Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 23. Свидетельство офицера полиции

Прошло уже несколько лет с тех пор, как ФБР получило последнее более или менее важное сообщение об НЛО, как вдруг, 25 апреля 1964 года, телетайп в вашингтонской штаб-квартире Бюро начал отстукивать срочное сообщение:

"24 АПРЕЛЯ 1964 ГОДА, 17.37 ПО СТАНДАРТНОМУ ВРЕМЕНИ

СРОЧНО

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР

ОТ: SAC, АЛЬБУКЕРК 62, НЬЮ-МЕКСИКО

ИНФОРМАЦИЯ О НЕОПОЗНАННОМ ЛЕТАЮЩЕМ ОБЪЕКТЕ

НАД СОКОРРО, ШТАТ НЬЮ-МЕКСИКО

По информации, полученной 24 апреля 1964 года от [полицейского] Лонни Заморы (характеризуется как зрелый, надежный, уравновешенный сотрудник, не склонный к выдумкам)… около 17.50 по стандартному времени, находясь в районе к югу от Сокорро, он заметил пламя в небе на юго-западе и решил проверить свое предположение о взрыве старого динамитного склада по другую сторону холма.

Проезжая, по пустынной местности примерно в 1 миле к югу от Сокорро, он заметил во впадине на расстоянии примерно 800 футов какой-то белый предмет, который сначала показался ему перевернутым автомобилем. Рядом с предметом находились два индивидуума, одетых, по-видимому, в белые комбинезоны.

Затем Замора проехал по проселочной дороге до места, расположенного примерно в 100 футах от объекта и в 20–25 футах выше его. Он услышал два или три громких хлопка с интервалом менее 1 секунды; затем раздался рев, и объект медленно поднялся в воздух по вертикали на языках оранжевого и голубого пламени. Когда он достиг высоты 5–6 футов, рев и пламя прекратились. Объект полетел почти горизонтально по прямой линии с очень большой скоростью и вскоре исчез за отдаленной горой.

Сильно испуганный, Замора быстро связался по рации с офисом шерифа округа Сокорро. Сержант Чавез и агент ФБР Бирнс, быстро прибывшие на место происшествия, увидели четыре маленьких выжженных участка неправильной формы и четыре прямоугольных углубления размером примерно 16 на 6 дюймов, образующие прямоугольник с длинной стороной около 12 футов.

Замора утверждает, что объект имел овальную форму, похожую на мяч для игры в регби, а его длина составляла примерно 20 футов. В центре объекта был расположен неразборчивый знак или надпись красного цвета высотой примерно 30 дюймов и длиной около 2 футов.

Других свидетелей, видевших объект, пламя при взлете или слышавших звук при взлете, не обнаружено.

В телетайпном сообщении было указано, что агент Бирнс немедленно поставил в известность о случившемся капитана Ричарда Холдера, командующего пунктом Стэлиэн-Рейндж при станции слежения за пусками ракет с полигона Уайт-Сэндс. Бирнс также упомянул, что к моменту отправки сообщения пресса начала проявлять значительный интерес к инциденту. В конце сообщения агента Бирнса подчеркивается, что ФБР "не проводит официального расследования", но он будет извещать штаб-квартиру о дальнейшем развитии событий.

Возможно, агент ФБР и не проводил официального расследования, но из сообщения явствует, что Бирнс сыграл в нем ключевую роль. Уже через полчаса после того как полицейский Замора обратился по рации за помощью в полицейское управление, агент Бирнс появился на сцене происшествия.

8 мая он составил резюме своих действий в связи с инцидентом 24 апреля:

"Во второй половине дня 24 апреля 1964 года ответственный оперативный агент ФБР Д. Артур Бирнс, работающий в Альбукерке, штат Нью-Мексико, находился по рабочему делу в полицейском управлении Сокорро.

Примерно в 17.45–17.50 Нип Лопес, радиооператор в офисе шерифа округа Сокорро, расположенного в 30 футах по коридору от полицейского управления, зашел в приемную полицейского управления.

Мистер Лопес сообщил сержанту Сэму Чавезу, что он только что получил вызов по рации от полицейского Лонни Заморы, попросившего послать людей к месту, расположенному примерно в 1 миле к юго-западу от Сокорро. Вызов был связан с неким неизвестным объектом, который "приземлился, а затем взлетел". Агент Бирнс закончил свою работу в полицейском управлении Сокорро приблизительно в 18.00, поэтому он смог прибыть на место происшествия, где уже собрались полицейский Замора, заместитель шерифа округа Сокорро Джим Лакки, сержант Чавез и полицейский Тед Джордан.

Следует заметить, что, по наблюдению агента Бирнса, близко знакомого с Заморой в течение примерно 5 лет, это здравомыслящий, трудолюбивый и уравновешенный полицейский, не имеющий склонности к выдумкам.

Офицер Замора был совершенно трезв, но немного возбужден после странного происшествия.

Агент Бирнс заметил четыре углубления в почве на "месте посадки" объекта, описанного полицейским Заморой. Эти углубления имели прямоугольную форму и одинаковые размеры, примерно 16 на 6 дюймов. Каждое углубление, казалось, было сделано каким-то предметом, погруженным в землю под углом от центральной линии. Глубина вмятин составляла около 2 дюймов; немного земли было вытолкнуто на внешнюю сторону от центра.

Внутри прямоугольника, образованного четырьмя углублениями, находилось три выжженных участка травы неправильной формы. Кустики травы, окружавшие выжженные участки, выглядели практически неповрежденными. Еще один такой участок находился за пределами прямоугольника.

На земле также были обнаружены три круглые отметины с гладкой поверхностью, примерно 4 дюймов в диаметре, заглубленные в песчаную почву примерно на 1/8 дюйма, как если бы крышку от банки несильно вдавили в песок.

Других людей в этом районе вечером 24 апреля 1964 года поблизости не находилось. Никто вокруг не заметил необычных объектов, которые могли быть — как-то связаны с показаниями полицейского Заморы.

Насколько известно, в пределах 1 мили от этого района нет никаких домов или других обитаемых жилищ".

В сообщении, датированном 30 апреля, агент Бирнс назвал Замору "способным и заслуживающим доверия полицейским, который после происшествия был совершенно трезв, но показался мне сильно напуганным". По словам Бирнса, когда он побывал на месте происшествия и увидел вмятины в почве, то сразу же связался с капитаном Холдером. Позднее тем же вечером капитан Холдер приехал туда, и они с Бирнсом произвели замеры выжженных участков. Затем они устроили подробную "неформальную беседу" с Заморой и узнали, что его наблюдение началось, когда он преследовал превысившего скорость мотоциклиста в районе Сокорро. Он увидел яркую вспышку и услышал грохот; это заставило его подумать о взрыве на старом динамитном складе по другую сторону холма. Тогда он перестал преследовать нарушителя и повернул на фунтовую дорогу, ведущую к складу. Впервые он заметил объект, когда поднялся вверх по склону холма. Объект показался ему перевернутым автомобилем, возле которого стояли два ребенка. Замора потерял его из виду на несколько секунд, продолжая ехать по пересеченной местности. Одновременно он сообщил по рации, что собирается проверить перевернувшуюся машину.

Когда он поднялся на вершину холма, то снова увидел объект внизу, в естественной впадине (арройо). Объект был овальной формы, стоял на двух опорах и имел красный знак или надпись на борту. Когда Замора выходил из машины, собираясь позвать «детей», которые скрылись из виду, он уронил свой микрофон и наклонился, чтобы поднять его. В этот момент он услышал "ревущий звук", исходивший от объекта, — шум, который начался на низкой ноте, а затем усилился и стал более высоким. Повернувшись, Замора увидел голубые и оранжевые языки пламени под объектом. Ему показалось, что объект вот-вот взорвется, поэтому он пустился бежать вокруг патрульного автомобиля, собираясь использовать машину и склон холма как прикрытие в случае взрыва. При этом он потерял очки.

На бегу Замора оглянулся и посмотрел назад. Через несколько секунд овальный объект поднялся вертикально над землей. Он пробежал еще около 50 футов и упал на землю, закрыв голову руками. Затем он осознал, что шум прекратился; приподняв голову, он увидел объект, удалявшийся на большой скорости. Тогда он встал, побежал обратно к машине, подняв очки на ходу, и вы- звал по рации Нипа Лопеса. Он попросил Лопеса вы- глянуть в окно, но из-за сильного волнения забыл сказать, что нужно смотреть в окно, выходящее на запад. (Окно в комнате Лопеса смотрело на северную сторону.) Замора попросил Лопеса немедленно прислать к нему сержанта Чавеза. Другие полицейские, вскоре прибывшие на место происшествия (Лакки, Джордан), услышали переговоры по рации и сразу же направились туда. Чавез, подоспевший через несколько минут, увидел бледного и взволнованного Замору, а также участки выгоревшей травы и углубления в почве там, где находился объект.

К часу ночи следующего дня агент Бирнс и капитан Холдер отпечатали содержание своей беседы с Заморой. В следующие дни представители сухопутных войск и ВВС проверили все важные объекты и учреждения в окрестностях Сокорро и не нашли никакого объяснения случившемуся. Проект "Синяя книга" был поставлен в известность об инциденте, и через пять дней в Сокорро приехал доктор Хайнек. Он опросил всех участников происшествия, но не смог прийти к каким-либо определенным выводам. Пять месяцев спустя он снова посетил Сокорро; этот визит тоже закончился безрезультатно. Некоторые люди считали, что полицейский Замора видел совершенно секретный военный летательный аппарат или, возможно, лунный посадочный модуль NASA, широко обсуждавшийся в прессе в то время. Очень немногие полагали, что это мистификация — вероятно, с целью привлечения туристов в Сокорро. Однако никаких доказательств этого обнаружено не было, и надежность показаний Заморы по-прежнему оставалась на высоком уровне.

Майор Гектор Квинтанилья-младший, директор проекта "Синяя книга", выказал особый интерес к этому случаю. Он был убежден, что Замора рассказал правду об увиденном и что это не мистификация. В своей статье, опубликованной в научном журнале "Исследования в области разведки", он написал следующее:

"Нет сомнения, что Лонни Замора видел объект, который произвел на него глубокое впечатление. Надежность и достоверность его показаний также не подвергается сомнению. Это добросовестный сотрудник полиции, настоящая опора общества, а также человек поднаторевший в распознавании воздушных транспортных средств в районе своей работы. Он озадачен тем, что ему довелось увидеть, и, честно говоря, мы тоже. За всю историю наблюдений этот случай наиболее хорошо задокументирован, однако, несмотря на тщательное расследование, мы все равно не в состоянии обнаружить летательный аппарат или признаки другого явления, испугавшего Замору до такой степени, что он оказался на грани паники.

В ходе предварительного расследования и в последующие месяцы были проведены всевозможные проверки и измерения. Уровень радиации на месте происшествия был замерен с помощью счетчиков Гейгера с авиабазы ВВС «Киртленд».

Мы проконсультировались с Контрольным центром слежения за воздушными зондами на авиабазе «Холломан». Все местные метеостанции и базы ВВС были проверены на предмет запуска шаров-зондов и других экспериментальных аппаратов. Во всем штате Нью-Мексико проверялись места взлета и посадки, а также маршруты вертолетов. Мы проверили расписание военных и гражданских воздушных перевозок в данном районе, а также опросили пилотов частных самолетов. Кроме того, были наведены справки в отделе воздушной разведки в Пентагоне и в командном пункте Белого дома. С командующим авиабазы «Холломан» была проведена длительная беседа относительно специальных проектов, осуществляющихся на территории базы. Были опрошены диспетчеры станции слежения за пусками ракет на полигоне Уайт-Сэндс. Были разосланы письма во все промышленные компании, принимающие участие в создании спускаемого лунного модуля. Эти компании проявили полную готовность к сотрудничеству, но не смогли сообщить никаких полезных сведений в связи с инцидентом. Образцы почвы с места происшествия были проанализированы в химической лаборатории ВВС.

Результаты расследования в целом оказались негативными. Не удалось обнаружить ни одного свидетеля. В тот день над данным районом не производились полеты самолетов или вертолетов. Радарные станции на авиабазе «Холломан» и в Альбукерке не зарегистрировали необычных сигналов, но радарный пост MTI [раннего опознания движущихся целей], ближайший к Сбкорро, был закрыт начиная с 16.00. В окрестностях не наблюдалось гроз или необычных метеорологических явлений; погода была ветреной, но ясной. На месте происшествия не было никаких отметин, кроме неглубоких следов, обнаруженных Чавезом и Заморой. Анализ почвы не выявил инородных веществ. Лабораторный анализ золы с выжженных участков не обнаружил химических соединений, которые образуются при сгорании топливадля реактивных двигателей.

Согласно наблюдению Заморы, перед своим исчезновением за горой объект летел со скоростью примерно 120 миль в час. По любым критериям, это не «межпланетная» скорость; не было также обнаружено никаких свидетельств того, что НЛО в окрестностях Сокорро имел внеземное происхождение или что он представлял угрозу для национальной безопасности США".

Вот пример хорошо задокументированного наблюдения с более чем достаточным количеством сведений для идентификации неопознанного объекта. По факту этого наблюдения было проведено самое тщательное расследование, однако опознать объект так и не удалось. Даже майор Квинтанилья признал свое поражение: он не смог найти объяснение для этого случая. Однако, по его словам, не было никаких доказательств внеземного происхождения объекта или того, что он представляет угрозу для национальной безопасности США. Мы вправе спросить, как он пришел к этим выводам, если принять во внимание, что объект остался неопознанным. Очевидно, главным аргументом была "не «межпланетная» скорость".

Майор Квинтанилья, в соответствии с официальной позицией ВВС по отношению к неопознанным летающим объектам, скептично относился к гипотезе внеземного происхождения НЛО, и этот скептицизм помешал ему признать, что Замора мог действительно видеть инопланетный корабль.

После публикации статьи Квинтанильи был предпринят ряд частных расследований этого происшествия. Два человека утверждали, что Замора видел новую (на тот момент) разновидность воздушного шара с накачкой горячим воздухом; пламя горелки вызвало шум, который он слышал, и оставило выжженные следы на земле. Это объяснение упускало из виду некоторые важные моменты в свидетельских показаниях Заморы и поднимало массу вопросов: например, почему полицейский не смог опознать большой воздушный шар? Можно лишь удивляться тому, с каким усердием отдельные люди пытались избежать признания очевидных вещей. Расследования, предпринятые после публикации статьи, исключили любую возможность рукотворных или природных феноменов. Что остается?

Объект оставил физические следы своего пребывания, включая выжженные участки и углубления в почве. Одной из странных особенностей происшествия была природа сгоревшего материала. Чавез потрогал золу лишь через несколько минут после старта НЛО и обнаружил, что она совершенно холодная. Выжженные участки не могли быть оставлены выхлопом реактивного двигателя ракеты любого известного типа, который сжег бы всю траву и подпалил окрестные кустарники. Возможно, это больше напоминало моментальный выброс раскаленного воздуха (или плазмы?), не успевший нагреть нижнюю поверхность объекта, но достаточно мощный, чтобы оставить выжженные следы на земле.

Еще один странный эффект, не упомянутый в официальных отчетах, был отмечен полицейским Тедом Джорданом. У него была 35-миллиметровая фотокамера, доставленная к месту происшествия через полчаса после события. На следующий день один из следователей ВВС попросил у него пленку с обещанием сделать для Джордана копии фотографий.

Через несколько недель Джордан осведомился насчет этой пленки и получил ответ, что ее так и не удалось проявить: она была засвечена каким-то излучением. Однако на следующий день после события сержант Чавез с фотоаппаратом «Полароид» делал моментальные снимки, которые получились хорошо. Кроме того, счетчик Гейгера, доставленный на место через двое суток, не зарегистрировал следов повышенной радиации. Может

быть, это было радиоактивное вещество с очень быстрым периодом полураспада, которое засветило пленку в фотоаппарате, но уже на следующий день разложилось полностью?

Полицейский Замора был совершенно уверен, что он видел реальный, плотный, искусственный объект — большой летательный аппарат овальной формы, который летел беззвучно после первоначального «взлета». Он не был похож ни на какой самолет, воздушный шар или любой другой летающий объект, сделанный человеком. Но если он не был сделан человеком, то кто его сделал? И что он делал поблизости от Сокорро в тот судьбоносный день?






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.