Онлайн библиотека PLAM.RU  




ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК

…Некоторые… утверждают, что ничто не происходит случайно, но для всего, возникновение чего мы приписываем самопроизвольности или случаю, имеется определенная причина…Природа есть причина… Искусство в одних случаях завершает то, что природа не в состоянии завершить, в других же подражает ей.

(Аристотель. Физика, II, 4, 195, 38; II, 8, 199а)

Осваивая природу и приспосабливая ее элементы к собственным нуждам, древний человек неустанно занимался мелиорацией. В одних местах он веками боролся с избытком грунтовых вод, в других, ощущая нехватку влаги, собственным умом и руками должен был «поправлять» окружающую среду — снабжать водой засушливые области. Отражение этого давнего явления мы найдем в античных мифах: Геракл, которому предстояло очистить конюшни царя Авгия, справился с этой задачей против ожидания быстро. Изменив соответствующим образом направление течения реки Пеней в Элиде, он повернул ее потоки к загрязненным авгиевым конюшням. Такой метод часто применяли при мелиорации в отдельных районах.

Пожарная помпа. II в. до н. э. (реконструкция)

Первой подтверждаемой историческими источниками попыткой осушить заболоченные земли, осуществленной к тому же с мыслью об охране природы, были работы в окрестностях города Орхомен в Беотии. Расположенное по соседству озеро Копаис (100 м над уровнем моря) регулярно выходило из берегов и затопляло округу. Хотя по естественным подземным каналам оно обычно сбрасывало часть своих вод в море, однако осенью, при обильных атмосферных осадках, озеро становилось опасным для прилегающих земель, да и для здоровья людей: вода заливала обширные площади, образуя малярийные болота. Со временем, по мере того как сами каналы зарастали илом, озеро переполнялось и опасность росла. Первую попытку регулировать сток воды жители областей, которым грозила опасность, предприняли уже во второй половине II тысячелетия до н. э., начав очищать от ила естественные каналы и строить дополнительные, искусственные. Сохранившиеся вещественные памятники — остатки стен, плотин и каналов — свидетельствуют, что работы по расчистке старых и созданию новых каналов продолжались и в V–IV вв. до н. э. В IV в. этими работами руководил Кратет из Халкиды, инженер великого Александра Македонского.

С именем философа Эмпедокла из Агригента связано строительство запруд и регулирование стока воды в Селинунте на острове Сицилия в середине V в. до н. э.: в дельтах протекающих там рек стали возникать топкие, болотистые участки, отравлявшие воздух всей округи. Застоявшуюся воду отвели в русло другой реки. Подобные работы не раз возобновлялись в течение столетий: так, например, меры по регулированию стока небольшой реки Илисс в Аттике, принятые впервые в том же V веке до н. э., вновь и вновь осуществлялись вплоть до римских времен, до эпохи правления императора Адриана. Для защиты и спасения построек, сооруженных на болотистых землях или подмываемых грунтовыми водами или даже дождевой водой, прокладывали каналы, применяли дренажные трубы и т. п. Достаточно упомянуть отвод избыточной дождевой воды, заливавшей беговые дорожки в Олимпии, в реку Алфей по долговременному каналу шириной от 0,50 до 0,62 м и глубиной от 0,44 до 0,67 м. Эта работы также были проведены в классической Греции V в. до н. э.

Другим видом мелиорации было обеспечение водой засушливых областей. И снова обратимся к мифам: Арголида стала орошаемым плодородным краем благодаря стараниям Даная, а Аттическую и Фиванскую равнины снабдил водой Кекроп, один из первых царей Аттики, при котором, как гласит миф, Афина и Посейдон оспаривали друг у друга верховную власть над его страной. Вошедшая в поговорку счастливая Аркадия была обязана красотой и зеленью своих садов первому царю Аргоса Инаху и его сыну, которые провели там в свое время необходимые ирригационные работы.

Если обратиться к фактам историческим, то стоит вспомнить о том, что, по сообщению Геродота, во второй половине VII в. до н. э. греческие колонисты с острова Фера путем строительства оросительных каналов превратили окрестности Киренаики в Африке в плодородный, богатый урожаями край. Благодаря упорному труду людей область Пентаполис (так называемое Пятиградье: Береника, Арсиноя, Птолемаида, Аполлония и Кирена) в Африке была в древности сплошным цветущим садом, сегодня эти земли поглощены пустыней.

В Коринфе же обнаружено археологами сооружение в форме нескольких водосборников, от них отходил главный канал, из которого вода распределялась далее по многочисленным малым каналам. В IV и III вв. до н. э. практиковали также орошение земель дождевой водой, накапливаемой в каналах и водосборниках.

Ни в том, ни в другом типе мелиоративных работ греки не видели какого-либо нарушения прав природы или оскорбления богов. Однако действия, которые могли бы свидетельствовать о том, что человек в своей гордыне осмелился равнять себя с бессмертными, расценивались как святотатство и навлекали на совершившего их кару богов. Строительство мостов, облегчавших человеческое общение, было необходимым, но поступок персидского царя Ксеркса, перебросившего в военных целях мост через Геллеспонт, вызывал тревогу как дерзостное посягательство на весь установленный свыше миропорядок. Последовавшее за этим поражение персов объясняли гневом богов, мстящих за надменный вызов их всевластию и могуществу. Именно такое понимание событий нашло выражение в трагедии Эсхила:

Хор: Вторглось войско в страну соседей,
Что на том берегу пролива Геллы
Афамантиды, канатом плоты связав,
Морю взвалив на шею
Тяжким ярмом крепкозданный мост.

Атосса: …Он (Ксеркс. — Прим. пер.) двумя путями шел.
Тень Дария: Как такая тьма пехоты переправиться смогла?
Атосса: Мост навел, чтоб через волны Геллы посуху пройти.
Тень Дария: Неужели умудрился Боспор мощный запереть?
Атосса: Умудрился. Демон, видно, дело сделать пособил.

Тень Дария: О, как быстро подтвердилось предсказанье! Сына Зевс
Предреченною судьбою покарал. А я-то мнил,
Что еще не скоро боги волю выполнят свою…
Зевс пред близкими моими распахнул колодец бед,
Сын же мой, того не видя, юной дерзостью блеснул:
Геллеспонта ток священный, божий Боспора поток,
Он связать решил цепями, как строптивого раба,
И, ярмом оков железных преградив теченью путь,
Многочисленному войску путь широкий проложил.
В слепоте тщеславья, смертный, он с богами и самим
Посейдоном вздумал спорить.

Эсхил. Персы, 67–70, 720–724, 739–750

Грек Эсхил вложил здесь в уста персидского царя Дария мысль, важную для всего античного мировоззрения: любое посягательство на права природы — права богов — несет людям грозную опасность. Боги отделили Европу от Азии проливом: нельзя вмешиваться в их неведомые для смертных замыслы и связывать искусственно, то, что они разделили. Однако подобный запрет сковывал хозяйственную деятельность и вообще развитие культурного народа. И греки переступали суровый запрет, преодолевали страх перед всемогуществом бессмертных олимпийцев и не раз отваживались нарушать их суверенные права, «улучшая» свою среду обитания. Так же поступали и римляне, опираясь прежде всего на накопленные греками опыт и навыки.

Достаточно вспомнить об инициативе Плиния Младшего, который, будучи наместником Вифинии, думал о развитии в провинции водных коммуникаций, что также требовало «поправить природу». «В области никомедийцев, — сообщает он императору Траяну, — есть очень большое озеро: мрамор, плоды, дрова, строительные материалы дешево и без большого труда доставляют по нему на судах до самой дороги; оттуда же с большим трудом и еще большими издержками довозят их в телегах до моря…» Замыслив построить канал, Плиний докладывает императору: «Эта работа требует множества рук, но их, конечно, хватит: и в деревнях здесь много людей, а в городе еще больше. Можно твердо надеяться, что все очень охотно приступят к делу, выгодному для всех. Остается тебе прислать… нивелировщика или архитектора, который бы тщательно исследовал, выше ли это озеро, чем море. Здешние знатоки утверждают, что оно выше на сорок локтей. Я в этих самых местах нашел канал, вырытый еще царем (одним из царей Вифинии, правивших до 75 г. до н. э. — Прим. пер.), неизвестно только, для стока ли влаги с окружающих полей или для соединения озера с рекой. Он недокончен… И я горячо желаю, чтобы ты довел до конца то, что только начали цари» (Письма Плиния Младшего, X, 41, 2–5). Добавим, что проект заинтересовал Траяна, и он ответил: «Озеро это может соблазнить нас, и мы захотим соединить его с морем. Надо только тщательно исследовать, не стечет ли оно целиком, если устроить спуск к морю: надо установить, сколько воды оно получает и откуда» (Там же, 42).

История с каналом в Вифинии имела продолжение, показывающее, как искусны и опытны были римляне к началу II в. н. э. в строительстве ирригационных сооружений и какое внимание уделяли этому имперские власти. Спустя некоторое время Плиний Младший пишет Траяну: «Ты, владыка, очень предусмотрительно боялся, как бы озеро, соединившись с рекой, а через нее с морем, не стекло в него. Мне кажется, я, находясь на месте, нашел, каким образом избежать этой опасности.

Озеро можно подвести к самой реке с помощью канала, но не спускать его в реку, а оставить своего рода водораздел, который будет одновременно и удерживать воду в озере, и отделять его от реки. (…) Через эту промежуточную полосу земли будет легко переправить в реку грузы, подвезенные по каналу. Сделаем так в случае необходимости, хотя я надеюсь, что необходимости не будет. Само озеро достаточно глубоко; из него в противоположную сторону вытекает речка; если ее запрудить и повернуть, куда мы хотим, то она, без всякого ущерба для озера, вольет в него столько воды, сколько сейчас из него уносит. Кроме того, пространство, где будут прокапывать канал, прорезают ручьи, и если их тщательно соединить, они восполнят то, что отдаст озеро. Если даже решено будет провести канал дальше, сузить его и, спустив до уровня моря, вывести его не в реку, а в самое море, то море своим прибоем сохранит и удержит в озере всю воду, которая будет из него уходить. Но если бы даже природа места не предоставила нам ни одной из этих возможностей, то было бы просто задержать течение с помощью шлюзов». Из ответного письма Траяна мы узнаём, что в Риме остались очень довольны предусмотрительностью, изобретательностью и практическим усердием своего наместника (Там же, 61, 62).

Чем завершились хлопоты Плиния Младшего, так заботившегося о нуждах местного населения, нам не известно, нет даже сведений о последних годах жизни и деятельности вифинского наместника. Других упоминаний о предполагавшемся строительстве канала в переписке Плиния с Траяном мы не находим.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.