Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 5. Проект «Знак» и оценка внеземной угрозы

В течение большей части 1948 года "Секретные материалы" ФБР находились в дремлющем состоянии и снова пробудились только в январе 1949 года. С другой стороны, ВВС вело активное расследование, иногда дело почти доходило до объявления боевой готовности. Хотя ФБР оставалось в стороне, важно знать, что происходило в этот период времени, поскольку ход расследования в значительной мере определил характер контактов между двумя ведомствами в последующие годы.

Как мы уже говорили, существовало две группы разведки ВВС, участвовавшие в анализе свидетельских показаний. Одна группа, которая здесь называется AFI (см. список сокращений), имела штаб-квартиру в Пентагоне. AFI собирала аналитическую информацию, связанную с военными разработками в области аэронавтики. Оттуда рассылались копии в АМС для независимой экспертной оценки в подразделениях Т-2 и Т-3. В доступных для изучения архивных документах содержатся намеки на то, что эксперты AFI разделились на две «фракции», тех, кто предполагал, что свидетели видели реальные объекты, имеющие важное значение, и тех, кто считал свидетельские показания ошибочными и бессодержательными (в конце концов, "вещественных доказательств" не существовало). Поскольку именно AFI установила связь с ФБР, последствия временного возвышения одной или другой «фракции» нашли отражение в архивах этого ведомства. (Документы AFI были пе реданы в Национальный архив только в 1975 году, многие из них впервые публикуются в этой книге.)

Вторая группа разведки, известная под названием Т-2, или "аналитический отдел", входила в состав АМС на авиабазе «Райт-Филд». В 1948 году группа Т-2 была переименована в Центр воздушной технической разведки (ATIC), а сама авиабаза в Дейтоне, штат Огайо, получила название "Авиабаза ВВС Райт-Паттерсон". (Впрочем, базу называли «Райт-Филд» еще много лет после того, как название изменилось.) Проект «Знак» и его преемники, проекты «Грудж» и "Синяя книга", находились под контролем ATIC. Проекты «Знак» и «Грудж» плохо финансировались, а их сотрудники «заимствовались» из других служб. Низкий уровень финансирования ограничивал возможности сбора данных и время анализа, но не ограничивал энтузиазм участников проекта.

Как упоминалось ранее, несколько исследователей, принимавших участие в проекте «Знак», уже некоторое время изучали дискообразные летательные аппараты "с низким аспектным соотношением" в силу своего интереса к их аэродинамическим качествам. Они также принимали участие в анализе немецких военных исследований по проекту создания бескрылого летательного аппарата. Возможно, эти исследователи относились к свидетельствам очевидцев серьезнее, чем большинство людей, так как они уже знали, что аппараты, имеющие тарелкообразную форму, могут летать.

Персонал AMC/ATIC анализировал данные и посылал копии своих отчетов в AFI. Эти отчеты, вместе с многими материалами AFOSI, где проводилась большая часть допросов свидетелей ("сырье" для анализа), были переданы в Национальный архив в 1975 году.

Факт: В ранее совершенно секретном исследовании, написанном примерно через девять месяцев после начала проекта «Знак» и рассекреченном лишь в 1985 году, аналитики AFI подтвердили вывод, сделанный осенью 1947 года, а именно — что летающие тарелки были реальными объектами. Еще важнее то обстоятельство, что, согласно капитану Эдварду Руппельту в "докладе о неопознанных летающих объектах", составленном летом 1948 года, эксперты ATIC попытались убедить генерала Хойта Ванденберга, начальника штаба ВВС, что летающие тарелки являются межпланетными космическими кораблями!

Неужели это возможно? Разве все сообщения о летающих тарелках не являются плодом вымысла, ошибки или мистификации? Именно это нам внушали в течение долгого времени, не удивительно, что теперь этому верят не только скептики и журналисты, но и подавляющее большинство обычных людей. Однако в 1948 году мнение специалистов AFI и ATIC было совершенно иным, и вот почему: в их распоряжении оказались десятки показаний надежных свидетелей, включая офицеров ВВС и других военных, — показаний, которые так и остались без объяснения. Многие из этих показаний были получены по официальным каналам благодаря информационным запросам, таким, как EEI, разосланным в начале 1948 года в подразделения ВВС, ВМФ и ВС США по всему миру.

В начале 1948 года генерал-майор Чарлз П. Кейбелл сменил генерал-майора Макдоналда на посту начальника разведуправления ВВС. 27 февраля 1948 года, через месяц после официального начала проекта «Знак», подполковник Гарретт, действуя от имени генерала Кейбелла, написал письмо с конкретными инструкциями по составлению докладов о наблюдении летающих тарелок. Письмо начиналось так:

1. Политика ВВС заключается не в игнорировании сообщений о неопознанных летающих объектах и атмосферных феноменах, а в сборе, сопоставлении и оценке информации по этому вопросу.

2. В соответствии с этой политикой, АМС является подразделением ВВС, предназначенным для сбора, сопоставления, оценки и распределения по заинтересованным правительственным ведомствам любой информации, связанной с наблюдением неопознанных летающих объектов и атмосферных феноменов, которые могут быть интерпретированы как имеющие отношение к национальной безопасности США.

В отличие от уже рассматривавшихся EEI со списком разведывательных требований, инструкции, прилагаемые к этому письму, включали доклады о местонахождении, времени и погодных условиях, именах и профессиональной принадлежности наблюдателей, фотографиях, количестве наблюдаемых объектов, их цвете, форме, скорости, звуке, высоте, маневрах и т. д. Иными словами, в этом письме запрашивалась конкретная информация, связанная только с визуальными наблюдениями объектов в атмосфере. В письме указывалось, что, вместо направления рапортов в штаб-квартиру AFI в Пентагоне, для экономии времени их следует направлять непосредственно в специальный офис MCI-AXO-3, подразделение ATIC на базе «Райт-Паттерсон». Затем АМС отсылало копии рапортов и анализов в AFI. Решение генерала Кейбелла ускорить процесс анализа, посылая исходную информацию непосредственно в АМС, означало, что AFI приходилось полагаться на АМС в получе нии отчетов и анализов. Эта процедура позволяла АМС эффективно контролировать материалы, поступавшие в AFI. (Два с половиной года спустя генерал Кейбелл обнаружил, что она оказала негативное воздействие на исследование НЛО. Он узнал, что скептически настроенные исследователи из ATIC придумывали объяснения для всех случаев, не утруждая себя тщательными обоснованиями, и посылали эти объяснения в AFI. Генерал убедился, что они солгали ему, когда заявляли о своем непредвзятом отношении к исследованиям.)

К началу марта проект «Знак» полным ходом осуществлялся в ATIC. Были проанализированы рапорты от 1947 года и получены новые. Согласно микрофильмам материалов проекта "Синяя книга", хранящимся в Национальном архиве, к тому времени ATIC собрал и обработал приблизительно 130 докладов. Однако в начале 1996 года был обнародован правительственный документ, где предполагается, что ВВС скрыло (или потеряло) некоторые сообщения о наблюдениях НЛО.

Нижеследующий документ является расшифровкой стенограммы совещания AFSAB от 18 марта 1948 года. Хотя большая часть этого совещания была посвящена презентации различных образцов новой авиационной технологии и проектам технической разведки, полковник Говард Маккой, командующий разведкой АМС, посвятил несколько минут обсуждению необычного разведывательного проекта ATIC.

"У нас есть новый проект — проект "Знак",который может показаться вам следствием так называемой массовой истерии летом прошлого года, когда все говорили о неопознанных летающих объектах или дисках. Но это не повод для насмешек. Мы получили более 300 рапортов, которые не были опубликованы в печати — в том числе от очень компетентных специалистов. Например, от доктора К. Д. Вуда, а также от многих пилотов военной и гражданской авиации, людей с большим опытом. Мы тщательно изучаем каждый рапорт. Я даже не могу сказать вам, как много мы готовы отдать за то, чтобы один из этих дисков потерпел крушение, и мы смогли бы узнать, что они собой представляют на самом деле".

Поскольку полковник Маккой возглавлял разведку АМС и, следовательно, нес ответственность за выполнение проекта «Знак», важно понимать то, что он сказал… и то, о чем он промолчал.

Маккой говорит об этом проекте в легком, почти извиняющемся тоне. Полагаю, он выбрал такой подход потому, что его аудитория состояла из ученых, большинство из которых не принимало участия в расследовании свидетельств об НЛО и знало о них только из публикаций в прессе. Научное сообщество в целом скептически относилось к сообщениям о летающих тарелках, поскольку в средствах массовой информации эта тема освещалась в ироническом или сенсационном тоне, а ВВС не опубликовало никаких убедительных доказательств их существования.

Возможно, с целью развеять предубеждение, полковник Маккой заявил, что проект «Знак» не является "поводом для насмешек". Упоминание о большом количестве ("более 300 рапортов, которые не были опубликованы в печати") довольно странно, поскольку в микрофильмах проекта "Синяя книга" перечислено лишь 130 рапортов, собранных к марту 1948 года, и большинство из них было опубликовано. Вероятно, полковник просто ошибся. Но если воспринимать его слова буквально, это означает, что более 160 рапортов за девять месяцев исследований (июнь 1947 — март 1948 года) отсутствуют в архивах "Синей книги".

Чтобы придать своим словам дополнительный вес, Маккой упоминает имя д-ра Карла Д. Вуда, выдающегося ученого, возглавлявшего авиационно-инженерный факультет Колорадского университета (в декабре 1947 года д-р Вуд сообщил о том, что видел странный летательный аппарат, оставлявший за собой след, не похожий на след обычного реактивного самолета. К сожалению, объект находился слишком далеко и д-р Вуд не сумел разглядеть его очертания). Замечание Маккоя о тщательном изучении поступающих рапортов указывает на серьезное отношение АТ1С к проблеме НЛО.

Его заключительная ремарка ("Я даже не могу сказать вам, как много мы готовы отдать за то, чтобы один из этих дисков потерпел крушение, и мы смогли бы узнать, что они собой представляют на самом деле") свидетельствует об уверенности в том, что диски являются плотными физическими объектами, иначе ни о каком «крушении» не могло быть и речи. Можно также догадаться, что силам ПВО и ВВС не удалось сбить хотя бы один объект (если бы это были обычные летательные аппараты, то ВВС уже располагало бы вещественными доказательствами).

Есть по крайней мере две возможных интерпретации «желания» полковника Маккоя. Во-первых, он, будучи всего лишь полковником, ничего не знал о розуэллских материалах (иными словами, Твининг и другие представители высшего командования не сообщили ему об этом). Во-вторых, есть более зловещее предположение: Маккой знал, но ему было приказано ввести своих слушателей в заблуждение, чтобы избежать любого нежелательного интереса, который мог возник нуть среди ученых, если бы они узнали о существовании прямых доказательств реальности летающих тарелок.[12]

В течение следующих семи месяцев 1948 года АМС собрало около 100 свидетельских показаний, согласно табличной сводке в специальном рапорте 14 проекта "Синяя книга" (опубликован в 1955 году). Большая часть этих показаний осталась без объяснения. По словам Руппельта в его книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах", некоторые показания были среднего качества, запутанные, но не вполне убедительные. Однако значительная часть показаний принадлежала людям, в чьей надежности нельзя было сомневаться. Руппельт процитировал свидетельство трех ученых, которые в течение 30 секунд наблюдали "круглый объект, хаотически перемещавшийся по небу на большой скорости в районе секретного испытательного полигона Уайт-Сэндс", рапорт команды самолета С-47 о "трех неопознанных летающих объектах, быстро проследовавших с востока на запад на большой высоте", а также любопытное сообщение из Голландии, где несколько человек видели объект в форме ракеты с двумя рядами иллюминаторов вдоль борта. Руппельт написал, что это последнее сообщение, скорее всего, было бы оставлено без внимания, если бы четыре дня спустя НЛО похожего вида едва не столкнулся с самолетом DC-3 компании "Истерн эрлайнс". Это ссылка на знаменитое "свидетельство Чайлса-Уиттеда" от 24 июля 1948 года. В 2.45 утра; во время полета на высоте 5000 футов в районе Монтгомери, штат Алабама, капитан Кларенс Чайлс и второй пилот Джон Уиттед увидели бескрылый объект, имеющий форму ракеты с иллюминаторами, сиявшими голубым светом. В документе ФБР, датированном 31 января 1949 года (далее мы подробно обсудим его), приводится короткое резюме:

"В июле 1948 года неопознанный летательный аппарат был замечен капитаном и вторым пилотом компании "Истерн эрлайнс", а также несколькими пассажирами самолета, пролетавшего над Монтгомери, штат Алабама. По свидетельству очевидцев, летательный аппарат был необычной формы, без крыльев, и в целом напоминал "ракетный корабль" из комиксов. В рапорте сообщается, что объект, превосходивший размерами самолет DC-3, имел иллюминаторы и летел со скоростью примерно 2700 миль в час. Он появился из грозового облака перед самолетом "Истерн эрлайнс" и почти сразу же исчез в другом облаке, едва избежав столкновения. Никаких звуков или атмосферных возмущений замечено не было".

Пилоты сообщили следователям ВВС, что объект имел иллюминаторы квадратной формы, в хвостовом конце наблюдался выхлоп или пламя вишневого цвета. После расхождения с самолетом он, казалось, увеличил скорость, а затем исчез в облаках.

Обратите внимание, что по оценке пилотов скорость объекта примерно на 2000 миль в час превышала среднюю скорость полета самолетов того времени, но все же значительно уступала скорости метеора или метеорита. И разумеется, метеоры не летают горизонтально в облаках на высоте 5000 футов.

Два других свидетельства, по-видимому, подтверждают это наблюдение. По словам Руппельта, "штурман на авиабазе Роббинс в Мэконе, штат Джорджия, со общил, что видел в небе пятно очень яркого света, двигавшееся на высокой скорости". Проверка по карте показала, что НЛО, едва не столкнувшийся с авиалайнером, должен был пролететь в районе Мэкона, примерно в 200 милях от Монтгомери. "Когда НЛО видели в последний раз, он поворачивал в сторону Мэкона".

Второе сообщение поступило от пилота, пролетавшего над Северной Каролиной, который сказал, что видел яркую "падающую звезду" в направлении Монтгомери; этот инцидент произошел почти одновременно с наблюдением Чайлса-Уиттеда. Разумеется, "падающая звезда" не могла пролететь в нескольких сотнях футов от самолета, а потом снова подняться в облака. Метеор, летевший так низко, должен был упасть на землю, следовательно, объект, который они видели, не был метеором.

Это свидетельство стало последней каплей, во всяком случае для AFI. Необходимо было что-то предпринять и наконец выяснить, что это за объекты. Согласно официальным документам из "Синей книги", эксперты из AFI и ATIC к тому времени собрали более 200 показаний, большинство из которых они не могли объяснить. Генерал-майор Дж. Кейбелл хотел получить четкий анализ этих показаний. 27 июля 1948 года он распорядился о том, чтобы отдел воздушной оценки AFI в Пентагоне подготовил исследование, где определялась бы "тактика летающих объектов" и "вероятность их существования".

В ответ на эту директиву отдел оценки составил документ, где предлагалось наиболее вероятное объяснение и содержались рекомендации по поводу дальнейших действий. Исследователи ATIC из проекта «Знак» тоже отреагировали на свидетельство Чайлса-Уиттеда и начали составлять собственный документ под названием "Оценка ситуации". Из сведений, доступных для изучения, не ясно, было ли это прямой реакцией на письмо генерала Кейбелла от 27 июля, или они сделали это по собственной инициативе. Как мы убедимся в дальнейшем, в их отчете о свидетельстве Чайлса-Уиттеда были сделаны гораздо более смелые выводы, чем в документе AFI.

Отставной капитан ВВС Кевин Рэндл в своей книге "Архив НЛО" сообщил интересную историю, связанную с "Оценкой ситуации", которую он слышал во время разговора за обедом в 1986 году.[13] Человек, рассказавший историю, тоже был офицером запаса ВВС. Он сообщил Рэндлу и нескольким другим слушателям, что он служил на авиабазе «Райт-Филд» в 1948 году и знал, что после наблюдения Чайлса-Уиттеда "Оценка ситуации", составленная в ATIC, была направлена со специальным курьером генералу Ванденбергу в Пентагон. В ней подразумевалось внеземное происхождение неопознанных летающих объектов. По словам этого офицера, в первом варианте "Оценки ситуации" содержался не только перечень необъясненных инцидентов, но и ссылка на материальные доказательства, обнаруженные в Нью-Мексико.

Когда сотрудники ATIC получили этот первый вариант обратно, они обнаружили, что абзацы с упоминанием о материальных доказательствах были отмечены для исключения из документа. Подчинившись указанию начальства, они переписали документ, опустив ссылку на материальные доказательства. Тем не менее они по-прежнему были уверены в своем выводе даже на основании свидетельских показаний. Согласно информанту Рэндла, 5 августа второй вариант «Оценки» снова оказался на столе у Ванденберга и снова был отвергнут — на этот раз из-за отсутствия веских доказательств.

К сожалению, у нас нет независимого подтверждения истории этого человека (ныне покойного), равно как и документальных свидетельств, из которых следовало бы, что сотрудники ATIC знали о "материальных доказательствах" внеземного происхождения летающих тарелок.

Хотя подтверждения варианта "Оценки ситуации" с упоминанием материальных доказательств на данный момент не существует, есть подтверждение варианта, где вывод о внеземном происхождении НЛО основан только на свидетельских показаниях. Руппельт написал об этом в своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах". Он назвал документ просто «Оценкой», без ссылок на предыдущие варианты. История Руппельта соответствует тому, что сказал информант Рэндла о втором варианте, за исключением небольших расхождений в датировке.

В опубликованной версии своей книги Руппельт пишет, что он лично читал «Оценку» с выводами о внеземном происхождении неопознанных летающих объектов, основанными на показаниях ученых, пилотов и других достойных доверия наблюдателей. Руппельт не указал в своей книге точную дату, когда «Оценка» была отправлена на одобрение генералу Ванденбергу, но отметил, что это случилось в конце сентября 1948 года. Однако более точная дата имеется в черновике рукописи его книги, который стал доступным для исследователей лишь несколько лет назад.

В черновике перечислено десять свидетельских показаний, проанализированных в "Оценке ситуации"; лишь три из них опубликованы в книге Руппельта. Один из неопубликованных случаев произошел рядом с Центром ядерных исследований в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико (это место сыграло важную роль в последующей истории исследований НЛО). Согласно черновику Руппельта, "группа людей ожидала самолета на посадочной полосе в Лос-Аламосе, когда один из них заметил в небе какой-то странный отблеск. Это был плоский круглый объект, находившийся высоко над северным горизонтом. Его вид и относительные размеры были примерно такими же, как у десятицентовой монеты, поставленной на ребро с небольшим наклоном в 50 фу тах от наблюдателя". Этот случай произошел 23 сентября 1948 года — ровно через год после отправки письма генерала Твининга, где говорилось о реальности летающих тарелок.

Поскольку "Оценка ситуации", которую видел Руппельт, включала описание этого случая, можно прийти к выводу, что она была составлена и направлена генералу Ванденбергу после 23 сентября, а не в августе, как указывает информант Рэндла.

По словам Руппельта, "Оценка ситуации" получила гриф "совершенно секретно" и была направлена по командной цепочке генералу Ванденбергу, который отверг ее на том же основании, что и Рэндл — из-за отсутствия веских доказательств. Затем несколько ученых и офицеров, принимавших участие в проекте «Знак» отправились в Пентагон для личного обсуждения "Оценки ситуации" с Ванденбергом. Они попытались убедить генерала, что их аналитические выкладки однозначно свидетельствуют о реальности межпланетных летательных аппаратов. Однако, согласно Руппельту, Ванденберг повторно ответил отказом. Если, как указывает Рэндл, ученые знали о существовании "вещественных доказательств", не остается ничего иного, как предположить, что Ванденберг приказал им больше никогда не упоминать об этом в любом документе.

Теперь давайте предположим, что сотрудники проекта «Знак» действительно ничего не знали о вещественных доказательствах, но логическим путем и совершенно искренне пришли к выводу о внеземном происхождении НЛО. Почему Ванденберг не принял этот вывод? В конце концов, они были признанными специалистами в своей области, прекрасно разбиравшимися в иностранных технологиях авиастроения. У них были веские основания для такого вывода, но генерал Ванденберг после продолжительной беседы сказал им примерно следующее: "Извините, но вы ошибаетесь". Зачем говорить специалистам, что они ошибаются, нес мотря на целый год напряженных исследований? Неужели их доводы действительно не убедили Ванденберга или у него была другая причина для отказа? Не пытался ли он что-то скрыть?

Поскольку на момент выхода этой книги вышеперечисленные вопросы остаются без ответа, я могу лишь предположить, что генерал Ванденберг не хотел принимать вывод об инопланетном происхождении НЛО, так как иначе этот вывод, со всеми вытекающими последствиями, стал бы частью официальной политики ВВС. Естественно, что в случае утечки информации у этого ведомства возникли бы крупные проблемы. Пришлось бы признать перед американским народом, что над страной летают инопланетные корабли, а ВВС ничего не может с этим поделать.

Отказ Ванденберга был очень важной поворотной точкой, или, как сейчас говорят, "знаковым событием" в истории секретного расследования ВВС. Отказавшись принять "Оценку ситуации", Ванденберг заложил основу для убеждения, что НЛО, или летающие тарелки, не могут быть официально признаны летательными аппаратами внеземного происхождения.

Можно представить, что гражданские ученые и военные специалисты, работавшие над проектом «Знак», были разочарованы, возможно, даже удручены этим отказом. Им было известно, что Ванденберг, в силу своего высокого положения, знает такие вещи, о которых им приходится только гадать. Их недоумение могло усугубляться еще и тем, что они уже рассмотрели и отвергли такие версии, как "секретный проект правительства США" и "новая модель иностранного летательного аппарата". Возможно, они подумали, что Ванденберг не согласился с их выводами просто потому, что иначе он не смог бы справиться с последствиями. Но каковы бы ни были причины отказа, их отправили домой, словно провинившихся школьников — возможно, с приказом найти другие объяснения. Чуть позже поступило распоряжение уничтожить все копии "Оценки ситуа ции" (по-видимому, последнюю сохранившуюся копию прочитал Руппельт три года спустя, но потом она тоже была уничтожена).

Когда генералы с четырьмя звездами приказывают, нижние чины слушают и подчиняются. Летающие тарелки обладали всеми признаками плотных, механически управляемых объектов, а не естественных феноменов или человеческой фантазии v Поэтому, если они не могут иметь внеземное происхождение, то должны быть… летательными аппаратами или управляемыми снарядами, созданными руками человека.

К началу октября исследователи ATI С/проекта «Знак» снова начали всерьез рассматривать возможность того, что тарелки являются сверхсекретным проектом военного или гражданского ведомства США — проектом, о котором Ванденберг, возможно, и знает, но не хочет ничего говорить. Проблема заключалась в обосновании этого объяснения. В течение предыдущих девяти месяцев сотрудники проекта «Знак» посылали запросы о летающих дисках и воздушных феноменах в многочисленные военные и гражданские разведывательные учреждения (ВВС, ВМС, сухопутные войска, военная контрразведка, ФБР и т. д.). Теперь они собирались попробовать еще раз. 7 октября 1948 года, возможно, лишь через несколько дней после того, как "Оценка ситуации" была отвергнута, полковник Маккой направил в ВМС, армию США и ЦРУ письмо следующего содержания:

"В настоящее время по линии разведки проводится расследование всех сообщений о неопознанных атмосферных феноменах. До сих пор не было обнаружено конкретных свидетельств, позволяющих точно идентифицировать какой-либо из объектов, фигурирующих в свидетельских показаниях. Происхождение так называемых летающих дисков пока остается не ясным. Существует возможность, что некоторые объекты имеют отече ственное происхождение — то есть являются неустановленными моделями наших последних разработок в области аэронавтики, находящимися на разных стадиях испытаний.

В тех случаях, когда позволяют соображения безопасности, просим вас сообщать по адресу… [длинный почтовый адрес] любую полезную информацию, которая может указывать на отечественное происхождение неопознанных объектов.

Ваше сотрудничество может оказать огромную помощь в составлении ясной картины событий, которая позволит отличить отечественные разработки от любых летательных аппаратов иностранного производства".

Разумеется, исследователи ATIC не получили вразумительного ответа на это письмо. Тот факт, что полковник Маккой снова приступил к поискам отечественного проекта для объяснения феномена НЛО, явно не согласуется с предположением, что он или его сотрудники знали о каких-либо вещественных доказательствах реальности НЛО. Если исходить из предпосылки, что кто-то из участников проекта «Знак» знал о существовании вещественных доказательств, то призыв о помощи, который содержится в письме Маккоя, можно рассматривать как хитроумный прием для отвлечения внимания.

Поскольку летающие тарелки не укладывались в рамки отечественных проектов, но казались вполне реальными, они должны были иметь иностранное происхождение. Единственное объяснение иностранного происхождения НЛО, к, которому могли прийти исследователи, заключалось в том, что Советский Союз продвинул немецкую авиационную технологию времен Второй мировой войны так далеко, как нельзя было и представить. Однако исследователи не могли до конца согласиться с этим объяснением. Да, они были уверены, что

Советский Союз обладает высокоразвитой технологией самолетостроения, но они не могли поверить, что, если даже Советы изобрели сверхсовременный летательный аппарат, его решили испытать над территорией США, где он мог потерпеть крушение или подвергнуться массированной атаке сил ПВО.

Аналитики оказались перед трудной дилеммой. Объекты не разрешалось определять как то, чем они, по всей видимости, и являлись: летательные аппараты внеземного происхождения. В то же время объекты не были американскими и, логически говоря, не могли быть советскими. Они казались реальными, но аналитиков вынуждали отрицать эту реальность. Так качество расследования, предпринятого ВВС, начало ухудшаться, и этот процесс, с небольшими перерывами, необратимо продолжался до конца 1951 года.

Ни один из ныне доступных документов не указывает на то, что "Оценка ситуации" была ответом на запрос генерала Кейбелла от 27 июля 1948 года. Ни в одном документе нет даже намека, что Кейбелл вообще знал об "Оценке ситуации". Напротив, все имеющиеся материалы свидетельствуют о том, что Кейбелл, не был поставлен в известность о выводах АМС, пока он не запросил их в письме от 3 ноября того же года, когда прошло уже больше месяца после того, как «Оценка» была отвергнута Ванденбергом.

Возможно, Кейбелл знал об «Оценке», но не доверял свое знание письменным документам. С другой стороны, исследователи проекта «Знак», будучи отдельным звеном командования, независимым от AFI, могли действовать совершенно самостоятельно, создавая "Оценку ситуации", а потом просто обошли AFI и направили свои выводы Ванденбергу по каналам АМС. (Еще один вариант: сотрудники проекта «Знак» составили и послали "Оценку ситуации" просто для того, чтобы прощупать почву, то есть для того, чтобы выяснить, устроит ли «инопланетное» объяснение представителей высшего командования.)

Генерал Кейбелл получил из AFI ответ на свой запрос от 27 июля. 11 августа ему вручили предварительное сообщение, где говорилось о методах анализа, "которые используются при подготовке персонала проекта «Знак» в штаб-квартире АМС для изучения феномена неопознанных летающих объектов, с целью их полной идентификации".

Окончательный ответ пришел в виде приложения к письму от 11 октября, написанному полковником Бруком Алленом, руководителем отдела воздушной оценки AFI. В нем говорилось лишь о реальности наблюдаемых объектов и предполагалось их иностранное (советское) происхождение. Хотя у нас нет прямых доказательств, факт тесного сотрудничества между аналитиками AFI и ATI С позволяет предположить, что сотрудники API, написавшие ответ Кейбеллу, знали об "Оценке ситуации" и об отрицательной реакции генерала Ванденберга. Поэтому они составили свой отчет таким образом, чтобы его нельзя было отвергнуть сразу. В определенном смысле этот отчет можно считать «кузеном» документа ATIC. Он имел гриф "совершенно секретно", который был снят лишь в середине 1980-х годов.

I. Согласно директиве от 27 июля 1948 года по теме "Идентификация летающих тарелок", было проведено исследование для определения тактики неопознанных летающих объектов и возможности их существования.

II. Прилагаемое исследование, озаглавленное "Анализ инцидентов с неопознанными летающими объектами в США", было составлено в попытке ответить на поставленные вопросы.

III. Был произведен исчерпывающий анализ всей информации по этой теме, находящейся в распоряжении данного отдела и отдела разведки АМС. Для наиболее полного освещения всех аспектов ситуации к работе были подключены специалисты по аэронавтике и квалифицированные сотрудники технической разведки.

IV. В силу скрытной и трудноуловимой природы объектов, данное исследование представлено в виде предварительного отчета, который может быть пересмотрен при поступлении новой информации.

V. Были сделаны следующие предварительные выводы:

1. Следует признать, что некоторые виды летающих объектов наблюдались в действительности, хотя их конструкция и происхождение не поддается точному определению. В интересах национальной безопасности было бы неразумно игнорировать возможность того, что некоторые из этих объектов могут иметь иностранное происхождение.

2. Исходя из предположения, что объекты могут быть определены как иностранные или созданные на территории США, но финансируемые за счет других стран летательные аппараты, возможные причины их появления над территорией США требуют тщательного анализа. Предлагается несколько объяснений, а именно:

а) Объекты были созданы с целью поколебать уверенность США в атомной бомбе как наиболее мощном и современном оружии для ведения войны.

б) Объекты были созданы для выполнения фотографических разведывательных миссий.

в) Объекты были созданы для испытания на прочность системы обороны ПВО США.

г) Объекты были созданы для ознакомительных полетов над территорией США.

д) Рекомендуется ограничить доступ к материалам этого исследования персоналом разведки ВВС США.

С таким анализом ситуации генерал Ванденберг вполне мог согласиться. Хотя составители документа пришли к выводу о реальности летающих тарелок, в нем нет никаких намеков на их внеземное происхождение. Со всяческими оговорками ("может быть", «возможно», "вероятно") в нем предлагается идея летательных аппаратов иностранного (читай — советского) происхождения. Ранее совершенно секретный документ, приложенный к этому письму и озаглавленный "Анализ инцидентов с неопознанными летающими объектами в США", был совместно опубликован в декабре 1948 года Управлением разведки ВВС и штаб-квартирой разведки ВМС как "исследование отдела воздушной разведки ј 203" (рассекречен в 1985 году).

Составленный в стандартном формате для таких документов, он гласит, что свидетельства очевидцев действительно представляют веский довод в пользу реальности летающих тарелок. В основном тексте говорится об анализе 210 свидетельских показаний, и о том, что среди наблюдателей есть "опытные сотрудники Метеорологического бюро США, военные и гражданские пилоты, инженеры, связанные с различными исследовательскими проектами, и сотрудники коммерческих авиалиний". Иными словами, это были люди, достойные высокого доверия, определенно не искатели сенсаций, мистификаторы или городские пьяницы.

В резюме содержится более двух десятков необъясненных сообщений, включая два случая, расследованием которых занималось ФБР: свидетельство Уильяма Роудса (его фотографии НЛО были воспроизведены в отчете) и показания офицера полиции из Портленда. Другие свидетельства принадлежали метеорологам, ученым, частным пилотам (включая Кеннета Арнольда), пилотам коммерческих авиалиний и военной авиации.

Несколько случаев представляют особый интерес. 12 ноября 1947 года второй помощник капитана на танкере ВВС «Тикондерога», находившемся в 20 милях от побережья Орегона, в течение 45 секунд наблюдал, как "два летающих диска, за которыми тянулись огненные полосы, напоминающие выхлоп ракетных двигателей", перемещались по "низкой пологой дуге" со скоростью, оцененной в 700–900 миль в час. Далее, 5 апреля 1948 года:

"…три опытных наблюдателя из геофизического отдела Уотсоновской лаборатории (штат НьюЙорк) сообщили о том, что видели круглый неопознанный объект неподалеку от базы ВВС Холломэн в штате Нью-Мексико. Он двигался на большой высоте и, казалось, маневрировал на высокой скорости. Объект находился под наблюдением в течение примерно 30 секунд и исчез внезапно".

Двадцать пять дней спустя (30 апреля) пилот ВМС, пролетавший в районе Анакостии, штат Мэриленд, увидел "светящуюся желтую сферу диаметром от 25 до 40 футов", которая "двигалась со скоростью примерно 100 миль в час на высоте 4500 футов". Далее, 1 июля того же года:

"…двенадцать дисков были замечены майором Хаммером над базой ВВС «Рапид-Сити». Диски были овальной формы, диаметром примерно 100 футов и летели со скоростью более 500 миль в чар. Опустившись с высоты 10 000 футов, эти диски совершили скользящий разворот на 30–40ё и с большим ускорением стали набирать высоту, пока не скрылись из виду".

При наличии таких сообщений не удивительно, что исследователи проекта «Знак» пришли к убеждению о физической реальности и внеземном происхождении летающих тарелок.

В документе не упомянуты шесть из десяти наблюдений, которые, согласно черновику рукописи Руппельта, содержались в "Оценке ситуации" ATIC. Это можно считать свидетельством того, что документ является не просто измененной версией «Оценки». К сожалению, не имея копии «Оценки», мы не можем точно знать, насколько значительны расхождения в этих двух документах.

Согласно опубликованному документу, из 210 проанализированных свидетельств лишь 18 получили конкретное объяснение. Из них "три оказались мистификациями и еще два исходили от ненадежных свидетелей"; остальные были вызваны искренним заблуждением либо неспособностью наблюдателя правильно понять, что он видит на самом деле. Таким образом, содержание отчета противоречит официальной позиции ВВС, которая заключается в том, что большинство сообщений можно объяснить, а многие являются откровенной мистификацией.

Тем временем сотрудники проекта «Знак» пытались оправиться от полученного удара. Хотя Ванденберг исключил возможность инопланетного происхождения летающих тарелок, его запрет не распространялся на возможность существования космических кораблей, созданных иностранным государством. В письме от 22 октября полковник Уильям Р. Клингерман, который в то время исполнял обязанности руководителя отдела разведки АМС и был одним из исследователей проекта «Знак», предложил провести специальное исследование с целью определения технических требований, предъявляемых к созданию космических летательных аппаратов. Согласно письму Клингермана:

"…наш отдел учитывает возможность того, что некоторые из неопознанных летающих объектов, якобы наблюдавшихся над территорией США и иностранных государств, могли быть экспериментальными космическими кораблями или моделями, созданными с целью развития технологии строительства космических кораблей. Если подобные аппараты наблюдались в действительности, то, вероятнее всего, они представляют собой продукт иностранной, а не внеземной технологии".

Хотя Клингерман употребил сослагательное наклонение ("Если подобные аппараты наблюдались в действительности…"), совершенно ясно, что он был готов дойти до границ здравого смысла со своим предположением, будто некая страна значительно опередила США в технологическом развитии и уже проводит эксперименты с космическими кораблями. Скорее всего, он сам не верил, что кто-то на Земле мог создать такие аппараты. Тем не менее он был достаточно уверен в реальности летающих тарелок и готов тратить правительственные средства даже на изучение возможности их земного происхождения. Письмо Клингермана можно рассматривать как свидетельство того, что гипотеза "космических кораблей" серьезно рассматривалась исследователями ATIC.

3 ноября 1948 года, ознакомившись с совершенно секретным отчетом AFI, генерал Кейбелл направил начальнику АМС (им недавно стал генерал-лейтенант Джозеф Макнарни) письмо, где указывал, что проект «Знак» был учрежден под его руководством. Далее Кейбелл сообщил следующее: "Представляется несомненным, что некоторые объекты наблюдались в действи тельности. Принадлежность и происхождение объектов в настоящее время не поддается определению. Таким образом, крайне важно приложить все усилия с целью получить убедительные доказательства отечественного или иностранного происхождения этих объектов. По соображениям национальной безопасности такие доказательства необходимы, чтобы предпринять соответствующие контрмеры".

В течение последних месяцев журналисты крутились неподалеку от штаб-квартиры ВВС, пытаясь выяснить, что нового удалось узнать о летающих тарелках за год исследований. Одним из особенно настойчивых репортеров был Сидней Шаллетт, автор многих сенсационных публикаций в популярном журнале "Сатедей ивнинг пост". Кейбелл отреагировал на настойчивость Шаллетта рекомендацией в письме генералу Макнарни от 3 ноября 1948 года, где говорится, что "ВВС следует информировать общественность о текущем положении вещей". Далее он пишет: "На сегодняшний день люди действительно получают очень мало реальной информации. Газетчики уже готовы взять дело в свои руки и приписать нам все, что им придет в голову. Молчание с нашей стороны больше неприемлемо".

Кейбелл завершил свое письмо просьбой к АМС прислать "основные выводы и рекомендации по поводу того, какие сведения можно сообщить журналистам. Необходимы также ваши рекомендации, какие сведения лучше сообщить сразу же, а какие лучше придержать, пока пресса не проявит активный интерес к ним". (Просьба прислать основные выводы АМС позволяет предположить, что Кейбелл не знал об "Оценке ситуации".)

8 ноября полковник Маккой подробно ответил на запрос Кейбелла о точке зрения АМС. Когда вы будете читать этот документ, помните о том, что один или несколько сотрудников Маккоя, работавших под его руководством над проектом «Знак», были авторами уже обсуждавшейся "Оценки ситуации", поэтому Маккой почти наверняка знал о гипотезе внеземного происхождения НЛО и о негативной реакции генерала Ванденберга. Он учитывал тот факт, что гипотеза внеземного происхождения была исключена из списка возможных объяснений, в котором остались летательные аппараты (пилотируемые или беспилотные) иностранного производства, неправильная интерпретация природных феноменов, ошибки восприятия и галлюцинации (психологические проблемы), а также мистификации и попытки умышленно ввести в заблуждение.

Ответ Маккоя представляет собой коллективное мнение экспертов по аэронавтике, принимавших участие в работе над проектом «Знак».

1. Пытаясь прийти к выводу о природе инцидентов с неопознанными летающими объектами над территорией США, мы провели исследование примерно 180 случаев. Сведения, полученные и~ первоначальных сообщений, дополнялись новой информацией по результатам допросов очевидцев, письменных свидетельских показаний и личных расследований, предпринимаемых сотрудниками нашего отдела в особых случаях, когда обстоятельства указывали на возможность получения важной информации.

2. Описываемые объекты попадают в следующие общие группы классификации, в соответствий с их формой или физической конфигурацией:

а) Плоские диски круглой или эллиптической формы.

б) Летательные аппараты в форме торпеды или сигары, без крыльев или стабилизаторов, видимых в полете.

в) Сферические объекты, иногда имеющие форму воздушного шара.

г) Светящиеся шары без какой-либо определенной формы.

Это ранее секретное письмо (рассекречено в 1986 году) гласит, что сотрудники проекта «Знак» проанализировали около 180 случаев наблюдения НЛО (на 30 меньше, чем в анализе отдела воздушной разведки в Пентагоне). Согласно письму, некоторые круглые или шарообразные объекты были идентифицированы как высотные зонды, другие имеют «астрофизическую» природу, третьи являются следствием расстройства воображения, а четвертые могут представлять собой умышленную мистификацию. (Поскольку точный процент случаев не обозначен, создается впечатление, будто значительное количество сообщений было объяснено с достаточной достоверностью. Это противоречит пентагоновскому документу, где утверждается, что лишь 10 % случаев (18 из 210) нашли убедительное объяснение.)

В письме Маккоя говорится, что ATIC собирается привлечь к исследованию видного астрофизика, который будет изучать свидетельские показания с целью выделить природные феномены, такие, как звезды, планеты, метеоры и т. д. (вероятно, речь идет о докторе Дж. Аллене Хайнеке, который был консультантом ВВС по астрономии с 1948 по 1969 год). ATIC также инициировал "исследование психологических проблем… в координации с лабораторией воздушной медицины, которая входит в состав АМС". Это исследование было предпринято с целью идентификации сообщений, которые можно логически объяснить умственными отклонениями или неспособностью точно определить природу наблюдаемых феноменов. Далее Маккой пишет:

6. Хотя вышеперечисленные меры способствуют объяснению многих инцидентов с неопознанными летающими объектами, некоторое количество сообщений не поддается логическому объяснению. До сих пор не было получено никаких физических доказательств существования неопознанных объектов и феноменов.

Здесь мы снова обнаруживаем вывод о реальности, по крайней мере некоторых неопознанных летающих объектов. Утверждение об отсутствии физических доказательств предполагает, что Маккой либо не знал о розуэллских материалах, либо знал, но специально умалчивал о них. Если справедливо первое предположение, это еще одно доказательство режима строжайшей секретности вокруг вещественных доказательств.

В следующем абзаце Маккой пишет, что различные виды наблюдаемых феноменов не связаны с проектами "отечественного происхождения", а также о том, что хотя аппараты тарелкообразной формы можно заставить летать, они будут иметь "плохие летные характеристики в сочетании с малым радиусом действия и низкой высотой полета" при наличии доступных способов движения (пропеллер или реактивный двигатель). Затем полковник Маккой упоминает о другой, более неожиданной возможности:

8. Возможность того, что наблюдаемые объекты являются летательными аппаратами с другой планеты, не была оставлена без внимания. Однако осязаемые свидетельства, которые могли бы поддерживать такую возможность, полностью отсутствуют. Частота наблюдений по отношению к фазам наибольшего сближения Земли с планетами Меркурием, Венерой и Марсом, была отображена в виде графиков. Периодические вариации количества инцидентов обнаруживают определенную связь с кривыми сближения планет, но это может быть обычным совпадением.

Письмо доказывает, что аналитики ATIC всерьез рассматривали внеземную гипотезу. Они не пожалели времени на составление графиков несмотря на то обстоятельство, что подавляющее большинство астрономов было уверено в отсутствии разумной жизни на Марсе и Венере.

В письме также отмечается периодичность наблюдений, обнаруживающая некоторое сходство с периодичностью сближения планет, но эта кажущаяся корреляция в наблюдениях 1947–1948 годов не сохранилась в последующие годы.

Это письмо можно назвать призраком "Оценки ситуации", отвергнутой генералом Ванденбергом. В нем не говорится, что внеземная гипотеза оказалась несостоятельной, а просто утверждается, что при отсутствии осязаемых свидетельств она не может быть принята. Отсюда следует вывод, что, невзирая на качество визуальных свидетельств, внеземная гипотеза может быть принята лишь при наличии вещественных доказательств — обломков летательного аппарата или тел инопланетян.

Полковник Маккой приходит к следующим выводам:

I. В большинстве проанализированных случаев наблюдатели действительно видели некий летающий объект, который они не могли отнести к обычным летательным аппаратам в пределах своего личного опыта.

II. Пока нет убедительных доказательств того, что неопознанные летающие объекты, за исключением тех, которые были идентифицированы как зонды или воздушные шары, являются реальными летательными аппаратами.

III. Хотя факт наблюдения некоторых летающих объектов не подлежит сомнению, точная природа этих объектов не может быть установлена до получения физических доказательств, таких, как обломки крушения.

Эти три абзаца свидетельствуют о том смятении, которое царило в умах специалистов после того, как генерал Ванденберг отклонил "Оценку ситуации". В пун ктах I и III Маккой признает, что наблюдатели действительно видели некие летающие объекты, однако в пункте II он говорит об отсутствии доказательств того, что эти объекты (если не считать воздушных шаров) являются "реальными летательными аппаратами". Означает ли это, что наблюдатели видели нереальные летательные аппараты, которые им казались реальными? Или это означает, что наблюдатели видели реальные объекты, которые не были летательными аппаратами (например, самолетами)?

И наконец, полковник Маккой отвечает на вопрос генерала Кейбелла о том, какие сведения и в какой последовательности можно сообщить журналистам:

11. Не рекомендуется сообщать прессе информацию о тех объектах, которые мы пока не можем идентифицировать и по поводу которых мы не можем представить убедительных выводов. В том случае, если журналисты будут настаивать на официальном заявлении, предлагается сообщить, что многие из наблюдаемых объектов оказались метеорологическими зондами или небесными телами, а по всем остальным случаям в данное время проводится тщательное расследование.

Очевидно, полковник Маккой не считал благоразумным сообщать американскому народу правду о результатах расследования НЛО. Посоветовав генералу Кейбеллу ограничиться отговорками (что равнозначно лжи), Маккой рекомендовал командованию ВВС уклоняться от трудных вопросов, которые могли бы возникнуть в случае признания, что многие свидетельства нельзя объяснить в терминах известных объектов или феноменов. В сущности, рекомендации Маккоя определили основной формат пресс-релизов ВВС в связи с проблемой летающих тарелок на ближайшие 20 лет.

Информационная политика ВВС сводилась к следующему:

I. Открыто обсуждать свидетельства очевидцев, получившие убедительное объяснение.

II. Формулировать свои заявления таким образом, чтобы у читателей сложилось впечатление, что большинство случаев легко объясняется обычными причинами.

III. Намекать на то, что продолжающееся исследование обязательно выявит природу всех неопознанных летающих объектов.

ГУ. Не обсуждать свидетельства, не получившие объяснения.

V. Утверждать, что очевидцы, показания которых нельзя объяснить, просто не располагали достаточной информацией для объяснения (этот пункт был добавлен сравнительно недавно).[14]

30 ноября 1948 года генерал-майор Кейбелл снова обратился к проблеме общения с прессой в письме к бригадному генералу Е. Муру ("Динти"), заместителю командующего Управлением разведывательной информации. В письме, озаглавленном "Об огласке инцидентов с летающими тарелками", упоминалось о выводе API ("некие летающие объекты действительно наблюдались, хотя их природа и происхождение пока что остаются не ясными"), а также сообщалось, что "в настоящее время мы не располагаем достаточной информацией для дальнейших действий, за исключением повторных попыток определить природу и происхождение этих объектов".

Отметив "возросшее давление со стороны представителей американской прессы с требованиями предать огласке результаты расследования", Кейбелл сказал, что он "попытался отговорить журналистов от публикации статей на эту тему", так как статьи будут "чисто спекулятивными и, возможно, вызовут новый вал сообщений о неопознанных летающих объектах, что затруднит дальнейший анализ и оценку ситуации". Он завершил письмо рекомендацией "информировать заинтересованные агентства о том, что ВВС проводит тщательное расследование всех достоверных наблюдений" и просьбой о том, чтобы министр обороны Джеймс Форрестал наделил ВВС правом "оказывать прессе содействие в подготовке газетных статей".

Оказывать прессе содействие в подготовке газетных статей? Означает ли это, что Кейбелл испытал духовное преображение и теперь был готов снабдить журналистов всей необходимой информацией о ходе расследования? Или это означает, что, «помогая» журналистам, Кейбелл надеялся установить некий контроль над содержанием публикаций?

Сидней Шаллетт в конце концов добился своего. Он получил одобрение на публикацию статьи о летающих тарелках от министра обороны, министра ВВС и начальника штаба ВВС (генерала Ванденберга), попросившего разведку ВВС оказать ему содействие в работе.

5 января 1949 года капитан Бартон Инглиш, заведующий отделом рецензий и планирования в Управлении общественных связей, написал меморандум для директора управления Стивена Лео, озаглавленный "Статья Сида Шаллетта о летающих тарелках". Капитан Инглиш предложил ввести "определенные ограничения на использование Шаллеттом секретных документов и архивных материалов":

1. Он не должен иметь доступ к любым документам с грифом "совершенно секретно".

2. Ему нельзя разрешать копировать любые документы, происходящие из иностранных источников, независимо от грифа секретности.

3. Копии, сделанные с отечественных документов, должны быть засекречены в таком же порядке, как и оригинальные документы; их также нельзя выносить из здания.

Итоговые выводы разведки ВВС по материалам различных отчетов должны остаться неизвестными для Шаллетта. В случае использования иностранных документов или конкретной информации из отчетов, не следует указывать точное место или район наблюдения, ограничиваясь общими указаниями, такими, как «Европа» или «Азия».

Капитан Инглиш также объявил, что перед публикацией статья Шаллетта будет проверена и отрецензирована в его отделе.

13 января 1949 года Стивен Лео написал письмо генерал-лейтенанту Бенджамину Шидлоу, который был заместителем командующего АМС, сообщив ему о прибытии журналиста, которого он называл "нашим другом Сидом Шаллеттом". (Очевидно, Шаллетт имел тесные связи с ВВС.) Лео сообщил Шидлоу, что Шаллетт "заручился поддержкой министра обороны, министра ВВС и начальника штаба ВВС" и что он провел несколько дней, разговаривая с чиновниками в Пентагоне, прежде чем отправиться в АМС. Лео попросил Шидлоу обеспечить встречу журналиста с полковником Маккоем и сообщил, что "генерал Ванденберг хочет, чтобы он побеседовал с сотрудниками, участвующими в проекте".

Далее он написал:

"Шаллетт уже изучил два тома коротких сводок по инцидентам, которые имеются у нас, включая инциденты 1-177, и теперь хочет познакомиться с третьим томом (насколько мне известно, ваши сотрудники уже подготовили его). Нам также хотелось бы" чтобы он сопровождал полевую исследовательскую группу, если такой случай представится во время его пребывания у вас. Он дал понять, что хотел бы поговорить с кем-нибудь из гражданских лиц, предоставлявших информацию для этого проекта; мы поставили его в известность, что контакты такого рода осуществляются с разрешения полковника Маккоя.

Наши сотрудники разведки провели телефонное совещание с офисом Маккоя, сообщив ему о предстоящем визите Шаллетта и о том, с какими материалами он был ознакомлен. Единственное ограничение по знакомству с проектом — закрытый доступ к общим выводам и рекомендациям разведки ВВС".

Шаллетт получил необходимое содействие со стороны ВВС и к концу января 1949 года познакомился с большинством материалов, составленных по показаниям очевидцев. Ему, без сомнения, было оказано высокое доверие, однако циник может заметить следующее: на самом деле разведка ВВС стремилась избежать огласки расследования, поскольку, по словам генерала Кейбелла в его письме от 30 ноября 1948 года, это "вызовет новый вал сообщений о неопознанных летающих объектах, что затруднит дальнейший анализ и оценку ситуации". Поэтому разведка ВВС решила оказать Шаллетгу содействие с целью прямо или косвенно повлиять на его выводы и приглушить общественный интерес к сообщениям о летающих тарелках. Впрочем, какими бы ни были причины для сотрудничества, факт остается фактом: в статье Шаллетта, опубликованной в мае 1949 года (она обсуждается далее в главе 9), реальность летающих тарелок отрицается практически на сто процентов.

Проект «Знак» формально завершился в середине января 1949 года, но сбор и анализ разведывательных данных продолжался под новым названием — проект «Грудж». В последующие месяцы многие старшие сотрудники проекта «Знак» были переведены для работы над другими проектами. Оставшиеся сотрудники нижнего звена не занимались практически ничем, кроме сбора и архивирования поступающих сообщений, а также работали над итоговым отчетом, резюмирующим выводы и открытия проекта «Знак».

Качество расследования в рамках проекта «Грудж» быстро ухудшалось по мере того, как в АМС росли скептические настроения. По сути дела, это была реакция на отказ Ванденберга согласиться с логическими выводами, представленными в "Оценке ситуации". Если летающие тарелки не могли быть внеземными аппаратами, если они не являлись результатом отечественных разработок или устройствами советского производства, значит, это иллюзии, ошибки восприятия и плоды воображения. В таком случае, стоит ли возиться с ними?

Хотя исследовательская деятельность проекта «Знак» постепенно затухала в конце 1948 — начале 1949 года, API в Пентагоне продолжала поддерживать интерес к неопознанным летающим объектам. 4 февраля 1949 года генерал-майор Кейбелл выпустил "Меморандум управления воздушной разведки ј 4", озаглавленный "Необычные летательные аппараты", с целью "сформулировать требования, предъявляемые Управлением воздушной разведки к информации о наблюдении необычных летательных аппаратов и неопознанных объектов в атмосфере, включая так называемые летающие диски" и "установить процедуры сообщения такой информации".

В этом многостраничном документе определялись методы составления докладов и конкретизировалась полезная информация в связи с наблюдением (дата, время, место, погодные условия и т. д.), наблюдае мым объектом или объектами (форма, размер, расстояние, скорость, цвет, звук и т. д.) и наблюдателем или наблюдателями (профессия, увлечения, степень доверия, наличие досье в полиции или ФБР и т. д.). Детальность требований к информации, изложенных в этом меморандуме, дает понять, как серьезно в AF1 относились к расследованию свидетельств об НЛО.

14 октября 1948 года подполковник У. Эрл-младший направил письмо в отдел планирования и сбора информации армейской разведки. В письме говорится: "Исследование, предпринятое командованием материально-технического обеспечения ВВС, привело к выводу, что появление так называемых летающих дисков и других неопознанных объектов в атмосфере происходит через регулярные интервалы, и сейчас наступает начало очередного периода активности". Далее в письме содержится просьба, чтобы "все материалы о неопознанных объектах по возможности оперативно направлялись в АМС". Подразделениям армейской разведки рекомендуется "инициировать следственные действия с особым акцентом на фотографические материалы и вещественные доказательства по каждому факту наблюдения".

7 ноября 1948 года полковник Р. Ф. Эннис, выступая от лица командующего армейской разведкой, составил следующий меморандум для генералов, командующих армиями, размещенными в континентальной части США: "Управление материально-технического обеспечения ВВС сообщило о том, что появление "летающих дисков" и/или других неопознанных объектов в атмосфере происходит через регулярные интервалы, и сейчас наступает начало очередного периода активности. Просим ваше командование проявлять повышенное внимание к любым сообщениям о неопознанных летающих объектах, особенно подкрепленным доказательствами в виде фото- или киноматериалов".

Уже через месяц предсказание АМС подтвердилось неожиданным образом: над несколькими секретными военными объектами на юго-западе США наблюдались странные зеленые огни, пролетающие по небу. Эти новые появления НЛО произошли как раз в тот период, когда ФБР снова начало втягиваться в расследование, имеющее прямое отношение к летающим тарелкам.


Примечания:



1

Аббревиатуры учреждений и организаций, не имеющие широкого распространения, приведены в специальном списке в конце книги. В тексте для краткости сохранены латинские аббревиатуры. — Прим. пер.



12

Полковник говорил на секретном совещании перед небольшим количеством людей, большинство из которых могло выполнять свою работу, не обладая доступом к информации о летающих тарелках. Важно понимать, что из-за ограничений для защиты секретных сведений невозможно обсуждать скрытую информацию На конфиденциальном уровне. В некотором случае нельзя даже упоминать о существовании такой информации в беседе с человеком, не имеющим соответствующего доступа.



13

Кевин Рэндл, "Архив НЛО". Warner Books, 1989.



14

Очень подробное исследование примерно 3000 свидетельских показаний, выполненное в 1952–1953 годах и представленное в специальном отчете 14 проекта "Синяя книга", подтверт ждает, что пункт V не выдерживает критики: многие очевидцы обладали более чем достаточной информацией для обычного объяснения, если бы такое объяснение было возможным. Однако представители ВВС продолжали пользоваться этим аргументом в своих публичных высказываниях.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.