Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 25. Никто не осмелится назвать это заговором

"Секретные материалы" ФБР, а также документы разведки ВВС показывают, что еще 50 лет назад некоторые сотрудники ВВС знали о реальности НЛО, то есть о том, что летающие тарелки являются осязаемыми объектами, чьи технические характеристики значительно превосходили возможности американских самолетов. Более того, в 1948 году аналитики проекта «Знак» пришли к выводу о внеземном происхождении летающих тарелок.

В 1952 году д-р Стивен Поссони указал: "Мы не можем полностью исключить возможность того, что летающие тарелки представляют собой реальную угрозу" (см. главу 20), а капитан Руппельт в своих личных записках признавал, что некоторые высшие чиновники в руководстве ВВС поддерживают гипотезу о внеземном происхождении НЛО.

Это подтвердилось в августе и октябре 1952 года, когда представители разведки ВВС сообщили ФБР о неофициальном мнении, высказываемом отдельными офицерами высшего звена (см. главу 21). Однако перед общественностью представители ВВС выступали "объединенным фронтом", последовательно утверждая, что все наблюдения НЛО можно объяснить природными феноменами и рукотворными объектами, а некоторые из них являются мистификациями или галлюцинациями. При этом отрицалось, что летающие тарелки представ ляют угрозу национальной безопасности США или имеют внеземное происхождение.

Возникает логичный вопрос: почему представители ВВС публично отрицали то, что подтверждали некоторые высокопоставленные офицеры на неофициальном уровне? Из-за отсутствия неоспоримых материальных доказательств? Из-за неуверенности высших генералов в убедительности таких доказательств? Или они знали о реальности летающих тарелок и организовали заговор молчания вокруг доказательств их существования, так как считали эту информацию слишком опасной для обнародования?

На эти вопросы нельзя ответить однозначно. В нашем распоряжении еще нет документов, указывающих на конкретные причины политики отрицания реальности НЛО. Можно лишь доказать, что командование ВВС действительно старалось спустить дело на тормозах, засекречивая все сообщения об НЛО и внутренние дискуссии на эту тему, а также выступая с публичными заявлениями о тщательном расследовании, которое пока не приносит никаких результатов.

Весьма вероятно, что нежелание ВВС идти на откровенность перед американскими гражданами с самого начала было обусловлено негативным отношением генерала Ванденберга, отклонившего "Оценку ситуации" в конце сентября или в начале октября 1948 года.

Этот поступок имел долговременные последствия, вынуждая аналитиков из разведки классифицировать все необъяснимые наблюдения как неизвестные (для них) отечественные проекты, иностранные (советские) летательные аппараты нового типа, ошибочную интерпретацию известных объектов и феноменов, выдумки, галлюцинации и мистификации.

Мы знаем, что аналитики отвергли первое объяснение, так как никто — даже высшие военные и правительственные чиновники — не имел сведений об отечественном проекте по созданию летательных аппаратов с техническими характеристиками летающих тарелок (ничего похожего не было обнаружено и в результате современных исследований ранее засекреченных материалов авиационных разработок в конце 1940-х — начале 1950-х годов).

Мы знаем, что в течение нескольких лет аналитики придерживались теории иностранного происхождения НЛО, пользуясь ею как оправданием для финансирования дальнейших работ. Однако этому объяснению никто всерьез не верил начиная еще с 1948 года, а после "нашествия НЛО" в 1952 году о нем как-то забыли.

Недопустимость "внеземной гипотезы" в сочетании с крайне малой вероятностью существования отечественных или иностранных проектов, объясняющих показания очевидцев, привела к логическому тупику: результаты анализа указывали на существование реальных объектов с признаками высокой технологии, но единственными разрешенными объяснениями были «мистификации», «галлюцинации» и "неверная интерпретация известных объектов". Можно сказать, что поступок Ванденберга знаменовал победу официальной политики над логикой.

Через полгода после того, как Ванденберг отклонил "Оценку ситуации", аналитики ATIC, работавшие над ее созданием, были переведены на работу в других исследовательских проектах. Оставшиеся сотрудники нижнего звена и новые «наемники», привлеченные к работе в последующие годы, быстро осознали, что те, кто выступает против официальной политики, не добьются "ни славы, ни повышения по службе", поэтому исследователи проекта «Грудж» относились к работе над сообщениями об НЛО как к пустой трате времени и проявляли рвение только по приказу сверху. Итоговый отчет проекта «Грудж» был профанацией научного исследования, где предлагались надуманные или смехотворные объяснения для непонятных случаев.

Теперь нам известно, что, несмотря на официальную позицию ВВС, в начале 1950-х годов некоторые высшие чиновники склонялись к «межпланетной», или «внеземной», гипотезе, даже если и не полностью разделяли ее. Однако американская общественность об этом не подозревала. "Политика Ванденберга" успешно осуществлялась и на волне ажиотажа во второй половине 1952 года: в то время как летающие тарелки казались абсолютно реальными и появлялись повсюду, генерал Сэмфорд публично заявлял, что все необъясненные наблюдения связаны с природными феноменами. Между тем его подчиненные из отдела разведки ВВС в Пентагоне говорили сотрудникам AFOSI об отсутствии какой-либо теории, объясняющей непонятные наблюдения, и сообщали представителям ФБР, что гипотеза внеземного происхождения НЛО рассматривается на серьезном уровне.

Создается впечатление, что настоящей целью генералов ВВС, выступавших с официальными заявлениями в июле и августе 1952 года (Сэмфорд, Ванденберг и Рейми) было не ознакомление общественности с реальной информацией о летающих тарелках, а нейтрализация набиравших силу панических настроений. Для этого им нужно было лишь стоять на первоначальных позициях и бесконечно повторять, что все инциденты с НЛО поддаются объяснению, а если и есть что-то непонятное, то лишь из-за недостаточно полной и достоверной информации (как мы теперь знаем, это чистая ложь).

В 1953 году ЦРУ предложило новую причину для отрицания реальности летающих тарелок, основанную на соображениях национальной безопасности. Если люди будут считать их реально существующими объектами, то количество сообщений резко увеличится, и это может привести к нарушению работы каналов связи и распылению сил ПВО, особенно в том случае, если прокоммунистические элементы в США организуют массу ложных сообщений перед настоящей атакой с воздуха.

Однако подобные доводы больше не приводились с начала 1960-х годов, поэтому можно подумать, что в ВВС наконец-то признали реальность летающих тарелок, по крайней мере к тому времени, когда появились результаты исследований Колорадского университета, проведенных в 1967–1968 годах. Но нет, этого не произошло. Хотя по результатам исследования треть случаев осталась без объяснения, ученые пришли к выводу, что в сообщениях об НЛО нет ничего нового или угрожающего, а большая часть непонятных наблюдений, по словам директора проекта д-ра Эдварда Кондона, связана с "неопытностью наблюдателей".

Возникает вопрос: действительно ли высшие чиновники в командовании ВВС объединили свои усилия с другими ведомствами в попытке скрыть информацию и дискредитировать сообщения о летающих тарелках? И если да, то почему они это сделали? Потому ли, что боялись выставить себя на посмешище, если откроется истинное положение вещей? Или по другой причине?

Давайте еще раз вспомним, с чего все началось. Через две недели после первых опубликованных сообщений об НЛО и всего через два дня после того, как с авиабазы ВВС «Розуэлл» поступило известие о находке остатков крушения летающей тарелки, представитель ВВС (генерал Шульген) запросил ФБР о помощи. Начиная с этого момента историю расследования ВВС можно интерпретировать двумя способами.

Первый способ — "интерпретация А" — основан на доступных документах из архивов проекта "Синяя книга", ФБР, ЦРУ, Госдепартамента, армейской разведки и т. д. В этих документах не говорится о существовании "вещественных доказательств" (фактически в некоторых секретных и в одном совершенно секретном документе указано, что таких доказательств не существует). Таким образом, "интерпретация А" основана на предпосылке, что у ВВС нет и никогда не было вещественных доказательств реальности НЛО. Это означает, что розуэллские материалы не были остатками инопланетного корабля и не было никакого крушения летающей тарелки в декабре 1950 года (см. главу 17) или в какое-либо другое время.

"Интерпретация Б" основана на предпосылке, в настоящее время недостаточно подкрепленной документами, фотографиями и видеоматериалами, что розуэллские материалы были остатками инопланетного корабля, возможно, с телами инопланетян. Эта интерпретация основана главным образом на многочисленных свидетельских показаниях, собранных за последние пятнадцать лет рядом исследователей, и на утверждениях таких людей, как д-р Сарбахер и Уилберт Смит. Давайте сначала рассмотрим "интерпретацию А".


Интерпретация А. У ВВС НЕ БЫЛО ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Если вещественных доказательств никогда не было, то политику сокрытия информации можно интерпретировать следующим образом: исследователи ВВС и представители высшего командования, не менее озадаченные случившимся, чем все остальные, честно пытались найти объяснение, но так и не смогли этого сделать, поскольку данные наблюдений не были достаточно полными и достоверными. Не было никакого заговора с целью сокрытия "главной тайны"; показания очевидцев не давали никаких оснований говорить о реальности наблюдаемых объектов. Тем не менее командование ВВС продолжало строго дозировать информацию, чтобы свести к минимуму общественный интерес к проблеме НЛО.

Более реалистичная интерпретация политики ВВС основана на предположении, что высшее командование знало о существовании убедительных доказательств — просто эти доказательства не были «вещественными». Наличие убедительных доказательств косвенно подтверждается документами из архива ФБР за 1952 год, где говорится о том, что гипотеза внеземного происхождения НЛО по-прежнему рассматривается всерьез, меморандумом д-ра Стивена Поссони с указанием на возможность реальной угрозы со стороны летающих тарелок, а также личными записками капитана Эдварда Руппельта.

Можно строить догадки и рассуждать, что командование ВВС боялось признать реальность летающих тарелок, так как это означало признание собственного бессилия и неспособности контролировать ситуацию.

Если правительство и ВВС не могли разобраться в происходящем, то они по крайней мере могли приказать своим подчиненным делать вид, будто ничего серьезного не происходит. В таком случае должен был существовать план "сокрытия улик", требовавший молчаливого согласия со стороны AFI и сотрудников ATIC, обрабатывавших полученную информацию. Это можно назвать заговором с целью убедить американский народ, да и весь мир, в незначительности проблемы НЛО.


Интерпретация Б. У ВВС С САМОГО НАЧАЛА БЫЛИ ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Это нокаутирующий удар. Если сведения о розуэллском инциденте (или о декабрьском инциденте 1950 года, когда контрразведку известили о боевой готовности, а страна оказалась на грани чрезвычайного положения) окажутся верными, если инопланетный корабль действительно потерпел крушение, а его остатки и, возможно, тела инопланетян, были увезены на секретную базу ВВС, то мы имеем дело с грандиозным заговором молчания, направленным против американского народа и свободы слова.

Но, как могут заметить некоторые читатели, в открытых архивных документах нет никаких намеков на "вещественные доказательства". Фактически в документах ВВС под грифом «секретно» наличие таких доказательств неоднократно отрицалось. Однако вспомним разговор Уилберта Смита с д-ром Сарбахером (см. главу 17). В совершенно секретном меморандуме Смита, посвященном этому разговору, говорится о реальности летающих тарелок. Д-р Сарбахер лично сообщил мне то, что ему рассказывали об остатках инопланетного корабля и телах пришельцев (похожих по строению на насекомых) на авиабазе «РайПаттерсон». Это свидетельство доказывает, что на совершенно секретном уровне люди говорили вещи, о которых они молчали на конфиденциальном уровне общения.

Если в документе под грифом «секретно» о чем-то говорится, это еще не значит, что все сказанное — чистая правда! Материалы или информация под грифом "совершенно секретно/особый доступ" не упоминаются в секретных документах, а иногда запрещен даже намек на их существование на более низком уровне секретности. На конфиденциальном уровне могут высказываться мнения, специально предназначенные для того, чтобы отвлечь слушателя или читателя от совершенно секретной информации. Поэтому генерал Твининг послал генералу Шульгену секретное письмо, где говорилось об отсутствии вещественных доказательств. Однако в следующий раз, связавшись с Шульгеном по совершенно скрытым каналам, он мог сообщить ему, что такие дока зательства существуют, но о них нельзя упоминать на конфиденциальном уровне или в беседах с людьми, не обладающими "особым доступом". Почему? Потому что допуском к секретной информации обладало гораздо больше людей, а чем больше людей знает о происходящем, тем выше вероятность утечки сведений. Далее, даже люди, имевшие допуск к совершенно секретной информации, знали только то, что им было необходимо знать. Они могли хорошо выполнять свою работу, получая приказы, но не спрашивая о причине этих приказов.

Если уж строить догадки, то давайте предположим, что высшее командование знало о реальности летающих тарелок-благодаря вещественным доказательствам. По остаткам аппаратов (и телам инопланетян) они не могли установить, откуда появились летающие тарелки и чем занимались их пилоты над территорией США. С целью выяснить это они распорядились о создании проекта для сбора и анализа информации.

Сотрудники проекта не знали о его истинном предназначении и, по сути дела, работали лишь для того, чтобы отделить «сигнал» (достоверные сообщения об НЛО) от «шума» (ложные и неподтвержденные сообщения). Однако, если бы они вышли за рамки своих полномочий и попытались определить природу «сигнала», это могло превратиться в проблему для высшего командования, заинтересованного лишь в промежуточных результатах, — ведь доказательствами оно уже располагало. Поэтому, если аналитики успешно определяли «сигнал» и выдвигали предположение о внеземном происхождении НЛО, результаты анализа отвергались из-за отсутствия убедительных доказательств, независимо от качества работы и достоверности исходной информации.

Возможно, нечто подобное произошло, когда генерал Ванденберг отклонил "Оценку ситуации" (см. главу 5) из-за отсутствия доказательств. Из-за отсутствия соответствующих документов мы не в состоянии ответить на вопрос, почему он это сделал.

Есть три возможности:

1) он не хотел, чтобы аналитики проекта узнали истину и поставили под угрозу совершенно секретные сведения, охраняемые на высшем уровне;

2) он знал о наличии убедительных доказательств, но опасался политических последствий, связанных с признанием их существования (вопросы вроде "что вы предпринимаете в связи с летающими тарелками, сэр?");

3) он не был убежден в существовании доказательств реальности НЛО или они казались ему неубедительными.

Мы не можем ответить на главный вопрос. Однако важно понимать, что, хотя в опубликованных документах ВВС и других ведомств, причастных к расследованию феномена НЛО, нет прямых указаний на внеземное происхождение летающих тарелок, такая возможность категорически не исключается. Можно сказать, что по рассекреченным документам история расследования ВВС предстала бы точно в таком же виде, даже если бы в Розуэлле действительно потерпел крушение инопланетный космический корабль, и сведения об этом были сразу же засекречены на самом высоком уровне, разумеется, с учетом того, что за все эти годы не было ни одной настоящей утечки информации или кражи "вещественных доказательств".

Но хватит гадать о возможности крушения летающих тарелок. Самые важные вопросы таковы: действительно ли в архивах ВВС и ФБР содержатся материалы, доказывающие реальность летающих тарелок (НЛО), и что высшее руководство ВВС знало об этом, но скрывало эти сведения от общественности?

Мой ответ — да! (Агент Скалли, возможно, будет удивлена, но агент Мауддер, несомненно, согласится.)

Что касается меня, то если в будущем правительственный или военный чиновник признает факт крушения летающей тарелки в окрестностях Розуэлла, или хранения тел инопланетян в "ангаре 18" авиабазы «РайтПаттерсон» в Дейтоне, штат Огайо, или испытания инопланетного летающего диска в "зоне 51" к северу от Лас-Вегаса, штат Невада, — я ничуть не удивлюсь!





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.