Онлайн библиотека PLAM.RU  




Воскресенье, 29 октября

Снаружи: Рассвет. Лежу, спрятавшись под сеткой.

Внутри (меня): Принцесса, запертая в замке.

Ровно пять часов. Луч света будит ночь. Может, это фонарь Франциско? Да, узнаю ритм его шагов. Он принес мне снадобье. Предварительно перелив настой в белую кружку. Железную, эмалированную. Подношу ее к свече, стоящей на деревянном столике. Чтобы посмотреть, как же выглядит эта жидкость. Прозрачная, желтоватая, с парой частичек коры, плавающих на поверхности...

Франциско велит пить медленно, отдавая себе отчет в том, что делаешь, открывая свою жизнь очередному духу. Выпиваю. Жидкость абсолютно безвкусная. Значит, по вкусу духа узнать нельзя! Мне приказано возвращаться в гамак, под сетку, и никуда не ходить до полудня. Вот так всегда.

Франциско уходит. Очень похож на кота. Сегодня он поедет к Иоланде, своей жене, в Икитос. И к своим шести дочкам. Одна из них уже интересуется шаманством. Ей всего восемь, а она уже знает кучу растений.

Франциско почти каждый день рисует. Он пишет свои видения под аяхуаской, сны, которые посылают ему растения, истории, которые они рассказывают. Он ничего не рисует случайно. За каждым знаком, каждым растением, каждым духом стоят шаманские секреты. Посвященному они понятны. Карта сокровищ, партитура знаков, которые я стараюсь расшифровать...

Он готовит выставку в Нью-Йорке, затем в Берлине. Еще его приглашают на шесть недель в Англию, ассоциация по защите окружающей среды хочет, чтобы он написал огромную фреску во славу леса. Из-за постоянных разъездов Франциско больше не занимается шаманством. Шаман должен жить отшельником. Кстати, Кармен сказала, что он был хорошим шаманом. А задача, которая, по его словам, стоит перед ним сегодня, миссия, доверенная ему шаманами Амазонии, состоит в том, чтобы «открыть» шаманство для западного мира. То есть обучение будет доступно всем, кто захочет учиться. Потому-то мне и было позволено приобщиться к знанию.

Другой его задачей стало развитие собственной организации по изучению и защите амазонских лесов. Живопись позволяет ему брать на себя часть расходов фонда. Остальные расходы покрываются за счет пожертвований.

А Руперто - это тот, кто приносит в Сачамаму спокойствие. Он, как вертикальный стержень, на котором держится равновесие этого места. Он всегда в движении. Он появляется с легким дуновением ветра и исчезает вместе с шепотом древесных листьев. Вечно на ногах, вечно с улыбкой на лице, вечно с мапачо во рту и в зеленых резиновых сапогах. У него тоже есть семья. Только в нескольких днях пути отсюда, в джунглях. Сейчас он живет в будущей хижине-школе, пока не закончил строить собственную хижину, здесь, неподалеку. Обещал показать ее мне. Мы не очень-то много разговариваем, из-за языка, но мы нравимся друг другу Это видно по глазам. Мне нравится его тихое присутствие. Оно надежное. Оно успокаивает. И я знаю, что ему это известно. Я знаю, что он видит мои страхи, моих демонов, что он понимает их. Осуждают только те, кто боится. А он-то уж точно не боится. Вот что я чувствую внутри него. Ободряющее спокойствие и бесконечную доброжелательность, свойственные тем, кто не знает страха, поскольку всегда знает наверняка, что или сто находится перед ним.

Несмотря на свои семьдесят пять, он работает не покладая рук, самостоятельно строя себе хижину. И она вырастет посреди джунглей за месяц, я уверена...

Франциско сказал, что строительство хижины в двадцать квадратных метров обходится примерно в три тысячи франков. Это стоимость рабочей силы, ведь весь материал можно найти вокруг. Деревья рубят и обрабатывают на месте, превращая их в пол, каркас, крышу. Без излишеств.

Недавно я видела Руперто с какой-то женщиной лет тридцати. Кармен, повариха, намекнула, что это его любовница. У шамана может быть несколько женщин!

Все еще никакой реакции на зелье. В животе не жжет, позывов к рвоте нет. Перевожу дух. Наконец-то принцесса сможет предаться любимому занятию, а именно занять свой мозг придумыванием слов, звучание которых вызывает у нее улыбку...

...Тупури!!! Вот первое слово, которое появляется в моей абсолютно пустой голове. Доктор, это серьезно? Нет, отвечает чей-то голос. Это музыка. Которая дышит.

Тупури - это народ, живущий по обе стороны от границы Чада. Для их музыки характерно постепенное замедление ритма, напоминающее замедление пульса, например во время упражнений на концентрацию. Совершенно невероятный звуковой эффект. То же слышится мне и в песнях Ру-перто. Как будто паришь в бесконечности, в пространстве вне всяких измерений, где музыка воспринимается не линейно, а «вглубь». Глубина рождается из особого сочетания ритмического и метрического дисбаланса, которое создает у слушателя впечатление напряженности, ощущение того, что пространство и время сжимаются и разжимаются. Чтобы музыка дышала!





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.