Онлайн библиотека PLAM.RU




ГЛАВА 4

ВОДОИСКАТЕЛИ

Наверное, именно к таким шамбалалайцам стоит относить лозоходцев или биолокаторов. Это всем известные, обычно с безумным выражением глаз и подрагивающими конечностями мужчины (заметим, что женщины почему-то лозоходством не увлеклись), держащие в руках (вспомним еще раз мулдашевского Харати — держащие ладонями рук) веточку в виде латинской буквы Y или Г-образную металлическую загогулину. По приглашению нового русского или старого дурака, они ходят по его дачному участку в поисках места под колодец. В каком-то углу участка палочка начинает у них в руках сама по себе склоняться «на полшестого», указуя место рытья источника водоснабжения. Лозоходец благожелательно принимает полсотни зеленых и удаляется. На указанном лозой месте вырывают колодец, и точно — в нем заводится вода.

Что совсем неудивительно — под любой другой точкой на этом же участке обязательно найдется вода, поскольку водоносные горизонты есть даже в пустыне Сахара. Другое дело, что эта вода может оказаться на очень большой глубине (у упоминающегося в этой книге эксперта Александра Мельникова, например, на участке вода нашлась только на 10-метровой глубине). Справедливости ради отметим, что некоторые лозоходцы предсказывают, и «сколько копать», и нередко правильно. Но для объяснения и этого чуда не требуется привлекать Шамбалу и сомати, достаточно знать небольшой набор примет — буйность или чахлость растительности, наличие или отсутствие рядом речки или озера, да и просто можно воспользоваться геологическими картами, которые раньше были страшным советским секретом, а ныне распродаются обнищавшими научными сотрудниками совсем недорого.

Салли рамколюбы и лозоходы пишут о себе так (цитируется книга Ю.А. Фомина «Энциклопедия аномальных явлений»).

С давних времен известен способ поиска подземных вод и залежей полезных ископаемых с помощью металлической рамки или деревянного прутика, зажатого в руке человека. Этот метод называли «лозоходством». Позже то же явление получило еще ряд названий — «биолокация», «биоиндикация» и другие. Во время работы оператор предварительно настраивается на объект поиска, а затем, перемещаясь с рамкой или прутиком в руках, осуществляет поиск заданной среды или предмета, что проявляется в отклонении рамки или прутика от первоначального положения (вверх-вниз, вправо-влево).

В последние годы этот метод благодаря стараниям энтузиастов получил самое широкое распространение, и область его использования постоянно расширяется. Если раньше лозоходство применялось в основном для поиска воды при строительстве колодцев да для разведки рудных аномалий, то в последнее время таким же способом осуществляется и поиск потерянных предметов, и диагностирование больных, и оценка характера геопатогенных зон, и многое другое. Уже созданы специальные школы, где осуществляется обучение операторов, и хозрасчетные предприятия, принимающие заказы на выполнение отдельных поисковых работ.

Про геопатогенные зоны мы скоро поговорим, пока вкратце — никаких геопатогенных зон не существует, и обнаруживать тут нечего. Что касается поиска потерянных предметов, то по сию пору ни один лозознатец не нашел даже советского двугривенного, не говоря уже о библиотеке Ивана Грозного или Чаше Грааля, в отличие от Индианы Джонса.

Несмотря на то, что делается очень много попыток разработать более совершенные конструкции рамок, обеспечивающих получение максимально возможного эффекта, все же самым простым и надежным вариантом является кусок проволоки, изогнутый в виде буквы Г с соотношением сторон от 1:2 до 1:3 и короткой стороной чуть больше ширины ладони оператора.

Обычно в комплект входят две рамки, которые зажимаются оператором в правой и левой ладонях и одновременно используются при поиске, при этом они вращаются в разные стороны. Но иногда операторы используют только одну рамку, получая с ее помощью достаточную информацию. Реакция рамки фиксируется по углу ее поворота в горизонтальной плоскости в то время, когда оператор держит в руках вертикально их короткие части.

Нет, ну просто дураки какие-то, право слово! Совершенно же ясно, что рамка Г-образной формы должна иметь соотношение сторон согласно «золотому сечению», то есть 1: 1,62. Кроме того, согласно тому же закону, рамку следует обработать излучением Харати, держащего на своих «ладонях рук» золотые пластины с записью всей премудрости человечества и лично тов. Мулдашева. Кто бы мне ответил при этом, почему Г-образная загогулина называется рамкой?

Некоторые операторы пользуются рамками другой конструкции, предусматривающей возможность ее горизонтального размещения и удержание двумя рунами одновременно. В этом случае реакция рамки фиксируется по вертикальному углу поворота относительно горизонтальной плоскости. Используются рамки и других конструкций в зависимости от фантазии и опыта оператора.

А сейчас — самое главное. Рамка-то и не особенно нужна! Нужен только опытный оператор, мошенник никак не менее 3-й категории.

Но какова бы ни была форма и конструкция рамки, она является только вспомогательным устройством, которое не может проявлять себя без присутствия и участия человека. Углы поворота рамки происходят (стиль автора. — Прим. П. Образцова) благодаря непроизвольным мышечным воздействиям ладони руки оператора, именно они заставляют поворачиваться рамку. Таким образом, чувствительным элементом системы рамка — человек является не рамка, а сам оператор, его способности и возможности воспринимать и реализовывать информацию, а рамка выполняет только роль стрелки прибора, позволяющей объективно оценивать реакции организма человека на то или иное внешнее воздействие. Опытные операторы, при развитых способностях, могут обходиться без использования рамок, интуитивно чувствуя, при определенном настрое, воздействие окружающей среды. В этом случае их восприятия тождественны восприятиям экстрасенсов.

На человека и его информационно-распорядительную структуру (ИРС) действуют различные факторы, какая-то часть которых нам еще неизвестна. Оператор при работе прежде всего задается объектом или субъектом поиска или исследования, стремясь четко представить его себе, абстрагируясь при этом от других источников информации. То есть происходит точное адресование поиска или исследования.

У меня есть совершенно точное «адресование» лозоходцев и рамкознатцев, но не считаю возможным приводить его в открытой печати. Про ИРС должен разъяснить читателю, что это такая штука, которая где-то там около нас существует, за нас думает, и Посвященные шамбалоиды в состоянии вытащить из нее массу информации. То, что за шамбалалайцев размышляет информационно-распорядительная структура, скорее всего правда. Может быть, она ими даже распоряжается. И информацию они наверняка вытаскивают именно из этой гражданки, поскольку больше этой чепухе взяться неоткуда.

ГЕОПАТОГЕННЫЕ ЗОНЫ

Очень близки водоискателям следопыты геопатогенных зон. Про них написано столько, что читатель продукции СМИ вполне может поверить в их существование. И пусть ему не покажется кощунственным мое заявление — никаких геопатогенных зон нигде и никогда не было и нет! И не предвидится — геопатогенные зоны придумали не очень грамотные граждане, которые в позапрошлом веке изобретали бы вечный двигатель. Их искренние заблуждения использовали ловкие проходимцы, постоянно выбрасывающие на рынок мелкие и недорогие штучки, приносящие солидные доходы. По мере ослабления интереса к каждой из финтифлюшек начинается выпуск и реклама следующей и так далее. Треугольная палка для биолокации поднадоела — появился «Индикатор геопатогенных зон — Волшебная поза».

Первое, что нас удивило, когда мы (отдел экспертизы «Известий») распечатали коробочку, — это то, что индикатор никакая не лоза, а черный пластмассовый грузик, к которому надо еще привязать длинную нитку. Если верить описанию, то с помощью получившегося маятника можно быстро и дешево (70 рублей все удовольствие) определить места «перекрещивания линий энергосилового каркаса Земли и магнитных полей, в которых находятся геопатогенные зоны», в этих местах якобы грузик начинает сильно раскачиваться. Рабочий стол или кровать не должны находиться на таких перекрещениях, а то будет излишняя усталость и чрезмерная раздражительность.

Мы довольно долго бродили по этажам с маятником, но то ли редакция газеты совершенно «чистая», то ли наши экстрасенсорные способности загублены утомительной борьбой с дагестанским коньяком — нет, никак наш грузик нигде не качался. Отчаявшись найти геопатогенную зону, мы решили посмотреть, а что там внутри? И разрезали грузик «из специального сплава». Внутри оказалось колечко из обычной латуни, и тут мы поняли: не выйдет у нас найти неблагоприятное магнитное поле, так как латунь магнитом не притягивается (помню, в детстве мне так и не удалось вытащить магнитом пятак из фонтана)…

Не получилось у меня и определить качество продуктов питания с помощью этого маятника. Описание утверждает, что рядом с хорошими продуктами грузик качается вперед-назад (как бы говорит «да»), а рядом с плохими — из стороны в сторону (как бы говоря «нет»). Опять у меня ничего не качалось, пришлось довериться поварам и съесть обед в нашей столовой без проверки.

Но вот что я подумал: а вдруг бы приборчик купил какой-нибудь болгарин, так он бы непременно отравился. В Болгарии ведь все наоборот — на «нет» кивают, а на «да» — мотают туда-сюда головой. Авторам индикатора следует продумать экспортный вариант своего маятника!

Когда об этом эксперименте узнал один лозоходец, он позвонил и предложил мне приехать к нему для лечения. Оказывается, у меня ничего не вышло потому, что я «зашлакован», а он меня сумеет «расшлаковать». На всякий случай, зная особенности психики сторонников геопатогенных зон, я трусливо уклонился от расшлаковки…

Геопатогенная зона — очень красивый термин. Довольно часто мулдашоиды прикрываются такими звучными названиями и титулами, отлично зная российскую привычку доверять словам. Академик Лихачев считал даже, что русская цивилизация — это цивилизация слова и лишь в меньшей степени материальной культуры. Гордиться тут нечем — пока мы трепались о судьбах человечества и необязательности убиения старухи топором, немец придумал штангенциркуль, ватерклозет и презерватив.

У меня был один знакомый, который по долгу службы входил в комиссии по расследованию причин самолетных аварий и потому отлично знал ситуацию в советском авиапроме. И на мой вопрос именно об этом — как, мол, там обстоят дела, ответил — точно так же, как в палатке «Ремонт обуви». Все это означает просто лишь то, что не может в одной и той же стране, в одном и том же обществе, в одном углу расцветать космос или госбезопасность, а в другом загнивать химия или сбор утильсырья. И количество дураков, жуликов и мулдашоидов примерно одинаково в администрации пельменной и в Академии наук. Вот какая дискуссия разгорелась недавно на страницах газеты «Известия».

Г еофизики сразу нескольких научных организаций Москвы представили масштабную работу по влиянию геологической среды на здоровье населения. Как утверждают специалисты, некоторые районы столицы опасны для здоровья. Особенно неблагоприятным климатом славится центр. Охотный Ряд, где расположена Госдума, — классическая геопатогенная зона. Геофизики из института «Физическая разведка объектов Москвы» отмечают там сильное воздействие электромагнитных полей. Ученые из Института физики Земли имени Шмидта РАН утверждают, что в зоне повышенного риска находился и рухнувший аквапарк.

С «Физической разведкой объектов Москвы» все ясно, это какая-то коммерческая фирма, которая, как говорится, ради красного словца (и зеленой бумажки) не пожалеет и отца. Как им удалось выбить деньги на измерение «воздействия электромагнитных полей», тоже несложно сообразить — депутаты Госдумы обладают большими возможностями в смысле госфинансирования разного вздора, а уж если речь идет о здоровье самих депутатов… Для них Родине ничего не жалко. Надо им предложить обить кабинеты изнутри стальным листом для предотвращения вредного воздействия. А лист заказать на Новолипецком комбинате. Полагаю, что депутат, «обслуживающий» интересы этого комбината, сумеет протолкнуть нужное постановление.

Жалко вот только академический Институт физики Земли. Хотя понять его сотрудников можно. При советской власти институт занимался весьма специфической физикой Земли — подземными ядерными взрывами, сытно и вкусно ел и только цыкал зубом от удовольствия. А потом все это кончилось, и осталась только жалкая зарплата долларов в сто. Вот и приходится гнать волну, придумывать страшилки в надежде на какой-нибудь грант для изучения влияния подземной реки Неглинки на заболеваемость гриппом членов администрации президента. Вот, например, завлабораторией Олег Хаврошкин в ходе той же дискуссии прямо так и сказал про аквапарк:

Мы действительно зафиксировали толчок. Но если бы здание было спроектировано достаточно квалифицированно, по-честному — я имею в виду, что почти 10 % стоимости сооружения должны составлять геофизические обследования местности, — то аквапарк бы устоял.

В переводе на общегражданский это означает, что надо было пару миллионов зеленых перевести сотрудникам славного института. Что же касается геопатогенных зон в Москве или иных городах Отечества, то приведу мнение главного научного сотрудника Института химической физики имени Семенова РАН, доктора физико-математических наук Андрея Лундина.

Вы поймите, нет ни биополя, ни информационного поля, ни геопатогенных зон, как бы это кому-нибудь ни хотелось. Все это бред. В свое время Политбюро вкладывало большие деньги в экстрасенсов, изучали, возможно ли дистанционное управление, телепатия. Сейчас успокоились.

Когда кто-то говорит, что московские разломы «фонят» радоном, — вспомните, что большая концентрация радона наблюдается на курорте (!) Мацеста в Сочи. Обычно радон сопряжен с гранитами, в Москве и Подмосковье такого не наблюдается. Так что радоновой опасности для горожан нет, Москва в этом отношении безопасна. Страшилки распространяют шарлатаны. А бред про водород под Кремлем — вообще полная ахинея. Водород сам по себе почти «не живет». Те, кто учил химию в школе, знают, что он реагирует с кислородом и дает воду. Либо улетучивается. Так что в Кремле водороду взяться просто неоткуда.

Разумеется, в Москве все же есть довольно вредные зоны, среди которых самая заметная — это действительно Госдума. Но они не геопатогенные. Как бы их назвать-то половчей? Может быть, гомопатогенные?






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.