Онлайн библиотека PLAM.RU  




Понедельник, 9 ноября

Снаружи: Моя любимая хижина.

Внутри (меня): Заключительный акт.

В гамаке. Шесть утра. Я покачиваюсь между землей и верхушками деревьев. Погрузившись в эти последние мгновения, я пою свое икаро. Скоро уезжать. Сяду на самолет в Икитосе. До Лимы. Переночую в Лиме, а потом - в Париж. Интересно, каково это, вернуться к прежней жизни? Для того, кто выздоровел.

Разве могла я представить, что со мной случится что-то подобное? Я научилась воспринимать не только слова. Я поняла, что мысль не может постичь некоторых вещей. Эти вещи нужно улавливать чувствами. К ним можно прийти через восприятие.

Интуиция. Ощущения. Легкие прикосновения мира духов, передающего свои послания. Словно крохотные мостики пролегли от него к нам. Кто может по ним пройти? Тот, кто мыслит? Тот, кто чувствует? Возможно, и тот, и другой. Но лучше сочетать в себе обоих. Гармонично сочетать. И растить. Того, кто мыслит. И того, кто чувствует.

Поэтому нужна диета. Уединение. Дисциплина. Нужны для того, чтобы, увидев отражение собственной жизни в прозрачной воде озера, понять, где иллюзия, а где реальность.

Семь часов утра. Я должна «прервать» диету. Франциско приносит какую-то чашку и столовую ложку. Смесь, приготовленная им, всего-то и есть, что лимонный сок с солью и чесноком! Фуууу! Я обязательно должна это пить? Стальной взгляд. Ладно, ладно. Я смелая. Глотаю. Примерно столовую ложку. Хватит? Фу-ух.

В левой руке Франциско держит свиток коры. Черный свиток Похоже, картина. Протягивает мне. «Это тебе, твой аркан». Смотрю на Франциско. Я тронута. Очень тронута. «Здесь не открывай. Подожди до Парижа. Там он тебе понадобится. Я знаю, что растения говорили с тобой. Они приняли тебя. Но нужно слушать и дальше. Знай: те, что ты принимала, останутся в тебе навсегда. Если будешь прислушиваться к ним, поймешь, что они продолжают расти. Твое восприятие будет развиваться...»

Просит прийти к нему в хижину-столовую к десяти. Это время отъезда. И оставляет меня наедине с тем, что мне еще нужно сделать. Он знает. Знает, что мне осталось сделать.

Вскоре рюкзак снова полон. Хочется взглянуть на мой аркан. Но велено ждать. Вся моя одежда окрасилась в цвет мутной речной воды. Выбираю бежевый наряд. С длинными рукавами, потому что в самолете всегда холодно. А в Париже - и говорить нечего. Оглядываю себя. Все мятое. Непонятного цвета. Какой кошмар.

Я увожу с собой сироп хуито, масло копаибы и немного духов Франциско. Просто чтобы было. Там. Чтобы я могла вернуться в эту вселенную, сделав один-единственный вдох...

Я готова. Взваливаю рюкзак на спину. Вспоминая о том, как впервые попала в этот зеленый мир. Как давно это было...

Осталось лишь одно. Попрощаться со всеми моими друзьями. Во всех мирах. Схожу со сцены по трем ступенькам. Покидаю магический квадрат, на который стоит лишь подняться, как тут же растворяешься в невидимом. До свидания, хижина. Пора вернуться в джунгли и отыскать мои растения. Издать для них один звук. Они смотрят на меня. В тишине.

Снаружи: Светло. Икитос. 15-00.

Внутри (меня): Дикий зверь на воле.

Как странно, когда снова столько шума вокруг. Глаза разбегаются. Но мне это нравится! И, наверное, еще сильнее, чем раньше. Мой самолет в восемь вечера. Франциско предложил посетить один из кварталов Икитоса, Белен. Своего рода плавучие трущобы, тянущиеся вдоль берега реки.

Беттина тоже с нами. С неба льет как из ведра. Кажется, сезон дождей начался. Спокойно ждем, пока перестанет. Сегодня дождь продолжался не больше двадцати минут. Но теперь так будет лить еще несколько недель. Очень хочется увидеть аркан.

Доходим до реки. Каменные дома сменяются деревянными, а потом и вовсе какими-то лачугами. Это единственная часть города, где не требуется разрешение на строительство. Каждый может поставить здесь четыре палки и сказать, что это дом. И жить по закону: выживает сильнейший.

Дома сейчас не плавают, потому что сухой сезон. Уровень воды в реке небольшой, и дома стоят на земле. Они похожи на плоты. Каждый окружен бревнами, и, когда наступает сезон дождей и уровень воды в реке поднимается, дома всплывают! Тогда люди передвигаются на пирогах. Некоторые из пирог устроены на манер водяных кухонь, которые плавают между домами, предлагая блюда из риса.

Дома, не способные плавать, имеют второй этаж. В сухой сезон живут на первом этаже и перебираются на второй, как только вода в реке поднимется и затопит нижнюю часть дома.

Улицы земляные, узкие, грязные, с огромными канавами, а еще тут отсутствует канализация. Поэтому время от времени я жалею, что у меня есть нос. Однако частенько доносятся и прекрасные запахи специй от деревянных прилавков, которые ломятся от местных цветастых продуктов. Красных, оранжевых, синих.

Знакомый запах. Аромат табака привлекает мое внимание к мапачо. Здесь их тысячи. Именно тут продаются самые дешевые в городе. Табак прессуется в здоровые валики по полметра в длину и десять сантиметров в диаметре, потом режется на полоски толщиной в сантиметр и заворачивается в толстую белую бумагу.

Еще мы нашли масло копаибы. Франциско говорит, что покупать его здесь нельзя, потому что оно по большей части не совсем чистое. В погоне за выгодой его частенько смешивают с другими маслами, иногда непригодными для потребления...

Улицы здесь «тематические». Мы минуем улицу овощей, улицу специй, улицу лекарственных растений. Я нашла масло удава боа, продаваемое как массажное, от боли в суставах, масло черепахи для красивой кожи, масло игуаны, снимающее зуд, кучи разных корней, кошачий коготь, благовония... Все эти запахи обрушиваются на мой обостренный нюх. Пробуем жареные семена какого-то дерева. Да, мне можно их есть! Забыла, как называются... Хрустящие, с легким вкусом сосновых семян. Просто счастье.

После продолжительной ходьбы мы оказываемся в верхней части квартала. Франциско отворяет дверь какого-то домика. Жестом приглашает идти за ним. Это ресторан! С видом на реку и дома-плоты. Через несколько дней все они будут покачиваться на воде.

Понимаю, что наконец-то смогу нормально поесть. Прощай, диета! Слюнки текут. Франциско потешается. В меню одни незнакомые мне блюда. Советует заказать рыбу. Нетерпеливо жду свой заказ. Продолжаем беседу. Жители этого квартала живут на деньги с продажи местных товаров и мелкой незаконной торговли. Мало кто из детей ходит в школу. Только привилегированные. Те носят темно-синюю форму и гордо демонстрируют ее, проплывая на пирогах.

Приносят совершенно потрясающее филе до-рады с рисом и жареными бананами. Обливаюсь слюной. Пробую. И корчу гримасу. Эта пища богов пересолена! Аж плакать хочется. Всего за месяц диеты я совсем отвыкла от соли. Это несправедливо.

Франциско спрашивает, собираюсь ли я вернуться. Говорит, у меня есть все задатки, чтобы стать великой шаманкой. Но нужно принимать еще очень много растений...

Не знаю. Точнее, я знаю, что внутри меня что-то произошло. Но знаю, что не готова. Не готова провести всю жизнь отшельником в джунглях. Переходя с диеты на диету. Слишком много аяхуаски нужно выпить. А потом этот двухголосный звук. Который я слышала во сне. Откуда здесь взяться монгольским традициям? Я должна попробовать разобраться. Может быть, это послание. Тогда я должна поехать туда. Или к тувинцам. На границу Монголии и Сибири. Там они тоже практикуют такое пение. Что ни говори, но именно в этих краях появилось слово «шаман».

Объясняю Франциско, что еще не знаю, в каком направлении пойдет моя жизнь. Что я должна следовать данным мне знакам. Я должна искать ответ, пока не найду его. У меня есть предчувствие. И все. Это моя единственная уверенность. Улыбается.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.