Онлайн библиотека PLAM.RU  




Четверг, 26 октября

Снаружи: Хижина-столовая.

День аяхуаски today (23). Вместе с новенькой. Канадкой. Я не должна была этого говорить. Знаю. Я делаю пузырь и выкидываю его. В нем злые мысли. А теперь можно насладиться белым рисом без НИЧЕГО, и потом снова НИЧЕГО до завтрашнего утра. Мне плевать. Я все меньше ощущаю голод. А когда я голодна, я курю. То есть, прошу прощения, питаю духов!

23) Сегодня (англ.).

Кстати, мои складки сократились в размерах. Это скорее радует. Вспоминаю о подругах, сидящих на диете в том краю, где можно есть, когда тебе захочется. Как только я расскажу им о своих приключениях, они все тут же захотят в Сачамаму. Помимо гарантированного избавления от жировых складок в программу входят водолечение, фи- тотерапия, чистка всех видов, общение с духами, походы в джунгли, сбор галлюциногенных растений, а также вечера дегустаций!

Две недели я не видела своего отражения в зеркале. Иногда я смотрюсь в реку. Мутную реку. Интересно, узнаю ли я себя после стольких дней, проведенных вдали от цивилизации? Боюсь представить себе количество волос, поседевших от постоянного страха. Я хочу увидеть себя. Я хочу увидеть тебя. Я хочу сохранить тебя внутри, как отражение в прозрачной воде. И спрашивать себя, глядя на отражения, которое из них - иллюзия, а в котором из них - твоя жизнь.

Мне так ничего и не приснилось. Ахосача, это не очень-то любезно с твоей стороны. А я ведь каждый день прихожу к тебе петь песни. Ты могла бы мне ответить! А может, тебе просто не нравится мой голос? Или же ты не понимаешь ничего из того, что я тебе говорю? Будешь продолжать в том же духе, я накричу тебе прямо в твои зеленые уши.

Дождь, солнце, дождь, солнце. А если дождь, то проливной. Зеленый попугай обожает петь под дождем. Чудак. Сидит на ветке, вода стекает по его перьям, и чем сильнее дождь, тем громче он поет. Записываю пение этого тенора, радующегося собственной красоте. Тут меня окликает Франциско. Все на урок. Что у нас сегодня? «Лекарственные растения».

В Амазонии самые распространенные недуги обычно связаны с влажностью, паразитами и неправильным питанием. Отсюда: артрит, ревматизм, боли в суставах, астма, кашель, туберкулез, мигрени, инфекционные заболевания, диарея, боли в почках, анемия, проблемы со зрением, слабость и т. д. Именно от этих заболеваний излечивают применяемые здесь растения.

Папайю, паико и сквош используют для избавления от паразитов. Например, один из способов избавиться от этих гадов - приготовить порошок из сушеных семян папайи, растворить его в воде и принимать по чайной ложке в течение трех дней. У паико из листьев отжимают сок или измельчают косточки плода. Схема приема та же. Сквош - это нечто вроде дыни. Очень сильное слабительное. Достаточно одного приема раз в полгода.

От диареи поможетгуайяба. Это вяжущее средство. Из ее коры готовят отвар. Одна порция - с утра, одна - вечером, и все прошло. Ее можно принимать и как лекарство от рвоты.

Хуито применяют от кашля и астмы. Это фрукт размером с апельсин. Коричневого цвета. Нужно разрезать пять плодов на четвертинки и варить в восьми литрах воды, добавив полкило сахара. Вываривать до получения сиропа. Также служит отхаркивающим средством. Принимать по три рюмки в день, пока не пройдет кашель.

Cat's claw - кошачий коготь - одно из наиболее известных растений, широко экспортируемое на запад. Это лиана, ценная своей корой. Принимают ее в виде настоя или отвара. Помогает от мышечных болей, изжоги, развития раковых опухолей, говорят, даже от СПИДа и диабета. Просто находка! Однако больше никаких объяснений мне получить не удалось.

Франциско говорит, что лишь два процента растений амазонских джунглей были изучены в лабораторных условиях. Все остальное богатство по большей части известно только шаманам. В последнее время они начинают организованно выступать против расхищения этого достояния. Они объединяются в ассоциации, которые открывают свои тайны только при определенных условиях. Например, при условии получения процентов с дохода от реализации лекарств, разработанных на базе этих растений. Один американский ученый решил было «запатентовать» рецепт аяхуаски. Последовал судебный процесс. Индейцы дело выиграли. Патент отозвали. На том основании, что этноботаники упоминали рецепт в своих книгах задолго до того, как горе-ученый подал заявку на патент. Так и надо.

Франциско рассказывает еще об одном растении, которое используют индейцы Амазонии, а недавно открыла для себя и официальная наука. Разного рода исследования говорили о том, что в одном из районов Амазонии люди совсем или почти совсем не болеют туберкулезом. Местныежители рассказали, что применяют лекарство из какого-то растения. Растение изучили в лабораторных условиях, оказалось, что оно и вправду обладает высочайшей эффективностью. Гораздо эффективнее всего ныне существующего на рынке.

Прошу дать мне сиропа из хуито и пару кусочков кошачьего когтя. Хочу сделать подарок подружкам, когда вернусь.

Снаружи: Церемониальная хижина. 20.30.

Внутри (меня): Бывалый боец.

Аяхуаска, третий подход! В этот раз рядом со мной на скамье подсудимых сидит Дженет. Я взволнована тем, что впервые буду пить аяхуаску, приготовленную собственными руками. Снова полная доза. Выпиваю in one shot (24). Ух ты, сегодня она уже как будто сладкая! Возвращаюсь на место. Проходя мимо, пожимаю руки Дженет. Похоже, она чувствует себя не в своей тарелке.

24) Одним махом (англ).

На этот раз результат не заставляет себя долго ждать. Чем дольше я на диете, тем быстрее действует аяхуаска! Итак, представление начинается. Мои милые змейки. Смотри-ка! Они хотят мне что-то сказать. Что? Я не должна больше пить аяхуаску??? Странно. Позже разберусь. Но оказывается, что уже поздно.

Появляются сетки разноцветных нитей. Меня бросает в дрожь, ноги совершают какие-то движения. Движения распространяются на туловище, руки, ладони. Все приходит в движение. Похоже, я разбудила, потревожила своих... демонов? Они вот-вот вырвутся из меня. Я вижу их! Я вижу мерзких ползучих гадов, корчащих рожи. Они выбираются на поверхность. Липкие и отвратительные. Точно такие, какие всегда мне виделись у меня за спиной. Но сейчас они внутри меня. Давай, ты же волшебница. Хорошо, я избавлюсь от них!

Становлюсь на колени. Мой желудок трясется, сжимается от движений, совершаемых моим телом. Инстинктивных, бесконтрольных. Меня рвет. Демоны, вот они, выходят, я вижу, как они замолкают в ночи! Отлично. Довольно. Мне хорошо. Разноцветные видения. Сетка энергии. Гремит гром. Начинается ужасный ливень. Он как волна все нарастающей силы.

Зажигается карманный фонарик. Хлопаю глазами. Возвращаюсь к реальности. Дженет совсем плохо. Франциско ведет ее в джунгли. А я возвращаюсь в другое измерение. Я вместе со стихиями. Я вместе с ветром, я вместе с дождем. Вдруг эти звуки начинают «расти», будто мои уши подключили к усилителю. Удивительная симфония природы. Гул. Кажется, будто я слышу дыхание земли. И дышу вместе с ней.

Вот тогда и приходят звуки. Мои звуки. Я пою вместе с Руперто. Каждый звук переходит в вибрацию. Вибрирует у меня в груди. В животе. Как круги на воде моего тела. Я не владею собой. Может, это транс? Все мое тело - вибрации, вибрации, развязывающие узлы, сметающие заслоны. Ступор проходит. Я становлюсь гибкой. Невероятное чувство. Материя преобразуется...

Ко мне подходит Руперто. Выдыхает дым мне на макушку. Ощущаю, как дым врывается в меня, будто в вакуум. Превратиться в энергию. В силу. Дождь перестал. Чем-то воняет. У Дженет понос. С самого начала. Франциско отводит ее в хижину. Шум грозы из грохота переходит в звон. Звон последних капель воды, предвещающий наступление тишины.

Я осталась одна. С Руперто. Он поет. Мне нравится его голос. Само воплощение множества окружающих нас энергий. Это просто. Он не слушает собственное пение, он внутри него. Он -энергия звука. Мгновение безмятежности. И мое тело тает. Чувствую, как оно превращается в жидкость. Невероятная трансформация. А потом -ничего. Больше никаких физических ощущений. Я где-то там, вне времени. Не знаю, как долго. Стоп.

Чья-то рука ложится мне на голову. Чья-то рука ложится мне на плечо. «Коринэ?» Это Франциско зовет меня. «Все в порядке?» Почему он спрашивает? Он мне мешает. «Да, все хорошо!» Мне так хорошо! Но я дрожу все сильнее. Какая-то сила управляет мной. Эта энергия настолько мощная, что невольно лицо мое искажается гримасой. Какое-то животное рождается во мне. Мое лицо сморщивается. Ну вот. Теперь я кузнечик. Опускаю голову. Гримаса на лице все страшнее.

Расправляю плечи. Мои руки больше не руки, а длинные лапы, приклеенные к голове. Распрямляю эти лапы. А мой малюсенький рот делает так: тццтццтццтццтццтц...

Появляется свет. Внутри меня. Он исходит из живота. Он исходит из живота. Вокруг источника света какой-то конус. Будто стеклянный светильник, а свет - это лампочка. Ярко-желтая, теплая, сияющая сфера. Очень нежная. Появляется некто, сидящий на троне. С короной на голове. Очень светлый. Франциско заговаривает со мной. Опять. Раздражает. Спрашивает, могу ли я идти! Исключено. Мне кажется, что я - неуправляемый воздушный шар, у которого перерезали крепежный трос. Я вся трясусь, снова и снова. Ко мне приближается Руперто. Выдыхает дым, чтобы «спустить меня на землю». Ничего не поделаешь.

Руперто рядом со мной. Он поет. Я брожу в закоулках его песни. С правильными очертаниями. Этим вечером я вижу невидимые гармонии...

А потом он помогает мне подняться. Опираюсь на его плечо. Смешно, меня так шатает! Вместе собираем оборудование для записи. Посмотрим потом, что там записалось. Прижимаюсь к Руперто. Рука об руку, мы уходим в темноту. Заливаясь счастливым смехом.

Добравшись до хижины, Руперто опускает меня на пол. Зажигает свечу. Тащусь к гамаку. Не факт, что мне удастся сегодня в него лечь. Придется хорошенько прицелиться. О-па, получилось.

Не могу уснуть. Меня нещадно трясет. Плечи, руки, ноги, голова. Так, что даже гамак качается. Тошнит. Нужно выбраться из гамака на пол. Лечь на землю. Сил моих больше нет так дрожать. Когда же это прекратится? Кошмар. Нужно вытерпеть. Дождаться, пока пройдет. Не могу больше! Ух ты, а вот и они, мои маленькие демонята. Все по новой. Вот и живот заболел. Только поноса не хватало. Плетусь в лес. Я смешная. Я устала. Меня тошнит. Это никогда не кончится! Кричу в темноту. Дрожу. И мой желудок тоже. Свесившись с края сцены. Одна. В одиночестве я изрыгаю огненный воздух, скопившийся у меня внутри. Я блюю, выворачиваюсь наизнанку. Я исторгаю хохочущих демонов. Я задыхаюсь. Я падаю оземь. Меня автоматически продолжает трясти. Запущена программа отжима.

Не могу уснуть. Ой, вижу спираль! А на конце ее - небо. Я иду туда. Я отрываюсь от земли. Так лучше. Я оказываюсь в каком-то темном измерении. А вокруг меня - частички света. Красиво...

И снова меня отжимают. Встает солнце. А я хотела поспать! Бешеная пляска продолжается. Ну когда же это закончится? Нет сил даже пойти к Франциско. Я умру здесь, на сцене. На виду у джунглей. Вот такая не античная трагедия. Ой, еще одна спираль! Прощайте.

Я не умерла. Я заснула. От измождения. И я все еще дрожу. Уже меньше. Но я устала. Очень устала. Мне нужно поесть. А есть не хочется. Восемь утра. Нельзя есть до десяти. Попробую добрести до столовой. Не знаю, может, они сжалятся надо мной. А пока я на полу. Попытка подняться. Голова болтается. Как у тех игрушечных собачек, которых часто встречаешь в машинах. Черт возьми, give me a break!(25) Послание. Послание аяхуаски! Вот почему ты сказала, что я не должна больше тебя пить? Может, это не прекратится теперь никогда? Нет. Сейчас ведь уже лучше. Нужно только подождать.

25) Оставьте меня в покое (англ.)

Снаружи: Светло. Хижина-столовая.

Внутри (меня): Вакуум.

Возраст:120 лет.

На поход от хижины до столовой мне понадобилось более получаса. Я настоящая развалина. Да здравствуют курорты для престарелых. Беттина и Джоан уже в столовой. Спрашивают, как все прошло. Демонстрирую им свои последствия отжима в стиральной машине. Смеются. Я не могу больше говорить. Тем более по-английски.

Девять часов утра. Приходит Франциско. Замечает, что я дрожу. Говорю, это со вчерашнего вечера. Выглядит обеспокоенным. Замечает, что, видимо, доза была великовата. Ведь из-за диеты я стала очень восприимчивой. Благодарю его за то, что превратил меня в стиральную машину в режиме отжима. Замечу, даже все демоны слились. Натуральная центрифуга.

Рассказываю Франциско о послании аяхуаски. Он говорит, что, вероятно, оно заключалось не в том, чтобы вообще не пить больше аяхуаску, а в том, чтобы не пить ее в ТАКИХ количествах. Ах да, извините. Мне действительно есть еще над чем поработать, прежде чем я стану переводчиком с языка растений. Но все равно, скоро эта строка появится в моем резюме. Значит, получается, если ая-хуаска передала мне это послание, то она с самого начала знала, что доза слишком большая, с того самого момента, как вошла в мое тело? «Да», - отвечает Франциско.

Говорит, что испугался за меня вчера. Да ладно. Ему было видение, как я превращаюсь в жидкость. Я в шоке. Я же и словом не обмолвилась по поводу моих вчерашних превращений, откуда он знает?

- Вот этому тебя и научат растения! Ах, ну конечно.

- Так и что же ты видел?

- Ну вот, вчера я видел, как твое тело становится жидким...

Вспоминается фильм «Терминатор». Два. Франциско утверждает, что превращение в жидкость - это последняя фаза очищения. После этого становятся ангелами, потому что это смерть. Хмммм. А для меня пока не время становиться ангелом. Это мне известно. Вечно я спешу куда-то.

Рассказываю, что я почувствовала. Почувствовала сама. Улыбается. Увидев, что я превращаюсь в жидкость, он быстро положил одну руку мне на голову, другую - на плечо. Чтобы дать мне своей энергии. Чтобы заставить меня «вернуться». Самое плохое заключалось в том, что, прикоснувшись ко мне, он ничего не ощутил. «Тебя там больше не было, - говорит он, - но, благодаря моей энергии, тепло понемногу вернулось в твое тело, ТЫ вернулась в твое тело! В этот самый момент ты и ощутила прикосновение рук к голове и плечу...» Very, very strange (26).

26) Очень, очень странно (англ.).

А еще он говорит, что все те видения и ощущения, которые он способен переживать, - это особенность восприятия, которую и я могу в себе развить при помощи растений и диет, если продолжу учиться. Не знаю, осталось ли у меня желание...

Десять часов. Дрожь понемногу отступает. Появляется рис и цветная капуста. Голодно. Ням-ням, как же вкусно. Двадцать шесть часов без еды. Думаю о тех, у кого нет выбора. И ем. Ладно.

Приходит Дженет. Такая же изможденная. Диарея не проходит. И никаких видений. Говорит, что чувствует себя униженной. Ладно. Мне по сравнению с ней повезло.

Весь день я сплю. И рисую круги в тетрадке. Чтобы посмотреть. Как там моя дрожь. Чтобы понять, изменилась ли координация движений после такого курса очищения. Тяжелый случай. К тому же явный приступ творческого бреда. Поскольку я отродясь не была способна нарисовать нормальный круг. В смысле круглый круг. Да и вообще, почему совершенство круга должно заключаться в его ровности? Разве, например, ровный ритм по сути своей совершенен? Разглядываю получившиеся круги. Один мне нравится больше других. Большой и кривой. Касаюсь его. Он получился одним махом. Одним движением. Одним криком. По-моему, он - совершенство. Мне нравится внутреннее напряжение, которое чувствуется в его форме, выбивающейся из ровных рамок, такое же напряжение я ощущаю в песнях Руперто. Оно похоже на ритм, который то приближается, то удаляется так, что слышится дыхание музыки.

Франциско пришел позвать меня на обед. Беспокоить меня из-за такого пустяка!





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.