Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 21. Секретные материалы": версия ЦРУ

В Центральном разведывательном управлении тоже имелся свой архив таинственных и необъясненных случаев. Значительная часть этого архива относится к психическим феноменам, что составляет тему для отдельной книги. Для нас же особенно интересен раздел, посвященный неопознанным летающим объектам. Давайте посмотрим на обстоятельства его возникновения.

Наиболее важным следствием событий 1952 года была не шумиха, поднятая в прессе, а то, что происходило за закрытыми дверями. Как мы помним, в июле ATIC получил 536 сообщений об НЛО. Очевидно, такой поток сведений, особенно о появлении неопознанных летающих объектов над Вашингтоном, не мог не привлечь внимания директора ЦРУ Уолтера Беделла Смита. Он решил, что настало время разобраться в происходящем.

Возможность того, что объекты имеют внеземное происхождение или являются летательными аппаратами новой конструкции иностранного производства, не исключается, но вышеперечисленные специалисты считают ее близкой к нулю".

После этого меморандума ЦРУ проводило постоянный обзор и оценку сообщений об НЛО. Очевидно, не было обнаружено ничего интересного для этого ведомства, поскольку новые материалы об НЛО появляются в архиве ЦРУ только с 1952 года, когда проблему было уже невозможно игнорировать.

29 июля 1952 года, в тот самый день, когда генерал Сэмфорд проводил свою пресс-конференцию, помощник директора ЦРУ по научной разведке Ральф Кларк написал меморандум для заместителя директора. В меморандуме утверждалось, что ЦРУ "проводит постоянный обзор подобных сообщений в течение последних трех лет" и что для изучения ситуации была сформирована специальная группа.

Три дня спустя член этой группы Эдвард Таусс, руководитель отдела вооружений и оборудования в Департаменте научной разведки, отреагировал на запрос Кларка об "общей оценке" ситуации с летающими тарелками. По его словам, большая часть из примерно 1500 сообщений, полученных AMC/ATIC, получила объяснение, но около 100 сообщений из надежных источников остались необъясненными. Он указал на то, что сообщения из последней группы не вписываются в какую-либо определенную схему, и, по его мнению, "вполне вероятно, что при наличии более подробной информации все эти случаи тоже можно было бы объяснить". Тогда не возникло бы никакой надобности во вмешательстве ЦРУ. Однако Таусс сделал важную оговорку, которая во многом обусловила дальнейшее учас Начиная с 1947 года ЦРУ время от времени отслеживало сообщения о летающих тарелках, но происходило это случайно и нерегулярно. Меморандум, составленный 15 марта 1949 года, показывает, что по крайней мере один сотрудник ЦРУ остался безучастным к тем сообщениям, которые ему пришлось изучить.

В меморандуме предлагаются некоторые обычные объяснения (метеорологические зонды, метеоры, психологические эффекты) и исключается возможность секретных летательных аппаратов или управляемых снарядов отечественного или советского производства.

В другом меморандуме, датированном 31 марта 1949 года, упоминается о выводах проекта «Знак» (общие категории объясненных и необъясненных наблюдений) и далее предлагаются следующие возможности для необъясненных случаев:

"А. Природные земные феномены:

1. Метеорологические (шаровая молния).

2. Некая разновидность животного.

3. Галлюцинаторные или психологические феномены. Б. Рукотворные земные феномены. Новые модели летательных аппаратов. В. Объекты внеземного происхождения:

1. Метеоры.

2. Животные.

3. Космические корабли".

Меморандум заканчивается перечислением имен ученых, принимавших участие в исследовании, и их выводов в отношении необъясненных случаев.

"Исследование различных возможностей было произведено д-ром Лангмуром из GE (корпорации "Дженерал электрик"), д-ром Вэлли из МГГ (Массачусетский технологический институт), д-рбм Липпом (проект "Рэнд"), д-ром Хайнеком из Уни тие ЦРУ в решении проблемы неопознанных летающих объектов:

"Несмотря на вышеупомянутые факты, пока ряд сообщений остается без объяснения (межпланетные аспекты и иностранное происхождение полностью не исключаются из рассмотрения), осторожность требует, чтобы разведка продолжала следить за развитием ситуации в этой области".

Таусс рекомендовал продолжить наблюдение в координации с AMC/ATIC и сказал, что договорился о брифинге с сотрудниками ATIC на 8 августа. По его мнению, "не должно быть никаких внешних признаков интереса или участия ЦРУ, так как это может послужить поводом для паникерских сообщений в прессе, равно как и утверждений, что этот интерес «подтверждает» неопубликованные факты, которые находятся в распоряжении правительства США".

Меморандумы от 14, 15 и 19 августа, написанные несколькими членами исследовательской группы, содержат материалы, полученные ЦРУ от ATIC и в результате собственных исследований. Согласно меморандуму от 14 августа, ЦРУ провело свою проверку теории "секретного проекта правительства США". Председатель совета по исследованиям и развитию отрицал (на совершенно секретном уровне), что сообщения о летающих тарелках могут быть вызваны какими-либо отечественными разработками в области летательных аппаратов. Не удовлетворившись этим ответом, автор меморандума все же указал, что "два фактора, возможно, подтверждают это: во-первых, официальный приказ всем подразделениям ВВС перехватывать и сбивать неопознанные летающие объекты, а во-вторых, невероятный риск таких полетов на оживленных авиалиниях".

20 августа директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит был поставлен в известность о ситуации с летающими тарелками. Он распорядился о подготовке меморандума для

Совета национальной безопасности, где будет обоснована потребность в дальнейшем расследовании и даны предложения по координации усилий с другими ведомствами.

Документ, озаглавленный "Позиция ВВС в отношении летающих тарелок, изложенная ЦРУ на брифинге 22 августа 1952 года", содержит следующую информацию, основанную на визите в ATIC представителей ЦРУ:

"I. ВВС несет основную ответственность за исследование ситуации с летающими тарелками. Подразделение, которое проводит это исследование, является частью Центра воздушной технической разведки в Дейтоне, штат Огайо, и состоит из трех офицеров (под командованием капитана) и двух штатских. Они получают сообщения, анализируют и пытаются объяснить их. Разработана специальная форма рапорта о наблюдении, которая применяется в воинских подразделениях США по всему миру. Управление специальных расследований ВВС проверяет каждое сообщение с целью определить его аутентичность и надежность наблюдателя.

П. А. Командование ВВС официально отрицает, что летающие тарелки являются:

1) секретным оружием производства США;

2) советским секретным оружием;

3) внеземными пришельцами. II. Б. принято считать, что все случаи наблюдения летающих тарелок вызваны:

1) хорошо известными объектами, такими, как воздушные шары, самолеты, метеоры, облака и т. д., которые не были правильно опознаны наблюдателями;

2) атмосферными феноменами, которые в настоящее время недостаточно хорошо изучены, например рефракцией и отражениями, вызванными температурными инверсиями, ионизацией воздуха, шаровыми молниями и т. д.

III. He существует никаких доказательств, подкрепляющих мнение о том, что летающие тарелки являются материальными объектами, не попадающими в категорию II. Б(1).

IV. Исследование географии наблюдений летающих тарелок показывает, что чаще всего они появлялись в окрестностях секретных атомных объектов (что объясняется повышенной бдительностью людей, отвечающих за безопасность этих объектов). Предположение о том, что продукты атомного расщепления могли послужить своеобразным катализатором появления летающих тарелок, не было опровергнуто. Наибольшее количество наблюдений было сделано в окрестностях Дейтона, штат Огайо, где проводятся исследования этого феномена.

V. Из тысяч зарегистрированных сообщений о летающих тарелках, по утверждению ВВС, 78 % получили объяснение по категории Ц. Б(1) или II. Б(2), 2 % оказались выдумками и мистификациями, а остальные 20 % не получили объяснения, преимущественно из-за неясных и сбивчивых показаний очевидцев.

VI. ВВС особенно интересует аспект проблемы летающих тарелок, связанный с ведением психологической войны. В обзорных публикациях, предназначенных для прочтения в СССР, не было ни одного упоминания о летающих тарелках. С другой стороны, на территории США обнаружено несколько обществ «тарелочников». Доказано, что ключевые члены некоторых из этих обществ, играющих немаловажную роль в сохранении общественного ажиотажа вокруг летающих тарелок, являются людьми сомнительной благонадежности. Кроме того, эти общества в некоторых случаях финансируются из неизвестных источников. Командование разведки ВВС осознает, что повышенная нервозность в обществе, вызванная угрозой летающих тарелок, может превратиться в серьезную проблему в случае вражеского нападения с воздуха. Система ПВО не сможет действовать эффективно, если ВВС постоянно приходится поднимать в воздух самолеты для перехвата миражей, ошибочно принятых гражданами за вражеские самолеты".

Очевидно, мнение сотрудников проекта "Синяя книга", выраженное ими при встрече с исследовательской группой ЦРУ, существенно отличалось от мнения сотрудников AFI во время их совещания с представителями AFOSI и ФБР в Пентагоне (см. главу 20). Специалисты AFI признавали существование "основного ядра" наблюдений военных и гражданских пилотов, составлявших около 3 % от общего количества, которые остались без объяснения, что привело некоторых высших военных чиновников к мнению о внеземном происхождении летающих тарелок.

С другой стороны, аналитики проекта "Синяя книга", которые очень скептично, даже цинично относились к большинству сообщений об НЛО, не сообщили ЦРУ об "основном ядре" свидетельских показаний. Вместо этого представители ЦРУ услышали, что "20 % не получили объяснения, преимущественно из-за неясных и сбивчивых показаний очевидцев". Это была дезинформация, хотя, возможно, и неумышленная. Дело в том, что "основное ядро" (15 % от необъясненных случаев) содержало связные, точные и подробные показания, на основании которых аналитики пришли к мнению о невозможности идентификации неопознанных объектов с природными феноменами.

Вместо информации о том, что летающие тарелки чаще всего наблюдались в окрестностях аэропортов, добросовестно переданной ФБР коммандером Бондом, сотрудникам ЦРУ сообщили неверные сведения, что тарелки чаще всего видели в окрестностях Дейтона, штат Огайо. Аналитики проекта "Синяя книга" не рассказали ЦРУ о том, что каждый раз, когда преследующий истребитель сближался с летающей тарелкой, она неизменно исчезала. У ЦРУ должно было создаться впечат ление, что мнение аналитиков полностью совпадает с официальной позицией ВВС: возможно все, что угодно, кроме внеземного происхождения.

Почему аналитики проекта "Синяя книга" поступили таким образом? Из документов ФБР нам известно, что высшее командование в Пентагоне не исключало возможность внеземного происхождения НЛО. Мы также знаем, что в распоряжении персонала ATIC было достаточно надежных свидетельских показаний, не попадавших в категорию II. Б. Мы знаем, что "основное ядро" необъясненных случаев не содержало "неясных и сбивчивых показаний". Фактически исследование Бэттеловского мемориального института привело к противоположным результатам: необъясненные сообщения изобиловали подробностями, которые не вписывались в рамки повседневных явлений. С помощью статистического анализа ученые обнаружили, что чем дольше продолжалось наблюдение, чем больше подробностей и очевидцев того или иного инцидента, тем труднее оказывается его объяснить. (Примерно год спустя новое исследование, предпринятое Бэттеловским мемориальным институтом, позволило установить, что около 33 % сообщений, поступивших от военных наблюдателей, не поддается объяснению.) Несколько примеров подобных случаев было приведено в предыдущих главах. Тогда почему аналитики проекта "Синяя книга" вводили ЦРУ в заблуждение? Потому ли, что они сами не верили в возможность внеземного происхождения НЛО? А может быть, для того, чтобы помешать ЦРУ глубже разобраться в проблеме летающих тарелок и обнаружить то, что ВВС предпочло бы сохранить в тайне?

Хотя в документе содержится неточная информация, в нем есть сведения, отсутствующие в других документах — например, упоминание о географическом исследовании, которое показывает, что летающие тарелки чаще всего появлялись в окрестностях секретных атомных объектов. Это противоречит официальному заявлению генерала Сэмфорда на пресс-конференции ("…инциден ты не обнаруживают никакой скрытой цели или схемы, которую мы могли бы истолковать как возможную угрозу национальной безопасности США").

Замечание о "публикациях, предназначенных для прочтения в СССР" (для советской прессы), где не содержалось никаких упоминаний о летающих тарелках, в то время как американские газеты были переполнены статьями об НЛО, указывали на несоответствие, которое могло сыграть на руку СССР, если бы русские решились на воздушную атаку. Суть этого несоответствия проясняется в предпоследнем предложении, где сказано, что "повышенная нервозность в обществе, вызванная угрозой летающих тарелок, может превратиться в серьезную проблему в случае вражеского нападения с воздуха", в то время как у русских такой проблемы не возникнет.

В последующие месяцы все это превратилось в три больших заботы для ЦРУ:

1) значительный рост количества сообщений о летающих тарелках, независимо от их «реальности», мог оказать негативное психологическое воздействие на американских граждан, особенно в период чрезвычайного положения в стране;

2) сообщения о тарелках могли служить своеобразной приманкой, отвлекающей часть авиации сил ПВО от защиты против вражеской агрессии (особенно если самолеты противника сначала появились бы на радарных экранах как "неопознанные летающие объекты");

3) резкое увеличение количества сообщений об НЛО могло нарушить работу каналов связи системы национальной обороны.

В документе ЦРУ следует обратить внимание еще на один момент: общества и отдельные граждане, занимавшиеся исследованиями феномена НЛО, подвергались тщательной проверке на предмет возможной подрывной деятельности против США. Упоминание о финансировании из неизвестных источников можно истолковать лишь одним способом: ЦРУ подозревало,

что некоторые группы или общества «тарелочников» получают финансовую поддержку от Советского Союза. Очевидно, в ЦРУ не знали, что ФБР уже искало доказательства подрывной деятельности в 1947 году, но так и не смогло ничего обнаружить. Однако в 1950-х годах и ЦРУ и ФБР внимательно следили за энтузиастами исследований НЛО. (Да, Большой Брат действительно следил за нами!)

К началу сентября сотрудники ЦРУ собрали достаточно информации для неофициального доклада д-ру Маршаллу Чэдуэллу, помощнику директора ЦРУ по научной разведке. В докладе говорилось об исследованиях, предпринятых с целью определить, "в какой мере предпринимаемые ныне усилия по решению проблемы соответствуют требованиям национальной безопасности" и какую дальнейшую работу следует провести в этом направлении. В своей резолюции Чэдуэлл говорит о том, что в настоящее время над проблемой трудится только Центр воздушной технической разведки под общим руководством Управления специальных расследований ВВС. Далее Чэдуэлл пишет:

"OSI [Департамент научной разведки в ЦРУ] приступил к расследованию, в полной мере осозг навая, что проблема уже получила тенденциозное освещение в прессе и многочисленных сенсационных сочинениях, где экстравагантные объяснения сочетаются со склонностью к чрезмерному упрощению рассматриваемых вопросов. Группа OSI провела консультацию с представителем отдела специальных исследований ВВС; обсудила проблему со специалистами, принимающими участие в особом проекте ВВС на авиабазе «Райт-Филд»; проанализировала значительный объем разведывательных донесений; проверила сообщения в советской прессе и радиопередачах и посоветовалась с тремя консультантами, каждый из которых является признанным экспертом в своей области.

OSI обнаружил, что исследование ATIC можно считать обоснованным, если его цель ограничена объяснением для каждого конкретного случая. Однако в нем нет даже попытки решения более фундаментального аспекта проблемы, а именно — точного определения природы феноменов, вызывающих сообщения о неопознанных летающих объектах, или разработки средств, с помощью которых эти феномены могут быть обнаружены и опознаны по своим визуальным или электромагнитным характеристикам. По мнению нашего консультативного совета, эти решения, скорее всего, можно найти на границе или немного за пределами наших нынешних знаний в области атмосферных, ионосферных и внеземных феноменов. Дополнительным фактором может служить рассеивание радиоактивных побочных продуктов атомного производства в верхних слоях атмосферы".

Консультативный совет рекомендовал создать исследовательскую группу для анализа основной свидетельской информации, определения степени участия специалистов различных областей науки и формулирования рекомендаций о дальнейшем ходе исследований.

Затем д-р Чэдуэлл подошел к сути проблемы с точки зрения национальной безопасности. На первом месте стоял психологический аспект. ЦРУ не смогло найти упоминаний о летающих тарелках в советских средствах массовой информации, так что русские не были «приучены» своей прессой и радиовещанием верить в НЛО. С другой стороны, постоянно подогреваемый интерес к НЛО и запросы о ходе расследования ВВС свидетельствовали в США о том, что значительная часть населения была "психологически подготовлена к восприятию невероятного. В этом факте заключается потенциал для нагнетания панических настроений и массовой истерии". Иными словами, если группа злоумышленников организует очередную шумиху в прессе, связан ную с появлением летающих тарелок, граждане США могут удариться в панику.

Вторым аспектом национальной безопасности была уязвимость перед атакой с воздуха. Существовала возможность, что поток сообщений о тарелках заставит ВВС и ПВО отвлечь часть сил (в первую очередь реактивных истребителей) на перехват ложных целей при угрозе реального нападения вражеских самолетов. Д-р Чэдуэлл предложил предпринять срочные шаги для совершенствования методов быстрого обнаружения и опознания неизвестных объектов или феноменов. По его мнению, разведывательные ведомства США должны были определить уровень советской информированности о летающих тарелках и принять меры для нейтрализации возможных провокаций со стороны советских агентов. Под «провокациями», очевидно, подразумевалось использование сообщений о тарелках для ведения психологической войны. И наконец, д-р Чэдуэлл рекомендовал Совету национальной безопасности дать указание ЦРУ приступить к расследованию по тем линиям, которые он обозначил.

По-видимому, меморандум д-ра Чэдуэлла был принят благосклонно, так как в начале октября он написал другой меморандум, в котором пришел к заключению, что "летающие тарелки представляют два элемента потенциальной угрозы для безопасности США. Первый связан с особенностями массовой психологии (паника, истерические настроения), а второй — с уязвимостью США перед нападением с воздуха". Затем Чэдуэлл дал следующие рекомендации:

а) Директор ЦРУ должен ознакомить Совет национальной безопасности с особенностями проблемы летающих тарелок и обратиться с просьбой о начале расследования.

б) Директор ЦРУ должен обсудить эту тему с членами Совета по психологической стратегии.

в) ЦРУ в сотрудничестве с Советом по психологической стратегии и другими заинтересованными ведомствами должно разработать и рекомендовать к принятию программу информационной политики с целью минимизировать последствия тревоги и возможной паники, вызванной сообщениями о неопознанных объектах.

Копия этого меморандума была направлена в консультативный комитет по разведке (IAC) и министру обороны Роберту Ловетгу (как мы помним, во время тревоги 6 декабря 1950 года он был заместителем министра обороны). 2 декабря д-р Чэдуэлл подытожил ситуацию в связи с директивой Совета национальной безопасности и включил в свой доклад для директора ЦРУ следующее высказывание, свидетельствующее о высоком уровне озабоченности происходящими событиями:

"Последние сведения, поступившие в ЦРУ, указывают на то, что дальнейшие действия были признаны желательными, и очередной брифинг компетентных сотрудников А-2 [воздушной разведки] и персонала ATIC состоялся 25 ноября. В настоящее время сообщения об инцидентах убеждают нас в том, что происходят события, требующие самого пристального внимания. Подробности некоторых инцидентов обсуждались между AD/SI [помощником директора Департамента научной разведки] и DDCI [заместителем директора ЦРУ]. Наблюдения неопознанных объектов на большой высоте, движущихся с высокой скоростью в окрестностях важнейших оборонных учреждений США, дают основания предполагать, что эти объекты не могут быть идентифицированы как известные природные феномены или летательные аппараты".

Обратите внимание, что брифинг 25 ноября состоялся через месяц после необъяснимого инцидента, случившегося с фотографом ВМФ Делбертом Ньюхаусом в Тремонтоне, штат Юта (см. главу 20). Стоит также отметить, что д-р Чэдуэлл не пользуется сослагательным наклонением. Он не говорит, что объекты могут иметь природное или рукотворное происхождение; напротив, он утверждает, что они не могут быть идентифицированы как известные природные феномены или летательные аппараты. Означает ли это, что он был вполне уверен в своих словах?

Далее Чэдуэлл пишет, что Департамент научной разведки собирается сформировать "группу консультантов, обладающих достаточно высокой компетентностью и общественным статусом, чтобы изучить проблему и убедить представителей соответствующих властей в необходимости немедленного исследования этой проблемы". Создается впечатление, будто Чэдуэлл был вполне уверен, что группа консультантов (как и он сам) придет к выводу о реальности неопознанных объектов, летающих вокруг военных баз США и в других местах.

Предложение Чэдуэлла было принято, и 4 декабря 1952 года Консультативный комитет по разведке провел брифинг по проблеме летающих тарелок. На совещании присутствовали представители ВВС, сухопутных войск, ВМФ, Госдепартамента, а также шесть представителей ЦРУ, включая доктора Чэдуэлла. Генерал Сэмфорд представлял AFI. Среди присутствующих также был Мефферт Куртц, исполнявший обязанности помощника директора ФБР.

По версии ЦРУ, Консультативный комитет по разведке в целом одобрил рекомендации д-ра Чэдуэлла и поручил ЦРУ подготовить обзор имеющихся свидетельств и научных теорий. Генерал Сэмфорд предложил сотрудничество по линии API. Продолжение работ зависело от результатов научных исследований.

В отчете Куртца для ФБР, написанном 5 декабря, содержится немного больше информации. Оказывается, д-р Чэдуэлл говорил о теории происхождения летающих тарелок, предложенной одним немецким физиком-атомщиком (его фамилия была вычеркнута из рассекреченного документа). Он также сказал, что недавнее наблюдение НЛО в Африке "предоставило некоторые до казательства в пользу того, что тарелки не являются метеорологическими феноменами, как официально утверждает командование ВВС". По словам Куртца, подробности сообщения из Африки не были обнародованы на совещании, но он попробует узнать их от представителей ВВС.

Согласно отчету Куртца, Консультативный комитет по разведке одобрил идею создания специальной группы ученых для исследования инцидентов и попытки установить природу НЛО. Работы должны осуществляться под руководством ЦРУ. Консультативный комитет по разведке не собирался вмешиваться, если не окажется, что тарелки являются "устройствами, которые находятся под управлением наших противников". (Предположительно, если бы оказалось, что тарелки находятся под управлением инопланетян, которые не являются нашими противниками, то IAC не стал бы вмешиваться.) 23 декабря Куртц сообщил, что в ЦРУ есть информация о взрыве в Африке, который был зарегистрирован сейсмографами. Источники "неизвестной надежности" связывали этот взрыв с летающей тарелкой.

В декабре д-р Чэдуэлл написал несколько меморандумов, из которых явствует, что случай с фотографом ВМФ Ньюхаусом в штате Юта и происшествие с инструктором бойскаутов Десверджесом (оба описаны в предыдущей главе) произвели на него большое впечатление. Он также встретился с несколькими учеными, высказавшими ему свое мнение. В целом они были согласны, что тема требует изучения, но, судя по меморандумам Чэдуэлла, не проявляли энтузиазма к исследованию сообщений о летающих тарелках.

В начале января 1953 года ЦРУ и ATIC (под руководством капитана Руппельта) стали готовиться к большому совещанию, которое должно было решить судьбу исследования феномена НЛО по линии Центрального разведывательного управления.

ЦРУ попросило доктора Г. П. Робертсона — выдающегося ученого, ранее работавшего в Принстоне и в Калифорнийском технологическом институте, — сформировать комиссию из "ведущих ученых и инженеров в области астрофизики, ядерной энергии, электроники и т. д. для обзора текущей ситуации". AFI и ATIC предложили свою поддержку, и капитан Руппельт со своими сотрудниками подготовил брифинг для ученых. К сожалению, исследование Бэттеловского мемориального института было еще далеко от завершения (оно закончилось примерно через год), поэтому результаты статистических анализов оставались недоступными.

Совещание началось в среду, 14 января. Среди присутствующих были д-р Робертсон, д-р Сэмюэль Годсмит (открывший спин электрона), д-р Луис Альварес (профессор физики, впоследствии нобелевский лауреат) и д-р Торнтон Пейдж (профессор астрономии). Через два дня на заключительное заседание прибыл д-р Ллойд Беркнер (физик и радиоинженер).

Представители от ATIC несколько недель готовились к этому совещанию, но из-за недостатка времени смогли подробно представить лишь около двух десятков сообщений об НЛО, которые они считали наилучшими. Среди них была кинопленка Ньюхауса и описание инцидентов в окрестностях Вашингтона.

Ученая комиссия, после нескольких часов исследований, пришла к выводу, что "в большинстве случаев можно предложить разумные объяснения, а с помощью дедукции и научных методов (и с учетом дополнитель ных данных) остальные случаи могут найти сходное объяснение". Одним из вопиющих примеров такого «объяснения» было заключение о том, что на пленке Ньюхауса запечатлена стая птиц. Мнение аналитиков ATIC, считавших, что объекты слишком яркие и не могут быть отражениями от птиц, осталось без внимания. А визуальное свидетельство Ньюхауса, который утверждал, что видел тарелкообразные объекты до того, как начал снимать, даже не было упомянуто.

Очевидно, за несколько дней ученые не смогли составить полную картину феномена, который продолжался уже пять лет и вызвал несколько тысяч сообщений очевидцев. Поэтому их выводы были основаны на недостаточной информации и ограниченном понимании рассматриваемого вопроса в сочетании с естественным предубеждением против необычных вещей, не вписывающихся в "научную картину мира". Еще одним примером ошибочного умозаключения, основанного на недостаточной информации, было мнение Торнтона Пейджа. Он утверждал, что летающие тарелки не могут быть внеземными космическими кораблями, поскольку такие корабли появлялись бы не в одной стране, а по всему миру. Ход мыслей Торнтона Пейджа был правильным, но почему-то никто не сказал ему, что летающие тарелки действительно появлялись по всему миру.

Ученая комиссия пришла к выводу, что, хотя летающие тарелки нельзя считать "реально существующими", они тем не менее представляют собой угрозу по причинам, о которых было сказано выше. Противник может воспользоваться запуском воздушных шаров и других устройств для создания панических настроений в обществе или заблокировать каналы связи сообщениями об НЛО перед реальным нападением с воздуха. Для уменьшения этой угрозы комиссия рекомендовала «развенчать» проблему летающих тарелок с помощью специальной образовательной программы для населения, где разъяснялись бы способы опознания обычных летающих объектов и атмосферных феноменов. Когда обман будет разобла чен, люди поверят, что все сообщения об НЛО можно объяснить, и потеряют интерес к летающим тарелкам.

Хотя рекомендация ученой комиссии не была выпол, нена в полном объеме, она дала результаты. В течение следующего года, после того как Руппельт вышел в отставку, проект "Синяя книга" превратился из активной аналитической программы в свое бледное подобие, причем исследованиями в области НЛО занималась другая организация (4602-я эскадрилья разведывательной службы ВВС). Деятельность проекта "Синяя книга" сводилась к разделению показаний очевидцев на две категории: получившие объяснение и не получившие объяснения. Затем документы сдавались в архив, без какого-либо изучения материалов из второй категории. Другой сферой деятельности проекта было устранение общественного ажиотажа в связи с сообщениями об НЛО. Каждый раз, когда представители прессы обращались к ВВС за разъяснениями, сотрудники проекта "Синяя книга" выдавали готовый ответ.

В течение следующего года ВВС выпустило две новые директивы, которые практически гарантировали режим секретности для военных, наблюдавших неопознанные летающие объекты. В этих документах предписывалось сообщать в прессу только о тех случаях, которые получили исчерпывающее объяснение. Военнослужащим, умышленно разглашавшим информацию об НЛО без соответствующего разрешения, грозил крупный штраф и тюремное заключение.

В дальнейшем количество наблюдаемых объектов колебалось в среднем от 500 до 1000 за один год. Представители ВВС продолжали утверждать, что лишь около 3 % случаев остается без объяснения, да и те можно было бы объяснить при наличии более полной информации. Это утверждение не имело под собой никаких оснований, так как через несколько месяцев после заседания "комиссии Робертсона" ученые Бэттеловского мемориального института пришли к противоположным выводам. Они обнаружили, что наблюдения наилучшего качества с наибольшим количеством информации труд нее всего поддаются объяснению. Самым очевидным примером является статистическая выкладка по наблюдениям военнослужащих за 1947–1952 годы: около 33 % этих наблюдений осталось без объяснения.

А что случилось с ЦРУ? Насколько можно судить по рассекреченным документам, начиная с 1953 года это ведомство совершенно утратило интерес к летающим тарелкам. Сотрудники ЦРУ собирали некоторые сообщения по всему миру и время от времени проводили оценку ситуации, но больше никогда уже не было официальной озабоченности, проявленной летом 1952 года, когда ATIC "развернул пелену перед их глазами"*.


* Некоторые сотрудники ЦРУ все же интересовались сообщениями о летающих тарелках в 1955 году, но не потому, что они считали тарелки внеземными космическими аппаратами или необычными феноменами. По словам историка ЦРУ Джеральда Хейнса (его статья была опубликована в научном журнале "Исследования в области разведки" весной 1997 года), их заинтересованность была вызвана убеждением, что сообщения о летающих тарелках появились в результате работ над секретным проектом ЦРУ. Целью этого проекта было создание высотного самолета-шпиона U-2, предназначенного для полетов на высоте 60 000-70 000 футов, что делало его практически невидимым для наземных наблюдателей того времени. Тем не менее сотрудники ЦРУ, принимавшие участие в работе над проектом, полагали, что наблюдатели действительно могли видеть U-2 ранним утром перед восходом солнца и вечером после заката, когда солнечные лучи, падающие на поверхность самолета, создавали яркие отражения — возможно, иногда красноватого оттенка из-за преломления света в атмосфере. Человек, увидевший отблеск с земли и посчитавший, что ни один самолет не может летать так высоко, сообщит о наблюдении летающей тарелки. Сотрудники ЦРУ полагали, что рост количества сообщений совпал с началом полетов U-2. Согласно д-ру Хейнсу, они считали, что полеты U-2 в конце 1950-х и в 1960-е годы вызвали до 50 % всех сообщений об НЛО. Однако статистическое исследование данных проекта "Синяя книга" и гражданских организаций, особенно тех наблюдений, которые происходили на рассвете и на закате, не обнаружило никакой связи между наблюдениями НЛО и полетами U-2, начавшимися в августе 1955 года.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.