Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 15. Гори, гори ясно

…никакой информации получено не было.

(Д-р Л. Элтерман)

…объекты наблюдались в значительных количествах.

(Из сообщения для д-ра Мирарни)

Усилия д-ра Каплана и майора Одера по запуску проекта для исследования огненных шаров принесли плоды весной 1950 года. Был подписан полугодовой контракт с корпорацией «Лэнд-Эйр», которая разместила фототеодолиты на военном полигоне Уайт-Сэндс. Кроме того, «Лэнд-Эйр» должна была установить круглосуточное наблюдение в одном из пунктов Нью-Мексико, определенном ВВС. Операторам фототеодолитов в Уайт-Сэндс предписывалось фотографировать любые необычные объекты, пролетающие мимо.

Исследования начались 24 марта 1950 года. Согласно каталогу наблюдений, составленному подполковником Ризом из 17-го отдела AFOSI на базе ВВС «Киртленд», на юго-западе США было зарегистрировано много инцидентов, в том числе вокруг авиабазы «Холломан». По штату Нью-Мексико данные за 1949 год распределились следующим образом: база «Сандия» (Альбукерк) — 17 сообщений, в основном во втором полугодии; район Лос-АлаМоса — 26 инцидентов, равномерно распределенных по всему периоду наблюдений; авиабаза «Холломан», а также Аламогордо/район Уайт-Сэндс — 12; другие районы на юго-западе Нью-Мексико — 20 (всего 75 инцидентов). Данные по тем же районам за первые три месяца 1950 года: база «Сандия» — 6 (все в феврале); Лос-Аламос — 8; авиабаза «Холломан», а также Аламогордо/район Уайт-Сэндс — 6; другие районы на юго-западе Нью-Мексико — 6 (всего 26 инцидентов). При таком количестве наблюдений ученые были вполне уверены, что они смогут «поймать» огненный шар или летающую тарелку.

21 февраля на авиабазе «Холломан» был установлен наблюдательный пост: два человека с фототеодолитом, телескопом и кинокамерой. Дежурство осуществлялось только с восхода до заката, и в течение первого месяца наблюдатели не заметили ничего необычного. Потом ученые решили установить круглосуточное наблюдение, которое продолжалось шесть месяцев: специалисты «Лэнд-Эйр» дежурили у фототеодолитов и кинокамер, а сотрудники авиабазы управляли спектрографическими камерами и приемниками радиочастот. Проект «Огонек» начинался с большими надеждами на решение загадки летающих тарелок и огненных шаров.

Полтора года спустя, в ноябре 1951 года, руководитель проекта «Огонек» д-р Луис Элтерман, ранее работавший в лаборатории атмосферной физики (одно из подразделений AFCRL), написал итоговый отчет. Согласно этому отчету, проект «Огонек» потерпел полную неудачу: "…никакой информации получено не было". Он рекомендовал закрыть проект, и его предложение было принято.

Но действительно ли проект потерпел неудачу? Неужели не было собрано никакой информации? Согласно отчету ФБР, представленному в прошлой главе, сотрудники «Лэнд-Эйр» видели от 8 до 10 неопознанных объектов. Разве это не «информация»? Давайте внимательнее посмотрим на проект «Огонек».

Согласно д-ру Элтерману, еще до начала проекта «Огонек» из Уонна, штат Нью-Мексико, поступило "аномально большое количество сообщений", так что было решено установить там наблюдательный пост. Почему было выбрано это место, остается для меня загадкой. Оно находится примерно в 120 милях от Лос-Аламоса, в 90 милях от базы «Сандия» и почти в 150 милях от авиабазы «Холломан» в Аламогордо. Собирались ли они проводить триангуляцию по очень длинной базовой линии от базы «Холломан» до Уонна или фактически пытались избежать наблюдений? Эти вопросы навсегда останутся без ответа.

Так или иначе, это было ошибкой. После запуска проекта «Огонек» частота инцидентов резко уменьшилась. В списке наблюдений проекта "Синяя книга" по базе «Холломан» числится одно наблюдение в апреле, одно в мае и одно в августе. В других местах происходило то же самое. Фактически за период с 1 апреля по 1 октября (срок первого контракта с "Лэнд-Эйр) произошло лишь 8 наблюдений НЛО в штате Нью-Мексико по сравнению примерно с 30 наблюдениями за предыдущие полгода.

Этот факт отражен в итоговом отчете проекта «Огонек», где говорится об очень небольшом количестве наблюдений. Однако гораздо большую важность представляет одно обстоятельство, случайно или умышленно не отраженное в отчете: проект «Огонек» был удачным.

Чтобы понять, где именно автор итогового отчета сказал неправду, приведем один отрывок. Комментируя "первый контрактный срок, с 1 апреля по 15 сентября", д-р Элтерман пишет:

"Некоторая фотографическая активность наблюдалась 27 апреля и 24 мая, но обе камеры ничего не зафиксировали, поэтому никакой информации получено не было. 30 августа 1950 года, во время запуска ракеты с самолета «Белл», несколько людей наблюдали атмосферные феномены над базой ВВС «Холломан», однако ни «Лэнд-Эйр», ни сотрудники проекта не были вовремя оповещены об этом, и, соответственно, никаких результатов не получено. 31 августа 1950 года некоторые феномены снова наблюдались после запуска V-2. Хотя было потрачено много пленки, триангуляция не была выполнена надлежащим образом, так что снова не было получено никакой значимой информации".

Во время второго контрактного периода, с 1 октября 1950 года по 31 марта 1951 года, никаких аномальных явлений зафиксировано не было — как будто феномен отреагировал на установку наблюдательных постов и переместился в другое место. Сообщения об НЛО поступали из разных частей страны и даже из других районов штата Нью-Мексико, но только не с базы «Холломан». Отсутствие ценных наблюдений было достаточной причиной для прекращения контракта. После окончания контракта разгорелась дискуссия о том, что делать с полученными данными и стоит ли продолжать наблюдения в более «мягком» режиме, с меньшими усилиями. Поздней весной 1951 года было принято решение прекратить любые наблюдения. В ноябре 1951 года Элтерман рекомендовал "больше не тратить время и средства". Так и было сделано.

Но как быть с наблюдениями на авиабазе «Холломан» в апреле и мае 1950 года. Согласно — Элтерману, никакой информации получено не было. Насколько оправдано это утверждение?

На мой взгляд, оно является совершенно неоправданным. Некая информация определенно была получена, когда квалифицированные наблюдатели одновременно следили за неопознанными объектами из нескольких разных мест. Еще больше информации было получено, если кто-то из этих наблюдателей вел съемку с фототеодолитом или кинокамерой. Это полезная информация, даже если "триангуляция не была выполнена надлежащим образом". Но мы знаем, что по крайней мере один раз триангуляция была выполнена, только Элтерман не упомянул об этом.

Далее в своем отчете д-р Элтерман указывает на серьезный недостаток оперативного плана для проекта «Огонек». Ученые, работавшие в рамках проекта, знали, что им, возможно, придется анализировать кино- и фотоматериалы, но, согласно Элтерману, по контракту было выделено недостаточно средств для анализа пленок. После разговора с м-ром Уорреном Коттом, руково дившим действиями «Лэнд-Эйр», Элтерман рассчитал, что для анализа пленки и сравнительного исследования, которое "докажет, что эти записи не содержат существенной информации", понадобится не менее 30 дней и такое же количество человек. По словам Элтермана, для этого анализа "по контракту не было выделено достаточных средств".

Все это, мягко говоря, вызывает удивление. К чему устраивать масштабные поиски неопознанных объектов с помощью кино- и фотоаппаратуры, если нет денег даже для анализа пленки? Что это за научный проект? Чего они хотели с самого начала — добиться успеха или потерпеть крах?

Утверждение Элтермана о том, что сравнительное исследование записей должно доказать отсутствие существенной информации, звучит так, будто он уже пришел к выводу, что пленки не будут иметь никакой практической ценности. Можно ли назвать такое исследование беспристрастным?

Ближе к концу отчета Элтерман подкрепляет свой тезис об отсутствии существенной информации, предлагая ряд объяснений для неопознанных объектов: "Многие наблюдения соотносятся с природными феноменами, такими, как полеты птиц, планеты, метеоры, и, возможно, облака необычной формы".

Обычный читатель итогового отчета по проекту «Огонек» может согласиться с мнением д-ра Элтермана. Лишь проницательный человек поймет, что Элтерман фактически не доказал истинность своих утверждений, хотя он, предположительно, располагал фотографическими материалами, которые могли бы послужить доказательством… если они не доказывали что-то другое.

Д-р Энтони Мирарчи не был "обычным читателем". Да, он скептично относился к существованию НЛО, но это отношение распространялось и на неубедительные объяснения. В 1950 году он был руководителем отделения по оценке состава атмосферы в GRD/AFCRL. Проект «Огонек» начинался под его руководством. Однако в октябре 1950 года он вышел в отставку и не участвовал в работах по проекту, когда д-р Элтерман писал свой итоговый отчет. Возможно, д-р Мирарчи даже никогда не видел этого отчета.

Д-р Мирарчи посетил авиабазу «Холломан» в конце мая 1950 года и запросил краткий отчет о наблюдениях 27 апреля и 24 мая, о которых упоминает Элтерман (см. выше). К счастью для "искателей истины", копия этого отчета сохранилась на микрофильме в Национальном архиве, где она была обнаружена в конце 1970-х годов, спустя много лет после бесславного завершения проекта. Как можно убедиться, этот документ опровергает точку зрения Элтермана.

"1. В ответ на запрос д-ра Э. О. Мирарчи во время его текущего визита на базу «Холломан» была предоставлена нижеследующая информация.

2. Утром 27 апреля и 24 мая в окрестностях базы наблюдались воздушные феномены. Наблюдения с помощью фототеодолитов «Аскания» проводили сотрудники корпорации «Лэнд-Эйр», участвующие в специальном исследовательском проекте. Было доложено, что объекты наблюдались в значительном количестве — до 8 одновременно. Сотрудники, проводившие наблюдения, являются профессионалами высокого класса: достоверность их показаний не подлежит сомнению. В обоих случаях были сделаны фототеодолитные снимки.

3. Отдел обработки информации базы «Холломан» проанализировал снимки от 27 апреля и составил доклад, копию которого я прилагаю вместе с пленкой для вашего сведения. Сначала мы полагали, что можно провести триангуляцию на основе снимков от 24 мая, поскольку фотографирование проводилось на двух отдельных наблюдательных пунктах. Пленки были сразу же проявлены и направлены в отдел обработки информации. Однако там пришли к выводу, что на пленках за фиксированы два разных объекта, поэтому триангуляция невозможна.

4. В настоящее время мы больше ничего не можем вам сообщить по данному вопросу".

Автор этого письма неизвестен (нет подписи). Доклад отдела обработки информации, приложенный к письму, гласит следующее:

"Объекты, наблюдавшиеся в ходе теста МХ776А 27 апреля 1950 года.

Лейтенант [имя вычеркнуто], 15 мая 1950 года

1. Согласно разговору с полковником Бейнсом и капитаном Брайантом, была получена нижеследующая информация.

2. Расшифровка пленки с наблюдательного поста Р10 позволила определить азимуты и углы возвышения для четырех объектов. Кроме того, на пленке был записан размер изображения.

3. На основании этой информации и азимутального угла, взятого со станции М7, были сделаны следующие выводы:

а) Объекты находились на высоте примерно 150000 футов.

б) Объекты находились над хребтом Холлрман, между авиабазой и пиком Тулароза.

в) Диаметр объектов составлял приблизительно 30 футов.

г) Объекты двигались с неопределенной, но весьма высокой скоростью".

[подпись]

Уилбур Л. Митчелл, математик Отдел обработки информации

Итак, четыре неопределенных объекта — проще говоря, НЛО, — пролетели на высоте 150 000 футов над полигоном Уайт-Сэндс. Диаметр каждого из них составлял примерно 30 футов. Это наблюдение было очень похоже на сообщение Чарлза Мура в прошлом году. Мог ли он, как и операторы «Лэнд-Эйр», совершить ошибку? Маловероятно. Слежение за быстродвижущимися объектами и вычисление ракетных траекторий было частью их профессии. Как утверждает автор письма, "сотрудники, проводившие наблюдения, являются профессионалами высокого класса: достоверность их показаний не подлежит сомнению".

Весной 1950 года у человечества не было аппаратов, которые могли бы летать на высоте 150 000 футов. В таком случае что же это было? Как это объяснить?

Сравните этот доклад с утверждением из отчета Элтермана, который говорит, что "обе камеры ничего не зафиксировали, поэтому никакой информации получено не было".

Вполне возможно, что Элтерман получил исходную информацию о наблюдениях 27 апреля и. 24 мая из того самого письма, которое было ответом на запрос д-ра Мирарчи. Однако он ни словом не обмолвился о наиболее важном результате проекта «Огонек»: триангуляция от 27 апреля содержала информацию о высоте и размерах объектов. Может быть, он не знал о докладе отдела обработки информации? Или знал, но специально умолчал о главном результате наблюдений?

В своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах" Эдвард Руппельт более подробно описывает события 27 апреля 1950 года на базе «Холломан». По его словам, в тот день операторы как раз закончили сеанс слежения за полетом управляемого снаряда и начали вынимать кассеты с пленкой, когда кто-то заметил странные объекты, летевшие высоко в небе. Посты наблюдения были снабжены телефонной связью, поэтому остальные наблюдатели получили оперативное оповещение.

К несчастью, все камеры, кроме одной, были разряжены, а НЛО скрылись из виду прежде, чем операторы успели зарядить новую пленку. Согласно Руппельту, "на единственном фотоснимке был виден темный объект с размазанными очертаниями. Все, что можно было доказать на основании этого снимка, — это наличие какого-то объекта, пролетавшего на большой высоте". Очевидно, Руппельт не знал о триангуляции, проведенной с помощью фототеодолитов.

Руппельт также упоминает о наблюдении 24 мая и о невозможности триангуляции в силу того факта, что две камеры были направлены на разные объекты (эти слова были написаны в феврале 1951 года, за год до того, как он стал руководителем проекта "Синяя книга"): "В архивах АМС не содержится анализа этих пленок, но там упоминается об отделе обработки информации в Уайт-Сэндс. Позднее, когда я занялся расследованием НЛО, то сделал несколько звонков в попытке определить местонахождение пленок и анализов".

К сожалению, Руппельт не добился успеха, хотя с помощью "майора, который проявил большую готовность к сотрудничеству", он все же связался с двумя людьми, которые анализировали пленку то ли от 24 мая, то ли от 31 августа, то ли обе пленки (см. выше высказывание Элтермана относительно наблюдения от 31 августа). Руппельт пишет:

"Сообщение [майора] было таким, как я и ожидал — ничего конкретного, за исключением того, что НЛО являются неизвестной величиной в уравнении. Он сказал, что, после ввода поправки в данные, полученные с двух камер, они смогли приблизительно оценить скорость, высоту полета и размер объекта. НЛО летел "выше 40000 футов со скоростью более 2000 миль в час; его диаметр составлял более 300 футов". Он предупредил меня, что эти цифры лишь предварительные и, возможно, рассчитаны на основе ошибочной поправки. Таким образом, они ничего не доказывали. Единственное, что можно утверждать с уверенностью, — в воздухе действительно что-то было".

Очевидно, Руппельт недооценил важность этого наблюдения. Что с того, если оценки скорости, размера и расстояния были ошибочными — ведь там действительно было нечто большое, необычное и движущееся на высокой скорости, иначе операторы просто не потрудились бы заснять это. Поскольку Руппельт, судя по всему, не знал о триангуляции, проведенной 27 апреля, остается лишь гадать, стал бы он отрицать ценность и этой пленки, как "ничего не доказывающей".

Сообщение для д-ра Мирарчи заканчивается списком примечаний, где указано, что два рапорта ("Дата-Рэд" ј 1 и 2) и три пленки (Р-8 и Р-10 от 24 мая и Р-10 от 27 апреля) были переданы ему вместе с картой хребта Холломан, на которой, как можно предположить, было отмечено расположение камер наблюдения. На полях есть надпись от руки: "пленка направлена на хранение в AFCRL" и еще несколько каракулей, не поддающихся расшифровке. Недавние попытки- обнаружить эти пленки закончились ничем.

Кстати говоря, в большом каталоге наблюдений проекта "Синяя книга" указано, что во всех четырех наблюдениях, перечисленных Элтерманом, было "недостаточно информации" для оценки.

Частота наблюдений в штате Нью-Мексико в конце 1950 года упала почти до нуля и оставалась низкой в течение 1951 года. Большинство случаев появления НЛО отмечено в районе авиабазы «Холломан». Наиболее важный из них произошел 16 января в Артезии (проект «Огонек» еще продолжался, но его сотрудники не имели отношения к этому случаю). Ранним утром два инженера ВМФ, выполнявшие работы по специальному проекту, запустили огромный шар-зонд «Скайхоук» в окрестностях Артезии. Ближе к концу дня он вызвал целую серию сообщений об НЛО в Западном Техасе, но важные события произошли утром, пока шар еще находился поблизости от аэропорта Артезии.

Примерно в 9.30 утра инженеры наблюдали за шаром, который к тому времени находился на максимальной высоте 110000 футов. Шар диаметром примерно 100 футов дрейфовал в восточном направлении со скоростью 5 миль в час. Затем наблюдатели увидели другой круглый объект, появившийся в ясном небе неподалеку от шара; судя по всему, он опустился сверху. Этот объект имел молочно-белый оттенок и был значительно крупнее шара «Скайхоук». Примерно через полминуты он скрылся из виду.

Инженеры проехали на несколько миль к западу от Артезии, в район аэропорта, чтобы продолжить наблюдение. На этот раз они наблюдали за шаром вместе с начальником аэропорта и другими людьми. Все свидетели видели два тускло-серых объекта, на большой высоте приблизившихся к шару с северо-востока, сделавших вокруг него поворот на 300 градусов, а затем удалившихся в северном направлении. По сравнению с шаром оба объекта имели примерно такой же размер, как тот, который наблюдался ранее. Сначала они летели на расстоянии примерно 7 своих диаметров друг от друга, а когда сделали резкий поворот вокруг шара, то, как показалось наблюдателям, "встали на ребро" и исчезли из виду до тех пор, пока вновь не выровнялись в горизонтальной плоскости. Объекты двигались на высокой скорости и, миновав шар-зонд, скрылись в течение нескольких секунд.

В большом каталоге наблюдений проекта "Синяя книга" этот случай отмечен как не подкрепленный достаточной информацией — очевидно, потому что прошло больше года, прежде чем сотрудники проекта «Грудж» узнали о нем (январь 1952 год) и никакого расследования предпринято не было.

Хотя д-р Мирарчи вышел в отставку в октябре 1950 года и не участвовал в составлении итогового отчета проекта «Огонек», его интерес к летающим та релкам и зеленым огненным шарам нисколько не уменьшился.

Четыре месяца спустя он вернулся "в дело" по собственной инициативе, а еще через три года его действия едва не стоили ему серьезных неприятностей с властями.

В середине января 1951 года в журнале «Тайм» появилась статья, написанная известным ученым, д-ром Эрнером Лидделом из Лаборатории военно-морских исследований в Вашингтоне. В этой статье д-р Лиддел утверждал, что он изучил примерно 2000 сообщений об НЛО, и, по его мнению, единственными более или менее правдоподобными были описания шаров-зондов «Скайхоук», об истинной природе которых большинство очевидцев не имело представления. Судя по всему, д-р Лиддел не знал о нескольких инцидентах с участием специалистов, которые сами запускали такие шары-зонды.

Очевидно, д-р Мирарчи счел своим гражданским долгом опровергнуть утверждения Лиддела, так как через две недели он выступил с публичным ответом на статью.

По сообщению агентства новостей "Юнайтед Пресс" от 26 февраля 1951 года, Мирарчи заявил, что, после исследования более 300 сообщений о летающих тарелках, он пришел к выводу, что это были советские летательные аппараты, фотографировавшие объекты и полигоны, имеющие отношение к атомному оружию.

Согласно статье "Юнайтед Пресс", сорокалетний ученый, который "более года занимался совершенно секретным исследованием необычных феноменов", однозначно утверждал, что никакие зонды и воздушные шары не могут оставлять за собой инверсионный след. Другой довод против д-ра Лиддела — воздушные шары нельзя увидеть в ночное время.

Мирарчи также объяснил, — как ученые "собирали частицы пыли с аномально высоким содержанием меди, которая не могла появиться из какого-либо иного источника, кроме двигательного устройства летающей тарелки".[27]

Мирарчи рассказал, что "огненные шары или летающие тарелки", как он сам их называл, регулярно наблюдались в районе Лос-Аламоса, пока он устанавливал систему фототеодолитов для измерения скорости, размеров и расстояния до объектов… но таинственным образом перестали появляться, когда аппаратура была готова к работе. Впрочем, он упомянул о двух случаях, когда удалось получить документальное подтверждение: фотографию круглого светящегося объекта и кинопленку, на которой в течение полутора минут можно было видеть "быстро летящий объект, оставляющий за собой инверсионный след".

По словам д-ра Мирарчи, он отдавал себе отчет, что многие инциденты связаны с наблюдением воздушных шаров и зондов, но "существование летающих тарелок подтверждается столь многочисленными доказательствами, что не подлежит сомнению". Он сказал, что не в силах понять, как ВМФ [то есть д-р Лидцел] может отрицать существование этого феномена.

Выступление д-ра Мирарчи закончилось обвинениями в адрес правительства. По его словам, правительство "совершало акт самоубийства", отказываясь открыто признать, что летающие тарелки реальны и, скорее всего, имеют советское происхождение.

Сильные слова! Настолько сильные, что через два с лишним года д-ру Мирарчи пришлось поплатиться за них. Согласно одному документу ВВС, рассекреченно му в 1991 году, в самый разгар "холодной войны" и охоты за шпионами (имеется в виду 1953 год, когда были казнены супруги Розенберг, передавшие русским секретные материалы о производстве атомного оружия) ФБР обратилось в ВВС с запросом, следует ли привлечь д-ра Мирарчи к ответственности за нарушение режима секретности.

Фредерик Одер, сыгравший важную роль в запуске проекта «Огонек» (см. главу 12), в письменном виде ответил, что, поскольку Мирарчи передал в прессу некоторые сведения под грифом «секретно» или "для служебного пользования", это "могло причинить серьезный ущерб внутренней безопасности страны […] как с точки зрения престижа нашего правительства, так и в смысле раскрытия нашего интереса к определенным засекреченным проектам".

Однако бригадный генерал У. М. Гарленд, командовавший АМС в 1953 году, решил не давать ход этому делу, поскольку, по его мнению, информация д-ра Мирарчи не имела практической ценности. По словам генерала, теория о советском происхождении летающих тарелок "уже развенчана и в лучшем случае представляет собой личное мнение, что нельзя считать секретной информацией". Иными словами, генерал Гарленд не считал летающие тарелки и зеленые огненные шары советскими аппаратами, хотя и не сказал, чем они являются по его мнению.

Возможно, генерал Гарленд снял Мирарчи "с крючка" спецслужб благодаря рекомендации, предписывавшей рассекретить и опубликовать результаты проекта «Огонек» в декабре 1951 года, лишь через месяц после составления итогового отчета.

Однако в архивах АМС не содержится никаких записей о том, что материалы были рассекречены. Более того, в феврале 1952 года в Управление разведки поступило письмо из Управления исследований и развития, содержавшее противоположную рекомендацию:

"Секретариат научно-консультативного совета предложил не рассекречивать проект по ряду причин, главной из которых является отсутствие научно обоснованного объяснения "огненных шаров" и других феноменов в отчете по итогам проекта ["Огонек"]. Некоторые известные ученые по-прежнему считают, что наблюдавшиеся феномены имеют рукотворное происхождение".

В другом письме, направленном из Управления разведки в адрес исследовательского отдела Управления исследований и развития и датированным 11 марта 1952 года, содержится еще один довод в пользу сохранения режима секретности:

"Мы считаем, что предание огласке этой информации в ее нынешнем виде вызовет лишние спекуляции и породит необоснованные страхи среди населения, как это происходило после опубликования предыдущих пресс-релизов о неопознанных летающих объектах. В этом нет абсолютно никакой необходимости, особенно если реального решения проблемы найдено не было".

Иными словами, в разведке ВВС понимали, что многие люди видят сквозь дымовую завесу прежних объяснений и хотят получить реальные ответы; если же таких ответов не найдено, то лучше промолчать.

Через год с лишним после того, как Мирарчи ответил Лидделу, в журнале «Лайф» была опубликована статья о летающих тарелках (она обсуждается в главе 19). Авторы статьи описывают некоторые наблюдения НЛО, заставившие командование ВВС учредить исследовательский проект «Огонек». Из сотен писем, полученных редакцией в связи с этой статьей, одно было отправлено капитаном Дэниэлом Макговерном, который написал: "Я был очень тесно связан с работами по проектам «Грудж» и «Огонек» в Аламогордо, штат Нью Мексико, так как возглавлял фотографическую службу авиабазы ВВС «Холломан». Я лично видел несколько неопознанных летающих объектов; что касается их формы, скорости и размеров, то в вашей статье все указано правильно".[28]

Зеленые огненные шары или похожие на них объекты время от времени наблюдались в различных местах и впоследствии, но их больше никогда не видели так часто и помногу, как на юго-западе США в 1948–1950 годах. Тогда никто не мог сказать, что же они собой представляют.

И сейчас тоже.


Примечания:



2

Фоке Маулдер — агент ФБР, один из главных героев американского телесериала "Секретные материалы" ("X-Files"). — Прим пер.



27

Имелись в виду усилия д-ра Лапаса по сбору образцов воздуха в тех местах, где наблюдались зеленые огненные шары, для анализа содержания меди или медных соединений. Такие соединения горят "зеленым пламенем" или имеют характерный зеленоватый оттенок при нагревании. В одном случае действительно удалось обнаружить в пробе высокое содержание меди, но д-р Лапас не был уверен, что ее источником был зеленый огненный шар.



28

Журнал «Лайф», 28 апреля 1952 года.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.