Онлайн библиотека PLAM.RU  




9. Библейское общество

Библейское общество открыли в России в 1812 году с целью довести Библию до каждого верующего человека. К этому времени уже появился слой богословов, хорошо знавших Ветхий завет, вернее некоторые его книги. Как было отмечено выше, изучали, в основном относительно нейтральные книги: Бытиё, Песнь Песней, понемногу приучались к книге пророка Исаии. Меньшее внимание уделяли Евангелиям от Луки и от Марка. Богословы должны были привыкнуть к новым редакциям и воспринимать эти редакции в качестве боговдохновенных писаний.

Но необходим был следующий ход для широкого распространения еврейской Библии — напечатать её на русском языке большим тиражом. Эта миссия легла на британское Библейское общество, которое организовало в России своё отделение.

Британское и иностранное Библейское общество (British and Foreign Bible Society) было создано в Великобритании в 1804 году. Главной декларируемой целью общество ставило осуществление переводов Библии на языки разных народов, их издание и распространение. Интересно, что эмиссар общества появился в России в 1812 году во время войны с Наполеоном и встретился с высокопоставленным государственным сановником князем А. Н. Голицыным. Видимо у российского руководства в то время не было возможности вникать в суть «великобратанской»[67] затеи и англичане воспользовались этим. Им удалось открыть в этом же году Русское библейское общество, президентом которого стал князь Голицын.

Протоирей Георгий Флоровский писал о деятельности этого общества[68]:

«Сперва задача Общества была ограничена распространением Библии среди иностранцев и инославных, «оставляя неприкосновенным издание книг Священного Писания на славянском языке для исповедующих греко-российскую веру, принадлежащее в особенности и исключительно ведомству Святейшего Синода». Но уже в 1814-м году Общество приняло на себя издание и распространение и славянской Библии, особо и Нового завета. Одновременно в состав совета Общества, где до того участвовали только светские лица, были введены в звании вице-президентов и директоров иерархи и другие духовные персоны, православные и инославные (даже Римско-католический митрополит Сестренцевич). В начале 1816-го года было решено издание русской Библии … Деятельность Общества развивалась очень быстро и с большим успехом; по всей Империи сразу же раскинулась сетьего отделений. За первые десять лет работы было издано (и приобретено) книг на 43-х языках и наречиях в общем количестве 704.831 экземпляра. Этот успех, впрочем, всего больше зависел от правительственной поддержки, и даже инициативы. Российское Библейское общество, в отличие от Британского, вовсе не было общественным начинанием, и держалось совсем не общественным сочувствием или вниманием. Успех создавался именно административным внушением или приказом, «благовестие» слишком часто передавалось точно по команде… Синод не принял на себя руководства библейским переводом и не взял за него ответственности на себя, — может быть, такой образ действий был и подсказан свыше… Перевод был отдан в ведение Комиссии духовных училищ, которой надлежало избрать надёжных переводчиков в местной Духовной Академии. Изданный перевод должен был быть от Библейского общества…

Перевод был поставлен под охрану Высочайшего имени. Замысел принадлежал самому Государю, или был ему приписан (это точнее). … Русское Евангелие было закончено и выпущено в 1819-м году, и весь Новый завет уже в 1820-м. … Сразу же был начат русский перевод и Ветхого завета. Прежде всего была переведена Псалтирь и выпущена отдельно, — один российский текст, без славянского, — в январе 1822-го года. … В то же время началась работа над Пятокнижием. Филарет в своих «Записках на книгу Бытия» (первое издание уже в 1816 г.) всюду даёт библейский текст в русском переводе с еврейского. К переводческим работам были привлечены и вновь открытые Академии: Московская и Киевская, также и некоторые семинарии. Сразу же встал трудный и сложный вопрос о соотношении еврейского и греческого текстов, о достоинстве и достоинствах перевода Семидесяти, о значении Масоретских чтений, — и эти вопросы обострялись тем, что всякое отступление от Семидесяти означало практически и расхождение со славянской Библией, остававшейся в богослужебном употреблении, а потому нуждалось в нарочитых оправданиях и оговорках. Для начала вопрос был решён слишком просто. В основу был положен еврейский (масоретский) текст, как «подлинный» … Окончательная корректура Пятокнижия была поручена о. Герасиму Павскому. Печатание и было закончено в 1825-м году, но — по изменившимся обстоятельствам — издание не только не было выпущено в свет, но было арестовано и вскоре сожжено. Само библейское дело было остановлено и Библейское общество закрыто и запрещено…

Этот злополучный финал библейского начинания требует объяснения… Русский перевод Библии в общем привлёк к себе внимание и сочувствие. Вслух и открыто было сказано и написано много похвальных, пылких, восторженных слов. Не все они были искренними, было очень много официальной риторики и прямой лести. Но немало было сказано и слов от самого сердца и с полным убеждением. Издание русской Библии отвечало несомненной потребности, утоляло действительный «глад слышания слова Божия», как выражался Филарет. И, вспомним, ещё ведь Тихон Задонский прямо говорил о необходимости русского перевода…

Перевод Российского Библейского общества не был безупречен, конечно. Но трудности и погрешности перевода были таковы, что исправить их можно было только через гласное обсуждение и широкое сотрудничество, а никак не через испуг, запрет или подозрение…

Строго говоря, подлинным предметом тревог и нападения был князь Голицын, «мирской человек в еретическом платье», а не русская Библия. … В окончательном «восстании» против Библейского общества и дела соединились люди, вряд ли очень близкие или похожие один на другого по душевному складу и стилю. Идеология всей антибиблейской интриги принадлежит двоим, — архимандриту Фотию и адмиралу Шишкову. … Здесь было собственно две разных идеологии. … Письма Фотия заинтересовали Государя именно своим истерическим апокалиптизмом. Потому и захотел он видеть Фотия лично. Перед тем был у него митрополит Серафим. … После аудиенции у Государя Фотий дважды встречается с Голицыным, и на втором свидании его проклинает…

Фотий очень боялся гнева царёва за свою дерзкую анафему, но продолжал посылать во дворец свои воззвания, — одно с изложением как «плана разорения России», так и «способа оный план вдруг уничтожить тихо и счастливо». Вопрос о Библейском обществе здесь был поставлен со всей остротой. «Библейское общество уничтожить под тем предлогом, что уже много напечатано Библий, и оно теперь не нужно…» Министерство духовных дел упразднить, а другие два отнять от настоящей особы… Кошелева отдалить, Госнера выгнать, Фесслера изгнать и методистов выгнать, хотя главных… Цель была достигнута. 15-го мая 1824-го года Голицын был уволен, «сугубое министерство» упразднено и разделено по-прежнему. … Министром отделенного министерства народного просвещения был определен престарелый адмирал Шишков. … Довольно часто Шишков выражается так, точно именно славянский язык был оригинальным языком Священного Писания: «как же дерзнуть на перемену слов, почитаемых исшедшими из уст Божиих…» … Особый умысел Шишков открыл ещё в том, что к выпуску был приготовлен отдельный том Пятокнижия Моисеева, «отдельно от книг пророческих». В действительности, это был первый том полной русской Библии, предназначенный к выпуску прежде томов последующих, для скорости. Шишков догадывался, — не с тем ли это задумано и сделано, чтобы подтолкнуть простой народ к совращению в ересь молоканскую или просто в иудейство. Как бы не понял, кто обрядового закона Моисеева в буквальном смысле, в частности, установление субботы, — не следует ли оговорить, что всё это только прообразы и прошедшие тени. … С поддержкой митрополита Серафима Шишкову удалось добиться, чтобы это русское Пятокнижие было сожжено, на кирпичных заводах Невской лавры. … Шишков верил, что Библейское общество и Революция есть одно. … Шишков опасается и толкования Библии. Кто же будет объяснять Писание, когда эти книги станут так распространены и доступны? «Рассеиваемые повсюду в великом множестве Библии и отдельные книги священного писания, без толкователей и проповедников, какое могут произвести действие. При сём необузданном и, можно сказать, всеобщем наводнении книгами священного писания, где найдут место правила апостольские, творения святых отцов, деяния священных соборов, предания, установления и обычаи церковные, одним словом — всё, что доселе служило оплотом православию. … Всё сие будет смято, попрано и ниспровергнуто…»

Шишков добивался от имп. Александра запрещения русских переводов и закрытия самого Библейского общества. Одни доводы он сам изобретал, другие ему подсказывались ревнителями, как Магницкий или А. А. Павлов (состоявший тогда за обер-прокурорским столом в Синоде, «славный воин 1824-го года, как его называет Фотий). … С Шишковым заодно действовал и митрополит. Серафим. … В своё время Серафим учился в Новиковской семинарии, в Библейском обществе был деятельным членом, и в звании Минского архиепископа, и в должности Московского митрополита. … В Москве на библейских собраниях он не раз произносил патетические речи. В Петербург он переехал уже в новых настроениях. С Голицыным сразу же разошёлся. Ставши, по удалении Голицына от дел, президентом в Библейском обществе, митрополит Серафим стал домогаться у императора Александра упразднения и закрытия библейских обществ вообще, с передачей всех дел, имущества и самого переводческого задания в Синодальное ведомство. Добиться этого удалось очень не скоро, только уже в новое царствование, под свежим впечатлением декабрьских событий, ответственность за которые Шишков уверенно возлагал именно на «мистиков». Однако, даже и в рескрипте о закрытии Библейского общества (от 12 апреля 1826 г.) была очень важная оговорка. «Книги священного писания, от Общества уже напечатанные на славянском и русском языке, равно и на прочих, жителями Империи употребляемых, Я дозволяю продолжать продавать желающим по установленным на них ценам». Даже Николай I не был готов следовать за Шишковым. На деле, впрочем, издания Библейского общества были изъяты из обращения, и только попечительные о тюрьмах комитеты продолжали из своих запасов снабжать Новым заветом в русском переводе ссыльных и заключенных. … Любопытно, что Шишкова в 1828-м году заменил в должности «министра просвещения» князь К. К. Ливен, бывший перед тем попечителем в Дерпте, видный и влиятельный деятель бывшего Библейского общества, от самого его основания. Позже, в 1832-м году, кн. Ливен стал во главе возобновленного немецкого Библейского общества.

Отметим, что в структуре библейского общества был создан Переводной Комитет, в котором самую активную роль играл протоирей Г. П. Павский, ставший фактически главным редактором всех выполняемых переводов. Это — тот Павский, о котором мы уже говорили выше.

Ещё интересно то, что Общество закупало издания славянской Библии, оставшиеся у Священного Синода от предыдущих тиражей, якобы с целью последующей распродажи за минимальную плату или для бесплатной раздачи бедным, но, скорее всего, скупали под благовидным предлогом славянскую Библию для уничтожения, и мы дальше обоснуем это положение.

На сайте Библейского общества в статье «Перевод Библии под эгидой Библейского общества» можно прочитать:

«В правилах, определявших текстуальную основу нового перевода, отдельно подчеркивалось: «11) греческого текста, как первоначального, держаться в переводе преимущественно перед славянским; 12) величие Свящ. Писания состоит в силе, а не в блеске слов; из сего следует, что не должно слишком привязываться к славянским словам и выражениям, ради мнимой их важности.

… В 1820 г. «рабочим порядком» приступили к переводу Ветхого завета. … В отличие от проекта по переводу Нового завета, не последовало никаких официальных постановлений, выражающих концепцию перевода. Тем не менее, по характеру осуществляемых переводов и их редактированию в Переводном Комитете можно говорить об основных правилах, которыми руководствовались переводчики. Все переводы делались с еврейского текста. … Решение издателей положить в основу русского перевода Ветхого завета масоретский текст нужно признать смелым и радикальным выбором, изначально декларировавшим независимость русского перевода. Таким образом удалось отстраниться от проблем текста Семидесяти, в своё время поставивших в тупик справщиков Елизаветинской Библии».

В общем, несмотря на требование придерживаться греческого текста, кто-то сумел добиться, чтобы перевод Ветхого завета не контролировался никем, в том числе и Синодом, и поэтому переводчики делали перевод с еврейского текста, якобы для решения проблем, связанных с переводом Семидесяти толковников. Вот вам и Павский, возглавлявший Переводной комитет, либо совершено не понимавший глобальной политики, либо согласившийся на это за соответствующую мзду от заинтересованных лиц.

Но всё-таки интересно было бы узнать, по какой причине остановилось распространение Ветхого завета, что послужило препятствием? Сейчас, читая исследования по истории РПЦ и истории перевода, можно заметить, что авторы обвиняют во всех грехах адмирала Шишкова, которого выставляют сумасбродом и самодуром. С этим согласны и православные богословы, и представители нынешнего Библейского общества, которое вновь воскресло после разрушения СССР.

Кое-какие подробности раскрывает И. А. Чистович[69], профессор Санкт-Петербургской Духовной академии. Он пишет (стр. 40), что на заседании Переводного комитета 4 октября 1823 года было доложено о переводе книг Пятикнижия к тому времени до 12-й главы книги Чисел и, как следует из контекста, докладчик предложил больше не рассматривать этот вопрос, а издать уже всё Пятикнижие после окончания перевода. Однако «комитет положил повременить с предприятием сего издания до тех пор, пока комитет переводный приступит к просмотрению книги Второзакония».

Здесь мы встречаемся с противостоянием двух разных групп комитета. Первая пыталась скрыть книгу Второзаконие, а вторая — увидела подвох и потребовала обязательного просмотра Второзакония.

Ну и как, вы думаете, это закончилось? — К нашему удивлению уже в ноябре началось печатание Пятикнижия на русском языке, а надзор был поручен известному нам Г. П. Павскому, председателю комитета.

Однако этот номер не прошёл, и уже 8 июня 1824 года последовал Высочайший указ, запрещающий издание Пятикнижия. Правда, указ не остановил издателей, и они произвели на свет 10 тысяч экземпляров Пятикнижия Моисеева. Но 7 ноября 1825 года «объявлено вновь Высочайшее повеление “чтобы оконченный печатанием первый том Библии в переводе на русский язык не приводить в употребление впредь до разрешения”».

Чистович считает, что «нет никакого повода думать, что Библейское Общество и всё то, что являлось и даже скрывалось под защитою Общества, направлялось намеренно к поколебанию православной веры и церкви» (стр. 52).

Скорее всего, он прав. У Библейского общества была другая, более важная цель: его целью было убедить духовенство, что Ветхий завет является священной книгой для православных верующих.

Князю Голицыну втолковали, что русский народ равнодушен к вере (а может, он и сам так решил), что вся его вера заключается в одном внешнем исполнении обрядов и поэтому необходимо «пробудить в нём высшие духовные инстинкты и через распространение священных книг ввести в него живую струю внутреннего понимания христианства».

Чистович положительным моментом считает открытие обществом благотворительных учреждений, и сожалеет, что всё сделанное обществом не было сделано православной церковью[70].

Осуждает он Библейское общество за устранение им от дел Священного Синода и за присвоение себе права издания славянской Библии. Но ведь переводы Евангелий и Ветхого завета делались и издавались под наблюдением Библейского общества, а это уже не недостаток, а прямая духовная агрессия Великобритании в России. В Библейское общество наряду с православными священниками и мирянами входили католики и протестанты, которые действовали в своих интересах.

Далее Чистович с глубокой скорбью вспоминает о сожжении тиража пяти книг Моисеевых, напечатанных Библейским обществом. Он отводит эту вину от Святого Синода и возлагает её на власть:

«В переводе Пятокнижия не было ничего такого, что заслуживало такую строгую меру — пишет автор — он пострадал мученически. В переводе Псалтири критика могла найти более неудовлетворительного, нежели в переводе Пятокнижия Моисеева: но Псалтирь оставлена от суда свободною, а Пятокнижие осуждено» (стр. 118).

Вот так рассуждает профессор — богослов, не понимая глобальной политики и поэтому — настоящих целей хозяев библейского проекта.

В качестве приложения к книге Чистовича приведены две статьи. Одна называется «Краткое историческое обозрение цели, хода и последствий учреждения библейских обществ в России», другая — «О злых действиях тайных обществ, выдумавших библейское общество в Европе и неусыпно чрез оное все к своей цели направляющих», — сочинения министра народного просвещения Александра Семёновича Шишкова. Мы вкратце рассмотрим эти приложения.

В них говорится о том, что Библейское общество открыли в Петербурге в 1812 году, когда французы грабили Россию, а власти до этого общества дела не было, так как шла война. Занимался обществом пастор Паттерсон.

Библейскому обществу разрешили издавать Ветхий и Новый заветы для иноверцев на иностранных языках. Издание книг на славянском языке разрешалось только Синоду. Запрещалось принимать участие в деятельности Библейского общества православному духовенству. Но, вопреки постановлениям Синода, вскоре в Библейском обществе появились архиереи и духовенство православной церкви.

Библейское общество скупило все экземпляры славянской Библии в Синоде и поручило их продавать Паттерсону и Шмиту.

Общество пустило корни по всей России, и выполняло тайные приказы своего правительства, имея рекомендации от самых влиятельных людей России. Не было губернии или селения, где бы не появлялись сотрудники Библейского общества или их корреспонденты: «Мистики, духовидцы, пророки появились во множестве».

Это сильно напоминает время перестройки в России, фонд Сороса и т. п. «неправительственные организации», видимо методы иностранных спецслужб не меняются.

Библейское общество выпустило книгу «Таинство креста», в которой Синоды и Вселенские соборы названы зверем и что через них дух антихристов распространяет своё владычество и заставляет поклоняться себе.

Здесь уже видна рука спецслужб «Великобратании», которая под видом справедливости реализует свои цели внедрения атеизма, дискредитацию РПЦ и государственной власти России, деморализации и разложения общества в целом.

Князь Голицын, президент Библейского общества, в 1817 году стал министром духовных дел, ведал народным образованием и почтами. В этом же году появляется Сионский Вестник, ранее запрещённый. В 1817 году в Лондоне состоялось 13?е годичное собрание Великобританского и Иностранного библейского общества, на котором было высказано предположение, что скоро на всём пространстве российском «религия восстановится во всей её чистоте» исключительно от переведённых книг священного писания, как это было с протестантством.

Адмирал Шишков считал, что Библейское общество служило надёжным покровом для пересылки денег, переписки, разъездов членов, путешествий и личных встреч его агентов во всех концах России, Германии, Швеции и т. п.

Борис Башилов[71] в своей книге о масонстве писал:

«Князь А. Н. Голицын и масон Р. А. Кошелев, пользуясь мистическим настроением, появившимся у Александра I во время Отечественной войны, уговорили его разрешить английским протестантам в России «Библейское Общество». Русские масоны немедленно включились в эту новую форму наступления на православие. В комитет, возглавлявший «Библейское Общество» немедленно вошли масоны. Председателем стал масон князь Голицын, его заместителем граф Кочубей, в члены правления: граф Разумовский, Кошелев, А. И. Тургенев. В местных отделах «Библейского Общества» также было много масонов. Масонам удалось вовлечь в ряды членов «Библейского Общества» даже несколько представителей высшего духовенства, осуждавших масонство, но доброжелательно относившихся к увлекавшимся мистицизмом. Но большинство православного духовенства отрицательно относилось к деятельности «Библейского Общества», справедливо усматривая в нём опасность для православия и царской власти. К числу таких духовных лиц принадлежал и знаменитый борец против масонства и масонского мистицизма, непримиримый враг орудовавших в России английских методистов, архимандрит Юрьевского монастыря Фотий.

Английские протестанты, организуя «Библейское Общество» в России, стремились заменить в нём православие протестантством. Масоны, которым на руку было уничтожение православия, преследовали политические цели своего ордена. … В конце 1823 года в России имелось около 300 отделений «Библейского Общества», ведших активную работу по разложению православия. Всюду начинают возникать различные секты, ещё более обессиливая ослабленную православную церковь». Иностранный дипломат Лаферронеероннэ, аккредитованный при дворе Александра I, в своём письме от 1 апреля 1820 года пишет: «Это «Библейское Общество», которое не стремится к иному, как универсализировать протестантство, должно быстро породить идеи свободы у людей, привыкших до сих пор видеть в их Государе высшего главу религии, которая их учит подчинению и уважению к нему. Однако, этот могущественный рычаг, этот целебный престиж хотят разрушить».

«Сионский вестник», который начал снова издавать в 1817 году известный масон и мистик Лабзин, по свидетельству Л. Знаменского «…выписывали все архиереи, архимандриты, все семинарии и академии (одна Петербургская выписала 11 экз.) и множество священников». …

«Активную деятельность развивал орден иезуитов. При Александре число живших в России иезуитов увеличилось почти вдвое. Члены знатных фамилий — Голицыны, Разумовские, Завадовские, Гагарины, Толстые, и другие — переходили в католичество, как раньше отдавали детей в пансионы, содержимые французами, так при Александре I в моду вошло отдавать детей в пансион аббата Николя, и в иезуитский благородный пансион. Даже Закон Божий в этих пансионах первое время преподавали иезуиты».

О финале Библейского общества XIX века мы можем прочитать на сайте современного библейского общества в статье «Перевод Библии под эгидой Библейского общества»:

«Номинально Российское библейское общество просуществовало ещё до 12 апреля 1826 г., когда оно было закрыто на основании наложенного на соответствующее совместное представление его президента и Киевского митр. Евгения (Болховитинова) Высочайшего рескрипта уже нового императора Николая Павловича. Свёрнутыми оказались все переводческие программы Общества».

После прихода к власти Николая I ситуация в России изменилась, и Библейское общество быстро ликвидировали, но запущенный им процесс при отождествлении обрядоверия и религии можно было только приостановить, но остановить уже было невозможно.

Следует отметить, что на Николая I продолжали оказывать давление иерархи РПЦ. Так во время коронации выступил митрополит Филарет (Дроздов) и произнёс речь, в которой он хвалит императора за выдержку во время восстания декабристов, однако, очень оригинально, ссылаясь на ветхозаветных персонажей[72]:

«В царствовании Давида прозябали сии плевелы, а преемнику его досталось счищать от них землю Израилеву. Что ж, если преемнику Александра пал сей жребий Соломона! Трудное начало царствования тем скорее показывает народу, что даровал ему Бог в Соломоне».

Спрашивается: При чём здесь «земля Израилева» и Соломон? А ведь этот Филарет был членом Библейского общества со дня его основания, его директором и вице-президентом. Это он настоял на переводе Ветхого завета с масоретского текста, а после смерти Николая I вновь поднял в Синоде вопрос о необходимости перевода Ветхого завета. Николай ему не доверял и считал его неблагонадёжным и не зря: ведь про него докладывали, что Филарет масон и тайный протестант[73].


Примечания:



6

В английском языке нашему обороту речи «Священное писание» соответствует «Holly Bible», что в подстрочном переводе означает «Святая Библия».



7

См.: www.hrono.info/libris/lib_d/dyuring00.html.



67

Это не опечатка, а намёк на власть масонского «братанства» над Великобританией.



68

Прот. Георгий Флоровский. Часть I. История русского богословия. Его становление. www.kursmda.ru/books/puti_russ_bogoslovia_florovsky_1.htm#_Toc32119614.



69

И. А. Чистович. «История перевода Библии на русский язык», репринтное воспроизведение второго издания 1899 г. (первое — в 1873 г.) — М. российское библейское общество, 1997 г. стр. 368. rapidshare.com/files/178940707/Chistovich_I_A_Istoriya_perevoda_Biblii_na_russkij_yazyk_1899.pdf.



70

И действительно: на протяжении всей своей истории РПЦ демонстрирует неспособность реализовать принцип «Бог не есть бог неустройства, но мира. Такбывает во всех церквах у святых» (1-е Послание Коринфянам апостола Павла, 14:33) — всё время РПЦ служит “элите”, а не Богу и народу…



71

Борис Башилов. История русского масонства, www.bibliotekar.ru/rusMassonstvo/index.htm.



72

Н. К. Шильдер. Император Николай Первый. Его жизнь и царствование. т. 2, Санкт-Петербург, издание А. С. Суворова, 1903 г. (стр. 7).



73

См. Википедию, ст.: митрополит Филарет (Дроздов).





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.