Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава II. ФОРМУЛЫ ЭЛЕМЕНТАЛЬНОГО ОРУЖИЯ

ג

Прежде, чем начать подробное обсуждение магических формул, следует заметить, что, как правило, ритуал бывает сложным по своему составу и содержит в себе несколько формул, которые должны быть гармонизированы в одну.

Первая формула — формула Жезла. В сфере начал, которые желает вызвать маг, она восходит от точки к точке по перпендикулярной линии, а затем нисходит — точнее, начиная с верхней точки, опадает прямо вниз, тут же «взывая» к Богу этой сферы с "благоговейной мольбой",[57] дабы он соизволил выслать соответствующего Архангела. Затем взывающий «просит» Архангела послать ему на помощь одного или нескольких Ангелов данной сферы; затем он «умоляет» Ангелов выслать необходимый разум, а затем "авторитетно убеждает" этот разум призвать к послушанию дух и его проявления. Именно этим духом он и «повелевает» впоследствии. Нетрудно заметить, что данная формула — скорее «вызывание», чем «воззвание».

Процедура «воззвания» к Господу выглядит аналогично, но задумана иначе; вот почему в ней используется другая формула — Тетраграмматон. Сущность вызываемой силы в обоих случаях одна и та же, но «Бог» представляет зародыш, или начало силы, Архангел же — ее развитие, и так далее, вплоть до «Духа», в котором воплощены завершенность и совершенство этой силы.

Формула Чаши не столь пригодна для Вызываний, и Магическая Иерархия задействуется здесь совсем иным способом. Поскольку Чаша скорее пассивна, чем активна, маг не должен чтить ею никого, кроме Наивысшего. На практике это оборачивается пусть небольшой, но все же молитвой — "безмолвной молитвой".[58]

Формула Кинжала не годится ни для воззвания, ни для вызывания, ибо Кинжал от природы предназначен для возражения, разрушения и рассеяния, а всякая истинно магическая церемония склоняется к сосредоточению. Поэтому Кинжал появляется, главным образом, в ритуалах изгнания, которые предваряют соответствующую церемонию.

Формула Пантакля тоже не имеет практического применения, поскольку Пантакль инертен. В общем и целом, формула Жезла — единственная формула, которая заслуживает более пристального внимания.

Еще Гермес Трисмегист[59] утверждал, что для воззвания к любым существам маги используют три метода. Первый, предназначенный для простолюдинов — это моление. Теория, применяемая в этом случае, прямолинейна и объективна. Существует бог по имени А, которому некто по имени В направляет свое прошение — как мальчик, который просит у своего отца денег на мелкие расходы. Второй метод несколько более тонок, поскольку здесь маг старается привести себя в гармонию с природой бога, и в течение церемонии достигает некоторой экзальтации. Но лишь третий метод по-настоящему достоин серьезного обсуждения. Он состоит в том, что маг действительно отождествляет себя с богом. И заметьте: для того, чтобы исполнить это в совершенстве, он должен достигнуть одного из состояний Самадхи. Уже одного этого факта достаточно, чтобы неоспоримым образом связать магию с мистицизмом.

Опишем этот магический метод отождествления. Сперва маг изучает символическое изображение бога — столь же внимательно, как художник изучает свою модель — до тех пор, пока в его мозгу не возникнет совершенно ясный и непоколебимый ментальный образ. Подобным же образом атрибуты бога облекаются в словесную форму, и эти слова запоминаются наизусть. Затем следует приступить к воззванию; оно начинается с молитвы к богу, упоминания его физических атрибутов с глубоким пониманием истинного значения каждого из них. Во "второй части" воззвания маг слышит голос бога и его характерное изречение. В "третьем отделении" воззвания маг заявляет о своем тождестве с богом. В "четвертом отделении" к богу взывают снова, но как бы от имени его самого — как будто это воззвание выражает волю бога, которую он должен проявить в маге. И наконец, маг говорит об изначальном предмете своей просьбы.

Таким образом, в воззвании к Тоту, которое можно найти в ритуале Меркурия (Equinox I, IV) и Liber LXIV, первая часть начинается словами: "О Великолепный среди Богов, мудростью увенчанный ТАХУТИ, к Тебе, Тебе я взываю. О Ибисоглавый, к Тебе, к Тебе я взываю",[60] и т. д. После этого заклинания должен возникнуть ментальный образ Бога, бесконечно огромный и великолепный и столь же очевидный, как солнце.

Вторая часть начинается со слов: "Смотри! Я — день вчерашний, я — день сегодняшний и брат грядущего". Маг должен вообразить себе, что слышит этот голос и вторит ему, и что все это происходит на самом деле. Эта мысль должна сообщить ему такой душевный подъем, чтобы он смог решиться произнести кульминационные слова, открывающие третью часть: "Смотри! он во мне, и я в нем". В этот момент он перестает осознавать себя как смертное существо: он становится тем ментальным образом, который только что видел. И, укрепляясь в этом новом осознании, он продолжает: "В моем сиянии Пта плывет по своим небесам. Моя нога попирает небеса Наунет. Молнии моих глаз разжигают огонь полыхающий, затмевая сверкание Ра, коего славят днем — даруя жизнь мою тем, кто топчет Землю!"[61] В этой фразе отношения между Богом и Человеком представлены с божественной точки зрения.

В завершение третьей части маг обращается уже только к самому себе; здесь, как бы случайно, возникают слова: "Посему сделай все, повинуясь моему слову". А слова "Посему выйди ко мне", открывающие четвертую часть, произносит не маг, который обращается к Богу, но сам Бог, который слышит далекий голос мага. Если воззвание происходит надлежащим образом, слова четвертой части должны быть произнесены чужим голосом и как бы издалека. Маг кажется Самому Себе таким ничтожным, что ему даже слегка удивительно: смотри-ка, а этот болван еще умеет говорить!

Египетские Боги столь завершены по своей природе, столь совершенны духовно и материально, что одного-единственного воззвания бывает достаточно. Бог вспоминает о том, что магу должен явиться дух Меркурия;[62] и он действительно является ему. Поэтому египетская формула предпочтительнее Иерархической формулы евреев, состоящей из утомительных молитв, просьб и проклятий.

Однако следует отметить, что воззвание к Тоту, вкратце приведенное на этих страницах, содержит в себе еще одну формулу — формулу Отражения или Взаимообмена,[63] которую можно назвать формулой Гора или Харпократа. Маг обращается к Богу с активной проекцией своего желания, а затем становится пассивным, когда Бог обращается ко Вселенной. В четвертой части маг молчит, прислушиваясь к молитве, которая возникает из Вселенной.

Формулу данного воззвания к Тоту можно также классифицировать на основе Тетраграмматона. Первая часть — это огонь, то есть истовая молитва мага; вторая — вода: маг прислушивается и ловит отражение бога. Третья часть — воздух — представляет собой бракосочетание огня и воды: бог и человек становятся одним целым. Четвертая часть соответствует земле, где происходит конденсация или материализация трех высших начал.

Что же касается еврейских формул, то большинство магов, которые их используют, едва ли имеют верное понятие о принципах, лежащих в основе метода отождествления. Ум не встретит здесь ни одной фразы, говорящей об этих принципах, и весь дошедший до нас ритуал не содержит ни единого намека на концепцию отождествления с божеством. Более того: взгляд на природу вещей, выражаемый данным ритуалом, личностен и материалистичен сверх всякой меры.

Архангел Разиэль[64] предстает здесь своеобразным аналогом кардинала Ришелье, то есть определенным существом, живущим в определенном месте. Архангел, впрочем, может обладать некоторыми метафизическими свойствами — например, способностью находиться в двух местах одновременно,[65] хотя даже это достоинство, столь обыкновенное для любых духов, отрицается некоторыми фразами сохранившихся молитвенных формул (в частности, если дух закован в Преисподней или вызван другим магом, его просят выслать подобного духа или же преодолеть эту трудность каким-либо иным способом). Едва ли исследователи Каббалы могли породить на свет столь вульгарную концепцию; скорей всего, эти прямолинейные заклинания были написаны лишь для того, чтобы не затуманивать ум сомнениями и метафизическими мyдрствованиями.

Тот, кто впоследствии стал Мастером Терионом,[66] однажды столкнулся с трудностью подобного рода. Ему было назначено обучить человечество, и он искал простое определение для своего предмета. В достаточной степени информированный здравым смыслом, он решил учить людей "Следующей Ступени", то есть предмету, находящемуся непосредственно над ними. Он мог назвать его «Богом» или "Высшим «Я», "Авгоэйдесом[67]" или "Ади-Буддой",[68] или же любым из 61 прочих имен. Но он обнаружил, что все эти имена суть одно, хотя каждое из них представляет определенную теорию Вселенной, и все эти теории, в конечном итоге, не выдерживают критического анализа — ибо он уже вышел за пределы Здравого Смысла и понял, что всякое утверждение содержит в себе абсурд. Поэтому он сказал: "Пусть объявление об этом Делании будет озаглавлено "Достижение Знания и Собеседования со Священным Ангелом-Хранителем", поскольку теория, содержащаяся в этих словах, столь откровенно абсурдна, что только самые недалекие люди станут тратить время на ее анализ. Она может быть принята как некая условность, и никто не станет строить свою философскую систему на столь зыбком основании.

С учетом этой особенности еврейская система воззваний может выглядеть вполне оправданно. Разум — злейший враг; а посему, истово взывая к явно несуществующему персонажу, мы бросаем упрек своему разуму. Но, в то же время, мы не должны прекращать своих размышлений в свете Священной Каббалы. Мы должны принять Магическую Иерархию как более или менее удобную систему классификации фактов Вселенной — в том виде, в каком они нам известны; когда же наше знание и понимание этих фактов возрастет в достаточной степени, мы можем попытаться составить себе понятие о том, что именно мы подразумеваем под каждым символом.

Однако же, стоит поразмыслить и о том, что существует некое общепринятое понятие о связи между различными существами божественной иерархии и наблюдаемыми фактическими проявлениями Магии. Для примера можно вспомнить об одном удивительном факте из области обычного астрального видения. Как-то раз Мастер Терион прочитал некоему Послушнику A. A. "Оду к Венере" древнегреческой поэтессы Сафо,[69] выдав ее за чрезвычайно действенное заклинание. Ученик не знал ни слова по-гречески, а потому тут же отправился в "астральное путешествие"; но абсолютно все, что он увидел, находилось в совершенной гармонии с Венерой[70] — вплоть до самых мельчайших деталей. Он даже воспринял все четыре цветовых гаммы Венеры, причем абсолютно точно. Эксперименты такого рода (а протоколы A. A. зафиксировали десятки подобных случаев) доказывают со всей однозначностью, какая только возможна в этом мире Иллюзии, что соответствия, приведенные в Liber 777, действительно отражают факты Природы.

Возникает подозрение, что «прямолинейная» система еврейской магии никогда не применялась в действительности. Можно сказать, что заклинания, дошедшие до нас — это не более чем руины древнего Храма Магии. Эти экзорсизмы всегда можно записать для памяти, тогда как любую действительно важную часть церемонии записывать запрещено. Таким образом, дошедшие до нас детали Ритуала скудны и неубедительны; и, хотя БРАТ ПЕРДУРАБО и некоторые из его коллег добыли дополнительную информацию путем обычных экзотерических исследований, церемонии такого рода продолжают оставаться сложными и утомительными. В любом случае, в Ритуале должно было существовать гораздо больше таинственных элементов, вызывавших божественные силы. Молитвенные формулы, подобные тем, что приведены в «Goetiа», не затрагивают струн человеческого сердца, хотя здесь (в частности, во втором заклинании) делается неуклюжая попытка использовать формулу Напоминания, о которой мы говорили в предыдущей главе.[71]


Примечания:



5

[5] Обиа — сверхъестественные способности; Ванга (точнее дбанг-бскур-ба) — энергия, получаемая от наставника или божества и позволяющая приобрести сверхъестественные способности. Первый термин заимствован из карибского культа вуду, второй — из тантрического буддизма.



6

[6] Libеr АL, или XXXI ("Книга Закона") — основной документ учения Кроули. Была записана им под диктовку демона АЙВАССа в 1904 году, в период так называемого "Каирского Делания". Публикация текста представляет определенные трудности, поскольку Кроули настаивает на факсимильном воспроизведении рукописи, выполненной довольно неразборчивым почерком, из-за чего многие слова нельзя транслитеровать однозначно. Кроули часто цитирует и комментирует "Книгу Закона" во всех своих произведениях послекаирского периода; в сущности, все его позднее творчество представляет собой развитие идей, почерпнутых из этой книги. Все книги, обозначенные номерами, аннотированы в каталоге "Официальных публикаций А. А. (Приложение I, Отдел 3). Римская и арабская нумерация книг совпадают, т. е. одна и та же книга может обозначаться как римскими, так и арабским цифрами. В дальнейшем будут комментироваться только наиболее важные источники, о которых недостаточно сказано в аннотации, а также источники, не включенные в каталог.



7

[7] Говоря "в соответствии с желанием", я подразумеваю «преднамеренно». Но даже так называемые "непреднамеренные действия" на самом деле вовсе не столь уж непреднамеренны. Например, дыхание — это акт Воли Жить.



57

[1] Осторожней, брат: да не подогнутся колени твои. Загляни в Liber CCXX и обучись правильной позе; см. также Liber CCCLXX. Кроме того, особые инструкции есть в гл. XV и др..



58

[2] Соображения, способные привести к противоположному заключению, были бы неуместны в данном трактате. См. Liber LXXXI.



59

[3] Гермес Трисмегист (греч. "трижды величайший") — полумифический «отец» оккультных наук, автор знаменитой "Изумрудной Скрижали", «Поимандра» и других основополагающих текстов гностицизма и оккультизма. — Прим. пер.



60

[4] В воззвании к Тоту, которое можно найти в ритуале Меркурия древнеегипетский бог мудрости, счета и письма отождествляется с аналогичным греко-римским божеством. Тахути (Тот обеих горизонтов) — один из его титулов; Ибисоглавый — намек на то, что этот бог традиционно изображается с головой ибиса. — Прим. пер.



61

[5] "В моем сиянии Пта плывет по своим небесам. Моя нога попирает небеса Наунет" — здесь и далее символически выражена мысль о том, что мудрость превыше любых небес, и свет ее ярче солнечного. Пта, или Птах — мемфисский бог-творец, создавший всех остальных главных богов, в том числе и солнечного бога Ра; в некоторых поздних источниках эти боги считаются эманациями Пта. Наунет — жена небесного бога Нуна, олицетворение неба, по которому солнце плавает ночью. — Прим. пер.



62

[6] Дух Меркурия — т. е. дух Тота или Гермеса. Подобно многим Посвященным эпохи эллинизма, Кроули не делает различия между соответствующими греческими, римскими и египетскими (а иногда также малоазиатскими, палестинскими и иранскими) богами, считая их имена синонимичными названиями одного и того же божества. — Прим. пер.



63

[7] Формула Отражения или Взаимообмена — основная формула Кроули, на которой основаны все разработанные им ритуалы воззваний (в частности, см. Приложение IV). В этой формуле Божество используется как посредник, или связующее звено между Микрокосмом и Макрокосмом. Задействуя это звено с помощью своего желания, маг призывает себе в помощь ту самую "инерцию всей Вселенной", о которой говорилось во Введении. — Прим. пер.



64

[8] Разиэль (евр., "божьи тайны") — хранитель книги человеческих судеб, родоначальник Каббалы и Магии, давший людям знание астрологии, гаданий и амулетов; персонаж, аналогичный Тоту и Меркурию. — Прим. пер.



65

[9] Благодаря тому, что он перемещается быстрее, чем свет (см. "Пространство, время, гравитация" А.С. Эддингтона*). Но впрочем: что значит «одновременно»? (* — Эддингтон, Артур Стэнли (1882–1944) — выдающийся английский астрофизик, популяризатор теории относительности. "Пространство, время, гравитация" — одна из его многочисленных научно-популярных работ. — Прим. пер.)



66

[10] Тот, кто впоследствии стал Мастерам Терионом — т. е. сам Кроули. — Прим. пер.



67

[11] Авгоэйдес (греч. "сияющий образ") — одно из гностических имен Единого Бога. — Прим. пер.



68

[12] Ади-Будда — в буддизме махаяны: изначальный Будда, из которого эманируют все остальные. — Прим. пер.



69

[13] "Ода к Венере" древнегреческой поэтессы Сафо — конечно же, "Ода к Афродите" (см. примечание о "духе Меркурия"). — Прим. пер.



70

[14]…находилось в совершенной гармонии с Венерой — т. е. представляло собой ряд предметов и явлений, соответствующих Венере согласно таблицам Liber 777 (см. Приложение V). — Прим. пер.



71

[15] Формула Напоминания (Commemorаtion), о которой мы говорили в предыдущей главе — Глава I не содержит ни единого упоминания ни о Формуле Напоминания, ни о каких-либо других формулах; не упоминается она и в дальнейших главах. — Прим. пер.

Глава 3:





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.