Онлайн библиотека PLAM.RU




  • Глава 15 Нефилим, или Стражи
  • Глава 16 Власть Тени
  • Глава 17 «В это трудно поверить — Общественное Сознание контролируется небольшой группой существ, описанных ещё в книге Еноха…»
  • Глава 18 Они не ели яблок с Древа Познания Они живут за пределами понятий о добре и зле
  • Часть III

    Общественное сознание[2], созданное Нефилим

    Морфиус: Матрица повсюду. Она вокруг нас. Даже сейчас, в этом самом помещении… Ты можешь увидеть её, если выглянешь в своё окно, или когда включишь свой телевизор. Ты можешь чувствовать её, когда идёшь на работу, или когда платишь налоги. Это мир, который был выстроен перед твоими глазами, чтобы заслонить от тебя правду.

    Нео: Какую правду?

    Морфиус: Что ты являешься рабом, Нео. Как и все остальные, ты был рождён в рабстве, рождён в тюрьме, которую не можешь ни потрогать, ни ощутить её вкуса и запаха. Это тюрьма для твоего разума… Матрица — это тотальный контроль. Это сгенерированный мир снов для того, чтобы держать нас под контролем, для того, чтобы превратить всё человечество вот в это (Морфиус показывает батарейку)…


    (Диалог Морфиуса и Нео из к/ф «Матрица».)

    Глава 15

    Нефилим, или Стражи

    Сейчас ты видишь пожилого человека. Не удивляйся внешности его простой. Не отличается он от большинства людей своей одеждой, манерой поведения, как видишь, в быту он окружён обычными вещами. И дом его не так велик — два человека — вся прислуга. Имеет он семью: жену, двух сыновей. Но даже и семья не знает, кто он на самом деле есть. И всё ж одно отличье внешнее от всех людей в нём есть. Если внимательно понаблюдать за ним, увидеть можно, что весь день проводит он в уединеньи. И на лице его видна глубинность размышленья. Когда он ест, с женою говорит, хотя и происходит разговор нечасто, глаза его слегка как будто плёнкою туманною покрыты. И даже, когда смотрит телевизор, прикрыты слегка веки, не удивится никогда он и не засмеется. На самом деле телевизор он почти не смотрит. Он делает лишь вид смотрящего, а в это время интенсивно размышляет о своём. Он строит планы грандиозные. И управляет действиями целых стран. Он — жрец верховный из династии жрецов, получивший по наследству знания оккультные… Верховный жрец приёмы оккультизма знает. Есть у него помощники, приказчики, писцы законов, палачи и тюрьмы. Есть армии и полководцы, но ни один из тех, кто его волю исполняет, сам даже не подозревает, кто им командует незримо и каким способом приказы раздаёт. Меж тем проста незримая и бесконтактная система управленья. В каждой стране, в больших и малых городах есть люди, которые вдруг начинают слышать голоса, звучащие неведомо откуда. И голос неизвестного происхождения человеку может приказать совершить действие какое-то, и подчиняется приказу человек. Бывает голос ясно слышен, бывает, что самому ему неясно, что происходит с ним: какое-то желанье необычное возникает — и совершает человек деянье по приказу. Верховному жрецу, помощникам его, известен способ передачи голосов-приказов. Ещё известно им, какой тип человека способно формировать религий множество. Жрецы и есть родоначальники религий, оккультизма. Он нужен им, чтобы людьми руководить. Уверовавший в нереальный мир фанат на биоробота похож, и голоса команды предрасположен слышать, и выполнять безропотно любой приказ… А цель жреца проста! Гордыня в нём преобладает, и она мир свой, отличный от того, что Богом сотворён, создавать и в подчинении держать стремится…

    (В. Мегре «Родовая книга»)

    Потом Лена ушла. Я остался на сеновале. Она звала меня спать к ним в дом, но я спросил:

    «Кирилл опять у вас будет ночевать?»

    «Наверное, да. Он любит спать у нас».

    Ну вот… Разве с Кириллом выспишься? Запомните: находясь ночью в одном помещении с Кириллом, просто невозможно выспаться. Это в Благодати теорема такая есть. Даже нет — аксиома… Поэтому я решил устроить себе ночлег в стогу сена. Ночи были на редкость тёплыми….

    Вечером, часов в 11, Лена вернулась и с нею пришли ещё несколько детей. Они всегда так неслышно ходят, что просто жуть. Я лежал, думал о её рассказе и ничего не слышал. Потом мне показалось, что рядом кто-то дышит. Я открыл глаза. В полутьме я увидел её, лежащую рядом. Заложив одну руку за голову, другой она обнимала малыша, который прильнув к её плечу, тихо спал. На его груди лежала голова ещё какой-то девочки, а за ними, очевидно, были ещё дети — там торчала голая нога в носке, виднелась белая кепка, натянутая на глаза, и ещё что-то… Кто-то большой сопел в самом углу, свернувшись калачиком. Я чуть-чуть испугался, вспомнив о медведе, но Лена, будто почувствовав, сказала:

    — Не бойся, Максим. Это с нами Эмир пришёл… Я подумала, что ты не будешь против, если мы тоже здесь…

    — Нет, вовсе нет, Лена. Наоборот, как раз ты-то мне и нужна… Лишь бы только Кирилла с вами не было.

    Она хихикнула и сказала:

    — Он дома остался. Они там разговаривают.

    — А вы, значит, все смылись.

    — Не знаю, как другие, — она с улыбкой посмотрела в сторону спящих детей, — а я пришла к тебе. Мне показалось, что ты не сможешь заснуть и будешь думать. Я пришла немного помочь…

    Она лежала и смотрела в потолок. Потом, повернувшись и по-детски искренне глядя на меня, она призналась:

    — Если честно, то мне просто хочется побыть с тобой. Вот и всё…

    У неё… Вы знаете, у неё всегда был такой кроткий, чистый детский голос, что само его звучание уже облагораживало окружающих, заставляя их тепло улыбаться, будто они вспоминали что-то… Что-то самое светлое в их жизни. Но случались моменты, когда её голос становился особенно прекрасным. В такие моменты говорила только она. Все, кто находился рядом, невольно заслушивались. И даже птицы прекращали петь, и даже кузнечики не смели стрекотать в траве… В ту ночь у неё был именно такой голос, но я, обуреваемый потоком мыслей, как-то пропустил всё это мимо ушей и сразу выпалил:

    — Кто такие Нефилим? Ты уже несколько раз говоришь про какую-то черную магию Нефилим. Кто они?

    Улыбнувшись, она заметила:

    — У тебя из головы дым идёт, Максим. По-моему, там сейчас что-то перегорит.

    Видя, что я никак не отреагировал на её шутку, а вместо этого, вытаращившись, как лемур, продолжал дожидаться ответа, она, ещё раз улыбнувшись, сказала:

    — Нефилим — это Чёрные Маги. Это величайшие учёные. В нашей Солнечной системе сегодня нет более сильных Чёрных Магов, чем Нефилим. Они живут на Земле.

    — Где конкретно? В каком месте?

    — Что ты так переполошился? Один из Их древней расы живёт здесь, неподалеку. Я с Ним в некотором роде знакома, — она усмехнулась.

    — Знакома?

    — Да.

    — А как он выглядит? Откуда ты знаешь, что он — Нефилим? Точнее, как ты это поняла?

    — Отец, когда со мной разговаривал, несколько раз упоминал про Них. При этом я заметила, что в мыслях у него мелькал образ ущелья, которое находится за тем перевалом, — она махнула рукой на юг. — Я и задумалась. Кто такие эти Нефилим? Почему, когда отец два раза про них говорил, он думал про это ущелье? Люди говорили, что там есть тропки и места, по которым невозможно ходить — испытываешь сильный страх, напряжение, усталость. Причём, эти ощущения нападают на тебя ни с того ни с сего, и не отпускают, пока ты не уйдёшь назад. Бывает, что с гор внезапно начинают падать камни, или неожиданно поднимается сильный ветер, или приходят хищные звери. В общем, по тому ущелью опасно ходить, там всё время что-то жуткое происходит… Отец, когда понял, что я прочитала его мысли про ущелье, внимательно посмотрел на меня и сказал:

    «Знай, что из чёрного угля получаются алмазы».

    Я тогда не поняла, что он имел ввиду, но сейчас понимаю. Однажды я встретила одного из Них. Я бежала по тропинке за бабочкой. Она была такая красивая, что я и не заметила, как забежала за пределы розового Свечения… Он заманил меня за пределы розового Света красивой и большой бабочкой. Помню, как она села на цветок, а я нагнулась, чтобы рассмотреть её. Я увидела, как на освещённой солнцем траве вырастает огромная тень. Бабочка же исчезла с цветка, она просто пропала. Когда я подняла глаза, я чуть не вскрикнула от неожиданности. Передо мною стояла исполинская обезьяна, около трёх метров высотой, огромная, с большими ступнями и куполообразной головой. Когда я смотрела на её заросшее волосами тело, я сначала подумала, что это животное. Но потом я почувствовала… Я почувствовала «Я ЕСМЬ», такое же, как возле Терема в Роще, такое же мощное «Я ЕСМЬ», что кружилась голова и меркло в глазах. Это «Я ЕСМЬ» распространялось из обезьяны. По сути, я поняла, это была не обезьяна, это был древний Человек, обладающий неимоверной внутренней силой, такой, какой не было ни у меня, ни у моей сестры, ни даже у отца, пока он не окаменевал.

    Она замолчала, задумавшись о чём-то.

    — Ну, а дальше то что было? — не вытерпел я. — Что эта обезьяна тебе сделала?

    — Это не обезьяна. Это древний Человек. Он взял меня за руку и отвёл к себе в ущелье. Там у него пещера, я сидела в ней. Он посадил меня, а сам ушёл куда-то. Потом он пришёл и положил передо мною большую кучу ягод и отломанный сот с мёдом…

    — Чего?

    — Сот. Ну, то есть, сотовый мёд из пчелиного гнезда… Я всё это съела и сказала: «Спасибо». Он опять взял меня за руку и привёл на то место, где мы встретились. Потом он ушёл, а я побрела домой. Я еле дошла — у меня страшно болела голова. Возле своего дома я упала и потеряла сознание от боли… Очнулась я на скамье, укрытая одеялом. Моя сестра и ещё одна девушка сидели возле меня. Увидев, что я пришла в себя, они заулыбались…

    «Где я?»

    «Ты дома, Леночка…»

    «Что со мной произошло?»

    «Ты сейчас вспомнишь. Через несколько минут ты сама всё вспомнишь».

    Действительно, через несколько минут память полностью вернулась ко мне. Когда Ната поняла это, она спросила:

    «Кто это был? Что ты чувствовала, когда он был рядом?»

    Моя сестра спрашивала, потому что тоже не знала его. Она о чём-то догадывалась, но прояснить её догадки могли лишь мои чувства. Я рассказала им обо всём. Потом мы втроём стали думать… В тот вечер мы так и не додумались ни до чего. Немного позже мы поняли, что шишковидная железа и гипофиз у этого исполина должны быть развиты невероятно сильно…

    — Что ещё за шишковидная железа?

    — Шишковидная железа и гипофиз расположены в голове. Это то, что ваши экстрасенсы называют «третьим глазом». У современного человека третий глаз не развит и находится как бы в спящем состоянии. Те редкие исключения, когда он развит, называются у вас пророками, ясновидцами, чудотворцами, людьми со сверхъестественными способностями там разными, и так далее… У этого исполина третий глаз был чудовищно развит. С ним невозможно было долго находиться — от сильнейшего излучения начинала болеть и кружиться голова, подкашивались ноги. Подобную силу на Земле я чувствовала только возле мест, где лежат люди, ушедшие в Ясный День. Этот исполин владел ею… Через несколько дней мы поняли, что это был Сын Бога. Ната первой произнесла: «Планета, похожая на крест»…

    — Не понял…

    — Это был Сын Бога с великой Планеты, похожей на крест. Это они создали искусственный Корабль Асов. С помощью него они теперь могут создавать искусственные реальности — миры, похожие на исходное творение, но лишенные непредсказуемой и спонтанной Жизни. В древних Писаниях их называли Нефилим. Мы поняли это. В Книге Тайн Еноха, которая была изъята из Библии, рассказывается об этих Людях. Там Они называются Стражами. Эту книгу запрещали, потому что в ней говорится о том, что Стражи воплощались в человеческие тела. Понимаешь? Когда-то Они воплотились в человеческие тела, и теперь, реинкарнируясь из века в век, живут здесь, сейчас, вместе с нами… Отцы церкви запретили эту книгу, Максим. Как ты думаешь, почему?

    — …Не знаю, вообще-то.

    — Ну, подумай.

    — Да не знаю я! Может их эти Стражи напугали, или ещё что-то… Или вселились в… — тут меня, словно током ударило. Посмотрев на Лену, я тихо спросил: — Ты хочешь сказать, что…

    — Да, именно это я и хочу сказать. Иисус говорил о внутренней сущности этих первосвященников прилюдно, поэтому они так хотели убить Его и Его апостолов. Апостолы Иисуса писали о Них во многих спрятанных апокрифах, например, в Евангелие от Филиппа или в апокрифе от Иоанна. Это Те, кого Иисус и другие пророки называли Падшими Ангелами из Их сильнейшей Иерархии — Иерархии ИЕГОВЫ — библейского бога. Сам библейский бог заключен в изотопы и радиоактивные элементы, находящиеся под землей. Альфа-, бета- и гамма-лучи, а так же другое радиоактивное излучение, исходящее от них — это ЕГО сознание.[3]

    — Что ты несёшь? Библейский бог — это же Бог!

    — Невероятно, правда?

    — Да это же бред какой-то…

    — Это только кажется…

    Я задумался… Мне почему-то вспомнились строки из Апокалипсиса: «И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон, и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый Диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его вместе с ним»… Но ведь здесь имеется ввиду Сатана, Люцифер… А она говорит про библейского бога…

    — Библейский бог и Люцифер — это одно и то же, Максим. Его слуги воплощены и живут сегодня. Это очень древняя раса, раса Нефилим, пришедшая с Планеты, похожей на крест…

    — Стоп! Когда ты сказала — «раса Нефилим», у меня в голове мелькнула какая-то картина. Я увидел серый свет, поднимающийся от земли, и некоторых людей, которые… Которые… Понимаешь, они как бы состояли из этого серого света… В них все не так, как у человека… Это как бы другая раса, совсем другая… Они состояли из этого серого света… Ах, как же тебе объяснить! Мне кажется, что это важно!

    — Ты не волнуйся, Максим, я тебя поняла. Осознанно или нет, но все Они подчиняются библейскому богу Иегове, Они принадлежат ЕМУ, «Они» состоят из ЕГО серого света, излучающегося из земли. Помнишь, я недавно тебе рассказывала, как мы состоим из Света, излучающегося из Тела Я? Точно так же их «Я» состоят из света ИЕГОВЫ, излучающегося из земли. Из света ИЕГОВЫ так же состоят искусственные «Я» людей…

    Она замолчала и больше ничего не говорила. Я тоже уже ничего не спрашивал. Рассказанное ею потрясло меня. Она как будто приоткрыла завесу некой новой тайны, о которой я в ту пору ничего не знал, о которой не слышал даже намека. Чёрные Маги, Нефилим… Всё это было очень необычно для моего слуха, но одновременно чувствовалось — звучит что-то чересчур интересное, и не только для меня. Это было начало… Наверное, аж через несколько часов я опять позвал её, даже не думая — спит она или нет:

    — Лена, Лена…

    — Что, Максим, — мгновенно отозвался её ласковый детский голос.

    — Расскажи поподробней, чем занимаются эти чёрные маги?

    — Поподробней?.. Их дела ужасны и прекрасны одновременно — помолчав, как-то странно произнесла она…

    Странность была в том, что, когда она это проговорила, я, как бы интуитивно, ощутил это. В мгновение ока я увидел огромное сознание, искусственное и живое сознание, опутавшее Землю. В голове мелькнуло: «Общественное сознание, Тень», и дальше понеслось…Вереница событий из нашего прошлого будто бы понеслась перед неведомым оком разума — тысячи деяний за один миг. Но даже одного мига было достаточно, чтобы почувствовать… потрясение. Мне вдруг показалось, что там — в глубокой древности, происходили потрясающие вещи. И я вдруг понял, что Учитель Иисус сделал что-то грандиозное, но люди совершенно ничего не знают, они думают, что Иисус был послан повисеть на кресте, чтобы таким вот нелепым образом избавить человечество от грехов.

    — Что такое Тень? — после долгого молчания спросил я.

    Она как-то странно посмотрела на меня, потом опустила голову…

    — Ну, чего молчишь?

    — Тень — это как раз и есть подробно то, чем Они занимаются.

    Я хотел было расспросить подробнее, но тут мне в голову пришла, как тогда показалось, куда более классная идея. Вскочив, я побежал к старинному срубу в роще…

    Глава 16

    Власть Тени

    Но скоро все изображения стёрлись, и воду бассейна покрыл туман. Внезапно я увидел образы чрезвычайной чёткости, как будто смотрел на экран цветного телевизора.

    Лама, стоя рядом со мной, тоже смотрел.

    Сначала я увидел нашу планету с её большими океанами, массой облаков, как это нам показывает НАСА в телевизионной передаче из космоса. В одну или две минуты внешний вид земного шара совершенно изменился. Густые серые, чёрные, коричневые облака покрыли наиболее населённые зоны Земли. Иногда эта масса пронизывалась интенсивными вспышками, как происходит от взрывов. Иногда голубоватые, розовые или золотистые лучи и звёзды появлялись на тёмном фоне, освещая его, но вся планета тонула во мраке… По временам тёмные тучи распространялись далеко в пространство, напоминая щупальца осьминога…

    — Вы наблюдаете мысленные и эмоциональные вибрации, испускаемые человечеством, — объяснил монах.

    — И, как видите, качество их низко. Посмотрите на серое облако эгоизма! Голубые вспышки — это духовное устремление меньшинства, но их затопляет основной поток страсти, ненависти и жадности, который образовывал гигантскую ауру вокруг Земли в течение тысяч лет… Вы можете видеть, как чёрное гало Земли может рассеиваться лучами, если только человек будет стараться излучать высокие духовные вибрации. Человечество должно очистить и оздоровить своё планетарное жилище. Только человек может это сделать.

    Я созерцал в бассейне Тары картины, ставшие так странно видимыми. Они исчезали постепенно, и вскоре не осталось ничего, кроме неподвижной поверхности резервуара, которую колыхали капли воды, падающие со свода пещеры…

    (Э. Томас «Шамбала — оазис света»)

    «Но придут из Мира Тьмы чужеземные вороги, и начнут глаголить Детям Человеческим слова льстивые, ложью прикрытые, и станут совращать и старых и малых, и дочерей Человеческих будут брать себе в жёны… Иринировать будут между собой, и между людьми, и между животными… И приучать к этому начнут все народы Мидгард-Земли, а тех, кто не станет внимать словам их, и следовать деяниям низменным чужеземцев, предадут мучениям со страданиями… Ложью и лестью неправедной захватят они многие края Мидгард-Земли, как они уже поступали на других Землях, во многих Мирах во времена прошлой Великой Ассы… И создадут они веру свою, и объявят себя сынами Бога Единого, и станут кровь свою и детей своих приносить в жертву богу своему, дабы существовал кровный союз между ними и богом их… И станут Светлые Боги посылать к ним Странников многомудрых, ибо не имеют они ни Духа, ни Совести. И чужеземцы станут слушать Мудрое Слово их, а выслушав, будут приносить жизнь Странников в жертву богу своему… И создадут они Золотого Тура, как символ своего могущества, и будут поклонятся ему, тако же, как и богу своему… И пошлют к ним Боги Великого Странника, любовь несущего, но жрецы Золотого Тура придадут его смерти мученической. И по смерти его, объявят БОГОМ его, и создадут веру новую, построенную на лжи, крови и угнетении… И объявят все народы низшими и грешными, и призовут перед ликом ими созданного бога каяться, и просить прощения за деяния свершённые и несовершённые…»

    (Славяно-Арийские Веды, Сантьи Веды Перуна, Круг 1, Снт. 5)

    — Можно мне с Тобой поговорить?

    — …[Молчание]

    — Почему Ты не отвечаешь?

    — …[Молчание]

    — Не хочешь со мной говорить?

    — …[После некоторой паузы] Мой прекрасный Бог, Ты хочешь узнать, что такое Тень, не так ли?

    — Ну, вообще-то, да.

    — Что ж, Я покажу тебе. Закрой глаза…

    Сначала перед глазами предстала Земля. Голубой шар с материками и океанами, с массами облаков, виделся так ясно и реально, что казалось, будто, действительно, я очутился в открытом космосе и смотрю на нашу планету со стороны…

    Вдруг с Землей случается нечто странное. Происходят значительные метаморфозы, и чистая голубая планета превращается в ужасное место. Я начинаю видеть огромные серые, алые, чёрные и коричневые облака, покрывающие наиболее населённые зоны Земли. Чувствуется удушающее, смердящее дыхание, веющее от них. Вся планета тонет в этом мрачном месиве, оно постоянно меняет свои тёмные оттенки. Иногда оно дрожит и взрывается, и облака, как чёрные кометы, уносятся далеко в пространство…

    — Таков истинный вид этой благословенной Планеты, — откуда-то издалека до меня, как эхо, доносится Его голос.

    — Не понимаю… Почему она так мрачна?

    — Планету покрыла Тень. Это — разумное и живое Сознание, созданное на Земле расой Нефилим. В Евангелиях это Сознание называется смертью и адом, но те Евангелия, в которых открывается его истинная суть, были на многие века спрятаны от людей…

    — А какова его истинная суть?

    — Мой прекрасный Бог, посмотри…

    Всматриваясь в клубящуюся вокруг Земли мрачную ауру, я неожиданно замечаю, что Земля начинает приближаться. Она стремительно растёт перед глазами. Уже виднеются горные хребты и реки, леса, затем — отдельные точки — города и агломерации…Чёрная Тень, окутывающая планету, стелется, исходя из городов и посёлков, в которых живут люди. То есть, мы с вами и другие, нам подобные… Представляете?… Но, почему, почему всё так?…

    Вижу шумную улицу одного из городов. Вижу людей… Люди, идущие по улице, погружены в какой — то тёмный серый дым… Никогда раньше я такого не наблюдал. Что это за дым? Откуда он взялся? Что происходит с моим зрением?

    — Что это за дым? Что у меня случилось с глазами? — спрашиваю я и удивляюсь опять — мне вдруг становится понятно, что я вижу картины земной жизни, что я смотрю на них психическим зрением, таким, как у экстрасенсов. Серый дым — это ауры людей, сложенные вместе, точнее, это коллективная аура толпы.

    В этой клубящейся массе я, опять-таки, совершенно неожиданно вижу лицо Иисуса, такое, каким его рисуют на иконах… Мне запоминается строгое, даже немного осуждающее выражение его глаз. Я резко вздрагиваю, видя этот взгляд. Становится как-то не по себе — взгляд живой. Этот готовый осуждать Иисус смотрит на меня, как живой. Точнее, эта чёрная масса, окружившая Землю, смотрит… Я с дрожью в сердце ощущаю, что она живая… О, Боже, она — живая… Она обладает жизнью и некой формой сознания. Вся работа её направлена на одно — ей нужен человек. Она хочет владеть человеком, прежде всего — человеком, потому что только от человека получает она жизнь… Она желает полностью подчинить человека себе, чтобы никогда не расставаться с жизнью…

    Сейчас, когда я пишу эти строки, мне вспоминается фильм «Матрица». Когда Нео показали истинный вид планеты, он был в шоке, он не желал верить, что всё это правда. Он увидел огромный ужасный механизм, в котором люди, управляемые Кибер-системой, были всего лишь батарейками. Вы представляете? Для хорошей, даже научной, фантастики сойдёт, но чтобы предположить, что всё это — правда… А ведь это самая настоящая правда! Я видел это собственными глазами… Эта система на моих глазах просто использовала людей в качестве элементов питания, создавая батарейку из человека с самого момента его рождения. Я видел чёткую программу по превращению человека из живого Сына в механическую деталь Системы, в биоробота, в зомби.

    Всё начиналось с детства. Родители{3}, сами того не осознавая, были первой вехой этого иррационального конвейера. Дело в том, что в первые годы жизни восприимчивость ребёнка к окружающему особенно сильна. Она выражается в интенсивном познавании и «впитывании» в себя жизни вокруг. Происходит как будто бы процесс приноравливания к качествам и условиям окружения, и, приноравливаясь, сознание ребёнка использует в своём развитии опыт тех, кто уже приспособился — растений, насекомых, животных, конечно же людей, и, в первую очередь, родителей. Благодаря этому ребёнок учится ходить, разговаривать, самостоятельно питаться, одеваться и так далее. С другой стороны именно так закладывается приобретённая часть характера — ребенок перенимает агрессивность, жадность, гордыню, страх, невежество; а так же доброту, благородство, красоту поведения, чувств и мысли — в зависимости от того, насколько все это присутствует в окружающих его людях, особенно в тех, к кому он наиболее привязан. Одноклеточные или ограниченные образы с телеэкранов; ритмы того, что в обществе называют популярной музыкой или песнями звезд эстрады; шум механизмов и автоматов; четыре стены квартиры, вместо первозданной Природы — всё это откладывает свой мёртвый отпечаток, ибо во всём этом нет жизни. Более того, все созданное в его окружении — дома, улицы, магазины, счет в банке, суд и констебль, институт брака, окружающие его взаимоотношения, — все это происходит от огромного подсознательного страха перед жизнью. Все это создано человеческой ориентацией на выживание, что по сути является стремлением защитить себя от жизни. В этом смысле общество — это огромное кладбище… Сознания малышей протестуют против такого отношения и заявляют о своём протесте. Заключённая, как в цепи, в пелёнки и в родительскую заботу, Родина начинает плакать. Малыш кричит, прося свободы. Но его никто не слышит. Никто во внешнем мире его не слышит…

    Дальше — больше. Ребёнок подрастает. Солнце Родины, затуманенное первыми облачками, привнесенными Системой, горит всё ещё ярко и светло. Радость многим вещам, ликование, огни восторга окружают детей и освещают их жизнь, делая её похожей на сказку. Их окружает то же, что и любого человека — люди, дома, деревья, трава, птицы… Но что это? Что за тёплый, ласковый ветер, нежно касающийся самого сердца? Что за ликующие огоньки вокруг, переливающиеся искрами душистой радости и исходящие от людей, листьев, муравьёв, солнечных лучей, морской пены? Почему звёзды на ночном небе заглядывают прямо в глаза, как будто желая что-то сказать? Что-то таинственное, сказочное… Чудо, сказка живут рядом, и кроткие рассветы, и огненные закаты соединяются одной линией сияющего счастья. И воздух поёт в ночи. И как будто крылья несут по ясным и чистым небесам жизни… Кто это? Кто этот Добрый Большой Друг, который всё время рядом? Невидимый глазу, неизвестно чем ощущаемый, кто-то неописуемо теплый и ласковый. Не вмешиваясь в игры и жизнь, Он постоянно следит, постоянно оберегает, и Его Присутствие, как щит, отметает всякий страх. Кто же это? Кто?

    Дети не успевают понять, потому что вдруг среди этого всего строгий голос: «Нельзя!», «Не так!», «Не правильно!», «Не валяйся в снегу — простудишься!», «Смотри себе под ноги, не то споткнёшься!», «Плавай только возле меня!», «Иди домой, пора спать. Ничего не знаю, никаких „но“ — тебе пора спать!», и т. д., и т. п. Вот так они через нас приучают наших детей к страху, потому что страх — это ограничения. Они приучают детей к принципам, морали, догмам, то есть — к своей воле, заметьте — к навязанной воле своего бога, и маленькое солнышко с раннего детства начинает выводить в своём сознании мнение о собственной неполноценности, о собственной невсесильности и уязвимости. Вера, способная воистину свернуть горы, могучая и титаническая вера в себя, присущая человеку-Сыну, меняется на робость, неуверенность, запуганность раба. Родина с этого момента отходит на задний план, перистые облака сменяются кучевыми.

    Чем больше насилия, тем сильнее подсознание будет развивать мышление в рабском направлении, творя из Человека механическую деталь Системы, где каждый проживает, не живёт, а проживает, свою жизнь, делая всё не в согласии с собственной природой, что лежит в основе всякого страдания… Ребёнок идёт в детский садик — за него это решило общество, но общественное сознание не видит Человека, для общества вас и вашего ребенка, как Людей не существует. Они видят в людях «массы», в лучшем варианте — «граждан», в понятии, всецело ограниченном личностью. Такое понимание не знает Человека, как Бесконечность, оно знает человечка, человечишку, допустим, Максима Николаевича Жуковца, уроженца города Кисловодска, закончившего СШ№ 2, учившегося в институте, ныне работающего бетонщиком на УВЗ и т. д., и т. п. В этом ракурсе они меня знают очень хорошо. Им про меня известно все. И в то же время это все, что они про меня знают. Им неинтересны мои мечты, мои желания, мои мысли. Они никогда не посмотрят на звезды моими глазами, они никогда не улыбнутся, если я расскажу им про свою первую любовь. Они не хотят знать ни меня ни вас, как Бесконечность, большую чем личность с ее историей, амбициозными планами, именем, фамилией и паспортными данными. Вот такими они нас знают. Им этого достаточно — большего и не нужно знать о рабах. В садиках, школах и институтах они производят своих рабов, навязывая такое глубокое антипонимание Человека… Ребёнок идет в школу, что снова решено за него. Там он вынужден исполнять нелепые правила поведения и мышления, больше подходящие не столько для храма, преподающего Знания, сколько для инкубатора по разведению бройлерных цыплят… Для некоторых особо чувствительных к своей внутренней природе поход в школу — просто ужасная пытка, но их, увы, никто не понимает. Им приказывают: «Иди!», и они идут… У кого-то появляется азарт к учёбе, но не из-за интереса, а как стремление получать отличные оценки. Для большинства учащихся это самое главное, и сами знания, и наличие их понимания — внутреннего принятия, для большинства становятся вопросом второстепенным. Поэтому, заканчивая школу, большинство имеет крупный запас информации, почти все составляющие которого ими не поняты или приняты к сведению лишь поверхностно. Со временем запас истощится, и останутся наиболее яркие образы — те малочисленные пункты программы, которые удалось осознать, принять сознанием, как часть себя. Просто подумайте сами, чем мы занимались в школе целые десять лет, если наш рассказ обо всех темах, нами последовательно изученных, займёт, в лучшем случае, лишь несколько часов. Стремясь к наглядности, скажу — для многих такие слова, как валентность, электромагнетизм, дисперсия, интегрирование, вакуоль, Коминтерн, Византийская Империя, и многие тысячи других понятий, заимствованных из школьной программы, остались тем же, чем были до начала обучения — тёмным лесом. Это естественно — ведь мы лишь зазубрили формулировки и темы, не пытаясь понять их суть и значение. Это, как дерево без корня, как дом без фундамента, как река, вдруг лишённая русла и начального источника. И так, как всё, не имеющее основания, в Природе лишается жизни, так же и наши «знания» с годами сотрутся из памяти, как мел стирается влажной тряпкой со школьной доски. Разве такая система образования сама по себе не является убийством души? Разве она не приучает с детского возраста к некачественной, бездушной, мёртвой работе? Разве это не корень безответственности, недобросовестности, воровства и прочего в том же духе? Не кажется ли вам, что такую систему можно сравнить с лентой конвейера, на которую, как на дьявольский жертвенник, кладут Сына, а на выходе получают мертвеца, раба Тени?[4]

    После школы человеку якобы предоставляется полная свобода в выборе своего будущего. Но что может выбрать рабское мышление, как не один из путей Системы, его воспитавшей? Путей к одному. К посредственному влачению жизни в норе дальнейших рабства, однообразия и безысходности. Одних забирают в армию, но если вы посмотрите на военных, на их уставы, на их дисциплинарные правила, на образ жизни в частях, если вы посмотрите на это ясными глазами, вы вздрогнете; перед вами предстанет завод по сборке механических деталей. Где же в этой машине жизнь для Истинного Человека? Где она?

    Другие идут в институт, и там продолжают морочить себе голову безжизненной информацией, безжизненными отношениями. Им кажется, что они многое познают, на самом же деле они только удаляются от Истинного Источника Знания… Родина способна научить всему, чему только захочет научиться человек. Родина содержит в себе матрицы всех вещей и законов Природы. С Её помощью можно получить знание о чём бы то ни было и решить любую проблему или задачу, найдя оптимальный вариант из многих исходов. Но когда чужое мнение насильно навязывается учащемуся (а информация, даваемая на лекциях, в учебниках, или в пособиях — это всего лишь мнение, чьё-то человеческое мнение, но отнюдь не истина в последней инстанции), он, не имея возможности противостоять, принимает его, а так же впускает в себя губительную мысль: «Знание не во мне. Знание я смогу получать лишь от окружающих меня учёных людей. Сам я юн и пока что глуп, а если не выучусь у них, так и останусь невежей на всю жизнь». Так, ещё будучи детьми, люди приучаются к постоянному поиску авторитетов. Они будут учиться, но не у Родины в себе; они будут не выражать свои мысли, а цитировать чужие фразы; они не смогут творить, они будут лишь копировать и подражать. Сотворение — это, возможно, и есть истинный путь к счастью, но смогут ли творить подражатели? Для того, чтобы построить дом, им нужен кто-то, кто бы научил их; для посадки дерева им необходима методика, разработанная кем-то; и Сына воспитывать они сами тоже не станут, полагая, что «на это есть квалифицированный воспитатель», способный дать Сыну гораздо больше, чем они. Для того, чтобы поверить в Бога, наконец, они попросят книги, храм, ритуал, священнослужителей, и обязательно Бога во плоти, называя Богом то некого старика, сидящего на троне в небесах, то Иисуса. Но Иисус сам вышел из людей, чтобы показать людям, кем они в действительности являются. Он показал это на своей жизни, на своих поступках, на своей Любви. Он говорил: «Царство Божие внутри вас!», но никто так и не понял этих слов…

    После всего этого начинается взрослое существование. Молодому сознанию кажется: «Вот теперь-то и наступила настоящая жизнь! Ух, как я развернусь!» Не тут-то было! Наше общество — это механическая машина страдания, и для того, чтобы, говоря словами Гамлета, быть в нём, нужно волей-неволей становиться какой-либо деталью этой машины. Почти всем и каждому приходится посвящать большую часть времени механической работе. Некоторые привыкают, некоторым нравится, находятся даже искавшие и нашедшие любимое дело; но для большинства, для абсолютного большинства работа становится вынужденной мерой, теми восьмью часами в день, которые необходимо перетерпеть, чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию. Так они и терпят, порою идя на работу, как на каторгу. Так они и существуют. Не живут, а существуют. Они не живут по-настоящему, но до глубокой старости, до смерти только существуют! Люди становятся злыми, раздражительными, чёрствыми, бессердечными, да и глупыми, в конце-концов, не потому, что они такие по природе, а потому, что им изо дня в день приходится посвящать себя делу, которое им совершенно не нужно. Они становятся такими, потому что где-то глубоко в себе понимают, что занимаются, всю жизнь занимались и занимаются делом, которое им не нужно! И этот Голос, Голос Безмолвный, идущий из глубин священного человеческого сердца, становится всё глуше и глуше, сердца каменеют, лица приобретают тупые формы, а глаза становятся стеклянными. Так отключается Истинный Человек. Так, сначала в яслях и детсадах, в школах и училищах, институтах и академиях, а после — на фабриках и заводах, в шахтах и цехах, на стройках и разработках, в торговых компаниях и фирмах производят человека искусственного. Таково их истинное, но скрытое предназначение!!!

    — Мой прекрасный Бог, Ты понял это. Человеческие «Я» созданы по образу и подобию из Благословенного Света, приходящего на Землю из Великого Центрального Солнца. Они [Нефилим] создали весь этот воспитательно-образовательный конвейер, чтобы заключать Человеческие «Я» в «я» искусственные, состоящие из серого света ИЕГОВЫ, излучающегося из земли. Искусственное «я» не позволяет видеть то, что действительно происходит вокруг, но вместо этого Человек попадает под чары механистического колдовства: он не живёт, он существует в иллюзорном мире. Таким человеком легко манипулировать, просто воздействуя на его искусственное «я». Так они и играют вами: бомбардируя вас то импульсами боли, то ощущением наслаждения, они передвигают вас по шахматной доске. Ты сам видел, как большая часть Человечества ведёт себя, как куклы, подвешенные за нити к рамке… Это было описано ещё в Апокалипсисе в следующих строках: «… всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их и на чело их, и никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его».

    Глава 17

    «В это трудно поверить — Общественное Сознание контролируется небольшой группой существ, описанных ещё в книге Еноха…»

    Наша власть при современном шатании всех властей будет необоримее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что её уже никакая хитрость не подточит. Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдёт добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом.

    Мы слишком сильны — с нами приходится считаться. Державы даже небольшого частного соглашения не могут составить без того, чтобы к нему не были причастны тайно мы. Per Me reges regnant — «через Меня царствуют Цари». А пророками нам сказано, что мы избраны самим Богом на царство над всею землею. Бог нас наградил гением, чтобы мы могли справиться со своею задачею.

    Мы вынудим их предложить нам международную власть, по расположению своему могущую без ломки всосать в себя все государственные силы мира и образовать сверхправительство! На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться Сверхправительственной Администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы.

    De facto мы уже стёрли всякое правление, кроме нашего, хотя de jure таковых ещё много. Ныне, если какие-либо государства поднимают протест против нас, то это для формы и по нашему усмотрению и распоряжению, ибо их антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями. В действительности для нас нет препятствий. Наше Сверхправительство находится в таких экстралегальных условиях, которые принято называть энергичным и сильным словом — диктатура. Я могу по совести сказать, что в данное время мы законодатели, мы творим суд и расправу, мы казним и милуем, мы, как шеф всех наших войск, сидим на предводительском коне. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги-социалисты, коммунары и всякие утописты. Мы всех запрягали в работу: каждый из них со своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены; они взывают к покою, готовы ради мира жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью.

    («Протоколы Сионских мудрецов»)

    Я сижу и лихорадочно соображаю. «Что это вообще, чёрт возьми, происходит на нашей планете? Что это я видел? Как, как такое возможно? Возможно ли это? Возможно ли поверить в это?»

    Потрясающая правда, которая открылась мне только что — библейский бог Иегова, а так же Иисус Христос ортодоксального христианства — это образы одного и того же Существа, которое настоящий, неевангельский Иисус называл убийцей и дьяволом… Вот это да… Может быть, я схожу с ума?.. Вы только подумайте, не сумасшедшая ли идея — тот бог-ревнитель, о котором рассказывается в Библии, а так же церковный Иисус Христос — они и есть настоящие дьяволы… Уже много раз я слышал здесь, что на территориях современной России, и даже гораздо больших, в древности существовала великая держава, посвященная Ему. Эта священная страна называлась Рассения, Расея[5]. Люди там жили в настоящем Раю — в поселениях, похожих на Благодать. Они были счастливыми и свободными, они обладали способностями, которые сегодняшнему человеку покажутся чудесными, они общались с Существами из Его Пространства, которые в те дни свободно разгуливали по земле, и которых они называли братьями и родителями. Расея занимала почти всю Евразию, и её народ привлекал на Землю столько Света из этого Солнца, что вся Земля светилась… А потом… Что же произошло потом такого? Как появилась эта Тень, эта Система? Как они её построили? Они каким-то образом сделали это с помощью иудео-христианских, мусульманских и египетских религий, орденов и сект… Это было ошибкой, или они хотели построить то, что построили?.. Система существует сама по себе, стихийно, или ей управляют? Неужели ей правда управляют?

    — В это трудно поверить, Максим, но это действительно так — Общественное Сознание, а значит и жизнь каждого живущего в нем, сегодня контролируются небольшой группой существ, спустившихся во дни Йареда на вершину горы Хермон. Это событие описано ещё в Книге Еноха и в других древних документах, которые они постарались изъять. Самые сильные из них в Ваши дни либо ничем не выделяются, либо живут в труднодоступных уголках Земли, как, например, тот человек, которого Тебе описала Лена. Они контролируют Общественное Сознание и его рабов с помощью третьего глаза, который у некоторых изнихразвит великим упорством воли…

    У других из их группы — тех, кто гораздо слабее — третий глаз не развит. Поэтому Они подчиняются психотронному воздействию своих более сильных хозяев, часто даже не осознавая этого. Они являются самыми высокопоставленными, самыми материально обеспеченными представителями Вашего общества, Максим. Из-за их привлекательности, оставшейся от Света, который они когда-то носили, а также из-за манер, умения легко обращаться с деньгами и материалистической жизнью, Сыновья Света часто принимали их за посланных Богом и помогали им подняться вверх или прийти к власти, как это было, в частности, с Григорием Распутиным, очаровавшим царскую семью. Всё же они предпочитают оставаться в тени и не занимают видные государственные посты, но всегда находятся при них — этакие серые кардиналы вроде Бориса Березовского при Ельцине или Ришелье при дворе короля Людовика. Где лестью, где обманом и деньгами, а где, используя осведомлённость о чудовищных преступлениях правителей против своего народа и шантаж, они манипулировали этими «народными избранниками» и «самодержцами» в интересах своей древней секты. Так, на протяжении многих столетий от Рождества Христоваэта секта оказывает влияние на правительства всех значимых в мировой политике стран и государств. Ваш нынешний президент, министры и дума находятся под их контролем, если не сказать — относятся к их числу. В других странах творится то же самое…

    — Но как же так?.. Такого ведь не может быть! Их бы уже давно свергли, если бы… Как, как такое может быть?

    Их действительно свергли бы, если бы люди знали об их существовании и их планах. Но, во-первых, люди ничего не знают даже после того, как Иисус пытался про это рассказать всему миру. Любые достоверные утечки информации почти исключены при их нынешних возможностях контроля. Когда президент США Кеннеди собрался рассказать народу Америки об их секретном проекте «Маджестик 12», его просто убили. Позже они убили кинозвезду Мэрилин Монро и министра юстиции США Роберта Кеннеди. Оба этих человека были в близких отношениях с президентом и тоже знали…

    — Они убили Кеннеди и Мэрилин Монро?

    — Список погибших, которые своими выступлениями либо мешали, либо как-то собирались помешать осуществлению их проектов «Маджестик 12» содержит гораздо больше фамилий, чем Ты думаешь, Максим. Они уничтожили многих видных политиков, учёных, военных в разных странах мира только за то, что те случайно, либо по роду службы «кое-что» узнавали.

    — А что это за проект «Маджестик 12»8?

    — Я не буду говорить об этом подробно, Максим — сейчас для Тебя это будет выглядеть, по крайней мере, фантастично. Они запретили это Знание во всех жителях Системы.

    — Что значит — запретили?

    — Это значит, что за те 20 лет, что Ты провёл в Системе, они с самого детства сформировали стандартный тип связей между нейронами Твоего мозга так, что электромагнитные импульсы устремляются только в этих, им выгодных стандартных направлениях, а любое другое их течение блокируется догмами и постулатами воспитания. Проще говоря, человеку через воспитание внушается определённый образ мыслей, и отрицание всего, что в этот шаблонный образ не укладывается. Вот, например, Вы привыкли верить в то, что читаете в школьных учебниках. С самого детства Вы привыкли к этому… Вы привыкли воспринимать, как само собой разумеющееся то, что видите и слышите в выпусках новостей. Вам даже и в голову порой не может прийти, что выпуски новостей часто используются ими, чтобы программировать Вас. Сегодня в их руках находятся пресса, телевидение, радиовещание и другие средства массовой информации. Через это они влияют на общественное мнение народов разных стран… Вижу, Ты не до конца понимаешь Меня, Максим. Я поясню, чтобы Ты понял. Не так давно небольшой отряд вооружённых людей вторгся в земли Дагестана; и теперь во всех выпусках новостей Вам начнут беспрестанно твердить, что это захватчики, которые пришли сместить местное правительство и установить свои порядки[6]. Вы поверите в эту ложь, Вы поддержите предложение о войне, даже не подозревая, что Вас обманули в очередной раз. Обман состоит в том, что вооруженные люди были подкуплены лицами, приближенными к правительству России. Некоторые члены правительства знают, но молчат. Они знают, что с подачи магнатов в Москве будут совершаться жуткие теракты, погибнут многие люди, и всё это для того, чтобы убедить народ России в необходимости новой войны… Итак, скоро на Кавказе начнётся новая чеченская кампания, нужная им, но отнюдь не народу России… Другой пример — предполагаемые теракты в США, которые они попытаются осуществить в будущем по тому же сценарию[7]. В самом деле, раз удалось в России, почему бы не попробовать и в Америке? Этот план уже сегодня вынашивается в их головах, и он грандиозен по своим масштабам и замыслу. Через своих представителей в правительстве и спецслужбах США они свяжутся с Алькаидой и наймут её. Руками боевиков Алькаиды они планируют совершить ряд ужасающих терактов в Вашингтоне, Нью-Йорке и в других штатовских городах. Теракты будут беспрецедентными. Народ Америки охватит настоящая паника. Люди будут бояться выходить на улицу даже днём. Они прильнут к экранам своих телевизоров, откуда на них выльется полный комплект дезинформации по происходящим событиям. Они просто внушат испуганным людям то, что им нужно, и охваченные паникой американцы во всё поверят. Они одобрят новые войны в странах Ближнего Востока, полагая эти страны оплотом Алькаиды и, даже не подозревая, что её действительный оплот — Белый Дом… Я вижу, как Ты удивлён — Тебе трудно в это поверить. Что же будет, когда Ты узнаешь истинное освещение всех исторических событий? Что будет, когда Ты узнаешь истинную историю человечества — не ту, что они навязывают детям в своих школах, нет, не её, а другую — истинную историю?

    — Я не знаю… У меня это… аж во рту пересохло… Зачем, зачем им это нужно?

    — Ответ прост. Сегодня, как и раньше, они властвуют над миром, но властвуют тайно. Однако, их мечтой на протяжении долгих веков было легализоваться, выйти из подполья, чтобы народ Земли с радостью признал их, как своих господ, законодателей и судей. Какой самый лучший способ сделать это? Секретно, путем махинаций и интриг, разорить ведущие страны, вызвать бедственные состояния в их экономике, политике и общественной жизни, чтобы народы тех стран стали роптать на свои правительства, желая свергнуть их. Когда такая дестабилизация постигнет весь мир, вот тогда-то они и объявятся со своими «чудесными» предложениями по выходу из общемирового кризиса, как спасители, благодетели и радетели людских жизней. Естественной реакцией всех людей Земли будет признать их и отдаться их власти… Мой прекрасный Бог, как Ты думаешь, что будет, если люди всей Земли, по своей свободной воле признают, что не они — Боги и хозяева этой Планеты, но что существует некий более великий, чем они, Бог? Что будет, если они всецело признают над собой власть?

    — …Не знаю… Думаю, будет что-то ужасное…

    — Посмотри на звёздное небо, Максим. Там, в созвездии Девы можно встретить древнюю планету, которая когда-то благоухала Светом и мудрой любовью на многие тысячи световых лет вокруг. Теперь эта планета пустынна. Пепел от бушевавших пожаров покрывает её долины, слой этого пепла — несколько метров. Такие же унылые картины попадались Мне в созвездиях Лебедя и Лиры. Всюду руины величественных Храмов и городов. Нет ни растений, ни птиц, ни животных. Ветер играет пепелищем, разнося его по ущельям, а небо закрыто чёрными тучами пыли… Ядерные взрывы иссушили реки и моря, воронки от них встречаются глазу то тут, то там среди этого мира развалин…

    Такое случалось со многими Землями Галактики Млечного Пути, где побывала раса Нефилим. Их привлекали духовные и материальные сокровища, которые имели те прекрасные Земли. Лестью и ложью они проникали в доверие к жителям, а затем строили Общественные Сознания, подобные тому, что существует в эти дни на Вашей Земле. Общественное Сознание — это созданный Колдовством искусственный психофизический организм, пожирающий живую планету и её жителей и переваривающий её в механистический мир библейского бога. Когда Лена рассказывала тебе о «маленьких», из которых состоит всё вокруг, она заметила, что:

    «Они были заключены в молекулах моего тела. Ты представляешь, — они были не свободными, они были заключёнными в строгие геометрические формы, как солдаты в армии заключены в строгие рамки устава, или, как верующие иудеи заключены в досконально расписанный Левит. Их, этих „маленьких“ в наших телах кто-то „построил“, поработил. Такими же порабощенными они пребывают везде — в деревьях, в земле, в животных…»

    Это потому, что Общественное Сознание, как только оно создано, начинает перерабатывать всё вокруг — не только людей, но всё — природу, растения, животных, птиц, рыб, насекомых. Появляется множество кусающих, жалящих, пожирающих, ядовитых форм жизни. Вода, воздух, земля становятся другими. Меняется их молекулярное и атомное строение, их свойства, их сила. С человеком и его телом, его психикой, его сознанием вершится то же самое. Я говорю Тебе это только потому, что с раннего детства Ты и сам подозревал, что с миром что-то не так. Когда этот процесс подходит к концу, Человечество Земли уже не представляет собой тот «образ и подобие Бога», которым некогда было. Люди тогда уже больше не будут людьми, Максим. Они станут био-автоматическими рабами без свободной воли и свободного сознания, теми «рабами божьими», о которых говорится в Библии. Безропотно повинуясь приказам своих властелинов, они начнут добывать богатства из недр Земли, строить летательные аппараты, чем-то похожие на Корабли Асов. На этих «летающих тарелках» и «шарах», которые Вы теперь так часто наблюдаете, они, по приказу расы Нефилим, будут посещать Светлые Земли и насаждать там механистический, лунный культ библейского бога — бога их пекельных миров, коих теперь немало в этом рукаве Галактики. Их много не потому, что их создали, Максим. Их захватили, их просто захватили. Это и есть ад для тех душ, которые попали к ним в рабство — другого ада нет!

    Глава 18

    Они не ели яблок с Древа Познания

    Они живут за пределами понятий о добре и зле

    Для огромного множества людей неудачи, потери, болезни, ограниченные физические возможности и боль в самых разных формах стали самым важным в их жизни учителем. Они помогли им отказаться от ложных представлений о себе, а так же от поверхностных целей и желаний, продиктованных запросами эго. Они подарили им мудрость, смирение и сочувствие. Они сделали этих людей более реальными. Любая негативная ситуация, в которой мы оказываемся, всегда таит в себе важный урок, хотя понимаем мы это чаще всего уже потом. Даже совсем недолгая болезнь или несчастный случай могут открыть вам глаза на то, что реально в вашей жизни, а что нет, что действительно важно, а что не имеет значения.

    С точки зрения высшего смысла, внешние обстоятельства всегда положительны, какими бы они ни были. Точнее, они вообще не имеют окраски, ни положительной, ни отрицательной. Они такие, какие есть. Когда вы живете, полностью принимая то, что есть, из вашей жизни исчезает и «хорошее» и «плохое». Остается лишь высшее благо, которое включает в себя все «плохое». Это только с точки зрения ума в жизни есть хорошее и плохое, приязнь и неприязнь, любовь и ненависть. Вот почему в Книге Бытия сказано, что, вкусив плодов древа познания добра и зла, Адам и Ева более не могли оставаться в раю…

    (Э. Толе «Сила момента „сейчас“».)

    Последний полученный мною урок был наиболее серьезен и труднопонимаем. Я познакомился, видимо, с самым важным аспектом их культуры, который, если выразить его в двух словах, гласит следующее — они не воспринимают действительность в категориях добра и зла. Для них просто не существует ни плохого, ни хорошего… Оказалось, что эти понятия не есть «всего лишь» мораль, но гораздо, гораздо больше… Они влияют на пространство и время, формируют восприятие, вплоть до воздействия на пять органов чувств, а так же ограничивают человека в его способностях, которые, если сознание освобождено от дуального мышления{4}, становятся просто фантастическими…

    Я сидел возле Терема, положив подбородок на колено, и думал… Мне не хотелось возвращаться домой. Я долго думал над этим, пытаясь понять, трусость это или мудрость… Потом я просто прислонился головой к двери и закрыл глаза. Все началось почти сразу, как только я сделал это. Я видел реальные трехмерные картины жизни, как если бы я был невесомой воздушной сущностью, незримо присутствующей в месте, где они разворачивались… Я воспринимал все остро, эмоционально остро, и поэтому всякое плохое-хорошее суждение о событиях очень четко прослеживалось…

    Первое, что я увидел — это была охота… Люди охотятся на морских львов. Точнее, на их, недавно появившихся на свет детёнышей. Малыши, родившиеся несколько недель назад, покрыты густым и нежным мехом — они ещё не обросли слоем жира, позволяющим не замерзать в холодных водах океана, поэтому они не могут уплыть от людей. Людям же нужен вышеупомянутый мех — для того, чтобы изготовить из него брелки для ключей, сделать тапочки и так далее. Мех морских львов ценится на рынке. И люди на моих глазах убивают малышей ради этой цены.

    Вот один детёныш морского льва пытается уползти от бегущего за ним охотника. Я вижу чёрные, невинные глазки малыша и, о нет — я вижу, вижу и чувствую гораздо большее — страдания, неимоверные страдания страха и отчаяния, которые испытывает маленькое сердце. Да, у него, у животного, тоже есть сердце, и его страдания ничуть не меньшие, чем те, что возникают у человека, оказавшегося в подобной ситуации.

    Охотник без труда настигает маленького львенка и резко и жестоко бьёт его тяжёлой палкой по голове. Но промахивается, и удар соскальзывает, не убивая, а лишь калеча. Я вижу окровавленную мордочку, я слышу крик, просящий о пощаде, крик огромного горя — малыш ещё живёт, он ещё мучается. Человек бьёт его ещё раз, затем — третьим ударом он добивает бьющееся в смертельной агонии маленькое, ни в чём не повинное существо… Боже, а вон — другое убийство, а там — третье… Не выдерживая, я пытаюсь моргнуть, и сразу же появляется следующая картина.

    Четыре фигуры движутся по ночному, занесённому снегом, парку города. Это студенты. Они идут с праздника новоселья. Они пьяны, и кричат, и радуются, и громко смеются. Им весело, и они не думают об опасности. Но я ясно чувствую, что их ждёт опасная встреча. И я не ошибаюсь. За студентами на темной аллее появляется человек десять таких же, как они, молодых парней, и очевидно, что эта десятка ищет жестоких приключений. Один из последних садится на корточки, вылепливает руками твёрдый снежный шар, затем встает, прицеливается и бросает в идущую впереди четвёрку. Он оказывается метким «стрелком» — его снежок смешно разлетается на голове одного из студентов. Смех прекращается. Он переходит в удивление, а затем, когда, обернувшись, студенты видят десять здоровых фигур невдалеке, удивление перерастает в страх. Но силой воли ребята борются со своим страхом. Они не могут оставить эту выходку просто так. Они должны поквитаться. И они, стоя, ждут идущих к ним. И идущие забияки тоже боятся, но всё же идут — им тем более нельзя отступать, ведь их больше.

    Казалось бы — обычная ситуация, назревает обычная драка, каких много на свете. Казалось бы — ребята просто развлекаются, просто тешатся — ну чего не бывает по молодости? Но так казалось раньше. Теперь же со мной происходят невероятные вещи… Чувствую, что люблю людей, которых вижу. Несмотря на то, что вижу их впервые. Люблю, люблю очень сильно — как родных, и ничего не могу с этим поделать… Господи, да что же это происходит со мной!…

    Наполненный любовью, я смотрю, как мои любимые люди бьют друг друга. Вижу, как черствеют в судорогах тьмы сердца моих любимых, и эти раны кажутся более страшными, чем физические побои, которые дерущиеся наносят друг другу…

    Один студент лежит на земле, другой убежал. Двух остальных, оказавших упорное сопротивление, особенно яростно добивают их родные братья. Я вижу, как одного человека бьют по лицу — в нос, в челюсть, не замечая, что лицо давно уже превратилось в кровавую массу. Второго избивают ногами. Но они — эти двое, которых бьют, — в том-то и весь ужас — они не безразличны мне. Чувство такое, что у меня на глазах избивают моих детей или родителей. Сердце чётко ощущает жестокие страдания, испытываемые моими любимыми… Что это со мной? Неужели я плачу? Моргаю…

    Моргаю, и новые страшные картины человеческой глупости бегут перед глазами. Картины ещё более ужасные, чем прежде. Сейчас я вижу жестокие войны, множество убийств, великую громаду страданий. Чёрное страдание мрачной лентой эпизодов проносится в сознании. Каждый эпизод бесчеловечен и сменяется ещё более бесчеловечным, звериным. Они словно расставлены по ступеням лестницы, невыносимой для сердца. Последняя из ступеней, которую я смог выдержать лишь наполовину — описывать ли её?…

    Видение начинается достаточно спокойно. Зловеще спокойно. Вижу группу людей в камуфляжной форме. Они вооружены — очень много инструмента, приносящего боль и смерть. Но всей боли, что сотворили они, им мало. Они жаждут ещё. Вокруг красивая природа, но они не видят. Их окружают пустынные, но величественные горы, красные цветы под ногами радуют глаза, но не их глаза. Они увлечены другим. Я вижу, как из-за камней выводят нескольких человек. Руки последних крепко связаны — чувствую, верёвки и проволока вгрызлись в кожу до крови. Моё невидимое сердце ощущает, какие глубокие, какие обширные страдания испытывает каждый из связанных — все они знают, что сейчас их будут казнить. Они волнуются, они боятся. Один из них вспоминает детей и жену, другой плачёт — он вспомнил маму. Третий, измученный постоянными пытками и побоями — ему сейчас, может быть, легче, чем другим. Ему больше всего хочется умереть сейчас, потому, что он потерял веру в жизнь…

    Пленные ещё не знают, какую зловещую смерть им приготовили. Им хотят отпилить головы. Заживо. Я вижу в руках одного из вооруженных людей пилу. Обычную ножовку… Нет, этого я не вынесу.

    «Люди! Или вы забыли, кто вы? Неужели вы забыли, что вы прежде всего — люди! Сколько же ещё вы так озверело будете мучить друг друга? Люди-и-и!!!» — я кричу, моё сердце кричит, оно содрогается от рыданий, оно плачет так, как до этого никогда не плакало.

    Меня услышали. Меня услышал один из пленных — тот, который плакал. Он совсем ещё ребенок — даже усы не растут, как следует. Он вдруг поднимает голову, смотрит на небо и начинает улыбаться, хотя в глазах всё ещё стоят слёзы. Я вижу эти человеческие глаза. Они до сих пор снятся мне…

    Душманы собираются заснять казнь на видеопленку. Один из них, стоя перед объективом камеры, на арабском языке рассказывает, что он намерен делать. Он вертит перед объективом этой ужасной пилой. Пленный солдат, тот, кто думал о детях, замечает пилу. Вижу, как его глаза широко раскрываются — он осознает только сейчас, куда его привели. И некоторое время стоит неподвижно, даже не дыша. Тот же юный пленник всё смотрит в небо, всё улыбается… Нельзя, чтобы он перестал улыбаться… Но что же делать? Как помочь?

    Один из бандитов замечает улыбающегося солдата. Он подходит к пленному и на ломанном русском языке еле выговаривает:

    «Вот с тебя мы и начнём».

    Двое других берут солдата за локти связанных рук, думая, что он будет сопротивляться. Но он не сопротивляется…Дальнейшее описывать не буду. Слишком жестоко. И очень больно, поверьте, жутко больно это вспоминать…


    Я как будто просыпаюсь всё в том же месте — у двери старинного сруба. Очнувшись, я замечаю, что безудержно плачу, сидя и положа голову на грудь красавице Лене. Она, сидя на коленях рядом со мной, придерживает мою голову одной рукой, другой же ласково гладит мои волосы. Она тепло шепчет мне:

    — Не надо. Успокойся, Максим.

    — Лена, — я пытаюсь внятно говорить, но разговор получается только сквозь всхлипы плача. — Лена… Там… т-там…

    — Я это уже видела, Максим. Такие картины иногда посещают нас, стоит только закрыть глаза… Поэтому я знаю, — она отвечает, а мне неожиданно вспоминается седая прядь в её волосах… Белая, как снег, прядь…

    — Ты видела? — переспрашиваю я.

    — Да, Максим. Я знаю, как это больно… Это больно только до тех пор, пока воспринимаешь увиденное через понятия о добре и зле, на которых вы воспитаны. Вы не знаете, как воспринимать иначе, потому что это внедрено в ваш геном, это сформировано в вас, как нейрохимические цепочки ваших стандартных реакций на действительность, этим пропитано ваше подсознание… Между тем такое восприятие — это иллюзия. Добра и зла нет. Плохого и хорошего нет. Понимаешь, это иллюзия ваших чувств. Ничего плохого в увиденных тобою картинах не было. Ничего плохого не случилось ни с теми солдатами, ни с подростками, ни с детенышами морских котиков. В это трудно поверить, и тем более мне это трудно объяснить, но я уверяю тебя — с ними ничего не случилось… Потому что все вокруг есть Любовь. Помнишь, Иисус говорил, что Бог — это Любовь? Бог бесконечен, Он везде… Это значит, что все вокруг тебя — это Бог, все, что ты видишь — это Любовь… То, что ты видел, это была Любовь, самая сильная Любовь во Вселенной… Ты видел Любовь, а тебя трясет и ты плачешь. Ты просто не понимаешь, ты не видишь истинной картины. Ты не веришь, что все вокруг — Любовь, ты веришь в смерть, в то, что тебе что-то угрожает. Это очень ограниченное понимание жизни, Максим, но именно так вы и живете там… Пойми — это только созданная Люцифером компьютерная игра — игра, и не больше. Просто вы там совершенно забыли, что когда-то захотели в нее сыграть, не сидя перед экраном с джойстиком в руке, а в качестве самих героев игры — вы захотели попасть за экран и посмотреть — каково это — быть там? И на самом деле каждый из вас проживает тот опыт, который он страстно хотел прожить. Даже тот солдат внутренне всегда хотел пережить то, что с ним случилось. Все они хотели это пережить. И на самом деле никто из них не умер — все они, как и прежде, есть. Страдания и боли нет — это всего лишь производные сознания, которые внедрены Люцифером в роли его игры для того, чтобы играющий превзошел себя… Это очень трудно понять, особенно тем, кто привык мыслить в категориях добра и зла, кто верит в смерть. Может показаться, что я несу полную чушь, или, как ты это называешь, «бред»…

    Постепенно я успокаиваюсь. Плач и рыдания проходят. Лена всё ещё гладит меня, придерживая мою голову. Слышу спокойное и размеренное дыхание девочки. Ощущаю благовонный аромат, исходящий от её тела. Сам же я вспотел.

    — Когда ты свободен от добра и зла, ты можешь помочь другим превзойти это ограниченное понимание. Оно было необходимым, но сейчас его время истекло. Пришло время выйти из этой Программы. Это очень просто, это то, что Иисус называл «не от мира сего»… Вот, смотри… В вашем обществе об этом мало что известно. Но я покажу, и ты поймешь. — Ласково прижав мою голову к своей груди, она продолжает: — Закрой глаза и расслабься… Вот так… А теперь прислушайся. Прислушайся, Максим.

    От её объятий мне становится легко и тепло. Я почти полностью успокаиваюсь, чувствуя защищённость и абсолютную безопасность. Меня успокаивает биение её сердца. Я улавливаю мягкий и размеренный пульс, я вслушиваюсь в него, и мне становится всё лучше…

    Вижу паперть кладбища. Ночь, темно и поначалу едва удаётся разглядеть маленькую детскую фигурку, обнявшую крест с надгробием. Это маленький мальчик. Неизвестно откуда, но я узнаю, что во время терракта взорвалось СВУ, и у мальчика погибла мама. Он оказался в приюте. Там ему очень плохо. И очень не хватает материнской доброты, доброй мамы рядом. Сегодня ночью он убежал из приюта, убежал на кладбище — к маме. И даже о страхе он забыл, он только плачёт, уткнувшись маленькой головкой в холодный камень могильной плиты. Он тихо шепчет:

    — Мама, мамочка… — и опять плачет.

    От такой картины мне сперва тоже становится грустно, но Лена говорит:

    — Не надо волноваться, Максим. Лучше научись делать так…

    Вижу, как возле мальчика, прямо в воздухе, вырисовываются контуры небольшой фигуры. По мере их обрисовки они обретают цвет и форму… Это контуры сердца… Бело-золотое сердце появляется в воздухе над мальчиком, освещая сумрак ночи лучами яркого света. Сердце пульсирует, от него постоянно отделяются круги света. Они растут, как волны от брошенного в воду камня. Они медленно расходятся от сердца, касаясь мальчика, уходя в него…

    Мальчик ещё не видит этой необычайно сказочной картины, но его сердце уже почувствовало. Плач утихает. Малыш успокаивается. Он садится возле могилки, вытирая руками слезы. Потом он оглядывается. Он смотрит вверх, но сияющего сердца, видимо, не замечает. Но он чувствует его, потому что спрашивает:

    — Мама… Это ты?

    Вслушиваясь в тишину, в глубокую тишину ночи, малыш находит в ней лишь одному ему ведомые ответы:

    — Мне так грустно без тебя, мамочка. Почему ты оставила меня одного?

    — Быть сильным? Но ведь… Но я же… Как же без тебя?

    — Да… Я понимаю… Ты права…

    Так он искренне говорит с кем-то, как будто бы с этим золотым сердцем… Говорит на незнакомом языке, но — странное дело — мне понятно каждое слово. Правда, ответы на реплики мальчика мне не слышны. Они слышны только ему. И в процессе разговора лицо малыша преображается. В голосе появляются решимость и даже нотки радости. Той радости, которая посещает детей в предновогоднюю ночь. Эта радость, чистая и ликующая, сейчас исходит от золотого сердца, и мальчик просто наполняется ею, как замерзший человек, подойдя к костру, наполняется теплом от огня. Малыш встает, шмыгает носом, и его глаза, ещё не просохшие от слёз, вдруг становятся счастливыми. Он некоторое время стоит возле могилки мамы. Затем, отвернувшись, он медленно удаляется по тёмной аллее… Золотое сердце постепенно растворяется в воздухе… Точно так же постепенно исчезает, будто тает, всё видение в целом. Сквозь него проступают очертания иной картины, как это иногда бывает по телевизору, когда кадры одного эпизода накладываются на другой посредством монтажа. Я вижу маленькую девочку, сидящую на поляне и допевающую:


    …Что делят взрослые дяди?

    Что так глядят упрямо?

    Денег ли, власти ли ради

    Бомба убила маму?


    … Рядом с ней я замечаю молодого юношу… Боже мой, это же я! Опять я вижу себя со стороны! А девочка — это она, Лена! Это когда мы с ней и Олегом… Ну, вы помните, я уже писал об этом! Когда мы только познакомились и сидели на горном лугу, и Лена пела… О, Боже, так она же не просто пела… Я вдруг начинаю понимать, что золотое сердце, только что виденное — это её сердце. Её сердце! Пока она пела, её сердце… Её мысли, её сознание… Вспоминаю этот добрый, но отсутствующий взгляд, смотрящий будто бы сквозь пространство… Вспоминаю задумчивую улыбку сострадания на её детском лице… Вот это да… Вот это да!!!

    — Лена.

    — Что, Максим?

    — Неужели это ты?

    — Что я?

    — Неужели это ты таким чудесным способом… ну, это… на расстоянии успокоила мальчика?

    — Да. Но что тут чудесного?

    — Это было твоё сердце? Можешь не отвечать, я знаю — оно твоё, но не понимаю, почему оно появляется без тебя всей?… То есть, я хотел сказать… Тьфу, что я несу?..

    — Ты не волнуйся, Максим. Не надо… Ведь всё очень просто. Человеческое сердце — это источник волшебной силы. Только эта сила сейчас спит у очень многих людей. У меня она не спит. И у других жителей Благодати она тоже не спит…

    — Почему у вас она не спит, а у обычных людей спит?

    — Ну как же… Ну разве ты не понял? Мы ведь тоже самые что ни на есть обычные. Только с рождения живём в естественных условиях. А люди вашей цивилизации, приходя в мир маленькими детьми, всю свою жизнь подвергаются чудовищной обработке культурой, моралью и совестью… Причина в этом…

    Задумавшись, я невольно воспроизвёл в памяти недавно увиденное, сравнил это с образом жизни в Благодати, и… понял. Понял! До меня окончательно дошло… До меня всегда поздно доходит…

    — …Да-а-а… М-да-а-а…

    Мы сидели возле двери ещё некоторое время, точнее, очень долго ещё сидели. Мы смотрели на усеянное звёздами небо, и я вспоминал слова из детской песенки:

    Там высоко, вы-со-ко

    Кто-то разлил мо-ло-ко,

    И получилась Мле-чная Доро-га…

    А вдоль планет, вдо-оль планет,

    По голубой си-неве

    Месяц плывет, как бе-лая пиро-га…

    Вспоминал слова из детского мультфильма «Король — Лев», когда молодой лев и обезьяна точно так же, как и мы, сидели и смотрели на эти звёзды, и обезьяна сказала льву: «Посмотри наверх. Это великие Цари наблюдают за тобой сверху»…

    Как много за нашим миром неизвестных, захватывающих тайн. Как много чудесных приключений, похожих на самое лучезарное детство. Как много чистой, непорочной Любви, встречающейся, как цветок белой лилии или как целое ромашковое поле. И как окостенели наши мозги, если мы согласились променять всё это на жизнь в каменных коробках, на бумажные подачки, которые там, у нас, называются зарплатой, на бутылку пива и телевизор, на тряпки, называемые одеждой, разделённые по категориям на модные и уже нет, на машину и гараж с дачей, на грязный секс, когда он или она уже почти не помнят, что такое — трепетать от чистой и юной первой Любви. Люди забыли свою Любовь. Люди, мы с Вами забыли свою самую первую, самую чистую Любовь. Мы живём в мире, где Любовь совершенно забыта!.. Мне захотелось вернуться туда и рассказать всем про то, что они забыли, про то, как все просто…

    «Я вернусь!» — сказал я про себя и даже кулаком по земле ударил. Лена повернулась и посмотрела на меня. Она внимательно меня разглядывала, — я видел это боковым зрением. Потом она прильнула ко мне и обняла меня опять. Она сделала это очень ласково и нежно, но было в её движениях что-то ещё… Было похоже, что она прощается… Я с недоумением глянул на неё, а она, грустно улыбнувшись, спросила:

    — Можно, я поцелую тебя на прощание, Максим?

    — На прощание? Ты уже уходишь?..

    Она прикоснулась губами к моей щеке и прошептала:

    — Я не хотела, но ты сам решил… Боже мой, я сейчас наделаю глупостей и оставлю тебя. Вопреки воле твоего «Я» оставлю…

    — Чего? — опешил я.

    — Да так, ничего… Прощай, Максим… Мы с тобой ещё встретимся… Обязательно встретимся… Я всегда буду любить тебя… — последнее, что я увидел, это её глаза. Она плакала…


    Примечания:



    2

    Для обозначения этого в книге часто иногда употребляются такие слова, как Тень, Чёрная Мать, Система, Матрица. Все Они подразумевают одно и то же.



    3

    Сказанное очень важно. Если Вы поймёте это, Вы осознаете, кто на самом деле стоит за иудео-христианской традицией.



    4

    Вспомните строки Апокалипсиса: «Дракон сей стал перед женой, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца…». (Откровение 12, 4) Разве вы не видите, что это происходит сегодня, сейчас — с нашими детьми?



    5

    Расея — древнее название нашей Родины, которое выглядело, как утверждение: Ра се Я, то есть РА (Свет этого Солнца) это Я.



    6

    Речь идет о событии, с которого началась вторая чеченская война.



    7

    Имеется ввиду теракт 11 сентября 2001 г.







    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.