Онлайн библиотека PLAM.RU  




Письмо двадцать четвертое

Прилетев в Москву, мы сняли посуточно трехкомнатную квартиру вблизи станции метро «Белорусская». Всегда радовало, как решается жилищный вопрос в столице. Поймал бомбилу, проехался по Садовому кольцу, и вот тебе множество предложений о краткосрочной аренде жилья.

Макс и Коля сразу уловили wi-fi-сеть одного из соседей и, помучившись двадцать минут с паролем, вошли в нее.

— Макс, какой носок[20] надевать? — спросил Николай.

— Московский, какой же еще.

— Готово, — ответил Нуб спустя несколько минут.

— Теперь давай мне ноут, сейчас все будет пучком, — и Максим принялся за работу.

Долго ждать не пришлось. Спустя всего каких-то десять минут Макс отложил лаптоп и вздохнул.

— Готово — через три дня бабки будут в Москве.

— В какой банк перевел? — спросил я.

— Мы пока по Тверской ехали, я заметил один. Вбил в поисковик и нашел данные для перевода без открытия счета.

— Ты уверен, что там все гладко будет?

— Ну-у, уверены только кролики при размножении, но банк, судя по информации в Сети, не особо раскручен, а значит, под чьи-то цели сделан. Думаю, там не удивятся.

— Ладно, коль так. На кого перевод делал?

— Мне Нуб дал данные одного его товарища. Говорит, что парень гнида та еще и на бабки по-любому поведется.

— Коля, — позвал я Нуба, — что за парень?

— Да есть один, — сказал Николай, зайдя в комнату, — сволочь та еще. Все бандита из себя строит, ребят помладше на бабки ставит. Козел, в общем. Возомнил себя бандитом, типа пацаном реальным, а на деле ноль.

— Как на него выходить будем?

— Я сейчас к родителям съезжу, там у меня записная книжка, где есть его мобильный и домашний номера телефонов.

— Как зовут-то хоть?

— Зовет себя Гендосом, в миру Геннадий, — ответил Нуб.

— Хорошо, ты на ночь у предков останешься?

— Да. Побуду с ними, а то они волнуются.

— Договорились, завтра в обед ждем тебя здесь.

— Без проблем, — ответил Николай и направился в прихожую.

— Макс, — повернувшись, сказал я, — дай Нубу штуку зелени, пусть родителей уважит.

— Как скажешь, Изь, — ответил Макс и полез в сумку за деньгами.

Первую ночь мы просто бухали. Денег осталось немного, но на поход в Simple Pleasures хватило. Мне хотелось показать ребятам, откуда я начинал свой путь в столице, да и заведение было уютное. Трепались обо всем, что было на душе. Саня Тормоз порывался нам впарить какую-то заумь о новом методе программирования, но был послан далеко и надолго. Максим клеил симпатичную официантку, обслуживающую наш столик, и пыжился увезти ее в сауну. Я же просто наблюдал за ними и радовался в душе. Чему радовался, спросишь ты? Все просто. Тому, что сейчас они были настоящими. Именно теми, кем являлись на самом деле. Потому что алкоголь помогает человеку снять его маску и открыть часть души. Настоящие люди, настоящие партнеры, настоящая команда. Жаль, Димка так и не смог поехать с нами сразу, попросил еще несколько дней для завершения дел в Петербурге. Но это ничего, успеем и с ним напиться. Тем более в тайге никого, кроме нас, не планируется.

Закончив посиделки в пять утра, мы вернулись на квартиру. Стоило как следует выспаться перед тем, как выходить на этого Геннадия. Особенно мне, ибо среди всей команды лучшим социальным инженером именно я и являлся. А развод человека — дело тонкое.

Наш дружный храп прервал звонок моего мобильника. Я специально поставил его на максимальную громкость, чтобы не проспать возвращение Нуба. Мобильник был куплен с рук уже здесь, в Москве, для левой симки, которая была указана в контактах при транзакции со счета. Максимальную громкость-то я поставил, но вот про мелодию забыл. А так как телефон уже был в употреблении, то по звучанию мелодии я сразу понял национальность его бывшего владельца.

«Слева горы, справа горы, а внутри Кавказ, там армяне зажигают свой народный джаз», — пел уроженец южных просторов экс-СССР.

— Алло, — сонно ответил я.

— Изя, ты что, спишь? — прозвучал голос Игоря в трубке.

— Угадали или подсказал кто? — спросил я. Все-таки выспаться я еще не успел.

— Угадал. В общем, слушай. Решили мы с бизнесменом, он готов дать деньги на операцию.

— Это хорошо, только пока не спешите. У нас тут кое-что намечается.

— То есть? — удивился Игорь. — Мы же договорились о том, что вы завяжете с кардингом в личных целях!

— А мы и завязали. Ничего личного. Честно.

— И что у вас намечается?

— Ну мы тоже тут спонсора нашли. Хороший спонсор такой. Денег ему совсем не жалко.

— Не понял, — ответил Игорь, — что вы там уже намудрили?

— Ничего особенного. Стоп. Игорь!

— Что? — спросил он.

— Ты откуда этот номер знаешь?

— Я все знаю. Вроде уже говорил, — в его голосе звучала явная ирония.

— Какого хрена, симку только вчера купили.

— И не говори. Я сам в шоке. Симку вы вчера купили, а я об этом только сегодня утром узнал. Действительно непорядок, виновных накажем.

— Пи****. Нет слов. Что еще знаете?

— Что знаем — все наше. Вот только чего ты там мудришь, не знаем. Так что выкладывай.

— Ничего не мудрю. Я же говорю, спонсора нашел. Очень доброго и хорошего.

— Хватит мне уже лапшу на уши вешать. Давай серьезно.

— Серьезно готов говорить только послезавтра. Но просьба личного характера есть.

— Какая?

— С вашим бизнесменом тормозните пока. Дай нам еще два дня.

— Ладно, я подумаю. Кстати, вы в Москву всей командой приехали?

— Нет, Димка в Питере еще. Но скоро подтянется. А что?

— Ничего. Через пять дней планируем ваш выезд, так что предупреди всех. И еще…

— Что?

— Нубу скажи, чтобы особо не трепался. А то он вчера, навестив родителей, повел какую-то девочку в ресторан и там ей очень многое поведал, выставляя себя хакером мирового масштаба. По реакции было заметно, что она ему не верит, но язык ему надо укорачивать.

— А вы и там были?

— Мы везде были.

— И как вам Simple Pleasures? — сказал я, понимая, что и мы, видимо, сидели не без опеки со стороны отдела Игоря.

— Нормально Simple Pleasures, нормально. Дорого только.

— Хех, — усмехнулся я.

— Ладно. Даю тебе два дня, только особо не креативь там. Знаю я твоих спонсоров.

— Спасибо, Игорь. Можно теперь я еще немножко посплю?

— Спи, — ответил он и отключился.

Следующий звонок, который разбудил уже всех без исключения, был от Нуба.

— Изь, я у двери, открывай.

— Ага, минуту, — ответил я и принялся поднимать свое тело с кровати.

Я вышел в прихожую и открыл дверь.

— Заходи, — сказал я Николаю, — короче, давай поднимай Макса и Тормоза, я пока пойду в душ схожу.

— Хорошо, — ответил Нуб и принялся разуваться.

Я же направился прямиком в ванную.

Подмосковье. За сутки до «акции»

— Гендос, тебе ведь хочется денег, реальных денег?

— Ну, не знаю даже.

— Ты че? Пацаны тебя реально зауважают, телок будет немерено, как перчатки менять сможешь.

— Делюга только чет темная какая-то.

— Да ты не парься, я тебе реально говорю, все на мази. Наши пацаны, которые отсюда уехали когда-то в Штаты, братву поддержать решили. Они там нынче барыгами стали, но про нас не забывают, отстегивают в общак. А так как мы — пацаны, уже не раз в ментуре засвеченные, то нам перевод принять никак не желательно. А тебе можно, ты ведь в законе?

— Угу, в законе.

— Ну вот, брателло, все по понятиям будет. Заодно мы про тебя братве расскажем, какой ты нормальный пацан, по понятиям живешь. На серьезные дела привлекать начнем. В обиде не будешь. Ну че, по рукам?

— Точно там все нормально?

— Да я тебе в натуре говорю, все ок.

— Ну тогда ладно, я согласен.

— Вот и молодец, наш человек.

Мы пожали друг другу руки и начали расходиться в разные стороны, но Гена внезапно обернулся и спросил:

— А тебя как звать-то хоть?

— Евреем меня зови.

— Понятно. Еврей, а сколько денег там будет?

— Чуть более трехсот штук зелени. Твои двадцать процентов.

— Это больше шестидесяти тысяч, что ли?

— Верно мыслишь, брателло.

— Круто, ну тогда я пошел?

— Ага, давай.

Гена ушел с улыбкой. С улыбкой человека, который уже просчитывает, какую крутую машину он сможет купить на легкие деньги.

Москва. Здание банка на Тверской улице. На следующий день

Мы с Максом сидели в тонированных «жигулях», специально купленных вчера за две штуки баксов у ушлого кавказца. Ездило это чудо техники кое-как, поэтому, ссылаясь на свою непереносимость к русскому автопрому, за руль я усадил Макса.

— Изь, как думаешь, нормально все пройдет?

— Думаю да, на благое дело ведь воруем.

— На благое и ста штук хватит, на хрена нам в два с половиной раза больше? — усмехнулся Макс.

— Ну-у, хз. Пригодятся, лишними уж точно не будут.

— Ну да, баксы лишними не бывают. Интересно, дроп не кинет?

— Неа. Кишка у него тонка. Он ведь думает, что мы типа братва, поэтому против не пойдет. Ему и процентов с головой хватит.

— Ну надеюсь, что ты не ошибаешься.

— А вот, кстати, и он.

Гендос подошел к машине и открыл дверь.

— Садись внутрь, — пригласил его Макс.

Гена послушно залез внутрь и сел на заднее сиденье.

— Забери свои двадцать процентов сразу, — сказал я.

— Ок, а можно еще раз поинтересоваться, откуда все-таки такие деньжищи? — спросил Гена, забрав из дипломата несколько пачек с банкнотами и передав оставшееся юноше.

— Конечно, все очень просто. Я обычный экономический партизан. А это деньги от добрых американских товарищей, думающих о поднятии нашей экономики. Тебе слово «кардер» что-нибудь говорит?

— Нет, — ответил Гена.

— Ну, тогда и не спрашивай. Спасибо за работу, можешь идти.

Гендос вылез из машины, и Макс рванул с места. Вот и денежки пришли.

— Теперь куда ехать? — спросил Максим, выехав на Садовое кольцо.

— Двигай к площади трех вокзалов, подберем там бомжа и сделаем перевод в клинику.

— А потом?

— А потом бросаем машинку за городом, вытираем все пальчики и домой.


Примечания:



2

американцев. — Прим. авт.



20

носок, он же сокс, — прокси-настройки для браузера, позволяют менять ip-адрес. — Прим. авт.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.