять: абсолютный хаос в нашем мире встречается еще реже, чем зубы у курицы. Более того, поскольку все природные процессы подчиняются естественным ритмам, то есть упорядочены, а события, вторгающиеся в этот порядок и разбивающие его, обусловлены также природными причинами (которые имеют свою логику, следовательно, также имеют свою упорядоченность), то абсолютный хаос вряд ли встречается вообще. Скорее его можно рассматривать как тенденцию, нарушающую порядок определенного уровня. Мы уже говорили о том, что как ни увеличивай количество хаоса, какие-то элементы порядка в том, что получилось, все же останутся. Например, вы решили сломать старый дом, то есть, казалось бы, превратить порядок в хаос. Но вряд ли вы будете ломать его хаотично — наверное, начнете с крыши, разберете ее, потом приступите к стенам и т. д. — то есть даже сам процесс разрушения будет подчинен определенному порядку. Вы скажете, а как же землетрясения и прочие бедствия — здесь-то уж, казалось бы, возникает полный хаос! АН нет, и здесь можно усмотреть элементы порядка: кирпичные дома падают кучей, не оставляя внутри пустот, а панельные дома складываются как карточные домики, и внутри остаются пустоты, где могут выжить люди; дома рушатся не сплошь и не везде, а только там, где толчки достигали определенного балла, где не были соблюдены нормы строительства в сейсмоопасной зоне, и т. д. — то есть и здесь при желании можно вычленить определенные закономерности.

Следствие номер шесть: в любой последовательности событий, хаотичных или обусловленных достаточно высоким уровнем упорядоченности, анализ при помощи простой системы ключей способен выявить действие упорядоченности простого уровня. Причем успех тем выше, чем больше разница между сложностью последовательности событий и сложностью системы ключей. То есть чем сложнее последовательность событий и чем проще система ключей, с помощью которой мы пытаемся выявить закономерность, — тем легче нам определить эту закономерность в хаосе. Так происходит потому, что в хаосе не может быть закономерностей высокого уровня, распознаваемых лишь при помощи сложной системы ключей. Ну, например, трудно себе представить, чтобы во время землетрясения упали лишь дома, номера которых соответствуют простым числам. Это была бы очень сложная закономерность. В хаосе всегда следует искать закономерности попроще. В любой последовательности чисел, к примеру, от 1 до 10, легко отыскать последовательность 1-2-3 — только не подряд, а если ждать, когда после 1 наконец выпадет 2, а после 2 (через сколько бы ни было цифр) — 3…

Это очень важное следствие, оно проливает свет на один из способов познания человеком мира! Ведь познание мы начинаем именно с того, что ищем простые закономерности в хаосе. Например, мы видим набор чисел — что легче: отыскать там закономерности, связанные с простыми числами, или отыскать расположенную в произвольном порядке последовательность чисел? Ну, скажем, там есть все числа от одного до ста, но они перемешаны как попало. Конечно, нам легче выстроить их в ряд от одного до ста, чем искать какие-то иные, более сложные закономерности. С этой точки зрения даже самый хаотичный набор цифр может нести в себе вкрапления несомненного порядка — ведь там есть все числа от одного до ста, ничего не пропущено.

Вы понимаете, что все это означает?

Хаоса, то есть случайности в чистом виде — нет. Есть вторжение одного уровня порядка в последовательность порядка другого уровня. Человек познает мир и идет он при этом одновременно двумя путями: от простых ключей — к более сложным, усложняя не только свою систему ключей, но и свое сознание и находя знакомые последовательности в новых событиях при помощи прежней системы значений. При этом человек упорядочивает себя самого и мир вокруг себя.

Запомним это. Нам пригодятся эти знания, чтобы понять, каким образом познание человека ведет его к единению с сознанием этого мира.

Итак, информационно человек постигает мир, двигаясь от простого к сложному. Постигая мир, человек создает в своем сознании смысловые структуры, его описывающие. Если взглянуть немного глубже, человек и его информационная деятельность являются неотъемлемой и органичной частью глубинных механизмов нашего мира.

А теперь следует уделить несколько строк понятию энтропии. Энтропия, иначе величина, обратная энергии, — это процесс увеличения беспорядочности в мире. Ведь порядок в том или ином виде может существовать, когда есть как минимум два разных элемента (мы уже об этом говорили: самый простой порядок — это одна монотонность на фоне другой). Если элемент только один — и, разумеется, он равномерен внутри, то он не может считаться порядком. Просто гора кирпичей, не уложенная в согласии с определенной закономерностью, — это еще не порядок, хотя кирпичи все одинаковы (элемент равномерен внутри себя, но он всего один).

Наш мир устроен так, что упорядоченности в нем непрерывно разрушаются. Потому что в нашем мире возрастает энтропия. Упорядоченность поддерживается определенным уровнем энергии. А мир устроен так, что энергия иссякает, если ее не возобновлять. Поэтому из порядка уходит энергия — и порядок разрушается. Рушится недостроенный дом — потому что в него никто давно не вкладывал энергию. Строить дом, ремонтировать его, поддерживать в нем тепло и уют — это значит вкладывать в него энергию. Если ничего этого не делать, энергия будет уходить, что приведет к разрушению.

Что это значит? Там, где есть упорядоченность, — есть сила, энергия. А раз там есть энергия, то ее можно оттуда извлечь, пока она не иссякла сама собой.

Я не буду сейчас вдаваться в курс физики, скажу только, что энергию в нашем физическом мире можно извлечь лишь тогда, когда мы имеем два тела с разной температурой. Это самая простая форма порядка. А второй закон термодинамики гласит, что тепло течет от горячего тела к холодному, таким образом постепенно выравнивая температуры обоих тел.

То есть чтобы извлечь энергию из теплого тела, нужно холодное — тогда энергия начнет течь. Если же температуры тел равны, то энергия течь не будет, процесс ее извлечения не сможет начаться.

Есть такой термин — тепловая смерть Вселенной. Он относится (возможно) к далекому будущему, когда все температуры во Вселенной уравняются и воцарится единая температура — тогда не будет источников энергии и мир замрет в неподвижности. Только пока есть различия в уровнях энергии — возможно освобождение энергии.

Если в мире возрастает энтропия, значит, такой конец неизбежен: энергия иссякает и когда-нибудь иссякнет окончательно. Но все же процесс разрушения мира идет очень медленно. Почему? Потому что, кроме процессов возрастания энтропии и, следовательно, уменьшения порядка, в мире идут и другие процессы, прямо противоположно направленные. Ведь в отдельно взятых системах мы постоянно уменьшаем уровень энтропии. Мы ремонтируем дом — и предотвращаем его разрушение, которое без ремонта настало бы очень скоро. Но на это требуется энергия — мы должны вложить в дом энергию, чтобы уменьшить энтропию. Другой пример: мы можем синтезировать из углекислого газа углерод, таким образом повысив чистоту вещества и уменьшив его энтропию. Но для этого тоже придется потратить энергию! Итак, чтобы мир жил, чтобы в нем двигалась энергия — в нем должны быть объекты, значительно отличающиеся по уровню энергии, только тогда энергия сможет течь от плюса к минусу. А увеличение этих различий и, стало быть, увеличение упорядоченности в мире требует затрат энергии.

Очень важный вывод, необходимый нам в дальнейшей работе: увеличение порядка требует энергии. Но энергия эта, как мы уже поняли, появляется тогда, когда она течет от одного объекта к другому, в результате чего уменьшаются различия между этими объектами, а следовательно, уменьшается и степень упорядоченности. Это означает, что процессы нашего мира идут одновременно в обе стороны.

Любой человек, каждый из нас так и живет — одновременно и потребляет энергию, извлекая ее из процесса течения энергии от одного объекта к другому, от плюса к минусу, и вкладывает энергию в объекты мира — и тем самым постоянно изменяет уровень упорядоченности в мире!

Возьмем хотя бы такой простой пример, как уборка квартиры. Что вы делаете, когда убираете квартиру? Вкладываете в нее энергию, снижая уровень энтропии и тем самым увеличивая степень упорядоченности. Что делают ваши детишки, приходя из школы? Топают в грязных ботинках по паркету, разбрасывают вещи и кидаются игрушками. Они таким образом высвобождают энергию, вложенную вами в квартиру, снижают уровень упорядоченности и способствуют возрастанию уровня энтропии. Вы общаетесь со своими детьми — и восполняете свой уровень энергии, потраченной на уборку, — ведь они эту энергию высвободили, она течет свободно, и вы можете подключиться к этому источнику. Вы к нему подключаетесь — и вот уже снова вы полны энергии, чтобы опять делать уборку квартиры, снова снижать уровень энтропии. И так до бесконечности — такой сплошной круговорот энергии в мире.

Мы — часть мирового противодействия упорядоченности и разрушения. И те и другие процессы протекают в нас одновременно. Давайте рассмотрим подробнее, каким образом это происходит.

Человек самим фактом своего существования, несомненно, повышает уровень энтропии нашего мира. Конечно! Ведь нам для жизни нужна энергия. Чтобы получить энергию, мы ее должны из чего-то высвободить. Чтобы энергия высвободилась, нужны два полюса, иначе энергия не будет течь. Эти два полюса — пища и кислород. В пище содержатся белки, жиры и углеводы, но практически нет свободного кислорода. Кислород — в атмосфере, питательные вещества — в продуктах. Налицо упорядоченность. Но чтобы извлечь энергию, заключенную в пище, мы ее окисляем — соединяем с кислородом. В атмосферу освобождается углекислый газ. Энтропия увеличивается: из двух различных субстанций — углеводов и кислорода — мы образовали смешанное вещество — углекислый газ. Остаток, тоже довольно неупорядоченный относительно прежнего состояния, выделяется во внешнюю среду.



Мы получаем энергию за счет того, что снизили уровень упорядоченности окружающего мира, увеличили энтропию.

Но для чего мы используем эту полученную энергию? Да для того, чтобы уменьшить энтропию! Ведь используя полученную энергию, мы создаем порядок в самих себе — налаживаем более тонкий порядок в своем теле, в его клетках, тканях, в сложной координации процессов, в тонком взаимодействии процессов в мозгу. Так же мы создаем порядок и вокруг себя — порядок в вещах, в общественных процессах, в словах, в знаниях, в собственном сознании…

То есть мы переводим порядок одного уровня, более грубый — в порядок тонкий, порядок своего сознания и порядок смыслов.

Итак, не правда ли, человек оказался организмом, неразрывно связанным с внутренними механизмами Вселенной, на которых держится само мироздание? Порядок и хаос, энтропия и созидание…

Не только весь процесс жизнедеятельности, но и процесс познания мира связан с тем, что человек создает вокруг и внутри себя упорядоченность нового уровня, более тонкого — упорядоченность своего сознания, упорядоченность знаков, упорядоченность смыслов.

И эта особенность человека делает наше сознание уникальным — потому что человек создает смысл мира, познавая его, и в этом он является частью сознания Вселенной. Давайте об этом поговорим — это нам обязательно потребуется для постижения наших возможностей. Но прежде подытожим.

Человек постигает мир, усложняя свое сознание и находя в мире события, соответствующие его сознанию, — и одновременно он создает в мире новую упорядоченность: упорядоченность смыслов.


Картина мира смыслов

В предыдущей части этой главы мы с вами коснулись понятий, которые до сих пор еще по-настоящему не рассматривали, но без понимания которых дальнейшее движение невозможно.

И прежде всего мы ввели такие термины, как уровень упорядоченности и упорядоченность смыслов. Нам придется добавить в связи с этим еще один термин — информация.

Наше сознание — это информационная структура. Благодаря сознанию мы познаем мир, открываем его новые стороны, преобразуем его. Сознание пользуется в своей работе внешней упорядоченностью, извлекая из нее смысл — то есть информацию.

Например, мы прочитали книгу, состоящую из определенной последовательности знаков. Но мы же не просто прочитали — мы поняли ее! Мы воспользовались содержащейся в книге информацией… Стоп-стоп!

Но содержится ли в книге информация как таковая? Не спешите отвечать, сначала подумайте. Вы смогли бы понять книгу, если не знаете языка, на котором она написана? А если бы это была книга из другой Вселенной, где каждое слово описывает процесс, никогда нам не встречавшийся?

Конечно, нет! Что это значит? Это значит (хоть звучит это и парадоксально), что на самом деле в книге… не содержится ровным счетом никакой информации!

Непонятно? Подумайте: если бы в книге содержалась информация как таковая, эта информация была бы доступна абсолютно всем, ее мог бы просто взять и извлечь из книги и абориген Новой Зеландии, и марсианин, и дворник дядя Вася, и именитый академик — причем для всех них информация была бы абсолютно одинаковой, ведь она уже заложена в книге в фиксированном и неизменном виде.

Но что получается на самом деле? Марсианин не извлекает вообще ничего, так как даже предмета такого на Марсе не существует; абориген извлекает информацию о том, что это — книга, иной информации для него в этом предмете нет; дворник дядя Вася извлекает информацию, что в книге рассказывается, как одна баба под поезд бросилась, а академик делает выводы о психологизме Толстого, о поэтике его строки и рассуждает о литературоведческих нюансах построения образа Анны Карениной.

Книга — одна, а каждый извлек из нее что-то свое, а кто-то и вовсе ничего. Лишнее подтверждение тому, что дело не в объективно заложенной там информации, а лишь в системе ключей, которой располагает каждый, кто вступает во взаимодействие с данным объектом.

Есть свидетельства ученых, согласно которым древнеегипетский язык иероглифов невозможно было расшифровать, пока не был обнаружен знаменитый Розеттский камень, на котором был зафиксирован один документ на двух языках, древнеегипетском и уже известном. Затем шаг за шагом удалось подобрать значения не упоминавшихся в документе знаков — при этом исследователи исходили из допущения, что в индийских текстах использовались те же самые расхожие человеческие понятия, что и у нас. Если бы там использовались какие-то другие, не человеческие понятия, а, например, понятия цивилизации собак, то расшифровка бы точно не удалась: ведь среди основополагающих присутствовали бы обозначения свежести косточек и запаха течной сучки. Исследователи бы гадали — гадали, как это перевести на человеческий язык, да так бы ни до чего и не додумались — просто потому, что в человеческом восприятии нет понятий, эквивалентных данным.

Как мы уже поняли, даже при чтении текста на известном языке каждый увидит там что-то свое — что же говорить о чтении на неизвестном языке!

Итак, извлечь информацию из текста и восстановить смысл только на основе набора знаков (коим, собственно, и является книга) невозможно, если сам не являешься носителем одновременно и смыслов, и языка, на котором написан текст. Да и то восстановление получается не совсем точным. Причем, подчеркиваю, очень важно для извлечения информации быть именно носителем и языка, и смыслов. Если мы владеем языком, на котором написана книга, — мы ее прочитаем. Если смыслы, содержащиеся в книге, содержатся и в нас — мы их поймем. Если мы не знаем даже отдаленно, что такое любовь между мужчиной и женщиной — не только сами этого не испытывали, но даже ни разу в жизни не встречались с подобным явлением, — тогда "Анна Каренина" действительно будет лишь книгой о несчастном случае на железной дороге, и не более того. А если никогда не видели поезда и не знаем о существовании железной дороги — роман станет для нас убого-фантастическим повествованием о том, чего на самом деле не бывает. Процесс постижения информации — это процесс сравнения некоего ряда знаков с теми смыслами, которые уже известны нам. Если смысл неизвестен — знаки становятся бессмысленными. Знание языка и подразумевает наличие в сознании схемы соответствий его слов элементам уже имеющегося опыта. Сознание, читающее текст, обладает в себе системой его элементов.

Это происходит потому, что текст — это только знаки, произвольно «прицепленные» к смыслам. Например, есть смысл «собака». Ее видел каждый. Но слово «собака» не имеет никакого отношения к самой собаке (дети мудры, называя это животное просто "гав-гав"). В русском это будет «собака», по — латыни «канис», по-французски «шьен», по-английски «дог», по-немецки «хунд»… Ничего общего! Тем более ничего общего между смыслом, значением слова и его начертанием.

Так где же заложена информация — в книге? Нет, нет и еще раз нет — она заложена в нас самих.

Не случайно говорят: приобретение нового знания — это вспоминание того, что мы уже знали, но забыли. Чтение — это оживление спящих смыслов, уже живущих в нас.



А что же представляет собой книга, если в ней на самом деле нет ни грана информации? Она, собственно, и представляет собой некую инструкцию, по которой наше сознание вызывает в себе последовательность ощущений и образов, полученных в опыте и хранящихся в памяти. Только и всего — инструкция, путеводитель, набор знаков, ключей, высвобождающих информацию в нашем сознании. А что важно для такой инструкции? Последовательность событий. А последовательность, таким образом, что? Правильно, упорядоченность!

Инструкция для прочтения ее сознанием, для понимания, для извлечения из сознания информации, которая сама по себе не содержит ничего, кроме упорядоченности, не содержит никакой информации, и называется текстом.

Каким качествам должен отвечать текст, кроме того, что его элементы соответствуют некоей таблице смысловых ключей, содержащейся в его авторе (и, возможно, в читателе)? Он должен быть упорядоченностью — причем упорядоченностью весьма специфической. С одной стороны, он должен состоять из ограниченного набора элементов, потому что таблица соответствий — кодов не может быть бесконечной. А с другой стороны, комбинации этих элементов должны варьироваться невероятно широко, хотя и с соблюдением определенных правил.

Почему сочетания элементов в тексте должны варьироваться шире, чем собственно его элементы? Потому что текст, потенциально содержащий информацию, принадлежит одному уровню упорядоченности, но описывает следующий, более сложный. Как в книге: буквы — это напечатанные картинки, но они описывают все что угодно. Текст — это саморазвивающаяся структура, ведущая от простого к сложному. Причем чем более сложные уровни закономерностей текст описывает, чем более сложна его система ключей — тем больше текст напоминает хаос! Для ребенка, который лишь осваивает букварь, роман Достоевского покажется бессмысленным набором знаков — хаосом.

Следовательно, даже если мы и не сумеем прочитать текст, лежащий перед нами, мы всегда можем узнать, является ли последовательность чего-то перед нами текстом. Его выдаст ограниченный набор элементов, соблюдение правил, огромное варьирование комбинаций этих элементов…

Итак, информации в чистом виде не существует. Есть только текст в виде упорядоченности и сознание, способное прочитать этот текст потому, что уже содержит в себе элементы этой упорядоченности.

Давайте теперь уточним такую вещь: что можно понимать под текстом? Только книгу, письмо, автореферат? Нет, не только. Давайте взглянем шире: текст — это определенная система знаков. Правда, под это определение подходит огромное число объектов. Светофор — система знаков, и следовательно, определенный текст. Знаки дорожного движения — то же самое, грамотный автолюбитель читает дорогу, как текст. Скажем больше: под такое определение текста подходит весь наш мир!

Смотрите — он ведь состоит из ограниченного набора элементарных частиц, которые, подчиняясь определенным правилам, иногда причем не нарушаемым (не бывает атомного ядра из двух протонов), варьируют между собой, организуясь в большие структуры, те, в свою очередь, — еще в большие, те — еще в большие… Ничего не напоминает? Да-да, 33 буквы объединяются в слова, слова — в словосочетания, словосочетания — во фразы, фразы — в абзацы, абзацы — в главы, главы — в книги, книги-в тома, тома — в библиотеки…



Наш мир — это текст. Текст невообразимой сложности, но все-таки текст. А текст — это потенциальный носитель информации, это инструкция для извлечения этой информации из собственного сознания. Но человек не обладает всеми смыслами этого текста — потому что он находится в самом начале процесса познания. Поэтому очень многое в мире человеку не понятно. Так же, как ребенку не понятен Достоевский.

Так из чего же состоит процесс познания?

Процесс познания состоит из того, что сознание копирует в себе упорядоченность того, что познает. После этого мы приходим к пониманию познанного. Действительно, мы услышали фразу — "мальчик взобрался на дерево". Положим, нам пришлось получить объяснения, что такое мальчик, что такое дерево и что такое взобрался. Но после этого у нас в сознании остался отпечаток услышанной нами упорядоченной комбинации слов. Теперь мы знаем, что это такое!

Соответственно, в процессе познания сознание усложняется, повторяя в своей структуре предметы своего познания! Если мы познали язык, в нас есть все его слова и потенциально — все смыслы, которые может создать язык. Это очень важный вывод — познание означает слияние с предметом познания. Сознание имеет внутри себя текст, несущий информацию о познанном!

(А значит, в нашем сознании также присутствует текст- маленький мир, соответствующий по упорядоченности познанному человеком фрагменту большого мира! В нас содержится кусочек мира со всеми его законами! И скоро мы узнаем, что на самом деле часть сознания человека расположена во внешнем мире! А раз сознание имеет внутри себя упорядоченность, то оно распространяет во внешнем мире ее же!)

Причем, что самое интересное, в процессе познания смысл, придаваемый человеком скопированным в его сознании фактам, может быть произвольным! Он совершенно не обязательно должен соответствовать истинному смыслу наблюдаемых им событий. Главное — чтобы была скопирована упорядоченность!

Удивлены? Но давайте посмотрим, как познает мир ребенок. Он попросил у мамы купить дорогую игрушечную машинку. Но мама не стала машинку покупать. И ребенок делает вывод, что мама не хочет купить ему машинку, а значит, его не любит. Но на самом деле мама любит его и очень хочет купить малышу машинку, просто у мамы мало денег, потому что у нее маленькая зарплата, потому что она плохо училась и ничего не умеет.

Но ребенок делает свой вывод — и он по-своему прав. Потом он, уже став взрослым, может быть, поймет, что на самом деле он вкладывал неверный смысл в познанную им закономерность! Мама не покупает машинку — эту закономерность он познал. Но в детстве и во взрослом состоянии он вложит в нее разный смысл: в детстве — что мама его не любит, во взрослом состоянии он поймет, что зря всю жизнь злился на маму и обижался, что она его не любит, потому что на самом деле это не так.

Почему он не мог сразу узнать этого взрослого смысла происшедшего события? Потому что, как мы говорили, смысл — это отпечаток события в опыте. Кругозор малыша был недостаточен — он гораздо меньше, чем кругозор взрослого человека, в этот кругозор уже входили понятия "любит — не любит", но еще не входили понятия «зарплата», "работа", «деньги», "дорого стоит". Вот если бы у него был тот же опыт, что и у мамы, тогда бы он понял маму и не обиделся на нее. Одинаковый смысл из события могут извлечь только люди с совершенно идентичным опытом, которые видят одни и те же причины и следствия событий и взаимодействуют с ними на одном и том же уровне.

Но разве только опыт взрослого и ребенка так сильно отличается, что приводит к полному непониманию? Да нет, то же самое сплошь и рядом происходит и со взрослыми людьми.

Каждый человек познает мир, находя в нем свои смыслы. По большому счету, все смыслы, которые обнаруживают все люди, неверны, так как являются антропоморфными (то есть истолковывающими мир с очень узкой, человеческой точки зрения, тогда как мир создавался не человеком и не по человеческим законам). Вот типичный пример: когда-то люди считали, что магнит с железом притягиваются из-за любви, причем возникали ожесточенные дискуссии, «кто» любит «кого» — магнит железо или железо магнит. Вот что значит истолковывать мир исходя из чисто человеческих представлений.

Но по мере расширения нашего кругозора мы вынуждены свои представления о мире расширять и дополнять. Так, ньютоновская механика сменяется теорией относительности, а евклидова геометрия оказывается только частным случаем геометрии пространств…

Таким образом, человек постепенно идет от своих искаженных представлений о мире к более утонченным представлениям.

Так что познание — это процесс, который шаг за шагом создает в сознании упорядоченность, присутствующую в мире, и тем самым приближает наш набор смыслов к истинному набору смыслов, скрытых в мировом тексте. Но окончательное приближение может произойти только тогда, когда в сознании будет продублирована вся упорядоченность мира.



Итак, если мы наблюдаем только часть процесса и не видим всего процесса в целом — найти его истинный смысл невозможно. Так же, как ребенку, видящему только часть процесса — мама не купила машинку — и не видящему всего, что связано с работой и зарплатой, невозможно понять истинный смысл события. Это тоже очень важный вывод, который мы оставим на будущее.

Итак, что же у нас с вами, уважаемые читатели, получается? Интереснейшая вещь — наше с вами сознание. Интереснейшее явление — человек. Не просто животное на затерянной в Космосе пылинке Земле — но существо, неотрывное от фундаментальных законов мироздания!

Наше существование связано с порядком и хаосом, энтропией и энергией, текстом и его смыслами… И скоро мы с вами узнаем, что процесс постижения нами реальности и нашего мышления — это часть процесса творения многослойной реальности. То, что присутствует в нашем сознании, — реальность!

А пока сформулируем вывод.

Каждый человек — это существо, разрушающее упорядоченность низкого уровня и использующее освободившуюся энергию для создания упорядоченности более высокого уровня, прежде всего смысловую, соответствующую упорядоченности познаваемого человеком в поисках смысла мира.


Бог это Мир, а человек — его часть

Для того чтобы говорить о сознании, создающем реальность, нам с вами нужно ответить на еще один важный вопрос, а именно: что же такое сознание вообще? Каковы взаимоотношения мира и сознания?

Мы более-менее понимаем, как работает мозг, как он анализирует реальность и создает в себе свое отображение, но сам вопрос, почему мы ОЩУЩАЕМ работу мозга, остается покрыт тайной. Как в мозгу зародилось явление иного порядка — сознание? Никакие исследования не дают ответа на эту загадку. Сознание при вскрытии не обнаруживается.

Это самый интересный феномен, доступный каждому человеку. Есть мир — прекрасно, есть мозг, также принадлежащий материальному миру, но откуда взялось скрытое внутри нашего мозга чувствующее и ощущающее сознание, относящееся к совершенно иному миру — миру представления, миру субъективной реальности? Собственно, сознание и субъективная реальность — одно и то же.

Не зря существует даже философское деление на объективную и субъективную реальность. Объективная реальность доступна для наблюдения многим и существует независимо от сознания. Например, луна останется доступной для восприятия, даже если человек ничего о ней не знал, и если ты закроешь глаза, луна никуда не исчезнет. А реальность субъективная — это реальность, видимая одному тебе, — нечто, происходящее в личном сознании, образ, фантазия, воспоминание… По крайней мере, таково классическое представление.

Но мы-то с вами, работая с техниками третьей и четвертой ступеней, уже успели убедиться, что грань между индивидуальными сознаниями совсем не так уж непроницаема — при некотором навыке не составляет большого труда уловить мысли и ощущения другого человека. Следовательно, мы с вами столкнулись с немного иными закономерностями.

И простейшее логическое рассмотрение способно показать, что на самом деле субъективная реальность является другой стороной реальности объективной, ее неотъемлемой частью. Любая часть нашего мира является носителем элементов сознания.

Попробуем представить себе упрощенно восприятие действительности нашим мозгом. Мы знаем, что мы существуем. У нас есть ощущение собственного существования. Предположим, мы закрываем глаза — сознание никуда не исчезает. Отключаем системы восприятия — сознание тоже никуда не исчезает, как не исчезает оно никуда у слепоглухонемых. Отключаем память — то же самое. Отключаем логику — остается ощущение собственного существования, нечто, что могло бы сказать о себе "я".

Не зря есть старое диалектическое определение: "сознание — это свойство высокоорганизованной материи" и старый, проверенный временем принцип перехода количества в качество. Мы вправе задать вопрос: количество чего переходит в качество сознания? Полностью соглашаясь с тем, что в своей сложной форме сознание возможно только при наличии таких совершенных структур мозга, как память и логика, мы тем не менее вынуждены признать, что существуют своеобразные "элементарные частицы", из которых складывается сознание. Эти «частицы» — ощущения. Сознание сложено из элементарных ощущений.

Но что же может быть носителем этих ощущений? Атомы и молекулы? Ерунда, потому что молекулы нашего мозга постоянно заменяются на новые, как и все прочие молекулы в нашем теле. Клетки? Но ведь клетка тоже состоит из заменяющихся молекул, как и ткань, как и мозг в целом. Единственное, что сохраняется, — это структура, составленная отдельными меняющимися молекулами. Причем живая структура, в которой идут тысячи процессов. Ничего таинственного с физической точки зрения в нашем мозгу нет. Самые обычные атомы, молекулы, привычные поля, и ни один из этих элементов не сохраняет постоянно своего присутствия. Постоянна только схема, структура их взаимодействия.



Получается, что в нашем мозгу сохраняется сознание и структура процессов. Следовательно, ощущения — это нечто, сопровождающее процессы, а их особая структура рождает сознание в том виде, в котором мы его знаем. Дополнительно это можно подтвердить тем фактом, что наше осознание — это динамическая структура, суть которой — непрерывные изменения. Останови процесс — изменения прекратятся, сознание исчезнет. Но материя — атомы и молекулы — останутся. А процесс, зависящий от изменений структуры упорядоченности во времени, является ни каким иным, как информационным. Сделаем вывод.

Наше сознание — это информационный феномен, опирающийся на процессы изменения упорядоченности. Но ведь таких процессов, какие протекают в нашем мозгу, в окружающем мире просто пруд пруди! Свет отражается от астероидов, электроны сталкиваются меж собой в беспрерывном танце, вода проливается из туч. Мир полон информационных процессов, и каждый из них несет ощущение, является носителем субъективной реальности, является носителем смысла.

Позвольте-позвольте… То есть выходит, что объективное и субъективное — это одно и то же? Что не бывает материи, не несущей ощущений? Да, именно так!

Наш мир — это одна огромная информационная структура, являющаяся носителем одного гигантского сознания — Бога. Мы, наше сознание, соединены с ним бесконечным количеством нитей общих процессов, протекающих через нас и делающих человека частью общего сознания Вселенной.

И это полностью соответствует результатам наших предыдущих исследований! Помните, мы с вами говорили о том, что в процессе познания сознание создает в себе структуру, повторяющую упорядоченность анализируемого объекта. Следовательно, сознание, включающее в себя смыслы всего мира, должно содержать в себе структуру всего мира!

И у нас как раз есть такое сознание — сознание мира, включающее в себя весь мир, в том числе и нас. Оно по определению всемогуще и всеведуще, потому что кроме него в мире нет ничего. Оно содержит в себе смысл мира.

Поэтому вполне естественно, что в нашем мире встречаются мощные упорядоченные последовательности событий, которые известны нам под именем Мировых Течений, — это движения сознания нашего мира. Все, что происходит вокруг нас, — это осознанный процесс, а человек — часть этого процесса.



Чем же занято высшее по отношению к нам сознание и каково место человека в мире? Давайте с этим разберемся.

Мы с вами знаем, что мир не стоит на месте. Он развивается — в нем происходят неисчислимые события, процессы… Более того, в нем существует энтропия. То есть базовая существующая упорядоченность непрерывно перемалывается, освобождая энергию, — и самоусложняется!!!

Если представить себе момент так называемого Большого Взрыва, создавшего нашу Вселенную (теорию, кстати, совершенно не противоречащую наличию Бога в Мире, который в этом случае родился одновременно с миром и — мы помним, что любой процесс является носителем субъективной реальности, — явился создателем мира и самого себя), то в момент самого рождения существовало только ничего — и что-то (точка, мировое яйцо- нечто, в чем пребывала вся материя). Так вот в этот момент существовала самая простая упорядоченность — из двух элементов.

Но с течением времени эта упорядоченность усложнялась и усложнялась. Мир, который одновременно есть Бог, развивается и усложняет свое сознание, создавая все новое богатство вариантов и смыслов! Он — это мир, познающий сам себя. Бог познает нечто, создавая в себе всю сложность нашего мира. Мысли Бога — это совокупность всех процессов, идущих в мире.

И в ходе этого процесса появился человек. Человек имеет ту же самую природу, что и Бог, — он разрушает простые упорядоченности, создавая более сложные. Он создает смысл в процессе своего познания.

Есть только два отличия: первое — то, что познает человек, является упорядоченностью, созданной в сознании Бога. То есть субъективная реальность Бога является объективной реальностью для человека. Запомним это — мы увидим вскоре, что субъективная реальность сложного уровня представляет собой объективную реальность для более низкого уровня.

И второе отличие — человек сам по себе является частью Мира, а стало быть, Бога.

Но позвольте! Тогда выходит, что человек познает то, что его окружает, то есть внутреннюю реальность Бога, создавая в себе, а стало быть, в Боге, упорядоченные структуры, повторяющие познаваемые им упорядоченности, стало быть, внутреннюю реальность Бога…. Сказка про белого бычка тогда получается!

А вот и нет. Дело в том, что человек создает новые смыслы, не существовавшие ранее! Помните, мы с вами говорили, что невозможно понять смысл незнакомого процесса, наблюдая только его часть? Для того чтобы понять смысл чьих-то поступков, мы должны видеть то же, что видел тот, кто совершал поступок, чувствовать то же, что и он, и видеть результаты действий — то есть причины и следствия процесса должны быть сосредоточены на нашем же уровне! Поскольку мы меньше мира, появились позднее, а познаем часть мира, на которую влияют его остальные части, мы вкладываем в познанное совсем иной смысл.

Никогда человеку не познать Бога — смыслы, которые содержит в себе всемирное сознание, сопровождающие процессы движения Вселенной, навсегда останутся для нас непостижимыми. Есть только последовательное приближение к этим смыслам — но человек всегда будет меньше мира, всегда останется его частью и никогда не постигнет сознание Бога, частью которого он является. Это так же невозможно, как невозможно вашей руке понять вас, понять процессы, идущие у вас в сознании. Только здесь разница масштабов и сложности еще больше. Сознание мира чувствует человека прямо, непосредственно, человек Бога вычисляет косвенно и никогда не ощущает целиком. Так что говорящий от имени Бога просто поддался собственным иллюзиям. Одно и то же ощущение в разных обстоятельствах порождает разный смысл.

Но для процесса познания это неважно. Ведь несмотря на иной смысл, сознание все равно копирует истинные закономерности. Мы — создающее смыслы зеркало сознания мира.

А поскольку смыслы, содержащиеся в нас, немного иные, то и наше сознание производит в себе не только наблюдаемую упорядоченность, повторяя в себе часть ощущений сознания мира, но и упорядоченность, связанную со своими смыслами, и распространяет вокруг себя новую, иную, непохожую на природную упорядоченность (см. рис. 7).

Человек является частью механизмов, развивающих мир. Он создает новые смыслы и новые упорядоченности. Он и познает, и создает мир, являясь в то же время его частью и частью Божественного сознания — и имея ту же природу, что и сознание нашего мира.

То есть человек является как бы второй (насколько нам известно) волной развития сознания мира.

Но ведь человек не является пассивным созерцателем! Человек активен в своем познании, он влияет на процессы вокруг себя, он вмешивается в работу мира. Здесь естественно задать вопрос: каким образом мы взаимодействуем с сознанием мира, с Богом?

Я вам отвечу. Мы в ходе нашей деятельности, а особенно — в ходе нашего мышления, которое предшествует нашей деятельности, вносим в мир новые смыслы. Вносим их непосредственно в упорядоченности, составляющие основу сознания Бога. Каждый раз, срывая былинку или сажая дерево, мы добавляем в сознание Бога новое ощущение двумя способами — чувствуя и понимая само действие (это мы способны осознать) и внося изменение непосредственно в упорядоченность мира, а стало быть, в его сознание (смысл, появляющийся в нем при этом, остается для нас непостижимым).

То есть человек создает новое во всемирном сознании по меньшей мере двумя способами — чувствуя сам и впрямую физически воздействуя на мир. Но есть и еще два способа!

Один из них — это воздействие через коллективный разум человечества. Другой — непосредственное воздействие мыслью.

Собственно, это один способ, просто влияние через коллективный разум человечества более эффективно.

Но подробно рассматривать мы их будем дальше. Пока скажу лишь, что мысль человека, будучи субъективной стороной процессов, происходящих в объективной реальности мира (субъективной реальности Бога), материальна. Она общая для человека и для всемирного сознания одновременно и способна, разумеется, оказывать воздействия на события, происходящие в мире.

Для этой части главы, думаю, информации достаточно. Нам еще предстоит понять одно из важнейших правил поведения в этой реальности. Пока подведем итог.

Наш мир обладает сознанием, которое мы называем Богом. Человек — логический продукт тех же закономерностей, что и Бог, часть Бога, верит он в создателя или нет, религиозен он или нет, и участвует в создании нашего мира, его усложнении. Человек участвует в смысловом создании мира и способен взаимодействовать с его сознанием, воздействуя на мир напрямую и при помощи мысли, которая является частью сознания Бога.


Добро и созидание

Мой дорогой читатель, прежде чем мы с вами перейдем к рассмотрению аспектов воздействия человека на мир, нам предстоит понять одно из важнейших правил поведения, действующих в этом мире.

Это правило имеет прямое отношение к пониманию сознания нашего мира. Пусть мы не можем понять мыслей Бога и присущих Ему смыслов — но для подлинного понимания это и не нужно. Подумайте сами: разве вы всегда и во всем понимаете даже самого близкого человека, даже лучшего друга? Разве вы можете сказать, что вам известны все его мысли, все его чувства? Конечно, нет. Даже несмотря на то, что вы умеете читать мысли, — все равно для вас (как и для любого человека) не откроется полностью доступ в душу, сознание и подсознание, мысли, чувства, разум другого человека. Однако это не мешает нам составить какое-то представление об этом человеке — мы формируем в себе некое ощущение, позволяющее нам в целом чувствовать сущность этого человека. При этом нам вовсе нет нужды ощущать, о чем конкретно думает наш друг, — нам достаточно чувствовать, в каком направлении идут его мысли, и наслаждаться совместным движением.

Точно так же нам нет нужды знать все мысли и ощущения сознания мира досконально. Ведь главное, что мы можем ощутить фундаментальное направление, ощутить принцип, суть.

Итак, правило. Оно гласит, что созидание и добро есть фундаментальные понятия, связанные с существованием человека.

Вы разочарованы? Вам кажется, что это слишком отдает нравоучением? Призывом делать добро непонятно чего ради?

Нет, это не так. Это — не нравоучение, это именно правило, закон, обусловленный самой физической природой нашего мира, из которого имеются практические следствия, независимо от того, принимать его или не принимать.

Давайте порассуждаем, чтобы понять, почему это так.

Мир, обладающий сознанием, как мы уже знаем, создает более сложную упорядоченность на основе упорядоченности более простой. На этом основан весь наш мир — на постоянном развитии и усложнении закономерностей, действующих в нем, на создании все более сложного и разветвленного порядка.

Человек, являясь частью мира и частью Бога, естественно, является продуктом той же закономерности — он творит более сложную упорядоченность, используя энергию, содержащуюся в более простых, и является по определению элементом Бога.

Следовательно, человек и Бог движутся в одном направлении. И мысли человека, которые, как мы знаем, тоже являются мыслями Бога, должны встречать меньшее сопротивление на том же направлении движения, в котором движется сознание Бога в целом.

И, как мы опять-таки знаем, в мире существует энтропия, которая стремится нарушить любую упорядоченность. Она увеличивает хаос, стремясь разрушить порядок, потому что при этом освобождается энергия. От энтропии не избавиться и, чтобы извлечь нужную для существования энергию, ее придется использовать.

Однако есть два способа использования энтропии. Первый способ — это просто освободить энергию, полученную от порядка низкого уровня. Эта энергия распространится вовне, перемешав все упорядоченности и создав хаос сразу на нескольких уровнях. Простой пример: существует набор поленьев, представляющих собой порядок низкого уровня. Мы разжигаем костер и бросаем туда поленья. Происходит разрушение порядка и создание хаоса сразу на нескольких уровнях: разрушается сама упорядоченная структура древесины, кроме того, нарушается порядок поленницы — аккуратно сложенных поленьев больше нет. Но зато сколько энергии выделяется — сколько тепла! Но вместе с тем и сколько хаоса — если эта энергия не потрачена на созидание. Количество энтропии в мире увеличилось. Если не взять процесс под контроль, то энтропия будет увеличиваться и дальше: скажем, может начаться лесной пожар.

Второй способ использования энтропии: разрушив одну упорядоченность, создать упорядоченность следующего уровня, например смысловую. В этом случае баланс энтропии остается неизменным — одна упорядоченность исчезла, новая, более сложная, появилась. Например, разожгли костер — но не просто так, а чтобы пустить выделяемую энергию на то или иное созидание: допустим, приготовить пищу. Или хорошо поели — но после этого вовсе не легли на диван, прислушиваясь к тому, как организм страдает и мучается от обжорства, — а с новыми силами развили такую бурную творческую деятельность, что сделали открытие, способствующее прогрессу человечества, да еще и внедрили его в производство. Хаос не увеличился. Сколько разрушения вы внесли в мир (уничтожив запас продуктов), столько же и созидания по вашей милости добавилось в мире.

Стало быть, в мире есть и два способа действий. Один увеличивает хаос, другой — нет.

Но что же означает увеличение хаоса? Это означает нарушение упорядоченности того или иного уровня. А если упорядоченность нарушается, то что при этом ощущает сознание? Что в нем происходит?

В нем происходит разрушение смыслов. Изменение или уничтожение значений. Разрушение упорядоченности означает разрушение сознания. Мы — часть мира, и наше сознание — часть мира. А потому все, что происходит вовне, тут же отзывается внутри.

Любое созидательное действие человека увеличивает упорядоченность в мире — а значит, и его личную упорядоченность, упорядоченность его сознания. Любое разрушительное действие разрушает и самого человека — увеличивая хаос в его сознании.

А что мы чувствуем, когда что-то вне нас разрушается, то есть когда разрушаются и существующие в нас значения предметов? Мы испытываем неприятные эмоции. Грусть, тоску, злость, обиду. И не случайно ведь, разрушая что-то вовне, мы уничтожаем и свою собственную упорядоченность. Мы производим разрушение — а это и есть то, что мы сами же называем злом.

А вот когда мы разрушаем упорядоченность одного уровня — более грубую, материальную — чтобы создать упорядоченность более тонкую, смысловую, мы не только проделываем работу по совершенствованию, усложнению и утончению нашего мира — мы тем самым совершенствуем себя, делаем более тонким и сложным инструментом свое сознание. Это означает, что созидательные действия каждого человека связаны не только с усложнением значений окружающего мира, но и с совершенствованием себя. Что мы испытываем, когда созидаем что-то? Мы испытываем положительные эмоции. Мы ощущаем, что возникают новые смыслы, мы радуемся новым возможностям и процессу познания. Созидание — это и есть то, что обычно называют добром.

Направление движения Бога, как его определяет человек, — то же самое. Он усложняет и созидает. Он таким образом с человеческой точки зрения творит Добро. Если человек настроился на то же направление движения, то он созидает — и ощущает мир как созидание.

Вы обратили внимание, что в нашем мире невозможно жить, вообще ничего не разрушая? И глуп тот, кто стремится к одному лишь добру — созиданию и начисто отвергает зло — разрушение. Невозможно создать новое, не разрушив старое. Чтобы начали работать силы добра, нужно сначала дать отработать силам зла. Другое дело, что каждый выбирает сам: только разрушать (и тогда он разрушает и себя) или разрушать, чтобы созидать (и тогда он созидает и себя).



К сожалению, понятия добра и зла вообще, а особенно у человека, сильно зависят от точки зрения. Нас оштрафовал сотрудник ГАИ, когда мы вели машину, хлебнув пивка, и мы называем это злом. Коммунисты, как и фашисты, полагали, что творят добро, однако для многих это обернулось злом в его чистом виде. Племенному шаману не нравится, что кто-то из дикарей учится читать, выходя таким образом из-под его власти, и он объявляет грамотность злом. Разные оценки добра и зла появляются, когда появляется граница между двумя системами упорядоченности одного уровня. Мы воспринимаем себя с машиной как одну упорядоченность, а ГАИ — как другую, враждебную. Шаман воспринимает законы своего племени как свою «территорию», а все, что в эти законы не вписывается, — как другой, враждебный порядок. Но Бог, он же Мир, — один, и в нем нет границ.

Мир намного больше, чем СССР, Германия и тем более шаманское племя. И он рано или поздно, пусть не сразу, но все же расставляет все на свои места, потому что мир, а стало быть Бог и все люди в нем все же движутся путем созидания. А это значит, что линия движения одного человека, как бы он не был силен, рано или поздно (пусть не в этой жизни, и даже не в следующей, а через много-много жизней) будет направлена на путь созидания новых значений и усложнения порядка мира. Точно так же, как куча песка рано или поздно будет разметена ветром — как бы песчинки не цеплялись за свое положение в куче. Точно так же, как трава, которая все равно пробьется из земли, как бы мы ее не жгли и не вытаптывали.

И если главнейшее направление развития мира — созидание нового через разрушение старого, то человек, не созидающий, а лишь разрушающий, будет постоянно сметаться с пути эволюции и испытывать от этого жуткие страдания. Так будет продолжаться до тех пор, пока он не поумнеет и не поймет, что надо переходить на путь созидания и делать это для своего же блага, для того, чтобы наконец перестать разрушаться и страдать.

Итак, статистический выигрыш всегда на стороне созидания и добра. Нет, я не буду агитировать за то, чтобы вы немедленно начали творить добро и с пеной у рта отстаивать свои убеждения о добре и зле на каждом углу. Никогда нельзя забывать, что там, где есть личная точка зрения, суждение о добре и зле для всех всегда неистинно. Что есть добро — решается только в рамках всего мира. Я просто обращусь к вашему рационализму. Созидание более выгодно, потому что в ходе его больше вероятность создать новые значения, а не разрушить старые, а значит, больше вероятность созидать, усложнять и совершенствовать, а не разрушать себя. Итак, наш вывод.

Для человека более подходит созидание: творение нового, создание новых значений, усложнение мира.

Человеку более подходит Добро. Разрушение значений, расчленение упорядоченностей без создания новых противоречит движению мира и не оправдывает себя.

СИЛА, СКРЫТАЯ В МЫСЛИ

Итак, мы готовы изучить механизмы, за счет которых наша мысль способна влиять на окружающий мир. Мысль — инструмент огромной силы, и это неудивительно — ведь мысль человека является мыслью Бога, она создает смысл мира и воздействует на значения явлений, а следовательно — на движения этого мира.

Наша мысль может влиять на мир двумя главными способами. Во-первых, она способна оказывать непосредственное воздействие на события, и для этого нет никакой необходимости взывать к высшим силам, ведь ваша собственная мысль и так есть одна из мыслей мирового сознания.

Во-вторых, она способна влиять на мир более опосредованным, но, пожалуй, для человека более удобным путем, добавляя новые значения к явлениям нашего мира.

Исследуем оба механизма.


Мысль влияет на мир

Вопрос, может ли мысль влиять на материю, занимал человечество издревле. Сколько философов ломали над этим голову!

Но, как оно часто бывает, исследователи попросту прошли мимо очевиднейшего факта: человеческая мысль и так управляет материей. Самое очевидное и фундаментальное зачастую проходит незамеченным.

Посмотрите на свою руку. Пошевелите пальцами. Чудо свершилось! Вы только что при помощи мысли привели в движение материю своих пальцев. Чем не чудо?

Я понимаю ваши возражения. Пальцы сгибаются под влиянием мышц, мышцы, потребляя энергию, сокращаются из-за нервного импульса, нервный импульс приходит из мозга, потому что… Потому что что? Потому что в мозгу находится наше сознание? Ну и что? Разве тот факт, что сознание находится в мозгу и что мышца сокращается под влиянием вполне материальных причин, как-то отрицает тот факт, что нематериальная мысль привела в движение каскад материальных процессов — послужила их причиной!

Итак, наша мысль, будучи нематериальной, способна приводить в движение материю. Несмотря на то, что материя движется под воздействием объективных влияний, причиной этого движения служит сама мысль.

Нематериальное вызвало вполне ощутимое, физическое, материальное движение.

Но даже если согласиться со сделанным нами только что выводом, то может появиться следующее возражение: возможно, мысль способна сместить равновесие несбалансированного процесса в мозгу, таким образом породив длинную цепочку реакций по типу усиления сигнала. Но мозг самой природой создан для того, чтобы создавать нервные импульсы, а палец — сгибаться при сокращении мышц под влиянием нервного импульса!

С произвольно взятым предметом, находящимся вне нашего тела, то есть вне структуры, усиливающей материальные проявления мысли, дело обстоит совсем не так. Он-то не может двигаться сам по себе!

Конечно, не может. Но и палец сам по себе не двинется — для этого нужны мышцы, то есть материальные причины.

А может ли камень, например, сдвинуться с места под действием другого камня? Может. То есть камень самой природой подготовлен к движению под действием материальных причин.

Но возникает следующее возражение: ведь у нас в теле есть структура процессов, в которую включен палец! Нервы, мышцы…

А разве камень не является частью мира, пребывающего в движении? Является, точно так же, как палец является частью тела.

И возникает последнее возражение: но ведь тело объединено едиными цепочками процессов, причиной которых является наше сознание!

Ответим: и мир объединен процессами, причиной которых является сознание мира — Бог.

И окончательно добьем нашего воображаемого оппонента, вспомнив, что человек является частью мира. Что мысль человека является одной из мыслей мира. Что как таковая она способна оказывать влияние на события, то есть движение материи в любой части мира, и ограничением здесь выступает только то, что не все события способны стать объектом внимания человека. И что ее принципиальное воздействие на материю мы только что выяснили.



Теперь у нас останется еще один вопрос: при каких обстоятельствах мысль способна оказывать это влияние? Ведь повседневный опыт показывает, что сколько не гипнотизируй чайник, он не закипит, если под ним не разожжен огонь. Так как же делать чудеса? Вернее, поправлюсь: не чудеса, потому что чудо с расшифрованным механизмом чудом уже не является. Как влиять на материю и на события?

Очевидно, что некоторые условия придется соблюдать. Ведь есть некоторая разница между тем, чтобы помыслить о том, как шевелится рука, и пошевелить ею на самом деле.

Давайте подумаем… Ну, во-первых, ясно, что мысль сама по себе оказывает очень слабое влияние — иначе для быстрого реагирования не потребовалась бы такая внушительная конструкция, как мозг. Влияние мысли проявляется на уровне молекул, и хорошо если молекул, а не атомов или вообще электронов!

А чем слабее воздействие, тем более долгий каскад усиливающих реакций должен пройти, чтобы процесс принял заметный характер. То есть требуется время.

Требование времени опять-таки подтверждается еще одним фактом: никаких специфических полей, свойственных мысли, нам не известно, следовательно, единственный способ, которым мысль может запускать процесс в материи, является смещение вероятности процессов. Так обычно и устроены тонкие рецепторы — достаточно перевеса в несколько молекул, и процесс стартовал — то есть срабатывание происходит "как бы" случайно. А для того чтобы в мире стартовал каскад процессов, которые в конечном счете приведут к смещению камня, опять-таки требуется время. Итак, время — это фактор номер один, который придется учитывать.

Фактор номер два: соблюдение граничных условий. Существуют законы мира, которые нерушимы, на которых зиждется работа мира, а следовательно, это принципы деятельности сознания Бога. В мире не действует никаких мистических сил — мистическими являются последовательность и результат воздействия сил и законов, действующих в мире. Пусть разочаруются те, кто полагает, что чудо есть событие, нарушающее законы мира. Нет, законы мира не нарушаются, а чудом является место и время вполне естественного, пусть и крайне маловероятного события, вроде воскресения человека. Чудо в представлении большинства — это когда нечто возникает из ничего. Но на самом деле ничего не создается из ничего. То есть чтобы на столе явился кусок сыра, должно перед этим произойти еще что-то (где-то он должен исчезнуть, быть выроненным из клюва вороной, дематериализоваться в одной точке пространства и материализоваться в другой в результате сложной термоядерной реакции, и т. д.). Просто так из воздуха безо всяких причин никакой объект материализоваться не может. Поэтому чтобы мысль могла что-то создать, она должна учитывать и соблюдать логику мира. Мысль не может породить событие, которое в принципе произойти не может, — но она может подсказать путь возможному событию, проложить ему дорогу для осуществления.

Фактор номер три: энергия. Мы знаем, что для увеличения упорядоченности одного уровня должна быть разрушена упорядоченность другого уровня, более грубая. Тогда событие сможет произойти. Без энергии, высвобождаемой при разрушении, оно не может произойти.

Фактор номер четыре: сила воздействия. Мы прекрасно понимаем, что камень, который мы собираемся сдвинуть, является частью мира, следовательно, частью сознания Бога. А значит, должны быть веские причины, чтобы сдвинуть его с места. То есть мысль должна иметь достаточную силу — а для того, чтобы мысль была направлена с силой, человеку необходим эмоциональный потенциал. Кроме того, существует еще ряд механизмов, способных усилить воздействие мысли. Но об этом мы будем говорить дальше.

Фактор номер пять, вытекающий из всех предыдущих рассуждений: мысль должна быть созидающей — иначе противодействовать ее реализации будет весь мир, а в случае успеха он сведет результаты воздействия на нет.

Собственно говоря, существует еще как минимум одно доказательство физической возможности прямого воздействия мысли на мир. Оно касается опять-таки понятия энтропии. Энтропия стремится распределиться по объему равномерно. Например, если мы капнем чернил в воду, то они вскоре равномерно смешаются. Точно так же и энтропия стремится захватить все доступное пространство. Мысль — это процесс огромной упорядоченности. Следовательно, изменяя распределение этой упорядоченности, то есть направляя мысль, мы вынуждаем и энтропию изменить ареал своего распространения. Энтропия ведь реализуется за счет случайности, статистического распределения событий. А мысль воздействует на случайность, направляя ее в нужное русло. Но и этот механизм не отменяет необходимость учета факторов, о которых мы говорили.

Но не будем углубляться в физику. Подведем пока итог.

Мысль человека, как часть одной из мыслей Бога, может воздействовать на события непосредственно, будучи обратной стороной любого физического процесса. Размер и дистанция воздействия мысли не ограничены. Она воздействует на события на уровне изменения их вероятности, вследствие чего для успешности воздействия необходимо учитывать ряд факторов: время, возможность, энергию, силу и сози-дательность.


Мысль созидает наш мир

Но не только впрямую может воздействовать мысль человека на мир. Она может воздействовать на мир опосредованно, изменяя значения предметов и событий в процессе творения этих значений.

Это косвенный метод. Зато он более мощен, чем прямой метод, и задействует ряд дополнительных механизмов. Мы с вами только что говорили, что мысль и так использует каскадный усилитель нашего тела, чтобы оказать воздействие на предметы. Но в дополнение мы можем использовать и то, что нас интересуют не события нашей жизни, не собственно ее факты, а значения этих фактов — то есть наше взаимодействие с событиями.

Мы с вами уже знаем, что человек познает реальность, создавая в себе копию изучаемой им упорядоченности со своим набором значений. Также мы знаем, что субъективная реальность более высокого уровня может служить объективной реальностью для более низкого уровня.

Но разве наш набор значений не оказывает влияния на наше взаимоотношение с миром?

Оказывает, да еще как! Ведь от того, какие значения мы придаем событиям, зависит не только то, как мы будем с ними взаимодействовать, но и какие события следующими попадут в сферу нашего внимания — то есть каким путем пойдет создание нашей личной Вселенной! Ведь мы же с вами не зря говорили, что человек познает только ограниченную часть мира, к тому же придавая ей свои значения!

Давайте рассмотрим пример: нас интересует, что произойдет в будущую неделю с нашим дальним знакомым Петей. Предположим, это интересует нас оттого, что он задолжал нам денег. Но Петя через три дня навсегда уехал за рубеж. Мы огорчены.

Но если мы не ждали денег, то мы не огорчимся отъездом Пети. Более того, мы можем даже не узнать о его отъезде! Получается, что значение, которым обладала будущая неделя Пети, определяет не только наше взаимодействие с событиями (отдаст он долг или нет, обрадуемся мы или огорчимся), но и наличие или отсутствие Пети в нашей личной Вселенной, в нашей сфере восприятия! Мы можем придавать Пете значение — и тогда он для нас существует, он важен и значим — а можем не придавать ему никакого значения, и тогда его для нас нет, потому что в нашей личной реальности от него не зависит ничего вообще.

Такие вещи происходят даже тогда, когда мы имеем дело с собственным сознанием. Что же творится, если изменяется значение того или иного факта в коллективном разуме человечества?

Ведь от значения предмета в коллективном сознании зависит едва ли не все: и каким будет будущее Пети (несложно предсказать вариант, когда Петя никуда не поедет по независящим от него обстоятельствам), и каким будет паше взаимоотношение с Петей (вы получили крупную сумму, и на Петю вам просто наплевать), и концентрация энергии на Пете, и то, вспомнит о Пете кто-нибудь или нет…

Не буду вас больше терзать. Дело в том, что у каждой вещи есть несколько значений. Одно — ваше индивидуальное. Оно субъективно и является одним из значений этого предмета для Бога. Другое — коллективное. Оно объективно и является суммой большого количества значений для Бога. Тем самым оно мощнее (помните, мы только что говорили о силе воздействия?). Оно объективно в том числе и для вас. Это ваша объективная реальность.

Что такое объективность? Это независимость феномена от индивидуального сознания. Например, если для вас директор — идиот, то для своей жены он любимый начальник, для соседей он душка, для секретарши… тоже ничего… А посторонний человек, первый раз взглянув на вашего директора, в жизни не найдет того же самого определения, что и вы (хотя, конечно, экземпляры встречаются, для которых нелестный эпитет «идиот» дают девять человек из десяти).

Почему? Потому что это ваше субъективное значение. Если мы поставим эксперимент, то получим разнообразнейшее количество характеристик директора, распределенных по всем законам теории вероятности.

Но вот пример иной — черная кошка. Мы знаем, что она приносит несчастье, и справедливо полагаем это суеверием. А поскольку мы в это не верим, то никак не может оказать на нас свое черное влияние бедная киса! Однако если поставить эксперимент… Например, студенты спешат на экзамен. Перед половиной из них выпускается черная кошка. Затем проверяем результаты экзаменов. И что же? Мы узнаем, что у «порченых» (перед которыми прошла кошка) результат будет хуже!

Конечно, если бы это были не студенты, а автоматы, сознанием не обладающие, то результат был бы иной… Но это все равно что опровергать правильность теории всемирного тяготения, заявляя, что если бы камень ничего не весил, то он и не падал бы. Кстати, в физике существует такой принцип неопределенности Гейзенберга, который гласит, что нельзя с определенностью судить о событии, когда инструмент наблюдения влияет на события. Так что, поскольку сознание влияет на материю, я не был бы уверен в отсутствии влияния черной кошки на автоматы. Скорее даже наоборот.

Нам приходится признать, что значение, запечатленное в коллективном сознании, совершенно объективно! Помните, мы говорили, что субъективная реальность более высокого уровня является для более низкого уровня реальностью объективной. Это, как мы видим, правда.

Ведь мы при взаимодействии с событиями пользуемся не только своими, но и коллективными значениями. А они диктуют и характер ожиданий, и характер взаимодействий, и то, будет тот или иной объект выбран в качестве объекта внимания… Они определяют, какую малую часть огромного внешнего мира мы будем познавать — и, в конечном счете, какие смыслы будут вложены в результат познания!

И мы готовы теперь сделать самый ошеломляющий предварительный вывод: изменение коллективных знахарактер познания внешней бесконечности мировых событий!



Между сознанием человека и сознанием Бога лежит промежуточный слой — сознание человечества. Наша субъективная реальность живет не в материальной реальности, в следующем слое субъективной реальности, определяющейся коллективным сознанием с его набором значений, а он существует в слое конечной реальности, определяющейся смыслами мирового сознания. Это очень похоже на матрешки — маленькая матрешка (только не матрешка, а любая фигурка, причем внутренняя совершенно не обязательно повторяет следующую) внутри большей, та — в следующей, та — в следующей… И каждая видит изнанку следующей матрешки, но не видит сквозь нее.

А поскольку мир и его события представляют бесконечное разнообразие, то стоит изменить направление «взгляда» коллективного сознания, как в наше поле зрения попадет совсем иная часть внешнего мира. Изменение коллективных значений влияет на грань, которой к нам развернется мир, создавая новое направление развития коллективной реальности, новый слой индивидуального мира. И делает это с большей мощностью, чем воздействие одного человека.

Я опять сдержу себя — поскольку начатую тему из-за ее огромной значимости можно развивать бесконечно. Но для наших целей нам, признаться, все равно — влияем мы на весь мир в его конечной реальности или только поворачиваем его к себе нужной гранью. Главное — это эффект. Есть воздействие — есть результат.

А ведь на коллективные значения мы можем с легкостью повлиять…

Мысль может влиять на коллективную реальность человечества, таким образом создавая новое направление в развитии человеческой реальности и разворачивая события, приходящие в жизнь человека, в нужную сторону.

МЫСЛЬ СОТВОРЯЮЩАЯ

Итак, у нас в руках, точнее, в голове есть удивительный по могуществу инструмент. Это сознание, оперирующее мыслями.

Мысль способна воздействовать на материю и мысль способна влиять на значения предметов как в индивидуальном сознании, так и в коллективном разуме человечества. Она одновременно влияет на мир и творит его события для нас, выделяя их из непознанной неизвестности.

Разумеется, мы ее можем использовать!

Только нам предстоит узнать правила, при которых мысль начинает работать. Как мы выяснили, ничего мистического в ее действии нет — и правила нашего мира никто не отменяет. Следовательно, успешное влияние может быть осуществлено только в том случае, если мы соблюдаем эти правила.

Но при соблюдении этих правил мысль способна на многое. Нам предстоит научиться приемам непосредственного воздействия, техникам медленных мыслей, представляющим собой удобный способ постоянного взаимодействия с миром, методикам изменения значений событий и предметов в себе и в других…

Нам предстоит научиться методам, созидающим мир.


Правила творчества

Воздействуя на мир, мы влияем на упорядоченность, составляющую основу сознания нашей Вселенной. Поэтому сразу же возникает вопрос: насколько само наше влияние правомерно — ведь мы можем вмешаться в события, которые направляет непосредственно мировое сознание? Спешу успокоить вас. Между нами и высшим сознанием не происходит никакой прямой интерференции, способной вызвать нарушение планов сознания мира.

Мы же уже знаем, что невозможно постичь сознание более сложного уровня, потому что у нас нет возможности наблюдать причины и следствия его действий. А следовательно, мы не имеем в своем сознании смыслов, присутствующих в сознании высшем. А следовательно, мы не имеем в себе адекватной высшему сознанию упорядоченности. А следовательно, наше поведение не может планомерно интерферировать с высшим сознанием. Мы не можем ничего нарушить — как поведение аквариумной рыбки не может повлиять на нашу карьеру.

В этом отношении мы свободны — в мире еще столько несотворенной реальности, что мы можем беспрепятственно создавать свое. Но, несмотря на то, что столкновения лицом к лицу не происходит, косвенного взаимодействия хоть отбавляй.

Наш мир имеет множества закономерностей, которые составляют самую основу его структуры. Поэтому мы обязательно должны учитывать эти закономерности, чтобы мысль воздействовала именно так, как необходимо. Чтобы не получилось, как в песенке Пугачевой про мага-недоучку. Знаете, частенько так бывает, что человек стремится к одному результату и вроде бы все делает ради его достижения — а получает нечто прямо противоположное. Почему? Да потому что он действовал не в согласии с законами мира. И то, что он задумал, просто ни в коей мере не вписывалось в структуру мира. Он "сделать хотел козу", но мир и так переполнен козами, и лишняя нарушила бы естественный экологический баланс. Но поскольку энергия на создание козы была уже вложена — она не могла исчезнуть просто так, в никуда — вот и "получил грозу" — и энергия воплотилась в реальное явление, и явление получилось такое, которое вписывается в структуру мира, да еще и способствует очищению мира от всяких глупых мыслей и несуразных затей. Поэтому нельзя достичь успеха, пытаясь создать в реальности то, что в реальность не вписывается и ею отвергается.

Правил несколько — но они необременительны, когда к ним привыкнешь. Ведь каждое самое простое действие человека требует выполнения множества правил. А чем сложнее действие, которое мы собираемся выполнить, чем богаче инструмент, тем сложнее искусство его применения. Но мы ведь производим в жизни и простые, и сложные действия и постигаем их правила — и ничего, справляемся. Конечно, иногда требуются определенные усилия, чтобы усвоить правило, — но если уж мы твердо усвоили, что "пить можно всем, знать нужно только что, где и с кем", то опасности нам не грозят и мы успешно справимся с задачей.

Некоторые правила мы уже упоминали-для эффективного воздействия нужно учитывать принципы времени, энергии, силы, непротиворечивости законам мира, созидательности. Добавим еще один принцип — принцип логики.

Чтобы нам было проще работать, мы сведем условия воздействия мыслью к определенным ограничениям — и расшифруем их.

Ограничение номер один, объединяющее все последующие: не пытаться сделать невозможное, поскольку результат непредсказуем. Имеется в виду невозможное по логическим и физическим причинам. Например, не стоит пытаться заставить предмет возникнуть из ничего, заставить исчезнуть запись в трудовой книжке или окрасить небо в изумрудный цвет.

Причина проста. Выполняя подобное воздействие, мы нарушаем сразу все возможные принципы — логики, энергии, времени, непротиворечивости. Камень не взлетит без затрат энергии, и небо без масштабных событий не позеленеет. А как может исчезнуть запись — ведь она уже есть! Это событие фиксировано, во-первых, в упорядоченности нашего мира (то есть как минимум в сознании Бога), а во-вторых, в наборе значений окружающих людей (причем там может возникнуть фиксация значений, даже если кто-то просто знал про запись, не видя ее). То есть положение данного предмета зафиксировано намертво.

А мы прикладываем силу к неподвижно фиксированному событию. Что в результате? Естественно, отдача. С неизвестной силой и направлением. Кто «отлетает»? Правильно, мы. При такой попытке взаимодействия вся отраженная энергия уходит в наш внутренний мир, нарушая наши системы значений. Эта волна нарушений может привести к неизвестным изменениям в жизни. Конечно, обычная мысль в такой ситуации никакого вреда не принесет, но направленная мысль отразится в неожиданную сторону со всей ее силой.

Ограничение два: проявленное событие впрямую изменить невозможно. Логические правила мир соблюдает жестко. То есть если жена ушла, то ушла. Она может вернуться, но никак не может оказаться, что она таки не ушла. Почему изменить проявленное невозможно? Потому что когда оно свершилось, оно уже стало частью мира — всех его значений, в том числе вас самих, раз уже вы это увидели.

То же самое относится к причине события — ведь если она уже проявилась в мир, то ее следствие будет обязательно. То есть если камень сорвался с обрыва, то он со всей неизбежностью упадет.

Ограничение три: события, происходящие с человеком и имеющие силу форс-мажора, изменить также не удастся. Если у вас не хватает силы изменить события прямым физическим воздействием, вряд ли силы вашей мысли хватит, чтобы отменить их. Если на вас нападает собака и вам ее не остановить ни физически, ни при помощи техник третьей ступени, то впрямую мыслью остановить ее вряд ли удастся. Есть иные пути.

Ограничение четыре: если воздействие разрушает существующую упорядоченность, а не модифицирует ее или создает новую, то результаты воздействия будут сведены к нулю независимыми событиями. Потому что мир сам восстанавливает нарушенное.

Отсюда вытекают правила, которых необходимо придерживаться при осуществлении воздействия. Нельзя воздействовать на проявленное событие или событие, причины которого уже появились, — то есть нельзя отменить это событие. Однако можно воздействовать на пока невидимый ход события, планируя и рассчитывая такой вариант развития действий, при котором результат вас устроит. При таком планировании нужно помнить, что чем масштабнее результат, тем больше времени требуется, чтобы инициированный вами каскад событий набрал необходимую силу, — соответственно, тем раньше, заблаговременно нужно начинать воздействие. В планировании возможного течения событий необходимо учитывать, откуда возьмется энергия для реализации вашего воздействия, то есть где-то энтропия должна увеличиться. Мысль должна быть направлена с адекватной силой — то есть нам придется использовать эмоциональный вектор.

Давайте рассмотрим сказанное на примере из жизни — хотя, конечно, этот пример демонстрирует лишь сам принцип.

Предположим, необходимо выдержать конкурс, чтобы получить работу. Событие пока не состоялось. Следовательно, оно не проявлено, и мы можем применить методы прямого воздействия, например, медленную мысль. Но стоит подстраховаться — и поэтому нам надо, чтобы конкурентов было как можно меньше. Количество конкурентов — это тоже пока не проявленное событие, и мы пользуемся той же техникой, чтобы спланировать отказ конкурентов от борьбы. Для этого требуется энергия, и мы берем ее, например, спланировав плохую погоду на своих выходных (или наметив прогулку на плохую погоду, что то же самое). Чтобы воздействие было жестче, создаем эмоциональный вектор на получение этой работы. И начинаем действовать заранее, то есть за несколько дней (время, когда нужно начинать, вы легко можете уловить по изменению режима полосатости, достигнутого нами на первом этапе пятой ступени, — среди ясного неба цепь мелких неудач лавинообразно усиливается — это означает, что вы вступили во взаимодействие с внешними процессами вероятностей).

В данном случае воздействие началось за два дня, и работа была получена… При том, что, ну скажем, ее в этой фирме было просто невероятно получить.

Но вообще на практике все намного проще. Если событие еще не состоялось, то достаточно спланировать последовательность событий, приводящих к его появлению. Если событие уже случилось, что ж, мир не стоит на месте; последствия этого события все равно могут развиваться не в одном направлении, и этот процесс можно подтолкнуть. Только нужно планировать, вводить в мир события вероятные — и учитывать при этом факторы, о которых мы с вами так много говорили: время, энергию, силу. И конечно, созидательность.

Созидательность же означает, что чем меньше изменение, тем лучше. Чем меньше приходится менять существующие значения — тем лучше. Всегда лучше воздействовать на будущее, создавать новые события, направлять текущие процессы в нужную сторону. Не переделывать — а надстраивать. Это и легче, и надежнее.

Для того чтобы воздействие на мир привело к желательным результатам, нужно учитывать время воздействия, энергию для осуществления событий, силу самого воздействия, силу и логику мира. Нужно действовать, прикасаясь к наиболее легко изменяемым частям мира — еще не проявленным событиям, вероятностям. Нужно надстраивать значения, а не изменять их, разрушая уже существующие. Нужно создавать будущее, а не изменять прошлое. Созидать, а не разрушать.


Изменение хода событий

Мы с вами только что обсудили, в каком направлении изменить мир легче всего. Конечно, легче всего его изменять в том направлении, где требуется созидание, а не разрушение. Именно такие перемены лежат в русле движения Вселенной. То есть, условно говоря, легче создать нечто проявленное из непроявленного, чем разрушить одно проявленное, чтобы получить из него другое. В переводе на обыденный язык — если женщина хочет выйти замуж, то ей лучше нацелиться на поиски неженатого мужчины, а не на разрушение уже имеющейся семьи. Если вы хотите построить дом, то вам лучше купить пустой участок земли, а не такой, где уже стоит требующий достройки полуразвалившийся монстр. Не случайно в народе говорят: лучше делать что-то новое, начав с нуля, чем переделывать старое.

Надеюсь, этот и другие основополагающие принципы изменения мира, изложенные в предыдущих разделах, вы уже усвоили. Но к пониманию принципов неплохо приложить еще и знание техник, без которых принципы, в общем, мало полезны.

И прежде всего нам нужно освоить приемы, позволяющие непосредственно влиять на ход внешних событий. Например: вот мы видим, что чья-то машина стоит под нашими окнами, портит нам воздух своими выхлопными газами. Естественно, мы хотим, чтобы машину поскорее убрали. Другой пример: мы посадили у себя на даче несколько грядок клубники, и теперь хотим, чтобы она побыстрее дала максимальный урожай. Примеры из этого же ряда: есть товар — и мы хотим продать его быстрее; есть вакантное рабочее место — и мы хотим его получить.

Что мы можем сделать в каждой из этих ситуаций для получения желаемого результата?

Мы можем применить приемы изменения хода событий в нужную для нас сторону.

Когда мы можем применять такого рода приемы?

Тогда, когда событие (явление, предмет, факт — вес то, что мы называем мишенью), развитие которого мы хотим повернуть в нужную для нас сторону, уже существует, оно проявлено, оно — реальность. Но вот направление дальнейшего развития этого события пока еще не определено, и нам не известны причины, которые движут развитием этого события, и не известно, в каком направлении оно собирается развиваться. Если мы знаем, что есть причины, направляющие развитие события в нежелательную для нас сторону, — то с такими причинами мы должны работать в первую очередь, сделав их нашей мишенью.

Итак, событие проявлено: машина пыхтит под окном, клубника зеленеет на грядке. Возьмем случай, когда ситуация в целом благоприятствует нам: то есть событие проявлено, и в принципе нет особых причин, которые могут заставить ситуацию двигаться в совсем нежелательном для нас направлении. Но при этом все же дальнейшее направление движения ситуации еще не проявлено, также какие проявлены в нашей сфере восприятия и причины, которые могут привести ситуацию к дальнейшему развитию. В этом случае нам достаточно легкого толчка, чтобы заставить ситуацию развиваться так, как нам нужно, и повернуть будущее лицом к себе.

Ну что ж, приступим.

Шаг 11. Прямое воздействие на событие

Во-первых, нам необходимо установить прямой контакт с объектом — лучше всего визуальный. То есть желательно непосредственно иметь перед глазами ваш объект (машину под окном, или грядку с клубникой, или что-то другое, с чем вы работаете). Если нет возможности прямо смотреть на объект — при определенной тренировке можно вызвать перед внутренним взором его мысленный образ, ориентируясь на свое воспоминание.

Имея перед глазами реальный или воображаемый предмет (явление, ситуацию), проводим редукцию сознания до точки "я есмь" и сливаемся воедино с объектом — как бы становимся им. При этом ощущение контакта с точкой "я есмь" нашим сознанием не утрачивается. Благодаря этому наше ощущение объекта становится как бы смешанным с нашими собственными эмоциональными значениями этого объекта.

Как только мы полностью войдем в это состояние — ощущение слитности с объектом, окрашенным нашими эмоциональными значениями (не просто грядка с клубникой, а любимая, родная, практически одушевленная грядка с клубникой), то у нас появится еще и дополнительное ощущение объекта, не связанное с нашим набором значений: это ощущение места объекта в мире, его позиции, дислокации и направления его развития. При этом возникнет даже ощущение движения объекта, происходящего как в момент контакта, так и потенциального. Имеется в виду, конечно, не физическое движение (грядка с клубникой вряд ли куда-нибудь сдвинется), а движение в смысле развитие, перемена во времени. Вы как бы увидите объект со стороны или, лучше сказать, с высоты и почувствуете, что он живой, он мобильный, способный к развитию, и ощутите его прошлое, настоящее и будущее одновременно.

Это ощущение вы ни с чем не спутаете. Возможно, у вас перед внутренним взором возникнут конкретные образы, связанные с дальнейшим развитием объекта (вы наглядно увидите картинку краснеющей от обилия ягод гряды), а возможно, это будут какие-то смутные догадки или едва заметные предположения — не пропустите эти проблески знания судьбы вашего объекта, обязательно отметьте их.

При этом обратите внимание, что вы начали воспринимать не только сам объект как таковой, но и сопутствующие его развитию обстоятельства — уже существующие или возможные, при этом обстоятельства эти воспринимаются не сами по себе, а как часть самого объекта. Например, вы ощущаете такое возможное обстоятельство, как хорошая солнечная погода, способствующая созреванию урожая, или, наоборот, грозящие проливные дожди как часть судьбы вашей грядки. А результаты развития объекта под воздействием этих обстоятельств чувствуются тоже как части объекта — но уже как подчиненные части.

Как только такое ощущение пришло, мы готовы действовать. Потому что именно это ощущение дает нам возможность, так сказать, мышления проблемой, а значит, управления ею — то есть изменения ее направления в нужную нам сторону.

Итак, мы слиты воедино с нашим событием (явлением, ситуацией, включая все сопутствующие реальные и потенциальные обстоятельства), которое нам желательно повернуть в нужную для нас сторону. А раз мы слиты с ним воедино — то мы ощущаем его как часть себя. Оно и есть в этот момент часть нас! Значит — что? Значит, мы можем сейчас изменить развитие этого события, просто работая с некоторыми механизмами нашего сознания! Меняя свое сознание, мы сейчас меняем развитие события, так как наше сознание и событие в данный момент времени и пространства — это одно и то же!

Что же мы должны сделать с нашим сознанием, чтобы перемена в нем тотчас же оказалась переменой и в развитии интересующего нас события? Мы должны создать в собственном сознании некий вакуум. Входим для этого в состояние активного ожидания — но пока не программируем то, чего мы ждем, ощущаем себя как бы стоящими над пустотой в ожидании… чего-то, чего — мы еще не знаем. А затем заполняем образовавшийся вакуум только и исключительно желаемым вариантом развития событий! Таким образом от активного ожидания мы переходим к подталкиванию события в нужное русло… Раз — и вы подтолкнули событие!

А вот теперь необходимо по возможности мгновенно отключиться от него, то есть разделить точку "я семь" и само событие. Иначе придется ждать реальных перемен в развитии события, находясь вот в таком соединенном с проблемой состоянии. А это не очень-то удобно по жизни.


Давайте теперь подробнее обсудим, что же это такое мы сделали, совершая этот шаг. На первый взгляд вам может показаться, что это очень сложно. На самом деле это не так уж и сложно. Чтобы все получилось, нам всего лишь нужно понять, что для решения нашей задачи надо не просто эту задачу себе представить, нужно, так сказать, этой задачей думать. Попробовав на практике, вы поймете, что это такое, и, надеюсь, усвоите навсегда. Попробуйте так слиться с задачей, чтобы думать ею — думать всеми ее элементами, и движением этих элементов друг относительно друга. Только тогда ваша мысль приобретает силу непосредственного воздействия.



Рис. 12. Совместив "я семь" с предметом, им можно думать…

По сути, сейчас мы выполняем нечто, очень напоминающее управление намерением, освоенное нами еще на третьей ступени. Только сейчас мы работаем не с сознанием человека, а со значением внешнего предмета — только и всего! Точно так же, как мы создаем намерение в сознании, чтобы изменить будущую его работу, мы изменяем значения предмета, чтобы изменить его будущее движение.

Но здесь есть еще одно важное обстоятельство. В момент осуществления воздействия нужно сохранять очень специфическое эмоциональное состояние. Мы должны все свои эмоциональные усилия направить на результат воздействия, ни в коем случае не давая эмоциям изменяться по его ходу.

Причина этого очень проста. Как вы прекрасно знаете, в процессе мышления мы пользуемся своими эмоциями как дополнительными средствами по обработке данных. Вот у нас есть какая-то фиксированная эмоциональная значимость объекта, предмета, ситуации, на которую мы воздействуем. Вот у нас есть и фиксированная эмоциональная значимость событий, которые влияют на наш объект. В этом случае наше воздействие на объект и мыслительная обработка ситуации происходят гладко, ровно и непротиворечиво. Но если только наши эмоциональные значимости в процессе нашей работы перестают быть фиксированными и начинают сбиваться — вот тут-то у нас ничего и не получается. Ну, к примеру, мы ценим нашу грядку с клубникой — она для нас эмоционально значима — и ценим ожидающуюся хорошую погоду, которая сулит большой урожай, — это обстоятельство для нас тоже эмоционально значимо. Ну вот и хорошо, зафиксировались на этих эмоциональных значимостях, ни в коем случае не сбиваемся с них — и работаем себе с ситуацией. А вот если мы в процессе этой работы начнем подсчитывать, насколько мы стали ближе к цели, начнем радоваться по этому поводу, да еще и фиксировать эту радость в своем сознании — пиши пропало: мы сбили процесс, по ходу дела вводя в него внешние данные, не предусмотренные вначале, отчего воздействия не происходит. Помните об этом! Не случайно же известен такой факт, что желаемого чаще всего достигают люди, которые в процессе достижения этого желаемого сохраняют отстраненное, отрешенное состояние, не позволяя привходящим эмоциям, воздействиям, обстоятельствам оказывать на себя влияние. Это, если хотите, и есть просветленное состояние, позволяющее творить чудеса!

Это и есть вера, которая сохраняет наше состояние, а значит, и наши эмоциональные значения неизменными, несмотря на все внешние обстоятельства. Хотелось бы посвятить этому неординарному состоянию побольше внимания, но, к сожалению, его особенности практически невозможно передать через текст книги. Потому что словами невозможно передать ощущение. Это ощущение можно передать только при личном контакте — его нужно показывать в упражнении. Так что, если что-то не получается, стоит обратиться к тем, кто заканчивал очные курсы, чтобы они помогли советом.

Только что рассмотренный нами способ очень хорошо подходит для непосредственного воздействия на объект, предмет, ситуацию — но и у него есть недостатки: он занимает у нас внимание и время, а кроме того, не так просто получается отрешаться от собственных эмоций и быстро отключаться от контакта с задачей сразу после воздействия.

Но есть и другой способ, лишенный недостатков предыдущего. Он позволит нам осуществлять управление развитием события с меньшими затратами внимания и эмоционального контроля. Это — способ медленных мыслей, который мы вскоре освоим. А пока — итог.

Непосредственное управление событиями позволяет нам воздействовать на событие и его причины, пользуясь механизмом управления мыслью, однако это требует большого сосредоточения, эмоциональной отстраненности и строго ограниченного во времени поддержания контакта с мишенью.


Медленные мысли

На первый взгляд то, что мы сейчас рассматриваем, может показаться сложным. Но на самом деле это совсем не так. То, о чем мы сейчас говорим — а именно управление явлениями окружающего мира при помощи мыслей, — каждый из нас на протяжении своей жизни делал множество раз, причем еще задолго до освоения системы ДЭИР. Разница в том, что раньше мы делали это неосознанно и не всегда грамотно. Сейчас мы пытаемся подойти к этому процессу осознанно и осмысленно, овладевая всеми тонкостями практической энергоинформационной работы, — и вот это осмысление может показаться в чем-то сложным. А сам процесс управления явлениями окружающего мира при помощи мыслей вам очень хорошо знаком, уверяю вас!

Сколько раз с вами случалось именно то, чего вы боялись? Вот это и есть управление событиями при помощи мыслей — только в данном случае вы к этому процессу подошли неграмотно, развернули событие в нежелательную для вас сторону именно потому, что в этом направлении текли ваши мысли. А сколько раз исполнялось то, чего вы хотели? Вот в этом случае вы инстинктивно распорядились событиями окружающего мира правильно, с выгодой для себя.

А теперь, вспомнив подобные случаи, подумаем: отличаются ли чем-нибудь вот такие мысли, обладающие влиянием на окружающий мир, от мыслей обычных, которые ни на что не влияют? Поразмыслив как следует, мы скажем: да, конечно, такие обладающие силой воздействия мысли отличаются от обычных. Отличаются, так сказать, по своему качеству. Обычные мысли, ни на что не влияющие, — они поверхностные, как бы невесомые, не оставляющие никаких следов ни в нашем сознании, ни в окружающем мире. Такие мысли мелькнули — и улетели, даже не задев нас. А вот мысли, которые обладают воздействием, совсем другие: они, как русла подземных рек, залегают глубоко и текут медленно и долго. Будем называть первый тип мыслей-поверхностных, ни на что не влияющих — быстрыми мыслями, а второй тип мыслей — глубинных, обладающих влиянием — медленными мыслями.

Человек не тренированный склонен по большей части к быстрым мыслям, потому что мышление у него, как правило, поверхностное. К тому же попадающие в сферу его внимания явления и предметы рассматриваются им не сами по себе, не в их объективной значимости, не в их внутренних закономерностях и взаимосвязях — а лишь во взаимосвязи с самим человеком. Такой человек даже вас, если вы станете его собеседником, не будет воспринимать как отдельную личность, как такого человека, какой вы есть, — нет, он будет видеть в вас лишь возможный источник вреда или пользы для себя, и только. Поэтому при любом контакте с внешним миром у такого человека нарушается принцип отстраненности, отграничения от явлений окружающего мира (о котором мы говорили в предыдущем разделе), а если этот принцип не соблюдается, то влияние мысли на мир сводится к минимуму.

Поэтому такой человек не может своей мыслью ничего изменить в мире, даже если ему очень этого хочется. Поэтому, кстати, таких людей не нужно бояться: если даже он посылает вам тысячу проклятий — вам вреда от этого не будет, а пострадает лишь он сам. Ведь, посылая эти проклятия, он не может отстраниться от вас и взглянуть на вас просветленным отрешенным взглядом — он воспринимает вас во взаимосвязи с собой, эмоционально он сливается с вами и по каналу этой связи получает все свои проклятия обратно.

Совсем другое дело — тренированный человек. Такой инструмент, как медленные мысли, он может использовать постоянно в своей повседневной жизни, причем для этого не требуется даже особых усилий и дополнительного сосредоточения.

Для того чтобы отточить свое мастерство в деле управления явлениями мира, для начала нам с вами нужно обнаружить в себе медленные мысли — научиться отличать их от остальных и использовать их по своему усмотрению. Приступим.

Шаг 12. Обнаружение медленных мыслей

Для выполнения упражнения нужно подготовить небольшой, позиций на двадцать, список повседневно встречающихся в вашей жизни понятий — кошка, собака, зарплата, дети, дача, погода, машина, телевизор и т. д.

Сядьте поудобнее, прикройте глаза. Все внимание сосредоточили на внутреннем виртуальном пространстве своего сознания. Теперь начинаем вспоминать предмет за предметом из нашего списка, запоминая все ощущения, которыми сопровождается у нас это воспоминание — в особенности его скорость и эмоциональную насыщенность.

И вы будете поражены, обнаружив, что ваши ощущения при воспоминании предметов делятся на два совершенно различных класса! Одни — быстрые, словно поверхностные, потому что они не сопровождаются какими-либо ощущениями перестройки виртуального пространства, и другие, куда более медленные, словно что-то меняющие в виртуальном пространстве.

Давайте обсудим наши результаты и попробуем выявить причину такого радикального различия темпов наших мыслей.


Итак, только что вы обнаружили у себя мысли быстрые и медленные. Вы заметили разницу ощущений между ними. Медленные мысли в отличие от быстрых сопровождаются отчетливым ощущением некоторой перестройки виртуального пространства.

Так чем же различаются между собой предметы, по поводу которых возникают мысли разных категорий?

Давайте продолжим работу — теперь вместо одного составим два отдельных списка: в первый поместим предметы, которые сопровождались в нашем эксперименте быстрыми мыслями, во второй — предметы, сопровождавшиеся мыслями медленными.

Посмотрите внимательно на оба списка и подумайте, чем они отличаются. Вы удивитесь, когда поймете, что в один список — список предметов "быстрых мыслей" — попали все предметы, не имеющие для нас большой значимости, а в другой — как раз предметы, такой значимостью обладающие. Значимые предметы обрабатываются при помощи медленных мыслей! Почему это так?

Все очень просто. Мы не раз говорили с вами о том, что наше сознание обрабатывает информацию в зависимости от ее эмоциональной значимости. И в общем-то, когда мы рассматриваем ту или иную проблему, мы стремимся найти согласованные эмоциональные значения ее элементов. А наше сознание обладает внутренней логикой: каждый раз оно выбирает некую точку отсчета, такой внутренний центр, относительно которого проводится оценка данного предмета, объекта, явления, события. Когда мы сталкиваемся с незначимым эмоционально событием, то оно само таким центром являться не может — и сознание, рассматривая этот предмет, ориентируется на свой центр, на свою точку отсчета, относительно которой просто-напросто меняет эмоциональное значение рассматриваемого предмета. Допустим, соседка предлагает вам по дешевке купить антикварный шкаф безумной ценности, но вы антиквариатом совершенно не интересуетесь, и относительно точки отсчета вашего сознания эмоциональная ценность этого восхитительного шкафа оказывается равной нулю. А вот когда мы имеем дело со значимыми для нас предметами, то сознание вынуждено, не изменяя эмоционального значения самого предмета, изменять значения связанных с ним предметов, делая и их тоже эмоционально значимыми. То есть если шкаф для вас значим, то значимым станет и отношение к вам соседки, и отношение друзей соседки к тому же шкафу, и те вещи, которые в шкафу находятся, будут обладать отрицательной или положительной значимостью — в зависимости от того, на пользу или во вред их присутствие идет шкафу…

Вы, конечно, почувствовали, что в сферу медленных мыслей относительно значимого для нас предмета вовлекается все то, что связано с предметом и сопутствует ему. То есть в сферу этих мыслей попадает, кроме самого предмета, еще огромный кусок реальности. Причем этот кусок реальности начинает менять свои эмоциональные значения. Вот ведь что получается: медленная мысль — это мысль, воздействующая не на сам значимый для нас предмет, но на эмоциональные значения предметов, окружающих его! С помощью медленной мысли мы можем вносить изменения в большой кусок реальности. А потому это идеальное средство воздействия, подаренное нам самой природой.

Чтобы овладеть этим средством в совершенстве, сначала проведем несколько самостоятельных тренировок, дабы научиться хорошо управлять медленными мыслями.

Возьмите какую-нибудь книгу, любую, какая больше нравится или какая под руку попадет, — и начните ее читать. Читая, сконцентрируйтесь на своих ощущениях в виртуальном пространстве. Ваша задача — отследить все быстрые и все медленные мысли, возникающие у вас при этом. После некоторых усилий у вас это обязательно получится — одновременно и читать, и следить за своими мыслями.

После того как вы научитесь отличать мысли быстрые от медленных и начнете замечать, на каких фразах из книги возникали быстрые мысли, а на каких — медленные, попробуйте усложнить задачу: выбрать фразу, которую вы осмысляли при помощи медленных мыслей, и осмыслите ее, используя мысли быстрые.

Затем сделайте наоборот: продумывайте в медленном стиле те фразы, которые вы изначально продумывали в стиле быстром. Это упражнение нужно повторять, пока способность использовать по своей воле тот или другой стиль не будет доведена до автоматизма.

Поздравляю, вы освоили очень важный навык! Для чего он нам нужен? Прежде всего для того, чтобы, научившись по своей воле управлять быстрыми и медленными мыслями, мы могли бы исключить любое случайное воздействие на события. Вы ведь, особенно после четвертой ступени, замечали, что иногда стоит подумать о каком-нибудь нежелательном для себя событии, как оно тут же происходит! (Как раз тот случай, когда "кто чего боится — то с тем и приключится".) Такое происходит оттого, что человек в значимой для себя ситуации неосознанно использует медленный стиль мышления и сам, своим слитным мышлением и мощной энергетикой, случайно вызывает к жизни нежелательные для себя события! Соответственно, близкое знакомство с медленными мыслями позволяет заметить, когда мы нечаянно воздействуем на действительность своими мыслями, — и избежать нежелательного влияния, вернув мысли в прежнее положение, то есть сменив медленный стиль на быстрый.

А самое главное — освоив осознанное управление стилем мыслей, мы можем использовать медленные мысли для желательного для нас воздействия на события. Ведь основное условие успешного воздействия — неизменность в процессе воздействия эмоционального значения центрального предмета. А медленные мысли как раз и отвечают этому условию — в процессе их действия эмоциональное значение предмета не меняется, меняются лишь эмоциональные значения связанных с ним предметов и явлений.

Опробуйте в действии свои медленные мысли. Возьмите какой-нибудь предмет, явление, которое вы хотели бы направить в нужную сторону. Для начала любой предмет — да хотя бы пустой пластиковый пакет, лежащий на дороге. Вокруг него происходит множество событий, и его движение управляется множеством причин: порывами ветра, движением воздуха от проезжающих машин и нечаянными шагами пешеходов. Ваша задача — думать об этом пакете, используя медленные мысли, и таким образом переместить его в нужную вам сторону. Потренируйтесь — это очень просто. Ведь медленные мысли воздействуют на движение других предметов вокруг пакета, меняя их значимость. Ваши медленные мысли способны заставить пакет под порывом ветра или под башмаком случайного прохожего направиться именно туда, куда вам нужно. Не удивляйтесь — это именно так, и никакой мистики в этом нет, очень скоро это станет для вас самым простым, понятным и обыденным явлением.

Медленные мысли — это мощнейший инструмент воздействия на непроявленные события нашего мира. Им в этом деле нет равных — и я поздравляю вас, потому что вы овладели этим уникальным инструментом, по сути своей творящим настоящие чудеса. Нужные вам события просто будут происходить вокруг вас сами собой, и вам не придется тратить силы, борясь с причудами судьбы, — потому что все происходящее вокруг уже как бы само собой идет в нужном вам русле. И это только для обычных людей чудеса, для нас с вами это не чудеса, а простая реальность энергоинформационного мира, в котором мы с вами живем и в котором учимся чувствовать себя как рыба в воде, и даже лучше.

Дам еще один совет по использованию медленных мыслей. Имейте в виду, что их неразумно использовать для изменения направления развития событий, которые уже происходят прямо сейчас. В этом случае удобнее использовать предыдущий шаг, где уже существующее воздействие может быть усилено дополнительной подачей энергии. Медленная мысль — это неспешный инструмент слишком большой мощности, и не надо растрачивать его по мелочам, там, где можно обойтись более простыми средствами. Используйте медленную мысль не для того, чтобы подтолкнуть уже развивающиеся события, а для планирования событий, которых еще нет и в проекте, которые и не думают начинать себя проявлять. А для этого научитесь думать не спеша, загодя планируя события на несколько шагов вперед. На месяц, на год, два или три — на сколько вам потребуется. Только помните, что и для использования медленной мысли необходимо соблюдать те же самые условия и принципы, которые мы уже рассматривали: то есть нужно планировать события созидающие, развивающие вашу ситуацию, учитывать временной фактор, источник энергии для преобразования — и оперировать в непроявленной еще области. И тогда медленная мысль проявляет все свое могущество, позволяя привлечь в жизнь самые невероятные обстоятельства, реализующие вашу цель.

Но иногда нам может потребоваться изменить значения уже произошедших событий, чтобы направить их по нужному нам пути. Кроме того, в ряде случаев нам может понадобиться изменение значений событий и явлений в коллективном сознании людей. А чтобы мы смогли это сделать, нам, в дополнение к уже освоенному, нужно познакомиться еще с двумя методами, которые расширяют нашу сферу управления внешними событиями и явлениями. Эти методы мы рассмотрим далее — а пока вывод.

Медленные мысли — это мысли, управляющие ходом событий вокруг мишени. Их автоматическое использование позволяет планировать непроявленные события на значительное количество времени вперед, и поэтому медленная мысль является уникальнейшим методом воздействия, так как общее направление движения событий не зависит от исхода промежуточных ситуаций.


Изменение значений для себя

Итак, иногда возникает такая ситуация, в которой просто необходимо воздействовать на события, уже произошедшие, — воздействовать, чтобы изменить ход их развития, потому что данный ход развития нежелателен для нас. Ведь как часто бывает, что нам просто необходимо исправить прошлое, необходимо изменить то, что уже случилось! Чтобы забылись резкие слова, которые вы кому-то сгоряча сказали, чтобы не было никаких последствий этой размолвки, чтобы за ней не последовал разрыв. Чтобы не разошелся грязный слух, кем-то пущенный о вас и грозящий вашей репутации. Чтобы не дошло до адресата письмо, в котором вы, не слишком хорошо подумав, написали, что отказываетесь от выгодного предложения. Да, иногда нам нужно сделать так, чтобы того или иного происшедшего уже события на самом деле как бы и не происходило. Иногда это нужно еще и для того, чтобы избежать больших энергозатрат по исправлению последствий этого нежелательного для нас события. В самом деле, если письмо не дойдет до адресата — все наладится само собой. А вот если оно дойдет — вам придется обращаться к адресату еще раз, извиняться, объяснять, что вы ошиблись, были не правы, обещаете загладить… И тому подобное. Все это мучительно и энергозатратно и является слишком большой платой за случайную ошибку. Этого всего можно избежать.

Но как это сделать? Ведь мы много раз говорили, что повлиять на уже проявленное событие невозможно. Но в данном случае нам и не нужно этого делать. Проявленное уже событие, то, что уже произошло, мы отменить действительно не можем. Но мы можем изменить последствия этого уже происшедшего события. Для этого нам достаточно лишь повлиять на значение этого события.

Ведь именно от значения события зависит его внутренняя согласованность, взаимосвязь с другими событиями, от его значения зависит, какую цепочку последующих событий оно вызовет и вызовет ли вообще, то есть именно от значения события зависит его дальнейшее развитие и в конечном итоге его судьба.

А уж значение-то как раз прекрасно поддается нашему влиянию! У нас для этого есть все необходимые инструменты. Это те же самые медленные мысли — с тем только отличием, что в данном случае они реализуются внутри нас.

Шаг 13. Воздействие на внутренние значения событий

Сели поудобнее, прикрыли глаза. Сосредоточились на своих внутренних ощущениях — на своем виртуальном пространстве. Теперь вспомнили свою цель — какое-нибудь недавно произошедшее событие, со значением которого вы хотели бы поработать. Вспомнили — и определили, где в вашем виртуальном пространстве находится этот объект.

А теперь сместили точку "я семь" прямо в расположение этого объекта в виртуальном пространстве. Как только это произошло, мы начинаем ощущать обстоятельства, этот объект окружающие, — и обстоятельства эти связаны с самим объектом набором его значений.

И, будучи объединенными с объектом, мы начинаем менять его значения при помощи медленных мыслей. Например, вы работаете со случайно сказанными вами резкими словами, последствия которых вы хотели бы предотвратить. Так вот, там, в виртуальном пространстве, изменяем значение происшедшего: заново вспоминаем всю сцену и при помощи медленных мыслей переигрываем ее в другом варианте. В таком, допустим: вы говорите эти слова в пустой комнате, и вас никто не слышит. Или: вы говорите эти слова совершенно постороннему человеку, от которого ничего в вашей жизни не зависит. Или: вы говорите эти слова тому же человеку, что и наяву, но он просто отмахивается, улыбается и не принимает это всерьез. Пусть ваше воображение подскажет вам наилучший, наиболее благоприятный для вас вариант события. Перепишите прошлое при помощи медленных мыслей — и оно действительно изменится!

После этого отбрасываем сосредоточенность и открываем глаза.

Отлично! Теперь вы можете проверить на практике, что изменилось в восприятии ваших слов тем человеком, которому они были сказаны. Вы поразитесь, обнаружив, что ваши слова либо изгладились из памяти этого человека, либо он, оказывается, совершенно не уловил в них то значение, которое в них было, но которое вы уже стерли, либо появились новые обстоятельства, заставившие этого человека по-другому отнестись к вашим словам, потому что они потеряли свое былое значение.

Со временем вы сами научитесь добиваться по своему желанию любого эффекта из перечисленных. Но даже сейчас результат вас наверняка удивил. Поздравляю вас! Вы уже чувствуете себя почти творцом? Это недалеко от истины: вы почувствовали, что реальность податлива, как глина, и вы можете лепить из нее любые фигуры по своему усмотрению! Не правда ли, упоительное чувство?



И ведь для данной работы вам даже не надо было вступать в визуальный контакт с происшедшим событием. Достаточно было просто помнить о нем.

Данный метод воздействия очень удобен, потому что позволяет не воздействовать на текущие или будущие события, а лишь как бы подправлять то, что уже случилось. С помощью этого метода вы приобретаете большую свободу действий, потому что вам теперь ни к чему чувствовать себя рабом обстоятельств. Вы имеете право на ошибку! Вы можете не бояться совершить ошибку — потому что всегда можете легко ее исправить. И это просто замечательно. К примеру, я знаком с одной, мягко говоря, неосторожной в словах дамой, которая пользуется этим приемом уже несколько лет, и ей ни разу еще не пришлось иметь дело с последствиями собственных оговорок. А последствия могли бы быть, причем нешуточные!

А в следующем разделе мы с вами поговорим о методе, позволяющем легко и просто изменять значения событий в коллективном сознании — внешние значения объектов, предметов и явлений. Вывод из этой главки таков.

Воздействие на внутреннее значение события — это великолепный способ исправить последствия уже произошедшего. Это возможность изменить прошлое, по сути не затрагивая его.


Дополнение значений для других людей

Иногда бывает так, что нам для достижения желаемого приходится идти непроторенными путями. Приходится искать пути там, где их нет — то есть там, где человечество их еще не проложило. Например, вы шестидесятилетняя женщина, которая хочет выйти замуж за двадцатилетнего. Коллективный разум человечества вам для этого не предложит проторенной дорожки. Наоборот, он будет всячески вам препятствовать. Значит, вам придется идти в обход, а то и поперек этих проторенных в коллективном бессознательном человечества дорожек. Это не значит, что цель недостижима. Потому что в принципе подобные прецеденты существуют. Значит, найти пути там, где их нет, в общем-то можно. Другое дело, что обычно для этого требуется жесткое и мощное энергетическое воздействие на реальность. А мы с вами не можем неразумно тратить свои время и энергию на то, чтобы брать препятствие с боем. Мы можем использовать для этого другие методы — а заодно поработать и на благо человечества, делая его коллективный разум более гибким и менее нетерпимым к непривычным для него ходам.

Итак, нам требуется воздействовать на значение того или иного предмета непосредственно в коллективном разуме, или, если точнее, в коллективном бессознательном человечества. В нашем примере нам нужно внедрить в коллективный разум убеждение, что неравный по возрасту брак — вещь вполне допустимая, не носящая отрицательной эмоциональной окраски и даже способная восприниматься положительно.

Сложность в данном случае в том, что нам придется воздействовать на некий объект, с которым у нас нет непосредственного контакта. Именно поэтому для этой цели не годятся уже описанные методы. Метод непосредственного воздействия на события годится тогда, когда в окружающем мире в зоне нашего контакта уже есть то или иное событие, способное послужить якорной точкой для воздействия. Медленные мысли годятся на планирование обстоятельств в будущем. Изменение значений событий внутри нас опять-таки годится тогда, когда событие уже произошло…

А в нашем случае, чтобы событие произошло, мы воспользуемся потенциалом значений в коллективном разуме людей, в коллективном бессознательном. Мы проявим потенциальные значения, которые еще не проявлены, и таким образом проторим себе новые пути. Это возможно, потому что в коллективном бессознательном есть огромный резерв энергии, которую можно пробудить ото сна и мобилизовать очень быстро.

Все, что нам потребуется, — это якорный предмет и навыки переноса на предмет значений. Только и всего.

Шаг 14. Управление внешними значениями

Подготовили якорный предмет — любой принимаемый, а не отвергаемый коллективным бессознательным. Это может быть и материальный предмет — хорошая книга, шедевр живописи, а может быть и какое-то абстрактное явление — приемлемая для коллективного разума форма отношений: семья, дружба и т. д.

Прикрыли глаза. Полностью сосредоточились на своем виртуальном пространстве.

Вспомнили то явление, со значениями которого вы собираетесь работать. Как обычно, образ этого объекта или его символическое обозначение появляется на внутреннем экране, немного выше уровня горизонта. И одновременно мы ощущаем, к какой области внутреннего виртуального пространства нам изначально пришлось обращаться, чтобы вспомнить этот предмет, где мы, так сказать, его нашли, прежде чем он всплыл над горизонтом. Теперь, немного усиливая центральный восходящий поток, начинаем сдвигать сам образ объекта в породившую его область виртуального пространства. Как только образ совпал со своей матрицей, содержащейся в виртуальном пространстве, он сразу же делается ярче. Отлично!

Теперь открываем глаза, не теряя матрицы предмета из своего внимания, и при поддержке центрального восходящего потока начинаем сдвигать матрицу на якорный предмет, находящийся (реально или в воображении) у нас в руках. И вот они совпали.

А теперь, не разъединяя матрицу предмета с якорным предметом, начинаем физически, рукой перемещать предмет, словно регулятор, ощущая, как вместе с его перемещениями смещаются значения матрицы. Потренируйтесь в этом. Затем отбросьте сосредоточенность.


Вот и прекрасно! Вы совместили желательное для вас, но непроявленное в коллективном бессознательном явление, с вполне проявленным и приемлемым для коллективного разума предметом. Таким образом вы проявили для коллективного разума то, что им отрицалось и не принималось. Вы увидите, что окружающие вас люди изменят свое отношение к вашей цели, будут терпимее и спокойнее в восприятии того, что они еще недавно воспринять не могли.



Выполняя это упражнение, вы заметите, что когда вы начинаете мысленно двигать, перемещать якорный предмет, то в вашем восприятии желательного для вас события возникают отчетливые изменения. Эти изменения не слишком сильные — но именно отчетливые.

А теперь попробуйте выполнить упражнение еще раз — так, чтобы якорный предмет, которым вы манипулируете, оказался в поле восприятия еще кого-нибудь. Пусть книга лежит на виду у других людей, пока вы совмещаете ее с желаемым для вас явлением, или пусть образ семьи или дружбы будет в голове у того человека, в чьем присутствии вы работаете.

Не правда ли, поразительно! В этом случае при каждом смещении предмета возникают мощнейшие ощущения изменения его восприятия, чувство трансформации виртуального пространства, возникают мощные энергетические потоки… Что же происходит?

А вот что. Мы фиксируем значение желательного для нас явления на предмете, и при этом оно обретает дополнительные, ранее не существовавшие значения и для коллективного бессознательного — посредством тех людей, которые видят предмет. И совершенно не важно, что наблюдающий за предметом человек и не подозревает о том, какое значение вы объединили с этим якорным предметом.

А теперь мы начинаем перемещать предмет в виртуальном пространстве — и таким образом как бы, если можно так выразиться, вручную производим с ним процесс "коллективного мышления". Положение предмета видоизменяется, его обычные значения меняются вполне обычным образом, но одновременно меняется и дополнительный, приданный нами, набор значений!

Итак, наш якорный предмет- не что иное, как регулятор значений, который оказался у вас в руках.

Это ручка прямого управления значениями, и она будет оставаться таковой, пока вы не отбросили сосредоточенность. При помощи этого инструмента можно управлять значениями предмета так, как это вам необходимо.

Потренируйтесь. Я даже не хочу нахваливать этот инструмент — потому что равных ему по силе практически нет. Это абсолютно уникальное приспособление.

Изменение внешних значений при помощи якорного предмета позволяет ультимативно воздействовать на значения предмета в коллективном бессознательном, освобождать мощный энергетический потенциал и одновременно гибко управлять процессом воздействия.

Итак, что же мы имеем в своем активе? Мы обладаем четырьмя мощными методами воздействия мыслью на мир, каждый из которых имеет свою уникальную сферу применения. Один позволяет влиять непосредственно на текущие события, другой — планировать будущее, третий — подправлять значения прошлых, четвертый — настраивать значения в коллективном бессознательном.

Примеры того, как это работает в реальной жизни, можно приводить бесконечно. Ограничусь лишь несколькими.

Мне известен реальный случай, когда двадцатичетырехлетний молодой человек женился на пятидесятипятилетней женщине, причем безо всякой корысти, как можно было бы подумать в соответствии со значениями, заложенными в коллективном бессознательном. Нет, это действительно брак по взаимной любви, причем друзья и родственники с обеих сторон относятся к этому браку вполне положительно, ни от кого нет никакого осуждения или неприятия.

Другой случай, когда необходимые события были вызваны методом непосредственного воздействия на объект. Была некая фирма, занимающаяся производством некой продукции. Фирма надолго застряла в каком-то подвешенном состоянии — что называется, ни туда ни сюда: и развития, движения нет никакого, и прибыли минимальные и не растут никак, но и до банкротства далеко. Из такого промежуточного состояния можно с равным успехом как скатиться вниз, так и подняться вверх. Все зависело от случая — или чьей-то чужой воли. Хозяину фирмы надоело вот так балансировать на грани непонятно чего, и он наконец начал применять описываемые методы. И правильно сделал, что вовремя спохватился! Как выяснилось, в фирму должна была нагрянуть аудиторская проверка, в результате которой без предварительной подготовки было бы не выжить, спасти могло только чудо. Благодаря нашей системе навыков «чудо» и свершилось — хозяин запрограммировал благоприятный исход независимо ни от чего. Проверку, которая казалась неминуемой, почему-то отменили, причина была совершенно невразумительная, и вряд ли те, кто отменил проверку, сами поняли, почему они это сделали. Сейчас фирма успешно обошла подводные камни, вышла из "точки зависания" и процветает.

Более простой пример: у одной нашей весьма способной ученицы вдруг сломался телефон как раз тогда, когда она ждала важного звонка. Она применила метод медленных мыслей — чтобы с их помощью воздействовать на обстоятельства, сопутствующие поломке телефона. В итоге телефон заработал ровно за минуту до того, как раздался долгожданный для нее звонок. Как позже выяснилось, был поврежден телефонный кабель, и монтера «почему-то» срочно сняли с другой работы и перекинули именно на этот участок, поэтому телефон заработал значительно раньше, чем должен был по логике вещей.

Еще был поразивший даже опытных людей случай, когда об одном моем давнем ученике, солидном мужчине за пятьдесят, бизнесмене и прекрасном семьянине, был распространен слух, что он чуть ли не каждый день появляется в ресторанчике, пользующемся дурной славой, — и каждый раз с новой молоденькой пассией. Это была сенсация — человек он в своем городе известный, а слух этот просочился в газеты. Казалось бы, несмываемое пятно на репутации и крах семейной жизни неминуемы. Но… слух как возник, так и исчез. Я и сейчас так и не знаю, правда это или нет — то, что о нем написали насчет ресторана и пассий. Поразительно то, что уже через несколько дней об этом просто никто не помнил! Еще поразительнее, что того самого номера газеты, где было все это написано, тоже как-то не помнят. Даже до жены его этот слух так и не дошел — она до сих пор ни о чем не подозревает!

Усвоенных вами методов вполне, на мой взгляд, достаточно для виртуозного управления явлениями окружающего мира. Ведь эти четыре метода позволяют нам охватить все аспекты развития и существования той или иной проблемы. Мы способны, как истинные творцы, вмешаться в события и явления любой сферы нашей жизни. Для этого нужно только правильно выбрать метод исходя из обстоятельств.

Эти четыре метода универсальны и незаменимы в ходе построения своей жизни и судьбы, начиная с мелких каждодневных дел и кончая судьбоносными событиями.

Да, в наших с вами руках теперь находится полный инструментарий воздействия на мир.

Теперь мы с вами обладаем одновременно и возможностью создания нового эмоционального пространства, которое делает нашу цель, не существовавшую ранее в мире, коллективной ценностью, создающей эмоциональное пространство для других людей и снабжающее их эмоциональной ценностью — радостью жизни; и средством влияния на события внутри этого эмоционального пространства.

Только не забывайте о необходимости создания эмоционального вектора! Наш собственный эмоциональный вектор — это поистине необычайный и чудесный отрезок пространства Вселенной, где мы, и только мы являемся подлинными творцами реальности! Эмоциональный вектор — это заповедная территория, которую вы создали для себя, для осуществления всех своих надобностей, для жизни в самых комфортных условиях, какие только можно себе представить. Внутри эмоционального вектора наши мысли обладают исключительной творческой и созидательной силой воздействия. И вы — единственный полноправный владелец этой силы. Так пользуйтесь же ею, не дайте ей протухнуть от бездействия! Беда большинства людей в том, что они не знают о своих потенциальных гигантских возможностях и потому прозябают в убожестве своего будничного бесцветного существования и хранят то же прозябание для своих близких. Откройте свои возможности, осознайте силу эмоций и мысли и пользуйтесь ими, будьте всесильными — именно такими нас задумала природа. Грех не исполнять ее великих замыслов!

Но быть творцом своего собственного участка реальности — это и честь, и ответственность одновременно. То, что мы сумели его создать, — это честь. То, что наши мысли в нем обладают силой созидания и изменения окружающей действительности, — это наше неотъемлемое право. Но есть и ответственность — ведь кроме нас самих теперь некому отвечать за то, как развиваются события на данном участке реальности. Мы в ответе за то, чтобы события на созданном нами участке реальности развивались своим чередом, шли естественным и гармоничным путем, не происходили кому бы то ни было во вред, были бы не разрушительными, а созидательными и приносили нам самим и вовлеченным в эти события людям максимальную радость и пользу.

А для того чтобы суметь правильно распорядиться этой ответственностью, нам предстоит узнать еще кое-что. И в основном это касается решения глобальных вопросов: кто такой человек созидающий? Когда созидание становится совершенно необходимым актом? Как обеспечить непрерывную энергетическую и координационную поддержку создаваемого пространства? Как позволить всему тому, что создано нами, беспрепятственно развиваться? Потому что, когда мы становимся творцами, мы не Должны творить вслепую. Мы должны полностью осознавать то, что мы делаем. Мы должны уметь анализировать все аспекты нашего творчества, чтобы точно знать, где, когда, как и что именно мы Делаем. Творчество по наитию для нас с вами пройденный этап. Мы уже зрелые люди, вышедшие на новую эволюционную ступень. Мы не можем позволить себе не ведать, что творим.

А потому мы должны тщательно и всесторонне ознакомиться с аспектами техники жизни творца. О них мы и поговорим в следующей главе. А вывод из всего сказанного в этом разделе таков.

Мысли человека способны воздействовать как на события, так и на их значения — делая доступным для воздействия прошлое, настоящее и будущее.

В границах действия эмоционального вектора мысль можно направить, сохранить, помочь развиться.

Для успешного воздействия на окружающий мир необходимо соединить эмоции и мысль.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.