Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава XVI (I). О КЛЯТВЕ

פ

Третья операция любой магической церемонии — это клятва или провозглашение. Вооруженный и подготовленный маг стоит в центре Круга и один раз ударяет в колокол, как бы обращая на себя внимание Вселенной. Затем он заявляет, "кто он есть", повторяя свою магическую историю в виде списка степеней, которых он достиг, а также произнося слова и совершая знаки данных степеней.[307]

Далее он заявляет о цели церемонии, доказывает необходимость ее совершения и, наконец, приступает к ее совершению. Здесь он приносит клятву Господину Вселенной (а не тому частному Господину, к которому он взывает), как бы призывая его в свидетели данного акта. Он торжественно клянется, что исполнит все — и преодолеет любые препятствия — и будет продолжать операцию до тех пор, пока не добьется ее успешного завершения. Затем он снова ударяет в колокол.

Таким образом Маг демонстрирует себя в положении орудия судьбы — бесконечно возвышенном и, в то же время, совсем незначительном. Теперь он должен уравновесить это положение «Исповедью», в которой беспредельная экзальтация вновь сочетается с безграничной скромностью. Он признает, что является слабым человеческим существом, смиренно устремившимся к чему-то высшему; что вся его личность есть порождение обстоятельств, и каждый его вздох зависит от стечения счастливых случайностей. Он исповедуется, простершись ниц[308] перед алтарем в агонии и кровавом поту. Он трепещет от мысли о предстоящей операции; он говорит: "Отче! о, если бы ты благоволил пронести чашу сию мимо меня! впрочем, не моя воля, но твоя да будет!"[309][310]

И вот нисходит ужасный ответ: "Да Будет Так!"; и этот ответ столь укрепляет его и наполняет священным рвением, что ему кажется, будто рука Божья поднимает его из простертого положения. Дрожа от священной экзальтации, он радостно возобновляет свою Клятву, ощущая себя теперь не человеком, но Магом, и даже не просто Магом, но личностью избранной и предназначенной для выполнения задачи, которая может показаться незначительной, но все же является неотъемлемой частью вселенской судьбы; и если он ее не исполнит, то все Царство Небесное разлетится вдребезги.

Теперь он готов начать воззвание. Он делает несколько пауз, чтобы в последний раз осмотреть свой храм, убедиться в совершенной готовности всех необходимых предметов и зажечь благовония.

Клятва есть основа всякой Магической Работы, поскольку она является утверждением Желания. Клятва связывает Мага навсегда. Кое-что об этом предмете уже было сказано в работе «Магия» (Часть II Книги 4); но его значение заслуживает дальнейшего рассмотрения. Допустим, что некто влюблен в женщину и совершает колдовство, чтобы она пришла в его объятия. Затем эта женщина наскучит ему, и он вызовет Зазеля,[311] чтобы убить ее. В этом случае он обнаружит, что положения его предыдущей Клятвы противоречат Клятве, необходимой для воззвания к Союзу Духов Сатурна. Зазель откажется подчиниться заклинателю, ибо тот уже поклялся этой женщине в своей любви.

Кто-то может возразить, что всякая любовная Клятва есть намеренное действие, а всякое намеренное действие, согласно нашим утверждениям, есть магический акт. Каждый влюбленный клянется в вечной любви, то есть совершает магический акт, который (если верить нашим предыдущим утверждениям) не позволит ему убить свою возлюбленную, даже если он того пожелает. Но ведь в действительности такие убийства случаются сплошь и рядом!

Разумеется; и это вполне объяснимо. Допустим, что некий Билли Сайкc желает обладать девушкой по имени Нэнси. Он дает Клятву Любви и пускает в действие свою магическую мужскую силу; тем самым он фактически вызывает одного из Венерианских духов и повелевает доставить ему эту девицу. Допустим, что впоследствии Билли Сайкc желает убить Нэнси. В этом случае он неизбежно дает Клятву Ненависти, призывающую Марсианских или Сатурнианских духов. Но это уже не чистые планетарные духи, движущиеся в строго определенных сферах согласно жестким и справедливым законам. Это всего лишь грубые сгустки смешанных импульсов, "неспособные понять сущность клятвы". Они столь примитивны, что идея убийства не приносит никакого вреда Духу Любви.

Но сознание истинного "духовного аристократа" не должно включать в себя элементов, противоречащих друг другу. Набожный пуританин, который поносит виноторговцев, а сам втихомолку попивает "огненную водичку"; филантроп с широкой душой и щедрыми жестами, который обманывает своих клиентов и заставляет рабочих трудиться до седьмого пота — этих людей едва ли можно однозначно назвать отъявленными негодяями, использующими религию и респектабельность как ширму для своей мошеннической сущности. Напротив, они чересчур искренни в своих «добродетелях»; они искренне боятся смерти и загробной кары — и этот страх исходит с той стороны их личности, которая находится в непримиримом противоречии с их подлостью. Ни одна из этих двух сторон неспособна примириться с существованием другой, подавить или игнорировать ее, ибо каждая из них столь труслива, что предпочитает терпеть присутствие своего врага. Поэтому такие люди лишены четких принципов: они способны оправдать любую мерзость, если та приносит им выгоду.

Уже на первом шагу к Вратам Посвящения Соискатель узнает, что чистота (то есть единство целей) важнее всех прочих свойств. В него ударяет "Поступай в согласии с Волей" — луч неистового белого пламени, пожирающий все, что не вполне является Богом. Очень скоро он понимает, что уже не может сознательно противоречить самому себе. У него развивается тонкое чувство стиля, и те потоки мыслей, которые еще вчера едва ли можно было сопоставить, сегодня могут оказаться вопиюще несовместимыми. Но "Поступай в согласии с Волей" проникает еще глубже, и перед взором Соискателя предстают противоречия бессознательного. Так очищаются тайные святилища души. "Поступай в согласии с Волей" выметает сор из самых потаенных углов. И Соискатель становится Единым и единственным. Его Желание постепенно освобождается от вмешательства внутренних противоположностей, и он становится Мастером Магии. Билли Сайкc способен убить возлюбленную; король Артур никогда не сможет сделать этого. Чем выше тип человека, тем он чувствительнее; благородный влюбленный интуитивно предчувствует, что неосторожное слово или жест могут причинить боль, и избегает их, как будто они сродни убийству. То же самое происходит и в Магии: Адепт, поклявшийся достигнуть Знания и Собеседовать со своим Священным Ангелом-Хранителем, может быть искусным Целителем, но однажды с удивлением обнаружит, что более неспособен к такой работе. Очевидно, он будет весьма озадачен и примется размышлять, где же он потерял свою силу. А причина может состоять в том, что Мудрость Ангела ограничивает вмешательство его слепой доброты в ход болезней, которые могут быть посланы человеку с целью гораздо более важной, нежели его личное здоровье.

МАСТЕР ТЕРИОН изначально обладал способностью к Деяниям любого класса. Он исцелял больных, очаровывал упрямых, соблазнял соблазнителей, отпугивал агрессоров, становился невидимым и разгуливал по всем планам как юный хлыщ по проспекту. Он мог напугать одного вампира Насыланием Котов и назначить другого свои личным Заклинателем,[312] не обращая внимания ни на моральную нелепость таких поступков, ни на их несоответствие данным клятвам.

Его ребячество прекратилось лишь с продвижением на уровень Адепта, когда Он дал серьезные Клятвы и был принят в Орден, о названии которого мы умалчиваем. Эти Клятвы уже не позволяли Ему использовать свои силы для забавы. И пустячные операции, которые Он прежде совершал одним лишь мановением руки, отныне не удавались Ему даже при самых настойчивых усилиях. Причину своих неудач Он понял лишь много лет спустя. Но Делание своей Истинной Воли мало-помалу так захватило Его, что он перестал находить удовольствие в удовлетворении собственных капризов.

И сегодня, хотя Он является действительным магом А.*.А.*., хотя Его Слово стало Словом Эона, хотя Он — Зверь 666 и Повелитель Алой Женщины, "в коем дана вся сила", Он не может выполнить некоторых Деяний, поскольку они требуют признать то, от чего Он отрекся в своих Клятвах, в силу которых Он стал Тем, Кем Он Есть. Данный запрет действует даже в тех случаях, когда дух Деяния полностью созвучен Его Воле, ибо Он обязан считаться с буквальным смыслом Клятвы, произнесенной прежде.

Вот два примера действия данного принципа. БРАТ ПЕРДУРАБО дал особую клятву отказаться от всего своего имущества; кроме того, он поклялся, что никакая человеческая страсть отныне не сможет помешать ему. Его клятвы были приняты; Ему было обещано бесконечно больше, чем Он считал возможным для Человека во плоти. С другой стороны, цену, которую он предложил, у него потребовали поистине с шейлоковской скрупулезностью. Все сокровища, которыми он обладал на земле, были отняты у него — и, по большей части, столь грубо и жестоко, что сам факт потери показался ему почти безболезненным. Всякая человеческая страсть, таившаяся в его сердце — а это сердце пылало такой Любовью, какую могут постичь лишь немногие сердца — была вырвана и растоптана; Он пережил столь изощренные адские муки, что можно лишь подивиться Его выносливости. И эти жестокости, сопровождавшие каждый шаг Его посвящения, были просто необъяснимы. Его дети умирали один за другим — постепенно и мучительно. Женщина, которую Он любил, на его глазах допилась до белой горячки и полного безумия; Она ответила на его страстную преданность хладнокровным обманом, хотя всегда была верна и надежна, и Он ни на мгновение не сомневался в ней. Его друг разрезал его сумку, украл все, что в ней было,[313] и далее обманывал Мастера, как только мог. И наконец, при первой же вести о приближении фарисеев "все, оставив Его, бежали".[314] Его мать собственными руками прибила Его к кресту и поносила Его все девять лет, пока Он висел распятый.

Теперь же, выдержав все до конца и став Мастером Магии, Он имеет силу выполнить Делание своего истинного Желания, каковое Желание заключается в том, чтобы установить на всей Земле Его Слово — Закон Телема. У него нет иных Желаний, кроме этого; а посему все, что он делает, посвящено этой цели. Всякое Его Деяние приносит плоды: то, что в бытность свою Старшим Адептом он делал за месяц, сегодня доставляется ему через несколько минут — Словом Желания, произнесенным с должной вибрацией в подготовленное Ухо.

Но ни естественное использование способностей, прославивших Его по всему миру, ни вся сила его Магии не даст Ему никаких материальных благ, кроме того минимума, который необходим для поддержания Его жизни и работы. И напрасно Он протестует, утверждая, что деньги нужны не для него, а для Работы: Он связан строгой Клятвой отдать все, что у него есть, ради своих магических Достижений.

Но еще ужаснее та злая судьба, которую Он навлек на себя, отказавшись от своего человеческого права наслаждаться Любовью тех, кого Он любит самозабвенно, чисто и страстно — как не сможет полюбить Человечество, ради блага которого Он должен произнести Слово Эона. Отказавшись от Любви, он получил взамен всеобщее презрение, телесные муки, отчаяние и духовный паралич.

И вот Он, имеющий власть над Смертью, способный одним дуновением возвратить здоровье, одним прикосновением вызвать к жизни — Он вынужден смотреть, как Его собственный ребенок чахнет день ото дня, зная, что уже ни в коей мере не владеет Своим Искусством; ибо он обменял фамильный перстень своего личного блага на простое обручальное кольцо для своей блудливой невесты — потасканной вдовушки по имени Мир!


Примечания:



3

[3] "Золотая ветвь" д-ра Дж. Дж. Фрэзера (1854–1941) — классическое двенадцатитомное исследование магии, основанное на этнографическом и историческом материале. Сокращенная версия этой работы опубликована на русском языке (М., «Политиздат», 1983). — Прим. пер.



30

[6] Рассуждения о Христианской Троице по природе своей предназначены лишь для посвященных IX Степени O.T.O., уже постигших окончательную тайну любой практической Магии.



31

[7] Однако каждая концепция уравновешена в себе. Четверка — это также буква Далет и число Венеры; таким образом, она включает в себя и идею материнства. Кроме того, четвертая Сефира — это Хесед, связанная с водой. Четверка находится под властью Юпитера, Повелителя Молний (Огня), то есть правителя Воздуха. Каждая Сефира по-своему завершена.



307

[1] Это не просто попытка убедить себя в собственной важности. Это следование по цепи причин, которые породили нынешнее положение; и церемония, которую выполняет маг, рассматривается как одно из кармических деяний.



308

[2] Ср. примечания к предыдущим главам. Однако в данном частном случае это необходимо. Оправдание этого приема предлагается в качестве учебной задачи.



309

[3] Слова из молитвы Иисуса в Гефсиманском саду (Евангелие от Луки, 22, 42). — Прим. пер.



310

[4] Конечно же, так говорит только начинающий. Как только он усвоит эту истину, он скажет: "да будет воля моя, она же твоя". А в конце он уже не будет отличать «моего» от «твоего». Эта духовная перемена будет сопровождаться родственным ей изменением жеста.



311

[5] Зазель — каббалистический дух Сатурна; призывается в случаях насылания смерти и прочих вредоносных магических операций. — Прим. пер.



312

[6] Он мог напугать одного вампира Насыланием Котов и назначить другого своим личным Заклинателем — речь идет о знаменитой "магической войне" между Кроули и "Храмом Исиды-Урании" в период раскола "Золотой Зари". — Прим. пер.



313

[7] Его друг разрезал его сумку, украл все, что в ней было — очевидно, Кроули имеет в виду своего ученика Дж. Фуллера, который покинул его и основал собственное учение, почти полностью состоявшее из перефразированных идей Кроули. — Прим. пер.



314

[8] "Все [ученики], оставив Его, бежали" — этой цитатой из Евангелия от Матфея (26,56) Кроули характеризует поведение своих сподвижников после банкротства журнала The Equinox. "Его мать собственными руками прибила Его к кресту", подняв вопрос о его вменяемости а, следовательно, и о праве распоряжаться отцовским наследством. — Прим. пер.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.