Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава XVII. О ПОЗВОЛЕНИИ УЙТИ

צ

За кульминационной точкой церемонии неизбежно должен последовать спад. Однако, если церемония была проведена успешно, этот спад носит формальный характер. Маг должен постоянно находиться на высшем плане, к которому он стремился.[322] Вся сила операции должна быть поглощена; но какая-то ее часть непременно будет в остатке, ибо ни одна операция не совершенна, и даже самая совершенная операция вовлекает в Круг множество близких ей предметов. Все они должны быть рассеяны, иначе они деградируют и станут злом. Это относительно легко сделать в случае воззвания: простая ликвидация напряжения, вызванного желанием мага, позволит предметам восстановить свои обычные аспекты в соответствии с великим законом инерции. Однако при неаккуратном вызывании это удается далеко не всегда. Дух может выйти из-под контроля и отказаться уйти — даже после того, как он поклялся быть послушным. Такие случаи бывают чрезвычайно опасными.

Обычно Маг освобождает духа следующими словами: "Ныне же говорю тебе: отойди с миром в свои владения и обители — и да пребудет с тобой благословение Высшего во имя (здесь упоминается божественное имя, соответствующее данной операции, либо Имя, соответствующее искуплению данного духа); и да будет мир между тобою и мною; но будь готов явиться, когда я призову тебя!"[323]

Если дух не исчезает сразу же — это чрезвычайно дурной знак. Маг должен тут же со всей возможной тщательностью вновь освятить свой крут. Далее он должен повторить освобождающую формулу; если же этого недостаточно, он должен совершить ритуал изгнания, соответствующий природе данного духа и, если это потребуется, прибавить заклинания, используемые для той же цели. В данных обстоятельствах (если при этом не случится больше ничего подозрительного) нельзя удовлетворяться видимым исчезновением духа, который способен без труда сделаться невидимым и спрятаться в засаде, чтобы навредить Магу, как только тот выйдет из Круга — или иногда даже спустя несколько месяцев после совершения ритуала.

Каждый символ, который вы по собственному согласию окончательно впустили в свое окружение, чрезвычайно опасен, даже если вы полностью контролируете его. Наши друзья способны принести нам гораздо больше вреда, чем чужие люди; но самые опасные враги — это наши собственные привычки.

Всякая идея сохраняется в нашем подсознании: таково необходимое условие прогресса. Поэтому здесь необходима чрезвычайная разборчивость.

Конечно же, в определенный момент такому усвоению должны будут подвергнуться все элементы вашего окружения.

Это происходит в момент Самадхи — согласно определению данного состояния. Только очень юный маг может считать, что для достижения этой точки существует некий "правильный путь" — узкий и прямой. На самом деле (и мы не устанем это повторять) то, что правильно и законно для одного Пути, может быть совершенно неприемлемо для другого.

Сразу же после Позволения Уйти и общего закрытия работы Маг должен сесть и приступить к своим магическим записям. Как бы сильно он ни устал от церемонии,[324] он должен заставлять себя делать это до тех пор, пока это не войдет в привычку. Воистину, лучше потерпеть неудачу в магической церемонии, нежели оказаться не в состоянии точно записать ее. Даже если вас съест заживо Малках бе Таришим ве-ад Руахот Шехалим,[325] это произойдет не так быстро и не должно помешать вам сделать записи.

Записывание происшедших трансакций важно и по еще одной причине. Никому нет никакого дела до того, что Макбет убил Дункана: это всего лишь одно из множества аналогичных убийств. Но рассказ Шекспира об этом убийстве стал одним из сокровищ человечества. Магические записи чрезвычайно важны для других людей — но, прежде всего, они важны для самого мага. Это его самое ценное имущество.

Заниматься Магией (как и всяким другим делом), не имея метода — очень глупо. Заниматься Магией, не ведя записей — все равно, что заниматься бизнесом без бухгалтерии. Многие понимают природу Магии абсолютно неверно. Они считают ее чем-то эфемерным и нереальным, тогда как в действительности она является средством для налаживания прямого контакта с реальностью. Такие люди склонны отделываться пустыми фразами, использовать длинные слова, не имеющие точного смысла, облеплять себя помпезными титулами и украшениями, которые не значат ровным счетом ничего. С ними уже ничего не поделаешь. Тем же, кто действительно ищет реальности, вручен Магический Ключ; но, как ключ от сейфа не поможет тому, кто не знает цифровой комбинации, так и этот Ключ будет бесполезен без магических записей.

В некотором смысле, действительный магический прогресс состоит в расшифровке своих собственных записей.[326] Таким образом, записывание имеет строго магические причины. Но, кроме того, абсолютно важно, чтобы записи были ясными, полными и краткими, поскольку только по таким записям ваш учитель может понять, как вам помочь. Магическому учителю недосуг бегать за вами все время; самая важная из его функций — это проверка вашей деятельности. Представьте себе, что ваш бизнес разладился, и вы заказали аудиторскую проверку. Аудитор просит у вас учетные книги, а вы отвечаете, что никогда не считали нужным вести учет. Стоит ли удивляться, если он посчитает вас идиотом?

Случается (или во всяком случалось), что люди, весьма здравомыслящие во всех прочих делах, совершенно теряют свой здравый смысл, едва соприкоснувшись с магией. МАСТЕР ТЕРИОН всегда считал это невероятным, но это так. Многие недоучки считают, что Магия — занятие для сумасшедших, и поведение таких людей вполне оправдывает это мнение. К счастью, ни один из таких полубезумцев не связан с А. А., поскольку здесь нужно трудиться изо всех сил, время от времени проходить проверки и давать удобопонятный отчет о всех своих действиях. Такие условия сразу отпугивают всех дураков, лентяев и психопатов.

Многочисленные модели ведения магических записей можно найти в разных выпусках «Equinox». Ученик без труда овладеет необходимой техникой, если будет практиковать ее с должным старанием.


Примечания:



3

[3] "Золотая ветвь" д-ра Дж. Дж. Фрэзера (1854–1941) — классическое двенадцатитомное исследование магии, основанное на этнографическом и историческом материале. Сокращенная версия этой работы опубликована на русском языке (М., «Политиздат», 1983). — Прим. пер.



32

[8] Равновесие Сефирот: Кетер (1) "Кетер — это Малхут, а Малхут — это Кетер, но совсем иначе". Хохма (2) — это Йод Тетраграмматона, то есть Единство. Бина (3) — Хе Тетраграмматона, то есть «Император». Хесед (4) — Далет, Венера, женское начало. Гебура (5) — Сефира Марса, мужское начало. Тиферет (6) — Гексаграмма, гармонизатор и посредник между Кетер и Малхут. Кроме того, отражает Кетер. "Так то, что вверху, подобно тому, что внизу, а то, что внизу, подобно тому, что вверху". Нецах (7) и Ход (8) уравновешиваются, как указано выше. Йесод (9) — см. выше. Малхут (10) содержит в себе все числа.



322

[1] Так альпинист, который расслабится на краю пропасти, неизбежно упадет вниз; но, достигнув безопасного уступа, он может присесть отдохнуть.



323

[2] Обычно здесь добавляют: "словом, либо желанием, либо сим могущественным Заклинанием Магического Искусства".



324

[3] Хотя он должен чувствовать себя бодрым и свежим, как после целой ночи спокойного сна. Это и отличает умелого мага от неумелого.



325

[4] Малках бе Таришим ве-ад Рyахот Шехалим — каббалистический Разyм Лyны. — Прим. пер.



326

[5] Каждый из нас — Звезда в Теле Нюит; инкарнация — Покрывало, скрывающее Звезду; обретение Магической Памяти — постепенное Снятие Покрывала со Звезды, то есть с Бога.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.