Онлайн библиотека PLAM.RU  




Письмо двадцать второе

Через час я уже беседовал с матерью Алисы. Именно так звали пострадавшую от нашей инсценировки девочку. Врачи уже вынесли пару вердиктов с навороченными латинскими названиями, в которых я ни бум-бум. Но смысл был ясен, все очень плачевно. Если выживет, то будет инвалидом.

— Может, хоть как-то можно избежать плачевных последствий? — спросил я у врача.

— А вы, собственно, кто? — доктор смерил меня придирчивым взглядом.

— Прохожий, но с деньгами. Очень трепетно отношусь к детям. Так как?

— В принципе, если вы располагаете средствами, мы можем ее завтра транспортировать в Москву, там есть отличная клиника. Но она платная и недешевая. Но гарантий никаких.

— А в Питере таких клиник нет?

— Есть, но там все занято. Вряд ли смогут срочно принять пациента. В Москве в два раза больше шансов.

— Хорошо. Сколько денег надо? — спросил я, прикидывая свои возможности.

— Точно не скажу. Нужно позвонить в Москву, предупредить, заодно узнаю, сколько понадобится денег.

— Звоните.

Макс и Димка в это время усиленно успокаивали мать Алисы.

— Все обойдется. Вы не переживайте, — успокаивающим тоном говорил Максим, тоже мне социальный инженер, — все будет хорошо. Наш друг сейчас поговорит с доктором, и они приложат максимум усилий.

— Вам легко говорить, — прорыдала женщина, — это же мой ребенок, понимаете, мой!

— Мы все понимаем, — подключился Дима, — но мы не просто прохожие.

— А кто?

— Почти волшебники. — ответил Макс.

— Шутите? Да как вам не стыдно? — Сейчас начнется истерика. Пора мне вмешаться.

— Давайте без паники. Я поговорил с врачом. Сейчас он свяжется с московской клиникой и, скорее всего, вашу дочку повезут туда.

— То есть? — спросила женщина.

— То есть я очень трепетно отношусь к детям. У меня есть некоторая сумма денег, и я хочу ее потратить на лечение вашей дочери.

На заплаканном лице женщины появилось изумление.

— Вы меня не обманываете? — спросила она.

— Как вас зовут?

— Катя.

— Так вот, Катя, я никогда никого не обманываю! — произнес я, про себя добавив: если в этом нет экономической выгоды.

— Храни вас Господь, если вы действительно поможете нам.

— Господь меня и так хранит, пора и мне ему помочь в делах земных, — шепотом произнес я, чтобы услышали только рядом стоящие ребята.

— Что? — не услышав моей реплики, но увидев движение губ, спросила Катя.

— Пока ничего, сейчас врач выйдет, будет ясно.

Доктор не заставил себя долго ждать и, словно услышав мою фразу, вышел из дальнего кабинета.

— Значит так, молодой человек, в клинике места есть, если вы готовы, то утром мы ее отправим в Москву.

— Я готов, сколько?

Он слегка смутился и предложил мне отойти в сторонку.

— Сколько? — я не поверил своим ушам.

— Сто пятьдесят тысяч долларов, я предупреждал, что все очень серьезно.

— М-да, дайте мне пять минут, хорошо?

— Без проблем, как только дадите свое добро и внесете аванс, я начну готовить ребенка к отправке.

Я подозвал ребят.

— Дорого нам станет твоя инсценировка, Макс.

— Сколько? — спросил Дима.

— Сто пятьдесят штук.

— Рублей?

— Купонов, — разозлился я.

— Изя, хватит гнать, говори, — попросил Макс.

— Баксов. И где их сейчас брать? — этот вопрос я задал скорее самому себе, нежели ребятам.

— У меня сейчас максимум штук пять-шесть наберется — ответил Максим.

— Я по нулям, сами знаете заработки мои легальные, — развел руками Димка.

— И я полтинник смогу откопать. Итого пятьдесят пять есть. Можно попробовать у Игоря попросить, но сомневаюсь, что он сразу нам доверит такую сумму.

— И что предлагаешь? — затравленно спросил Максим. Видимо, отчасти чувствовал себя виновным.

— Пока ничего. Сейчас я сниму с баблометов[19] штук десять и отдам лекарю, пусть готовит девчонку к транспортировке. На вас остается Катя, побудьте с ней до утра.

Я вернулся к врачу.

— Десять тысяч в качестве аванса хватит?

— Хватит.

— Готовьте ребенка, я поехал за деньгами.

Мы пожали друг другу руки, я вызвал такси. Не один банкомат придется объехать.

С утра девочка «воздухом» была доставлена в Москву, а я, отправив ребят по домам, поехал в ресторан. Во рту не было ни соринки на протяжении двенадцати часов. Пока ехал, вспомнил, что дома спит Николай, живущий сейчас у меня. Набрал его и пригласил позавтракать вместе. Заодно попросил захватить банковскую карточку, так как все, что были при себе, обналичил и деньги отдал врачу.

Коля подъехал к ресторану буквально через десять минут после того, как я сел за столик.

— Что случилось?

— Жопа, мой юный друг, случилась. Полная жопа. Из-за нас ребенок может инвалидом остаться. Надо сто штук гринов найти срочно.

— У работодателя, может, занять? Потом отработаем, — сказал Николай.

— Я уже думал об этом. Может, конечно, нам и дадут такие бабки, но это неправильно. Идея была моя, инсценировку делали сами. Игорь Владимирович только с органами помог, поэтому будет правильно отвечать за последствия тоже нам самим.

— И где предлагаешь такие бабки искать?

— Вот думаю.

— Сколько у нас времени есть?

— От силы неделя, я звонил в клинику, операция назначена на следующий четверг. Кстати, напомни мне сегодня им еще сорок штук перевести по безналу.

— Сам переводить будешь?

— Дурак, что ли. Сейчас позавтракаем, и я спать буду. Надо часиков пять отлежаться. После поедем на вокзал, будем дропа выбирать. Мне такие трансферы ни к чему.

— Кстати, когда уезжаем на место работы?

— Должны были в конце этой недели. Теперь не знаю.

— Тогда давай их займем у американских налогоплательщиков, — он улыбнулся.

— Каким образом? На «палке» я столько не сделаю, с банк-акков тоже вряд ли соберем, реал-кардинг тем более отпадает.

— Ну, насчет банк-акков ты зря. Давай доедай, и поехали домой. Мне Интернет нужен, пока будешь спать, постараюсь что-нибудь нарыть полезное.

— О'кей, погнали, — ответил я. Так и не доев, встал из-за столика, оставил на столе деньги, и мы направились к выходу из ресторана.


Примечания:



1

биллинг — проведение интернет-платежа при помощи кредитной карты. — Прим. авт.



19

банкоматов. — Прим. авт.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.