Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 6. Защита жизненно важных объектов

Директор ФБР, Эдгар Гувер, хотел отделаться от "проблемы летающих тарелок", и это ему удалось, по крайней мере на один год, пока аналитики ВВС бились над загадкой НЛО и пытались раскрыть ее. Но тарелки и "неопознанные феномены в атмосфере" не хотели сдаваться. Вместо этого они появлялись над стратегическими объектами США, включая секретные институты и полигоны, где конструировались, испытывались и хранились атомные бомбы.

Одним из таких объектов был Оук-Ридж, штат Теннесси. Во время Второй мировой войны Министерство обороны США устроило в Оук-Ридж закрытый военный полигон площадью 59 000 акров, где проводились секретные эксперименты, необходимые для создания атомной бомбы. Эти эксперименты, как и производство расщепляющихся материалов для атомного оружия, все еще осуществлялись в 1949 году. Естественно, что правительство хотело защитить Оук-Ридж от шпионов и диверсантов, и эта задача была возложена на ФБР. Полигон и его окрестности находились под тщательным наблюдением.

10 ЯНВАРЯ 1949 ГОДА

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР

ОТ: SAC НОКСВИЛЛ, ТЕННЕССИ

ТЕМА: ПОЯВЛЕНИЕ "ЛЕТАЮЩИХ ДИСКОВ" НАД ОУК-РИДЖ

СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — X

Так начинается письмо, направленное в штаб-квартиру ФБР, которое заставило Гувера и его агентов вернуться к "разбору полетов"

К. К. Максуэйн, оперативный сотрудник ФБР в Ноксвилле, штат Теннесси, послал это письмо вместе с двумя фотографиями, на которых якобы изображалась летающая тарелка, появившаяся над Оук-Ридж в июле 1947 года. Агент получил фотографии от Джорджа Рэтмена, главного следователя отдела безопасности Комиссии по атомной энергии (АЕС) в Оук-Ридж.

Согласно письму, Рэтмен взял на себя труд найти и забрать около двадцати отпечатков, которые фотограф раздарил своим друзьям. Он собрал все фотографии по требованию полковника Клайда Гессера, главного инженера проекта NEPA в Оук-Ридж. Гессер также попросил Рэтмена посоветовать людям, которые имели фотографии, "никому ничего не рассказывать о них". Правда, Гессер не объяснил, почему это было сделано лишь через полтора года после фотографирования.

Впоследствии Рэтмен связался с ФБР и попросил сообщить результаты анализа фотографий. Агент Максуэйн ответил, что "в соответствии с инструкциями Бюро, активного расследования по этому вопросу не проводилось". Тем не менее Максуэйн счел "целесообразным переговорить с полковником Гессером перед отправкой фотографий в ФБР". Важность этого письма заключается не в передаче фотографий, а скорее в том, что именно полковник Гессер рассказал ФБР о расследовании, предпринимаемом разведкой ВВС.

В своем сентябрьском письме 1948 года, где рекомендовалось учредить специальный проект для изучения летающих тарелок, генерал Твининг говорил о нескольких военных исследовательских проектах, руководство которых необходимо информировать о ходе расследования. Проект NEPA принадлежал к их числу, поэтому полковник Гессер, который сам был сотрудником АМС, знал о некоторых (хотя и не обо всех) результатах расследования. Он сказал агенту Максуэйну, что "ничего не знает о природе летающих тарелок, за исключением того обстоятельства, что многие чиновники ВВС считают их рукотворными летательными аппаратами, а не природными феноменами".

Гессер полагал, что "значительное количество информации в связи с этими аппаратами было собрано разведкой ВВС, и в настоящее время проводятся обширные исследования на авиабазе «Райт-Филд». Он также сказал, что ВВС относится к делу очень серьезно и что исследования проводятся в режиме строгой секретности, поскольку командование не сочло целесообразным ознакомить его с предварительными выводами. Насколько ему известно, у ВВС не было частей или обломков летающих тарелок, пригодных для анализа. По его мнению, лучшим имеющимся на тот момент свидетельством были "телефотографии, которые сейчас находятся в распоряжении инженеров на базе «Райт-Филд», но он не знал, насколько четкими были эти фотографии.

Полковник Гессер сказал, что летающие тарелки, или «ракеты», могут лететь на определенной высоте, следуя изгибам рельефа, что указывало на их оснащенность "радиоальтиметром или другим контрольным устройством". (Здесь уместно вспомнить свидетельство А. К. Ури и двух его сыновей от 13 августа 1947 года, которые видели в каньоне Снейк-Ривер летающую тарелку, повторявшую контуры холмистой местности внизу.) Гессер также знал о нескольких наблюдениях инверсионного следа, оставленного неопознанными летающими аппаратами "на очень большой высоте". Он сам был очевидцем одного из подобных случаев, и больше всего его поразило то, что инверсионный след двигался "с невероятно большой скоростью".

Но наиболее зловещим было предположение Гессера о том, что НЛО являются советскими ракетами или реактивными аппаратами с ядерным двигателем. Он основывал свою догадку на содержании разговоров с ис следователями в «Райт-Филд» и изучении докладов, составленных агентами разведки в других странах. По его словам, "уже четыре года назад было известно, что русские экспериментируют с какими-то летающими дисками… Кроме того, представители ЦРУ в Центральной Европе и Южной Азии свидетельствуют, что русские проводили эксперименты с тарелкообразными летательными аппаратами или управляемыми снарядами, которые могут преодолевать огромные расстояния, а затем возвращаться на базу".

Для сравнения: военные эксперименты в США продвинулись лишь до стадии, "позволяющей с достаточной точностью послать управляемый снаряд к месту предполагаемого взрыва", без какой-либо возможности вернуть его обратно.

Гессер также утверждал, что "все объекты… обычно приближались к территории США с северного направления и улетали также на север", как если бы они прилетали в Америку через Северный полюс и возвращались обратно тем же путем. (Эта информация неточная, поскольку полеты «ракет», или летающих тарелок, наблюдались во всех направлениях. Однако Гессер явно верил в то, о чем говорил, поэтому ФБР тоже пришлось поверить ему на слово.)

Интересно отметить, что по словам Гессера появление неопознанных летающих объектов "дало толчок исследовательской программе ВВС по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем".[15] Он также утверждал, что "всеми службами были приложены огромные усилия с целью определить природу этих объ ектов… и принять решение о необходимости соответствующих защитных мероприятий".

Последние утверждения полковника Гессера свидетельствуют о том, что появление неопознанных летающих объектов действительно повлияло на ход исследований ВВС в области создания новых двигательных систем и оборонительных средств. Это решительно отличается от официальных заявлений представителей ВВС, которые в своих пресс-релизах постоянно подчеркивали, что большинство свидетельств можно объяснить, никакой "более совершенной технологии" не существует, а проблема летающих тарелок в целом не заслуживает серьезного внимания.

24 января 1949 года заместитель директора ФБР по безопасности Д. М. Лэдд резюмировал высказывания Гессера в двухстраничном меморандуме для Дж. Эдгара Гувера. Из меморандума явствует, что проблема летающих тарелок никуда не делась, что AFI собрало массу информации по этому предмету и что "обширные исследования в настоящее время проводятся на базе «РайтФилд». Там обсуждается возможность того, что тарелки являются "рукотворными летательными аппаратами с ядерным двигателем" и акцентируется предположение Гессера, что объекты могут быть "русскими управляемыми снарядами, которые способны преодолевать огромные расстояния, а затем возвращаться на базу". Сообщается также, что точная природа и происхождение объектов неизвестны, а большая часть доклада основана на выводах Гессера, изучившего много разведывательных сообщений по этому вопросу.

Хотя в доступных архивных материалах нет никаких упоминаний о немедленной реакции Гувера на эту информацию, она должна была произвести на него определенное впечатление. В конце концов, мысль о том, что основной потенциальный противник может без помех запускать над территорией США управляемые снаряды, звучит пугающе.

Тот факт, что ВВС, по всей видимости, пыталось скрыть истинные масштабы проблемы, должен был произвести на Гувера удручающее впечатление. Возможно, информация, полученная от полковника Гессера, в сочетании с появлением странных огней над военными объектами (см. следующую главу) убедила Гувера в необходимости приоткрыть завесу секретности и сообщить американской общественности об угрозе, нависшей над страной. Это трудно доказать, но есть веские основания предполагать, что Гувер именно так и поступил несколько месяцев спустя.


Примечания:



1

Аббревиатуры учреждений и организаций, не имеющие широкого распространения, приведены в специальном списке в конце книги. В тексте для краткости сохранены латинские аббревиатуры. — Прим. пер.



15

Проект NEPA в Оук-Ридж стартовал в 1946 году. В 1948 году сотрудники секретного Лексингтонского проекта в Массачусетском технологическом университете проанализировали материалы NEPA и пришли к заключению, что, хотя нельзя дать никакой гарантии успеха, при наличии "достаточных материальных ресурсов и компетентных специалистов" в принципе возможно построить летательный аппарат с ядерным двигателем. Период времени, необходимый для разработки и испытаний, оценивался в пятнадцать лет.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.