Онлайн библиотека PLAM.RU  




ГЛАВА 30

ЭКОЛОГИЯ

Сначала определение. «Экология (от греческого «ойкос» — «дом», «жилище», «домашнее хозяйство») — раздел биологии, наука о взаимосвязях между организмами и окружающей их средой, о круговороте веществ и потоках энергии, делающих возможной жизнь на Земле». — Энциклопедический словарь-справочник «Окружающая среда». М.: Прогресс, 1993.

Когда я слышу сейчас слово «экология», мне хочется заткнуть уши (или рот говорящему). Кто только сейчас не мусолит это, в сущности, совершенно невинное сочетание греческих корней! На I Съезд народных депутатов едва ли не 2/3 делегатов прошли под «экологическими» лозунгами, большая часть Московской Думы — тоже борцы за «экологию» (интересно, бывают ли борцы за физику или гельминтологию?). Один мой дальний знакомый боролся за сохранение старого дуба на улице Воровского — и тоже сейчас чего-то депутат. А в городе на Неве боролись за слона в зоопарке.

А начиналось все вполне здраво. Действительно, трубы заводов ужасно дымят, автомобили выбрасывают тонны оксидов углерода и азота, «леса обезлосили» (А. Вознесенский), в реках появились страшненькие рыбы-мутанты, а уж про Чернобыль и говорить не стоит…

Но все эти неприятности, сопутствующие цивилизации, носят совершенно нормальное название — загрязнение окружающей среды. Загрязнение химическое, радиационное, есть даже шумовое загрязнение. Наука — «экология» притянута сюда просто из-за красивого названия. И, как выяснилось, на ней можно делать карьеру, популярность и деньги.

«ЗЕЛЕНЫЕ» В БОРЬБЕ ЗА ГОЛУБЫХ

Как и марксизм, экология пришла к нам с Запада. Экологические партии «зеленых» давно уже сидят в парламентах многих европейских государств, их деятельность подкреплена огромными средствами и, нельзя не согласиться, в ряде случаев приносит большую пользу обществу. «Зеленые» расширили понятие экологии и включили в него борьбу против добычи голубых и прочих китов и против ядерных испытаний, против использования натуральных мехов и химического производства, а заодно и против выведения новых сортов растений методами генной инженерии.

Правда, борьба именно «зеленых» против добычи китов в Антарктике, где сроду не было ни одного зеленого листика, выглядит немного комично. А борьба с «химией» недоучившихся студентов, одетых в штормовки из синтетики, просто лицемерна. Если вспомнить еще, что на свои митинги «зеленые» добираются на проклятых автомобилях, а вовсе не на лошадях или мулах…

Но киты и автомобильчики — это все ерунда по сравнению с глобальными, многомиллиардными по «стоимости вопроса» мошенничествами в области экологии. Самое крупное — глобальное потепление климата.

ОЗОНОВЫЕ ДЫРЫ В ГОЛОВЕ

Вряд ли отыщется хоть одно периодическое издание, которое хоть раз в неделю не написало бы чего-нибудь про озоновые дыры, так что читатель наверняка в курсе проблемы. Но на всякий случай напомню, что речь идет о газе озоне (химическая формула 03), который образует озоновый слой на высоте 20–45 км от поверхности Земли и защищает земную поверхность от ультрафиолетовых пучей. Эти лучи, в свою очередь, поражают человека и вызывают увеличение числа заболеваний раком кожи. Именно поэтому в последние годы на Западе из моды выходит загар, который образуется под действием УФ-лучей.

В 1973 году в Калифорнийском университете ученые Марио Молина и Шерри Роуленд обнаружили, что некие соединения «хлорфторуглероды», путешествуя по атмосфере, могут в конце концов достигать озонового слоя, реагировать с озоном и таким образом уменьшать толщину этого слоя. Дело в том, что они очень прочные соединения, не взаимодействующие практически ни с какими веществами «по дороге» к слою — большинство других веществ окислилось бы атмосферным кислородом или разрушилось под действием солнечного света.

Важно, что хлорфторуглероды (ХФУ, или фреоны) — не какая-нибудь небывалая экзотика, а широко используемые в промышленности и быту продукты. Их потрясающая инертность сделала ХФУ идеальными веществами для заполнения аэрозольных баллончиков и систем охлаждения в холодильниках. ХФУ неядовиты, негорючи, не пахнут, быстро улетучиваются — что еще нужно для пульверизаторов с дезодорантом или пеной для бритья!.

Итак, баллончики и холодильники опасны для защитного озонового слоя! Разве могли «зеленые» пройти мимо такого вкусного скандала? Уже в 1977 году проводится первая Международная конференция по проблеме истощения озона согласно Программе ООН по окружающей среде. В 1981 году сотрудники НАСА объявляют о сокращении озонового слоя на 1 %, а в 1984 году наконец-то обнаруживается озоновая «дыра» (область малого содержания озона) над Антарктидой. А 1 января 1989 года вступает в силу Монреальский протокол, требующий прекратить производство ХФУ к 2005–2010 годам.

Первооткрыватели разрушающего действия фреонов на озоновый слой — Молина, Роуланд и Крутцен (Германия) получили в 1996 году Нобелевскую премию по химии. Вполне заслуженно, так как претензии могут быть предъявлены не к химии, а к «экологическим» выводам. Все, наступил конец фреоновой промышленности.

В нашей стране, кстати, производится примерно 60 % мирового фреона, около 100 тыс. тонн. Свертывание производства российского фреона обойдется налогоплательщикам (нам с вами) в 170 млн. долларов. Кое-что уже сделано — на производство бесфреоновых холодильников перешел завод «Стинол» в Липецке. Правительство Швеции обещало выделить 1 млн. долларов на поддержку проекта по свертыванию производства фреона в России.

Кроме «зеленых», за борьбу с ХФУ ухватились и политики. Только на этот раз не в России, а на Западе, особенно. в США, где одним из ведущих противников этих газов стал сенатор Гор, большой друг Черномырдина и несостоявшийся президент. Правда, юридическое образование позволяет ему разбираться во фреонах не лучше, чем Джугашвили в языкознании.

Однако неужели у этой теории не было противников? Конечно, были — прежде всего промышленники. Знаменитая компания «Дюпон», производившая подавляющее большинство фреонов, очень даже спорила с учеными. Однако очевидная заинтересованность фирмы всегда вызывала недоверие к ее аргументам, и «зеленые» снова победили — фирма «Дюпон» практически прекращает выпуск ХФУ.

Но мы-то на фирме «Дюпон» не служим и вполне можем попробовать разобраться в этих аргументах. Первый и естественный вопрос вызывает существование дыры именно над Антарктидой — при чем тут дезодоранты, в Антарктиде их потребление, ха-ха, очень даже невелико! И холодильников с фреоном там примерно столько же, сколь в одной российской пятиэтажке.

Обычным ответом «зеленых» являются рассуждения о циркуляции атмосферных масс, переносе и т. д. Однако перенос «дыры» из одного пункта в другой больше всего походит на перетаскивание ямы из одного конца садового участка к другому…

Дальше. Еще лет 15 назад во всем винили ХФУ. Однако постепенно выяснилось (теми же учеными), что виноваты не хлорфторуглероды, а просто хлоруглероды (ХУ) или другие хлорсодержащие соединения. А также закись и двуокись азота, выделяемые автомобилями или образующиеся при распаде удобрений.

Да, но ведь хлор появляется в атмосфере далеко не только из баллончиков! При извержении среднего вулкана в атмосферу выбрасывается чудовищное количество хлористого водорода. В книге Ш. Роун «Озоновый кризис» тщательно и литературно красиво прослеживаются все перипетии нашей истории, говорится и о вулканах, но — позеленевшая мадам Роун так и не осмелилась привести цифры. А они таковы: при одном-единственном извержении вулкана образуется намного больше хлора, чем можно выпустить из всех продающихся за год баллончиков и холодильников.

Вообще есть точка зрения, что утоньшение озонового слоя является чисто временным и, грубо говоря, случайным явлением, связанным с максимумами солнечной активности и космического излучения. Одним из авторитетных противников фреоновой теории является А.П. Капица, член-корреспондент РАН (настоящей Российской академии, а не какой-нибудь там «информатизации» или «тайного знания»). Андрей Петрович, между прочим, геофизик и специалист как раз по Антарктиде. В еженедельнике «АиФ» была приведена такая цитата из статьи ученого: «естественные причины являются главным фактором возникновения озоновых дыр, их опасность для человека значительно преувеличена».

И последний аргумент. Уже вскоре после обнаружения возможной вины ХФУ ученые начали интересоваться содержанием фреонов в атмосфере до начала промышленного производства этих веществ (т. е. до 30-х годов нашего столетия). Для измерения этого содержания в еще более далекие годы исследователи изучали состав воздуха в старинных запечатанных бутылях, в запаянных колбах песочных часов и алхимических ретортах. Ничего особо интересного получено не было, возможно, из-за низкой чувствительности аппаратуры. Но вот недавно Центральная аэрологическая обсерватория Росгидромета сообщила сенсационную новость. Вторая Украинская антарктическая экспедиция обнаружила в пузырьках воздуха, вмороженных в лед около тысячи лет тому назад, пресловутые ХФУ в количествах, вполне сравнимых с современными!

В сущности, это означает, что вся борьба с освежителями воздуха, подмышечными дезодорантами и холодильниками типа «Минск» была совершенно бессмысленна, а громадные деньги на всю эту «экологию» потрачены впустую — что и требовалось доказать.

Более того, в этой борьбе были и человеческие жертвы. Заменой фреонам в аэрозольных баллончиках стали горючие сжижающиеся газы типа бутана (который используется в красных дачных баллонах). Недаром на пульверизаторах появились устрашающие надписи «огнеопасно», «крайне огнеопасно» и т. д. Уже известны десятки случаев возгорания строений и ожогов у пользователей. Стандартный пример выглядит следующим образом. Пенсионерка Н., завидев таракана на кухне около плиты, сладострастно обрызгала его «Дихлофосом» из баллончика. Увы, рядом горел газ и произошел натуральный взрыв, а потом и пожар, докончивший борьбу с тараканами на даче, а также с самой дачей. Пенсионерка, правда, выжила, но хотел бы я посмотреть на «зеленых», которые стали бы ей объяснять про вред фреона…

Но не надо думать, что теперь проблема ХФУ решена и можно снова производить эти газы и безопасно пользоваться «Дихлофосом». В мире сложилась огромная антифреоновая партия, состоящая из политиков (тот же Гор), сотен чиновников, обслуживающих за отличные деньги Монреальский и более поздний Лондонский протоколы, существует Глобальная система наблюдений за озоном со значительным финансированием. Работа в Монреале считается синекурой даже для ооновских бездельников. Нет, они еще поборются!

Что касается нас, потребителей, то нам следует перестать уважать аэрозольный товар только из-за наличия фраз типа «безопасен для озона» или «CFC-free» (т. е. без хлор-фторуглеродов), а баллончик выбирать исключительно по его потребительским качествам — приятный запах, сильное антитараканье средство, удобная кнопочка. Я бы даже осмелился предложить не покупать баллончики с горючими пропеллентами, на которых написано об огнеопасности, а брать именно с фреонами. Благо Россия отстала от — ну очень передового! — «зеленого» человечества и продолжает выпускать ХФУ в больших количествах.

А если шведам так хочется потратить на наши проблемы 1 млн. долларов, то пусть несут. Раздадим хоть тем же нищим научным сотрудникам, не заработавшим на «озоновом кризисе». Хотя боюсь, что скорее всего деньги переварят наши экологические чиновники…

ПИРРОВА ПОБЕДА «ЗЕЛЕНЫХ», ИЛИ АСБЕСТ КАК ОН ЕСТЬ

Третье из крупнейших экологических надувательств — история с асбестом. Это знаменитый волокнистый минерал, из которого можно сшить рубашку или варежки, по-научному асбест — это природные волокнистые материалы на основе магнезиальных силикатов из групп хризотила и амфибола, наибольшее технологическое значение имеет всем известный белый (хризотиловый) асбест. Гибкие тонкие волокна асбеста имеют высокую прочность на разрыв, пригодны для прядения и получения тканей и обладают высокой жаро- и химической стойкостью и теплоизолирующей способностью. Варежки из асбеста, использующиеся металлургами, после загрязнения можно не мыть, а просто бросить в огонь — прокаливание возвращает им снежно-белый цвет.

Эти свойства асбеста привели к широчайшему использованию минерала в самых различных областях, прежде всего — в строительстве. Из асбеста, основные запасы которого находятся в России и Канаде, изготавливают потолочные плиты, асбоцементные трубы, противопожарные переборки, стеновые панели, различные утеплители и даже «асбестовые одеяла», которыми положено накрывать очаги воспламенения. Использовался асбест и в тормозных накладках для автомобилей.

Однако в 70-е годы прошлого века появились публикации о канцерогенности асбестовых волокон размером менее 5 микрон. Эти волокна могут внедряться в ткань легких и после длительного латентного периода (т. е. между попаданием и заболеванием) в 15–40 лет вызвать рак легких. Почему-то большинство «зеленых» не насторожили эти поразительные числа, и они с энтузиазмом начали громить асбестовую промышленность. И это им удалось.

На Западе борьба с асбестом практически привела к краху асбестодобывающей отрасли. Строительство новых объектов с использованием этого минерала прекращено, более того, тысячи старых зданий в Германии, США и Канаде были безжалостно снесены. При этом, кстати, образовалось намного больше строительной асбестсодержащей пыли, чем было ее в исходном доме. Антифрикционные тормозные накладки делают теперь тоже без асбеста — так и написано: «asbestos free». По-моему, они стали гораздо хуже.

В нашей стране использование асбеста также было подвергнуто множеству ограничений. И это при том, что технологии применения асбеста у нас резко отличались от западных. В бывшем СССР и сейчас в России асбест всегда смешивался с вяжущим материалом (тем же цементом), и из смеси формовались изделия, в дальнейшем покрывавшиеся краской или какой-нибудь облицовкой. Такой материал не пылит. А на Западе асбест часто просто напыляли на поверхность, подлежащую изоляции — без дополнительной доводки, препятствующей выделению мельчайших частиц асбеста.

Однако обратимся к цифрам. Что такое 40 лет латентного периода? Неужели не очевидно, что за 40 лет человек может «подцепить» такое количество заболеваний, подвергнуться воздействию такого числа вредных факторов окружающей среды и испытать столько нервных потрясений, что относить рак именно к асбесту, которым он надышался 40 лет назад, просто несерьезно? Есть и другие, еще более сильные доказательства придуманности страстей по асбесту. У нас на Урале находится центр асбестодобывающей промышленности, город Асбест, и частота онкологических заболеваний в этом городе ничуть не выше, чем в остальной России.

И, наконец, почему именно асбест? Дышать пылью действительно вредно, причем всякой — и асбестовой, и цементной, и городской, и даже древесной. А материалы, пришедшие на смену асбесту в строительстве, как, напри-

мер, различные вспененные полимеры, часто гораздо опаснее асбеста. Из них могут выделяться безусловно вредные компоненты, при горении образуются смертельно опасные газы. Между прочим, одной из важнейших причин борьбы с асбестом была заурядная конкуренция германских фирм-производителей стройматериалов. «Зеленые» были, как говорят на том же Западе, просто использованы в этой борьбе. А в результате страховые выплаты по заболеваниям, якобы связанным с асбестом, оцениваются в 180 миллиардов (!) долларов! Этим деньгам можно было найти и более разумное применение.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.