Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 17. Готовность номер один: летающие тарелки

Один из наиболее важных документов о секретном расследовании ВВС был написан в ноябре 1950 года. Он не имеет отношения к ФБР, но подкрепляет идею о том, что правительство скрывало (и продолжает скрывать) убедительные доказательства внеземного происхождения НЛО.

Из предыдущих глав должно быть понятно, что командование ВВС придерживалось системы двойных стандартов в отношении НЛО. Иногда представители ВВС говорили сотрудникам ФБР или общественности, что проблема НЛО не стоит выеденного яйца, поэтому никаких исследований не проводится. В других случаях представители ВВС сообщали ФБР, но не общественности, что расследование продолжается, поскольку наблюдение неопознанных объектов возле "жизненно важных учреждений" и военных баз требует внимания и должно получить объяснение.

Согласно специальному отчету 14 проекта "Синяя книга", написанному в 1953 году, за этот период времени примерно 20 % сообщений об НЛО не получили никакого объяснения. Оставались три возможности объяснения (природные феномены исключались): внеземные летательные аппараты, иностранные (советские) управляемые снаряды или "массовая истерия". Сотрудники ATIC отвергали внеземную гипотезу как неприемлемую, несмотря на особое мнение некоторых из них. Гипотеза о советских управляемых снарядах после недолгого рассмотрения тоже была отвергнута. Оставалась лишь "массовая истерия", вызванная общественным напряжением того времени. Таков был вывод ATI С, оглашенный в мае 1950 года в ответ на публичные высказывания капитана Рикенбейкера (см. главу 14).

С другой стороны, вывод о "массовой истерии", был не слишком приятным для самих аналитиков, так как это подразумевало, что пилоты ВВС и коммерческих авиалиний, докладывающие о наблюдении неопознанных летающих объектов, находились в «истерическом» состоянии. Но исключение "массовой истерии" означало возврат к первым двум объяснениям. Тогда было принято соломоново решение: непонятные инциденты можно было бы объяснить, если бы у аналитиков было больше информации. Иными словами, оставшиеся 20 % сообщений об НЛО можно объяснить, а как именно — уже другое дело.

ФБР слышало это «объяснение», как и теорию об управляемых снарядах, из уст офицеров среднего и нижнего звена (от полковников и ниже) в Пентагоне. Но на совершенно секретном уровне все выглядело по-другому.

Далее на сцене появился Уилберт Б. Смит, ученый, работавший в канадском Министерстве транспорта. Он имел степень магистра естественных наук по электрической инженерии и создал в Канаде сеть станций для измерения изменений в ионосфере, которые имеют важное значение для длинноволновых радиопередач. Когда Смит впервые услышал о летающих тарелках, наблюдавшихся не только в США, но и в Канаде, он начал обдумывать идею летательных аппаратов, использующих магнитное поле Земли для создания реактивной тяги. К осени 1950 года он пришел к выводу, что летающие тарелки, по-видимому, являются небольшими летательными аппаратами внеземного происхождения, прилетающими на Землю с большого космического корабля-носителя, который находится на удаленной орбите.

Смит выполнял секретную работу для канадского Министерства транспорта и имел доступ к совершенно секретным материалам. В сентябре он принимал участие в конференции по электронике, проходившей в Вашингтоне, а незадолго до этого прочитал книги Дональда Кейхо и Фрэнка Скалли. Согласно его собственным записям, во время своего визита в Вашингтон он с помощью канадского посольства встретился с известным специалистом по системам ракетного управления д-ром Робертом Сарбахером. Смит хотел знать, какие усилия предпринимаются в США для решения проблемы летающих тарелок.

Во время Второй мировой войны д-р Сарбахер выполнял кое-какие военные исследования, но к 1950 году он больше не работал на правительство. Однако как человек "за доллар в год",[32] он сохранял допуск к секретным материалам и консультировал исследователей на авиабазе «Райт-Паттерсон». Они сообщили ему о некоторых новых событиях в расследовании феномена летающих тарелок.

В рукописных заметках, датированных 15 сентября 1950 года, Смит вспоминает, что д-р Сарбахер сказал ему: а) летающие тарелки существуют, и сведения о крушении неопознанных объектов, которые содержатся в книге Скалли, являются, по существу, правильными; б) они имеют внеземное происхождение и в) главные материалы по летающим тарелкам имеют более высокий доступ секретности, чем материалы о водородной бомбе, которая на тот момент была наиболее засекреченной из известных общественности программ правительства США.

Два месяца спустя, 21 ноября, Смит написал совершенно секретный меморандум для канадского Минис терства транспорта, в котором он предложил предпринять исследование с целью определения возможности использования магнитного поля Земли для движения летательных аппаратов, а также выдвинул предположение о том, что "наши работы по исследованию геомагнетизма могут стать связующим звеном между современным уровнем развития техники и той технологией, которая лежит в основе так называемых летающих тарелок".

Затем Смит резюмировал свой разговор с д-ром Сарбахером следующим образом:

1) информация по этому вопросу засекречена сильнее, чем материалы по созданию водородной бомбы;

2) летающие тарелки существуют на самом деле;

3) их modus operand! неизвестен, но небольшая группа под руководством "д-ра Ванневара Буша" пытается определить, как они работают;

4) тема летающих тарелок считается чрезвычайно важной.

С учетом того, что эта информация содержится в ранее совершенно секретном документе, к ней нужно относиться серьезно. Нескольким исследователям НЛО удалось поговорить с д-ром Сарбахером в начале 1980-х годов, незадолго до его смерти. Одним из них был я.

Сарбахер сообщил мне, что хотя он лично не видел летающую тарелку, но знал инженеров, работавших на базе «Райт-Паттерсон» в конце 40-х годов, которые рассказали ему об обломках крушения и телах инопланетян. Судя по их словам, инопланетяне имели хрупкое сложение и чем-то напоминали насекомых. Сарбахер сказал, что не знает, почему эта информация по-прежнему сохраняется в строгом секрете в 1980-е годы.

Он также вспомнил, что д-р Ванневар Буш, д-р Джон фон Ньюманн и д-р Роберт Оппенгеймер входили в круг ученых, работающих над проблемой летающих тарелок. Эти люди, разумеется, были одними из лучших ученых своего времени, причем Буш считался "лучшим из лучших", поскольку он был организатором практически всех военных исследований в США в период Второй мировой войны.

Согласно Смиту и Сарбахеру, на совершенно секретном уровне отношение к летающим тарелкам было очень серьезным. Следующее телетайпное сообщение, обнаруженное в архиве ФБР, указывает на тот уровень важности, который разведывательные учреждения часто придавали сообщениям об НЛО.

Как мы помним, 5 декабря Гувер послал телетайпное сообщение, в котором он просил оперативного агента в Ноксвилле расследовать "радиолокационные помехи" в Оук-Ридж (см. предыдущую главу). Три дня спустя в штаб-квартиру ФБР поступило следующее сообщение от оперативного агента в Ричмонде, штат Виргиния:

"8 ДЕКАБРЯ 1950 ГОДА, СРОЧНО ТЕМА: ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ

К нам поступило конфиденциальное сообщение из армейской контрразведки в Ричмонде с просьбой тщательно отслеживать любую информацию, связанную с так называемыми летающими тарелками. Местный отдел CIC ссылается на инструкции командования разведки ВВС, о причинах… Управление AFI также ничего не знает о причинах, но любая информация, полученная здесь, должна немедленно передаваться по телефону в штабквартиру этого ведомства. CIC сообщает, что сведения должны рассматриваться как строго конфиденциальные и не подлежащие распространению".

Не странно ли, что армейская контрразведка просит тщательно отслеживать сведения об объектах и феноменах, которые, по утверждению ATIC, могут получить объяснение и не представляют угрозы для национальной безопасности США? Должны ли мы прийти к заключению, что в CIC не могли придумать лучшего занятия, чем гоняться за призраками и галлюцинациями? Конечно нет! Телетайпное сообщение доказывает, что командование AFI в Пентагоне, разославшее инструкции о «готовности1», считало тему летающих тарелок не просто важной, а исключительно важной.

И не зря, потому что летающие тарелки и другие неопознанные феномены многократно наблюдались поблизости от секретных объектов. Из сообщения также явствует, что командование AFI хранило свой интерес в полном секрете — "…сведения должны рассматриваться как строго конфиденциальные и не подлежащие распространению".

Создается впечатление, что даже посвящая ФБР в суть дела, местный агент CIC нарушил режим секретности. О высочайшем уровне секретности свидетельствует и тот факт, что ни армейская контрразведка, ни местное управление AFI ничего не знали о причинах "готовности ј 1". Очевидно, причина была известна лишь нескольким представителям высшего командования, которые выпускали инструкции для своих подчиненных, даже обладавших правом доступа к совершенно секретной информации, на основе "необходимого знания".

Телетайпное сообщение поднимает по меньшей мере два взаимосвязанных вопроса: зачем была объявлена "готовность ј 1" и почему именно 8 декабря? Ни на один из этих вопросов в настоящее время нельзя точно ответить, поскольку материалы CIC и AFI в связи с этими событиями просто не удалось обнаружить даже после тщательных поисков. Однако я предполагаю, что речь шла о возможном крушении летающей тарелки немного южнее границы между Мексикой и Техасом 6 декабря 1950 года или же о странном инциденте, который едва не привел к объявлению чрезвычайного положения в стране.

Первое предположение основано на показаниях отставного полковника ВВС, который сказал, что летающая тарелка была обнаружена на экране радара и ее полет отслеживался над территорией Техаса вплоть до крушения немного южнее мексиканской границы. Разумеется, в архиве проекта "Синяя книга" об этом ничего не сказано, точно так же как о розуэллском инциденте 1947 года. Однако там есть записи о наблюдениях НЛО 6 декабря 1950 года: одно над авиабазой ВВС «Вестовер» в Массачусетсе, а другое в ФортМайерсе, штат Флорида. Последний случай не получил объяснения.

История о странном происшествии, которое заставило Министерство обороны США перевести вооруженные силы в состояние повышенной боевой готовности утром 6 декабря, известна не полностью, но доступные подробности весьма интересны.

Для начала следует помнить о том, что в те времена глобальная политическая ситуация была далеко не такой стабильной, как сейчас. Россия и Китай являлись мощными противниками и провозглашали своей целью ниспровержение капитализма в демократических странах. Война в Корее рассматривалась как первое реальное военное состязание между коммунизмом и капитализмом, и для Южной Кореи и США она развивалась далеко не лучшим образом.

С самого начала войны американское правительство беспокоила реакция Китая на попытки Объединенных Наций сохранить независимость Южной Кореи. Это беспокойство возросло в сентябре 1950 года после того, как генерал Макартур высадился в Инчхоне и успешно оттеснил северокорейскую армию к 38-й параллели (будущей северной границе Южной Кореи). По приказу Макартура экспедиционный корпус США вторгся в Северную Корею, чтобы развить успех. Наконец 25 ноября китайцы устроили контратаку силами 200-тысячной армии, а в следующем месяце это число удвоилось. Силы Объединенных Наций, вдвое уступавшие противнику по численности, вновь оказались перед угрозой полного поражения. Обстановка в США была близка к панической.

Президента Трумэна тревожила возможность расширения военных действий и даже начала Третьей мировой войны с применением ядерного оружия. Объединенный комитет начальников штабов (куда входили высшие чины всех видов вооруженных сил) разослал командующим воинских частей США по всему миру предупреждение о высокой вероятности начала новой мировой войны. Именно в это опасное и пугающее время была замечена большая группа "неопознанных летательных аппаратов", приближающаяся к США с северного направления.

Существуют три опубликованные версии того, что произошло утром 6 декабря.

Первая версия содержится в автобиографии госсекретаря Дина Ачесона под названием "Очевидец Творения".

Вторая версия, опубликованная в книге Уолтера Искасона и Айвена Томаса "Мудрые люди", основана на интервью с Ачесоном и немного отличается от его.

Третья версия изложена во втором томе книги "Мемуары Гарри С.Трумэна. 1946–1952: годы надежд и испытаний".

Давайте сначала обратимся к автобиографии Ачесона. По его словам, утром 6 декабря

"…вскоре после моего прибытия в Госдепартамент заместитель министра обороны Ловетт позвонил с докладом и инструкциями от президента. Наша система раннего радиолокационного предупреждения в Канаде обнаружила группы неопознанных объектов — предположительно самолетов — движущихся на юг по курсу в направлении Вашингтона (расчетное время полета 2–3 часа). Все системы обороны и перехвата переведены в состояние боевой готовности. Я получил распоряжение проинформировать премьер-министра [имеется в виду премьер-министр Великобритании Клемент Этли], без каких-либо рекомендаций и комментариев. Телефонные линии Пентагона были закрыты для всех входящих звонков, кроме связанных с чрезвычайными обстоятельствами в системе национальной обороны, поэтому он не мог перезвонить нам.

Перед тем как он повесил трубку, я спросил, верит ли он, что обнаруженные объекты являются советскими бомбардировщиками. Он ответил, что нет. Позвонив Оливеру Франку, я повторил сообщение. Он спросил, не отменил ли президент свою встречу с Этли в 11.30, и получил отрицательный ответ. Мы согласились встретиться здесь. Перед тем как закончить разговор, он спросил о цели моего сообщения. Я ответил в том смысле, что у человека, который предупрежден заранее, есть время помолиться. Когда я повесил трубку, в комнату ворвался один из старших сотрудников [Госдепартамента].

Не знаю, каким образом до него дошли слухи о последних событиях — возможно, из Пентагона. Он хотел позвонить своей жене и сказать, чтобы она немедленно уезжала из города, а также перенести в подвальное помещение некоторые важные архивные материалы. Я запретил ему и то и другое. Потом я предложил ему дать устное обе щание ни с кем не говорить о случившемся под страхом немедленного административного ареста. Он успокоился и благоразумно выбрал первое. Когда мы добрались до Белого дома, Ловетт сообщил мне, что неопознанные объекты исчезли. По его мнению, это могли быть крупные стаи перелетных гусей".

Перед знакомством со следующими версиями необходимо сделать несколько важных замечаний. Ачесон говорил о "группах неопознанных объектов — предположительно самолетов — движущихся на юг по курсу в направлении Вашингтона". По его словам, расчетное время полета составляло от 2 до 3 часов. При том, что максимальная скорость советских бомбардировщиков того времени составляла 300 миль в час, это означало, что они находились лишь в 600–900 милях от Вашингтона. В конце Ачесон говорит, что он подъехал к Белому дому примерно в 11.30; там заместитель министра обороны успокоил его и высказал свое мнение о природе неопознанных объектов.

Следующая версия истории, которая содержится в книге "Мудрые люди", основана на интервью с Ачесоном.

"Утром 6 декабря он на какое-то мгновение подумал, что его худший кошмар [о мировой войне] воплотился в действительности. В 10.30 утра Боб Ловетт позвонил ему из Пентагона и в своей лаконичной манере сообщил следующее: "После окончания нашего разговора вы больше не сможете связаться со мной. Все входящие звонки будут заблокированы. В стране скоро может быть объявлено чрезвычайное положение. Нам сообщили, что в настоящее время над Аляской находится большая группа советских самолетов, летящих на юго-восток. Президент хочет, чтобы британский посол был проинформирован об этом и предпринял любые меры, которые он считает необходимыми для безопасности премьерминистра Этли. Мое сообщение закончено, и я собираюсь положить трубку". "Минутку, Боб, — перебил Ачесон. — Ты сам веришь этому?" «Нет», — ответил Ловетт и отключился. Ачесон сел в кресло в своем кабинете и стал ждать развития событий. Вскоре пришел один из старших сотрудников, попросивший разрешения позвонить своей жене и распорядиться о переноске некоторых архивов в подвал здания. Ачесон попытался успокоить его. Через несколько минут Ловетт позвонил снова и спокойно сообщил, что радарные цели оказались не советскими бомбардировщиками, а стаями гусей".

По этой версии период повышенной готовности был очень коротким и составлял лишь несколько минут. Однако, если совместить информацию о времени Из первой и второй версий о начале и завершении событий (10.30–11.30 утра), мы видим, что тревога продолжалась около часа.

Во второй версии более конкретно говорится о местонахождении объектов: их обнаружили над Аляской, более чем в 3000 миль от Вашингтона. Если это было действительно так, то советским бомбардировщикам понадобилось бы больше 10 часов, чтобы добраться до Вашингтона.

Вот что написал президент Трумэн о том же эпизоде:

"Незадолго до того, как мы отправились на утренний брифинг, заместитель министра обороны Ловетт позвонил из Пентагона и доложил, что на радарных экранах некоторых наших станций раннего обнаружения на дальнем Севере обнаружены большие группы приближающихся самолетов неопределенного происхождения. Для разведки была поднята эскадрилья истребителей, а все части ВВС в Новой Англии и за ее пределами были переведены в состояние повышенной боевой готовности. Но примерно час спустя, во время моей встречи с Клементом [Этли], Ловетт известил меня, что первое сообщение было ошибкой. Какое-то специфическое явление в атмосфере Арктики нарушило работу радара".

Судя по версии президента Трумэна, объекты скорее были замечены к северу от восточного побережья США, а не над Аляской. Тот факт, что в воздух была поднята эскадрилья истребителей, указывает на серьезное отношение к инциденту авиационного командования на континентальной части США (САС). Объяснение Трумэна немного отличается от версии Ачесона: здесь мы узнаем, что радарные показания были вызваны "каким-то специфическим явлением в атмосфере Арктики".

Неопубликованная версия этого события содержится в расшифровке официальной стенограммы встречи между Трумэном и Этли, которая сохранилась в библиотеке Трумэна.

"В этот момент [встречи] в комнату вошел м-р Конелли и передал президенту доклад заместителя министра обороны Ловетта. М-р Ловетт сообщил о том, что «тревога», о которой президента проинформировали час назад в связи с предполагаемым появлением большого количества неопознанных самолетов, приближающихся к северо-восточному побережью США, была вызвана ошибочной интерпретацией атмосферных явлений. Президент сообщил премьер-министру о том, что полученное сообщение о самолетах было ошибочным. Премьер-министр выразил свое облегчение и удовлетворение".

В этой версии, основанной на стенографической записи, а не на воспоминаниях прошлых лет, говорится о том, что неопознанные объекты приближались к северо-восточному побережью США. Это противоречит утверждению Ачесона о том, что объекты были обнаружены над Аляской, — конечно, если речь идет об одной группе объектов. Далее, здесь указано, что Ловетт предложил Трумэну в качестве объяснения "ошибку радаров, связанную с необычными атмосферными явлениями". Но он же, по словам Ачесона, говорил о "стаях гусей". Какое из объяснений было правильным? А может быть, существовало другое объяснение?

Очередной вариант истории содержится в сообщении службы новостей "Интернэшнл ньюс сервис".

"6 декабря 1950 года, Вашингтон.

Предупреждение о надвигающемся нападении с воздуха привело к ложной тревоге в столице США. Сигнал воздушной тревоги не включался, но штаб гражданской обороны был поставлен в известность о том, что в начале дня к севера от побережья штата Мэн радары обнаружили неопознанный летающий аппарат. Позднее официальный представитель ВВС заявил, что в воздух был поднят перехватчик и что вскоре неизвестный самолет был опознан как С-47 американского производства, приближавшийся к континенту со стороны Гус-Бей, полуостров Лабрадор. Было сказа но, что подобные предупреждения полезны для подтверждения эффективности наших систем противовоздушной обороны. Официальные лица в Министерстве обороны отказались комментировать этот инцидент".

В этом сообщении, предположительно основанном на заявлении ВВС, говорится об одной радарной цели, которая к тому же впоследствии оказалась самолетом американского производства. Есть упоминание о заливе Гус-Бей и полуострове Лабрадор, но об Аляске ничего не сказано.

Как выясняется, предполагаемая воздушная атака все же имела последствия на Аляске. В газете "НьюЙорк тайме" 7 декабря появилось сообщение из Анкориджа, штат Аляска:

"Весь военный персонал на Аляске вчера был приведен в состояние полной боевой готовности, но официальные представители ВВС заверили, что приказ был просто "мерой предосторожности". Военная полиция устраивала облавы на солдат, самовольно отлучившихся от части, а в кинотеатрах и на радиостанциях передавались специальные сообщения, что все военнослужащие должны вернуться на свои посты. Через несколько часов на улицах Анкориджа не осталось ни одного военного. Официальные лица на авиабазе ВВС «Элмендорф» заявили, что тревога была объявлена в связи с ожесточением военных действий в Корее. По его словам, состояние повышенной готовности будет продолжаться еще несколько дней".

Еще одно доказательство нервозности, царившей в официальных кругах, содержится в выпуске газеты "Вашингтон пост" от 10 декабря 1950 года, где говорится, что "президент Трумэн серьезно обдумывает объявление чрезвычайного положения на территории страны, что может привести к всеобщей мобилизации".

Стаи гусей? Атмосферные явления в Арктике? Одиночный самолет С-47? А может быть, что-то еще? До 1987 года ВВС не раскрывало никакой информации об этом событии, но и впоследствии исследователям удалось узнать совсем немного.

6 декабря полковник ВВС Чарлз Уинкл, заместитель директора отдела планирования, составил для министра обороны Джорджа Маршалла меморандум о событии:

"ТЕМА: ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА б ДЕКАБРЯ 1950 ГОДА, 10.30

1. Начальник ПВО Континентального авиационного командования (САС) уведомил командный пост штаб-квартиры ВВС, что в 10.30 утра станция РЛС обнаружила ряд неопознанных летающих аппаратов, приближавшихся к северо-восточному побережью США, и что у наблюдателей не было никаких оснований считать эти самолеты дружественными.

2. Эта информация была подтверждена и дополнена в 10.40. По радарным контактам было установлено, что около 40 самолетов, находящихся на высоте примерно 32 000 футов, летят по курсу 200 градусов, в непосредственной близости от Лаймстоуна, штат Мэн.

3. После объявления тревоги части ПВО были немедленно приведены в состояние боевой готовности.

4. Администрация президента была поставлена в известность о происходящем. В ответном звонке бригадный генерал Лэндри сообщил, что президент уведомлен, а также:

а) Вся информация по этому вопросу будет обнародоваться только командованием ВВС.

б) Президентская администрация не будет давать никаких комментариев.

в) Содержание пунктов а и б должно быть передано в секретариат министра обороны.

5. В 11.04 начальник ПВО Континентального авиационного командования доложил, что первоначальный контакт с целями потерян, а на радарных экранах, по-видимому, отражаются данные только о дружественных самолетах.

6. Командование ПВО направило эскадрилью истребителей-перехватчиков в район первоначального контакта".

Техническая информация, которая содержится в этом документе, довольно скудная, но некоторые детали ставят под вопрос все предыдущие объяснения. Сопоставляя информацию из разных источников, я прихожу к выводу, что объекты впервые были обнаружены в направлении Гус-Бей (полуостров Лабрадор, примерно 500 миль к северо-северо-востоку от Лаймстоуна, штат Мэн). Первая оценка расстояния была сделана при их приближении к 200-мильному пределу чувствительности поискового радара на северо-восточном побережье США. Затем операторы следили за этими объектами в течение 10 минут и определили, что они движутся на юго-юго-запад курсом 200 градусов. Следуя данным курсом, они должны были пролететь над восточными территориями США.

Объекты должны были выглядеть как "убедительно плотные" движущиеся цели на радарном экране. Если их обнаружили за 200 миль от Лаймстоуна, а 10 минут спустя они уже находились "в непосредственной близости от Лаймстоуна", их скорость составляла около 1200 миль в час; если их обнаружили за 100 миль, скорость составляла 600 миль в час. Но даже такая скорость была бы чересчур высокой для советских бомбардировщиков того времени (их максимальная скорость составляла примерно 300 миль в час).

Утверждение о том, что "у наблюдателей не было никаких оснований считать эти самолеты дружествен ными", означает, что чиновники Континентального авиационного командования не смогли определить приближающиеся самолеты по известным летным планам или связаться с ними по радио. Через 10 минут после первоначального контакта операторы радаров сообщили примерно о 40 объектах, движущихся на высоте 32 000 футов. Очевидно, показания радаров не давали никаких оснований для сомнений: операторы были вполне уверены в том, что это неопределенные, но плотные цели, летящие на большой высоте. Этот вывод разительно отличается от заключения, к которому они могли бы прийти, если бы радарный сигнал показывал медленно движущуюся стаю гусей, атмосферные феномены или одиночный С-47. Гуси, атмосферные феномены и самолеты С-47 не летают со скоростью 600 миль в час.

Согласно меморандуму Уинкла, контакт с целями был потерян в 11.04 или примерно через 20 минут после того, как объекты приблизились к Лаймстоуну. Если бы объекты продолжали лететь курсом 200 градусов с такой же скоростью — к примеру, 600 миль в час, — то за это время они вышли бы за пределы зоны обнаружения радара в Лаймстоуне, что объясняло бы потерю контакта.

Но самое странное утверждение в этом документе — "на радарных экранах, по-видимому, отражаются данные только о дружественных самолетах". Что значит «по-видимому»? Они не могли утверждать с уверенностью? Они не могли отличить свои самолеты от чужих? Нас просят поверить, что они подняли в воздух звено истребителей и поставили страну на грань чрезвычайного положения только потому, что не смогли точно определить тип летательного аппарата?

Резонно ожидать, что если бы к границе США с севера приближалось сразу 40 "дружественных самолетов", то кто-то должен был знать об этом. Существует расписание полетов и индивидуальные летные планы. В конце концов, самолеты должны были отреагировать на вызовы по радиосвязи, которые делались неоднократно, начиная с момента их обнаружения. Местное командование ПВО должно было получить либо летные планы, либо результаты радиосвязи, чтобы без нужды не поднимать в воздух свои истребители.

Если самолеты были «дружественными», то почему заместитель министра обороны Роберт Ловетт сказал Ачесону о стаях диких гусей над Аляской, которые нарушили работу радаров? Почему тот же Ловетт сообщил президенту, что радарные цели появились в результате "необычных атмосферных явлений"? Почему представители ВВС сообщили репортерам, что весь шум поднялся из-за одного самолета С-47?

Вероятно, эти объяснения были предложены высшему командованию после бесед с людьми, принимавшими непосредственное участие в радарном слежении и срочном вызове самолетов. Может быть, высшие должностные лица чувствовали себя неловко в связи с очевидным промахом в работе ПВО и не хотели признать допущенную ошибку? Я в этом сомневаюсь. А может быть, президент и заместитель министра обороны получили информацию о реальной природе неопознанных объектов, но даже много лет спустя, в своих мемуарах, эти джентльмены предпочли не сообщать об услышанном? —

Должны существовать другие, еще не рассекреченные документы ВВС, проясняющие ситуацию 6 декабря. Однако основываясь на доступной информации в сочетании с тем фактом, что CIC получила предписание оперативно отслеживать любую информацию о летающих тарелках лишь через два дня (см. начало этой главы), я предлагаю другое объяснение. Радарные цели были летающими тарелками.

Одним из наиболее зловещих последствий события, подобного тому, которое произошло 6 декабря 1950 года, могла стать новая мировая война. Если бы мы или русские ошибочно приняли группу неопознанных летающих объектов за вражеские бомбардировщики и, считая нападение неизбежным, подняли бы в воздух свои самолеты с атомными бомбами, результат был бы непредсказуемым. Полагаю, высшие правительственные чиновники учитывали такую возможность.

Дальнейшие неудачи ВВС в оперативном определении неизвестных летательных аппаратов во многом повлияли на участие ЦРУ в расследовании сообщений о летающих тарелках полтора года спустя.


Примечания:



3

Для простоты далее в тексте авиация СВ США везде называется ВВС США. — Прим. пер.



32

Человек "за доллар в год" — жаргонное выражение, обозначающее консультанта или государственного служащего с символическим окладом, обычно представляющего крупную корпорацию. — Прим. пер.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.