Онлайн библиотека PLAM.RU  




ГЛАВА 1

МУЛДАШЕВ И ШАМБАЛОИДЫ

Придется сообщить читателю, которому повезло не увидеть книг Мулдашева (и не повезло, скажем мы нескромно, не увидеть книгу «АнтиМулдашев»), кто же он такой, этот путешественник по Гималаям, и что за теории он придумал. Для объективности приведем не собственное мнение, а выдержки из предисловий к книгам Мулдашева, которые традиционно пишет профессор Р.Т. Нигматулин. Итак, Эрнст Рифгатович Мулдашев: доктор медицинских наук, профессор, директор Всероссийского центра глазной и пластической хирургии (г. Уфа), хирург высшей категории, почетный консультант Луисвиллского университета (США), международный член Американской академии офтальмологии, дипломированный офтальмолог Мексики, член Международной академии наук, мастер спорта по спортивному туризму, трехкратный чемпион СССР.

Этот текст взят из книги Мулдашева «От кого мы произошли. Сенсационные результаты научной гималайской экспедиции», изданной (точнее, переизданной) в 2003 году. Любопытно, что в книге «В поисках Города Богов. Том 3. В объятиях Шамбалы», которая появилась на свет в 2004 году, тот же профессор несколько изменил свое предисловие. Уморительный «международный член» куда-то благоразумно исчез, зато теперь Мулдашев предстал перед нами как

…заслуженный врач России, обладатель медали «За выдающиеся заслуги перед отечественным здравоохранением». Э.Р. Мулдашев — крупный российский ученый с мировым именем. Он является родоначальником нового направления в медицине — регенеративной хирургии, т. е. хирургии по «выращиванию» человеческих тканей. Им впервые в мире успешно проведена операция трансплантации глаза. В настоящее время ученый работает над основами клонирующей хирургии, т. е. хирургии по регенеративному воссозданию целых органов.

Э.Р. Мулдашев в процессе исследований контактирует не только с различными учеными (физиками, молекулярными биологами и др.), но и обращается к основам религий и эзотерических знаний.

Именно поэтому им были организованы 5 научных экспедиций в Гималаи, Тибет и Египет, которые значительно углубили понимание проблем регенеративной хирургии. Но эти открытия сопровождались еще и сенсационными открытиями философского и исторического толка.

Если читатель думает, что во время своих экспедиций доктор наук общался с тамошними офтальмологами или хотя бы терапевтами, дабы изучить необычные приемы гималайской хирургии глаза, то он глубоко ошибается. Вовсе не за этим Мулдашев организовывал «научные экспедиции» по местам боевой славы Будды и прочих Кришна-Вишну. Общался он исключительно с неграмотными в области медицины ламами и просто случайными прохожими, и волновали его при этом не какие-нибудь оригинальные методы анестезии или лечения глазных болезней. Если какой глаз его и интересовал, то это третий мифический глаз, которым наделен Будда и каждый уважающий себя эзотерик или хотя бы Посвященный. Для ясности отметим, что к Посвященным относятся госпожа Блаватская и некоторые другие персонажи с подозрительно увеличенной щитовидной железой (нехватка йода?) и сомнительным состоянием психики. Но об этом после, а сейчас попытаемся вкратце изложить основу

Учения нашего офтальмолога — объем его измышлений и количество публикаций уже заставляет написать это слово с большой буквы.

Итак, с чего все началось? Все-таки с офтальмологии. У Мулдашева накопилось изрядное количество фотографий анфас представителей разных народов, причем вовсе не из собственной практики. Часть фоток он явно почерпнул из современной российской энциклопедии «Народы и религии мира», часть, как мне кажется, иэ дореволюционной книги Ратцеля «Народоведение» на ту же тему (книга очень красивая, как писали в рекламах при царе, «в роскошн. полукож. переплете»). Рассматривая глаза этих персонажей долгими уфимскими вечерами, он сообразил, что разные точки глазок — центр, края, верхнюю и нижнюю точку, можно соединить красивыми пунктирными линиями и сделать после этого важные выводы. Есть такая известная фигура, нарисованная Леонардо да Винчи, — обнаженный мужчина с расставленными руками и ногами вписан в круг, проведены разные горизонтальные и вертикальные соединения. Однако Леонардо не стал делать из своего рисунка вывода о «кругоподобности» идеального гомо сапиенса, а вот Мулдашев сделал вывод, что существуют идеальные усредненные глаза человечества. И — о, чудо! — именно такие глазки носят на лице современные тибетцы!

Пусть даже и так, но далее глазной хирург делает уже совершенно странные выводы, а именно: значит, тибетцы и есть прародители человечества. В старом анекдоте о том, что будет, если скрестить ужа и ежа, получается, так сказать, в среднем, десять метров колючей проволоки. Неужели от проволоки произошли эти представители животного мира? Мулдашеву это неважно, и, не пытаясь как-то обосновать свой вывод, он решил ехать в Тибет и там искать Генофонд человечества. Да и действительно, где ж его искать, как не в Тибете. Глупо было бы обнаружить среднестатистические глазки где-нибудь в Конотопе, там ловить нечего.

И вот офтальмолог, а точнее — офтальмогеометр (глазник назвал свой метод пунктирных черточек офтальмо геометрией), едет в Тибет. Впрочем, туда ему удалось прорваться только с третьей попытки, поскольку управляющие Тибетом китайские чиновники тянули с визой, и пока он осмотрел достопримечательности Непала. Там нашлось много гораздо более интересного, чем слезящиеся органы зрения немытых аборигенов, а именно — пещеры с нашими предками. А предками этими Мулдашев, следуя указаниям Самой Блаватской, сразу стал считать неких атлантов и лемурийцев. Атланты, само собой, населяли Атлантиду, а лемурийцы — Лемурию, тоже такой мифический материк далекого прошлого Земли. И атланты, и лемурийцы пребывают в пещерах в основном в состоянии сомати, т. е. внешне выглядят как мертвые, а на самом деле являются вполне дееспособными физическими лицами. Они обладают огромной психофизической (а также, вероятно, психохимической) силой и никого к себе не подпускают, тем более что каждую пещеру охраняют некие асури. Последние полупрозрачны и напоминают головастиков, но тоже могут за себя постоять и соматирующего товарища поддержать.

Это далеко не все. Мулдашеву рассказали, что в Гималаях живет некий Харати, обладающий золотыми пластинами. Важно не то, что они золотые, а что на них записаны вся мудрость прошлых веков и всевозможные открытия, которые только предстоит сделать человечеству. Хоть лично офтальмогеометру увидать ни Харати, ни пластин, ни сомати не удалось, он уверенно пишет об этом, как о научно установленном факте. Ну а как же — об этом ему сообщил весьма авторитетный буддийский монах с непроизносимым именем и подозрительной лексикой.

Конечно, изложить на одной странице все «открытия» доктора наук невозможно, он ведь заполнил их описаниями больше тысячи страниц. Но кратко передать содержание последнего опуса под названием «В поисках Города Богов. Т. 3. В объятиях Шамбалы» можно. Прорвавшись все-таки в Тибет, Мулдашев поразился схожестью некоторых гор с пирамидами и прочими геометрическими телами. Особенно хорошо эта схожесть проявлялась, когда он при перерисовке фотографий спрямлял неровные склоны гор и скальных образований. Естественно, им был сделан вывод об искусственном происхождении всего Гималайского хребта. Стало понятно, почему в пещерах именно этих гор проживают атланты в состоянии сомати, а покой их охраняют некие асури, бестелесные головоногие существа, не пустившие в пещеру даже самого Мулдашева. Хотя рядовым китайской Народно-освободительной армии это удалось, и они, по своему обыкновению, порешили соматирующих на корню.

Такие вот истории. Именно истории, потому что ни одного доказательства своих измышлений Мулдашев не приводит. Ни атлантов, ни лемуров он лично не видел, в пещеры не попал, золотые пластины Харати со священными письменами тоже не видел (они, как доходчиво объясняет доктор медицины, «лежат на ладонях рук» этого Харати. А ест он наверняка ртом головы). Причем если в книгах он честно об этом пишет, то в публикациях «Аргументов и фактов» о существовании всех этих асурей и соматий сказано как о твердо установленном факте — установленном благодаря «научным экспедициям» автора.

Поэтому критику гималайских теорий офтальмолога приходится довольно туго — спорить-то не с чем. Ничего же не было. Читателю приходится просто верить Мулдашеву, или не верить. А с верой не поспоришь. Остается только продемонстрировать читателям толстых томов доктора полную ничтожность его построений, основанных на плохо переваренных воззрениях Блаватской и подгоревшей каше псевдофизических теорий нескольких лжеакадемиков отечественного производства.

Однако Мулдашев не одинок. В наше, как говорится, смутное время, расплодилось множество шамбалоидов. Да и до Мулдашева, как мы уже отмечали, такого рода деятели регулярно появлялись на публике с задачей подороже загнать свои произведения или изобретения — разумеется, никогда не работавшие. К офтальмологу мы еще вернемся, а сейчас займемся шамбалалайцами. Так по алфавиту и пойдем.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.