Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 8. Совершенно надежный источник

4 апреля агент ФБР в Сан-Антонио, штат Техас, направил в штаб-квартиру письмо с сообщением об очередном инциденте.

"Огни неизвестного происхождения наблюдались 6, 7, 8 и 17 марта 1949 года офицерами службы внешней охраны, дежурившими примерно в 1000 ярдах к востоку от ограды базы "Киллеин"…"

Много месяцев спустя сотрудники проекта «Грудж», пытавшиеся объяснить все наблюдения летающих тарелок и огненных шаров, пришли к выводу, что огни от 6, 7 и 8 марта были метеорами. Однако наблюдение от 17 марта осталось без объяснения. Свидетелями были офицеры 2-й бронетанковой дивизии, которые в течение часа наблюдали за полетами восьми крупных огней красного, зеленого и белого цвета, похожих на вспышки сигнальных ракет и летавших в основном по прямым линиям.

31 марта в 23.50 другой свидетель видел светящийся объект, который, судя по описанию, отличался от всех остальных. Он был таким необычным, что агент ФБР не пожалел времени на изложение подробностей:

"…светящийся объект, размером примерно с баскетбольный мяч, красновато-белого цвета, за которым тянулся огненный след, наблюдался юго западнее базы «Киллеин», примыкающей к КемпХуд, штат Техас. Наблюдателем был лейтенант Фредерик Дэвис, командующий взводом роты С 12-го бронетанкового батальона, который входит в систему охраны Кемп-Худ, чьей функцией является защита объектов, расположенных на базе «Киллеин».

По словам Дэвиса, объект находился на высоте примерно 6000 футов, двигался параллельно земле и пролетел прямо у него над головой на высокой скорости. Он был виден в течение 10–15 секунд и неожиданно исчез высоко в небе, хотя и не набирал высоты. Инцидент не сопровождался какими-либо звуками или запахами. Ночь была ясная, видимость хорошая. Объект пролетел почти над взлетно-посадочной полосой базы «Киллеин».

Сразу же после наблюдения, когда Дэвис попытался связаться со своей штаб-квартирой, он слышал на линии только потрескивание статического электричества, что, по его утверждению, можно объяснить радиопомехами".

Этот случай числится под ј 326 в большом списке примерно из 13 000 свидетельских показаний, собранных в рамках проектов «Знак», «Грудж» и "Синяя книга". Как известно, после отказа Ванденберга от теории внеземного происхождения НЛО, у исследователей ATIC осталось только два объяснения: природные феномены или управляемые снаряды иностранного (то есть советского) происхождения. Однако в данном случае они не могли поверить, что над базой «Киллеин» летала советская ракета. Следовательно, это должно бьшо быть природным феноменом. Поэтому исследователи определили неопознанный объект как метеор, несмотря на низкую высоту полета и отсутствие звука.

В том же письме оперативный агент ФБР в СанАнтонио обратил внимание руководства на радиопередачу известного репортера Уолтера Уинчелла:

"М-р Уолтер Уинчелл в своей вечерней воскресной радиопередаче от 3 апреля 1949 года утверждал, что летающие диски, наблюдавшиеся над территорией США, определенно имеют советское происхождение".

Очевидно, это привлекло внимание разведывательных учреждений, отвечавших за безопасность секретных военных объектов, потому что офицер разведки 4-й армии связался с агентом ФБР в Сан-Антонио и попросил его предоставить дополнительную информацию.

"4 апреля 1949 года отдел G-2 4-й армии связался с нашим офисом и поинтересовался, есть ли у нас какая-либо информация, подтверждающая или опровергающая свидетельство Уинчелла.

Учитывая интерес и озабоченность командования 4-й армии, на которую возложена защита жизненно важных объектов в Лос-Аламосе, на базе «Сандия», в Эль-Пасо и в окрестностях Кемп-Худ, предлагается допросить м-ра Уинчелла и выяснить источник его информации касательно советского происхождения летающих дисков".

Ответ Гувера на предложение агента пришел 26 апреля:

"В ответ на ваш запрос об информации, подтверждающей или опровергающей свидетельство Уолтера Уинчелла в его радиопередаче от 3 апреля 1949 года, просим вас обратить внимание на оперативный бюллетень ј 38 от 25 марта 1949 года, озаглавленный "Летающие диски".

Строго конфиденциально, для вашего сведения: данные, которые содержатся в бюллетене ј 38, были получены от полковника АМС, который в свою очередь получал информацию от людей, активно участвовавших в исследовании этой проблемы.

Относительно источника утверждений Уолтера Уинчелла: Бюро не собирается предпринимать никаких официальных или неофициальных мер в связи с его высказываниями".

Почему Гувер не хотел узнать источник информации Уинчелла? В конце концов, Уинчелл был, пожалуй, наиболее влиятельным радиокомментатором своего времени. Он не стал бы выступать с подобными заявлениями, не имея на руках доказательств или хотя бы совершенно надежного источника сведений. И разумеется, любые доказательства того, что русские запускают управляемые снаряды над территорией США, имели бы огромное значение для ФБР, так как это повлекло бы за собой важные политические последствия для всей страны. Можно представить себе, какой был бы переполох, если бы ФБР предоставило президенту Трумэну неопровержимые доказательства советских экспериментов над территорией США и полного бессилия американских ВВС!

Теперь, много лет спустя, мы можем догадаться, почему Гувер не хотел допрашивать Уинчелла: он сам был "совершенно надежным источником" информации для известного репортера.

Звучит абсурдно? Давайте подумаем. Уинчелл и Гувер были очень хорошо знакомы в течение многих лет. Уинчелл активно комментировал подвиги Гувера на внутреннем фронте в 1930-е годы, когда ФБР боролось с организованной преступностью. Теперь перейдем к сути заявлений Уинчелла: летающие тарелки — это управляемые снаряды или ракеты советского производства. Это не соответствовало официальной позиции ВВС, но именно об этом конфиденциально сообщил в ФБР полковник Гессер несколько месяцев назад. Гувер, разумеется, был в курсе дела. Он также был знаком с теорией доктора Лапаса, который придерживался мнения о советском происхождении зеленых огненных шаров. Поэтому в утверждениях Уинчелла для него не могло быть ничего нового.

Разумеется, возможен вариант, что Уинчелл получал информацию от чиновников из ВВС. Однако я считаю это маловероятным. В таком случае Гувер не знал бы, откуда произошла утечка сведений, и, скорее всего, распорядился бы на всякий случай допросить репортера. С другой стороны, если Уинчелл получал информацию непосредственно от Гувера, никаких сомнений не возникало. И, разумеется, директор ФБР не хотел, чтобы оперативный агент в Сан-Антонио хотя бы заподозрил, кто является поставщиком сведений для Уинчелла.

Почему Гувер решил использовать Уинчелла? Возможно, он был обеспокоен неспособностью военного командования и самого президента серьезно отреагировать на то, что воспринималось наиболее осведомленными людьми, работавшими над этой проблемой, как "постоянная и реальная угроза жизненно важным объектам". Может быть, Гувер решил воспользоваться "четвертой властью", чтобы надавить на правительство и заставить его предпринять более решительные шаги.

Однако правительство не отреагировало на заявления Уинчелла. Почему? Разве президент и все остальные не были обеспокоены советской угрозой? Разумеется, они были обеспокоены. И можно представить, что в случае подтверждения полетов советских ракет над территорией США, это привело бы к очень резким заявлениям, если не к началу войны.

Конечно, если президент и члены высшего командования знали, что странные огни представляли собой нечто иное… возможно, нечто, от чего нельзя было защититься, нечто связанное с внеземным разумом, то они не слишком беспокоились из-за советской угрозы. Вместо этого они старались всячески принизить важность свидетельских показаний и наблюдений, публично объявляя о том, что всему этому можно найти естественное объяснение.

Это подтверждается дальнейшими событиями. В течение нескольких дней после радиопередачи Уинчелла пресса проявляла повышенную активность, требуя подтверждения. ВВС и правительственные чиновники дружно отрицали возможность советского происхождения летающих тарелок и уверяли, что беспокоиться не о чем.

Через три недели произошло два очень «удобных» события для ВВС (удобных в том смысле, что они помогли приглушить общественный интерес к НЛО): был выпущен отчет проекта «Знак», а через три дня в "Сатедей ивнинг пост" вышла статья Сиднея Шаллетта о расследовании, предпринятом разведкой ВВС. В обеих публикациях возможность внеземного происхождения летающих тарелок вообще не рассматривалась или упоминалась как гипотеза, не выдерживающая серьезной критики.

Общественное мнение снова затихло на некоторое время. Давление на ВВС существенно уменьшилось.

Но сообщения об НЛО продолжали поступать.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.