Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 7. Огненные шары

За месяц до разговора агента ФБР с полковником Гессером различные учреждения, отвечающие за безопасность ядерных объектов на юго-западе США, внезапно столкнулись с непонятным и пугающим ночным феноменом: неоднократным появлением зеленых огней, движущихся по небу на высокой скорости над территорией секретных объектов.

Огни начали появляться в конце ноября 1948 года, словно выполняя предсказание подполковника Эрламладшего о предстоящем всплеске активности НЛО (см. окончание главы 5). Это были очень яркие желтовато-зеленые огни, чем-то напоминающие крупные метеоры, которые обычно называют «болидами». (Болиды гораздо крупнее и ярче метеоров, которые представляют собой частицы межзвездной пыли, сгорающие в земной атмосфере. Они могут иметь поразительно чистый цвет и порой выдерживают в атмосфере более 10 секунд до полного распада. Болиды наблюдаются на всей территории земного шара, но очень редко появляются над одним местом чаще одного раза в год.)

Зеленоватые огни, появлявшиеся над секретными объектами, можно было бы считать болидами, если бы не три странных и пугающих характеристики: их цвет был необычным, их видели по многу раз в месяц поблизости от военного атомного полигона в Нью-Мексико, и больше они нигде не наблюдались. Хотя вскоре ста ло ясно, что это вовсе не болиды в обычном смысле слова, их по привычке продолжали называть "зелеными болидами".

Первые огни, появившиеся в небе над Нью-Мексико, были приняты наблюдателями за армейские осветительные ракеты зеленого цвета, поэтому на них не обратили особенного внимания. Однако после серии наблюдений 5 декабря от идеи об осветительных ракетах пришлось полностью отказаться. Охранники военных объектов в районе Альбукерка и Лас-Вегаса, штат НьюМексико, видели более десятка зеленых светящихся шаров, пролетевших в общем направлении с севера на юг в промежутке между 19.30 и 23.30. Некоторые свидетели были охранниками базы «Сандия» (ныне Национальная лаборатория «Сандия» возле Альбукерка), где хранились атомные бомбы. Эти наблюдения привлекли внимание разведки. На следующий день подполковник Доил Риз, командующий 17-м окружным отделом Управления специальных расследований ВВС (AFOS1) на авиабазе «Киртленд» в Альбукерке, приступил к активному расследованию, исходя из предположения, что огненные шары каким-то образом связаны с попыткой заговора и саботажа.

Как только началось расследование AFOSI, неопозт нанные летающие объекты снова напомнили о себе. 6 декабря в 22.55 охранник базы «Сандия» увидел зеленый огненный шар, летевший с севера на юг. Следующим вечером другой охранник в Лос-Аламосе, штат НьюМексико, видел огненный шар, двигавшийся в том же направлении.[16]

Сотрудники AFOSI, Мелвин Ниф и Джон Столл, проверили каждое учреждение в округе, откуда могли быть выпущены зеленые осветительные ракеты. Резуль тат везде был отрицательный. Ниф и Столл хотели лично увидеть хотя бы один "огненный шар"; с этой целью вечером 8 декабря они поднялись на борт небольшого одномоторного самолета. В 18.35, пролетая на высоте 5000 футов в окрестностях Лас-Вегаса, они увидели светящийся объект, возникший словно из ниоткуда. В течение 2–3 секунд он свободно парил в воздухе, затем внезапно потускнел и устремился вниз, оставляя за собой след из красновато-оранжевых искр. Наблюдатели сошлись во мнении, что это явление "определенно не напоминало шаровую молнию".

На следующий день агент Ниф связался с д-ром Линкольном Лапасом, директором Института метеорографии при университете штата Нью-Мексико. Д-р Лапас обладал допуском к совершенно секретной информации и сотрудничал с ВВС во время Второй мировой войны на испытательном полигоне Уайт-Сэндс. Описание неопознанного объекта в изложении Нифа заинтересовало его, и он приступил к еженощному наблюдению метеорного потока Геминид, который был виден в то время над территорией США.[17]

По мнению д-ра Лапаса, основанному на многолетних наблюдениях, метеоры Геминид не были особенно яркими и не имели зеленого оттенка. В письме Дойлу Ризу, написанном 13 декабря, Лапас говорит, что наблюдения, проведенные им 9-12 декабря, подтвердили его точку зрения. Далее он пишет, что "за весь период моих наблюдений Геминида и других метеорных потоков, начиная с 1 декабря 1926 года… всего 414 наблюдений… я ни разу не видел метеоров зеленого или зеленовато-желтого оттенка".

Ночью 12 декабря 1948 года Лапас тоже стал очевидцем НЛО. Проезжая в автомобиле вместе с двумя офицерами ВВС восточнее Лас-Вегаса, он увидел ярко-зеленый свет, который появился внезапно и в течение 2–3 секунд летел по горизонтальной траектории с севера на юг.

Вскоре выяснилось, что это тот самый "огненный шар", который наблюдали в Лос-Аламосе. Это позволило Лапасу определить маршрут объекта с помощью триангуляции. Его расчеты показали, что объект преодолел расстояние около 25 миль на высоте примерно 10 миль со скоростью от 8 до 12 миль в секунду. (Обычные метеоры и болиды сгорают в верхних слоях атмосферы на высоте около 50 миль.) Никакого звука слышно не было, хотя доктор Лапас утверждал, что при значительных размерах болида звук должен быть ясно слышен. В конце своего письма подполковнику Ризу от 13 декабря он пишет: "Теперь я убежден, что различные инциденты с "осветительными ракетами", о которых стало известно в AFOSI, имеют не метеорную природу".

Разведывательные учреждения, отвечавшие за безопасность и защиту атомных объектов, по всей видимости, не были утешены мнением д-ра Лапаса, что зеленые светящиеся шары не являются обычными болидами. Джерри Максвелл, оперативный агент ФБР в ЛосАнджелесе, попросил агента ФБР в Эль-Пасо навести справки на военном полигоне Уайт-Сэндс и узнать, не проводились ли пробные пуски ракет в периоды наблюдения светящихся шарообразных объектов. Ответ был отрицательным.

Максвелл сообщил подполковнику Ризу, что "ФБР отрабатывает все возможные версии, связанные с этими феноменами". Вскоре Максвелл присоединился к доктору Лапасу и нескольким сотрудникам AFOSI для ночного наблюдения в горах к западу от Лос-Аламоса 19 декабря 1948 года. К сожалению, они пришли на день раньше, чем следовало бы. Если бы они наблюдали за небом следующим вечером, то увидели бы нечто действительно поразительное: зеленый огненный шар, который менял направление.

Это произошло в 20.54 20 декабря 1948 года. Очевидцами были охранники, стоявшие на посту в двух разных местах вокруг лаборатории в Лос-Аламосе. Проанализировав их описания, доктор Лапас 30 декабря написал подполковнику Ризу следующее письмо:

"Установлено, что огненный шар, дважды наблюдавшийся Уилсоном, Труатгом, Стрэнгом и Скиппером, появился на высоте как минимум 10 миль и опустился под углом 45 градусов к вертикали [согласно оценке Труатта] до высоты примерно 2, 3 мили над точкой наблюдения Стрэнга и Скиппера. Достигнув этой высоты, огненный шар выровнялся и далее летел горизонтально на отрезке длиной примерно 7,5 мили, двигаясь со скоростью 3–4 мили в секунду [с неравномерным ускорением]. Следует отметить, что нисходящий отрезок траектории огненного шара наблюдался только инспектором Труаттом, но он абсолютно уверен в точности своих показаний. Никаких звуков не было слышно, хотя расстояние от огненного шара до наблюдателей в низшей точке полета не превышало нескольких миль. Я без колебаний готов удостоверить, что объект, наблюдавшийся Уилсоном, Труаттом, Стрэнгом и Скиппером 20 декабря, не являлся болидом или метеором".

Следующее наблюдение состоялось 28 декабря. Маршрут полета НЛО снова пролегал в горизонтальной плоскости с северо-востока на юго-запад, но на этот раз он был голубовато-белого цвета. Перед исчезновением объекта он оставил за собой инверсионный след, наблюдавшийся в небе в течение нескольких минут. Свидетели происходившего наблюдали, как этот след бледнел и рассеивался на ветру. После чтения подобных описаний легко можно понять, почему Лапас не считал зеленые огненные шары обычными метеорами.

Разведывательные учреждения, ответственные за безопасность секретных военных объектов, устроили дискуссию; главная цель ее заключалась в определении организации, которая возглавит расследование. К концу декабря расследование перешло под контроль AFOSI, и с тех пор сотрудники ФБР попросту "принимали участие" в совещаниях, где обсуждалась проблема зеленых огненных шаров. Такие совещания регулярно проводились в течение следующих двух лет.

Испытывали ли сотрудники разведки серьезное беспокойство в связи с этими инцидентами поблизости от закрытых военных объектов? Можно не сомневаться в этом, учитывая положение дел в мире, "холодную войну" и шпиономанию.

В те годы Советский Союз наращивал военное и политическое давление на соседние страны, чтобы они присоединились к России или стали ее сателлитами, образуя барьер между советской империей и западными странами. Обстановка постепенно накалялась, и Советы не собирались сбавлять темп. Годом раньше Чехословакия была вынуждена присоединиться к коммунистическому блоку. Продолжалась блокада Берлина, начавшаяся в апреле 1948 года. Кто мог сказать, где и каким оружием Советы ударят в очередной раз? Было известно, что советские ученые лихорадочно работают над созданием атомной бомбы. Кроме того, когда русские оккупировали Восточную Германию, они вывезли с собой немецких ученых-ракетчиков и образцы управляемых реактивных снарядов. Что, если следующим советским оружием станут управляемые снаряды с атомными боеголовками?

В то же время США показывали зубы, недвусмысленно намекая на то, что, если разразится война с Советами, они применят атомное оружие. Два года назад, в декабре 1946 года, президент Трумэн учредил Комиссию по атомной энергии для управления программой производства атомного оружия. Трумэн собирался грозить русским "большой бомбой", чтобы сдерживать их агрессивные намерения. Однако для того чтобы угроза превратилась в реальность, было необходимо, чтобы в США появился достаточный запас атомных бомб.

В 1945 году существовали только две атомные бомбы… и обе они были взорваны летом того же года. Производство бомб возобновилось после войны, и его скорость немного возросла, сдерживаемая главным образом нехваткой расщепляющихся материалов. К концу 1946 года у США было девять атомных боеголовок. К концу 1947 года — уже тринадцать, а к концу 1948 года — пятьдесят.

Конструкция бомб разрабатывалась в Лос-Аламосе. Расщепляющийся материал производился на ядерной станции в Хэнфорде, штат Вашингтон, и на заводе в Саванна-Ривер в Южной Каролине. Отдельные части и расщепляющиеся материалы направлялись на базу «Сандия» в Альбукерке (примерно в 60 милях от Лос-Аламоса) для сборки. Собранные бомбы перевозились в Форт-Худ, штат Техас, и складировались в специальном хранилище, известном как база «Киллеин». Эти объекты были главными мишенями для советских шпионов, поэтому любой потенциально угрожающий феномен подлежал тщательному расследованию.

Появление летающих тарелок, а потом зеленых огненных шаров стало холодным душем для разведывательных ведомств США по завершении периода послевоенной эйфории. Неужели противник действительно совершил^ "квантовый скачок" и обогнал отечественную ракетную технологию? Могли ли зеленые шары быть советскими управляемыми снарядами, направленными против наших оборонных объектов? Никто не сомневался в том, что они существуют на самом деле. Но что они собой представляют?

Меморандум полковника Юстаса Поланда, датированный 13 января 1949 года и направленный командующему разведкой 4-й армии США в Форт-Хьюстоне, штат Техас, демонстрирует высокий уровень озабоченности и содержит несколько теорий.

"Наши учреждения в Нью-Мексико крайне обеспокоены этими феноменами. Они придерживаются мнения, что некое иностранное государство производит "пробные выстрелы" стратосферных [sic!] аппаратов, снабженных устройствами самоуничтожения. Более того, они считают, что, когда аппараты будут опробованы и усовершенствованы, на смену устройствам самоуничтожения могут прийти боеголовки.

Другая вероятная теория заключается в том, что наблюдаемые феномены представляют собой результат экспериментов по радиологической войне, выполняемых враждебной силой или государством, то есть воздействие лучей может оказаться смертельным, или же они послужили причиной нескольких авиакатастроф, недавно произошедших в этом районе.

Выдвигалось еще одно предположение: вполне вероятно, что правительство США проводит совершенно секретные эксперименты на одном из закрытых военных объектов".

Меморандум заканчивался предложением "созвать ученый совет для изучения ситуации", поскольку "необъяснимые инциденты, особенно возникающие в окрестностях секретных учреждений, не могут оставаться без внимания".

Вскоре грянул гром. Более сотни людей видели зеленый огненный шар в западном Техасе, Нью-Мексико и Колорадо вечером 30 января 1949 года. Согласно письму командующего авиабазой «Киртленд» директору AFOSI (копия направлена в ФБР), "общее количество наблюдений превышает 100… В АЕС, AFSWP (программа разработки специальных видов оружия ВС) и местном командовании 4-й армии встревожены возможными последствиями феномена".

Разумеется, они были встревожены, поскольку не могли доказать, что это не новейшие советские управляемые снаряды, проходящие испытания для бомбардировки тех самых объектов, где конструировались и изготовлялись наши атомные бомбы.

На следующий день оперативный агент ФБР в СанАнтонио, штат Техас, послал в штаб-квартиру ФБР письмо, которое начиналось таким образом:

"31 ЯНВАРЯ 1949 ГОДА

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР

ОТ: SAC САН-АНТОНИО, ТЕХАС

ТЕМА: ЗАЩИТА ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ ОБЪЕКТОВ

На последнем еженедельном разведывательном совещании с участием G-2 [армейская разведка], ONI [Разведывательное управление ВМС], AFOSI [Управление специальных расследований ВВС] и ФБР в штаб-квартире 4-й армии США обсуждалась проблема неопознанных атмосферных феноменов, иначе известных как "летающие диски", "летающие тарелки" и "огненные шары". Эта тема считается совершенно секретной по определению как армейской разведки, так и разведки ВВС".

В этом двухстраничном документе описывается история нашествия "зеленых огненных шаров" — феномена, который удостоился грифа "совершенно секретно" от сотрудников армейской разведки. Но сначала агент ФБР дает краткую сводку предыдущих событий:

— "Хорошо известно, что в течение последних двух лет из разных районов страны поступали многочисленные сообщения о неопознанных воздушных феноменах, которые на газетном жаргоне назывались "летающими дисками" или "летающими тарелками". Первые такие сообщения были отмечены в Швеции,[18] и тогда же возникло предположение, что объекты неизвестной природы имеют советское происхождение".

Агент описал свидетельство Чайлса-Уиттеда от 24 июля 1948 года о "ракетном корабле", который "появился из грозового облака перед самолетом компании "Истерн эрлайнс" и почти сразу же исчез в другом облаке, едва избежав столкновения" (описано в главе 5), прежде чем перейти к основной теме своего письма:

За последние два месяца поступило много сообщений о наблюдениях непонятных феноменов в окрестностях секретного атомного объекта в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, где эти феномены, по всей видимости, проявлялись особенно часто. В течение декабря 1948 года 5, 6, 7, 8, 11, 13, 14, 20 и 28-го числа непонятные феномены в окрестностях Лос-Аламоса наблюдались сотрудниками AFOSI, гражданскими и военными пилотами, охранниками объекта, а также отдельными гражданами. 6 января 1949 года другой похожий объект был замечен в том же районе.

Доктор Линкольн Лапас, известный метеоролог [следовало бы сказать — специалист по метеографии], в целом руководил наблюдениями в ок рестностях Лос-Аламоса, пытаясь выяснить характеристики непонятных феноменов. До настоящего времени было получено мало конкретной информации.

В дневное время наблюдались феномены, которые, по предварительной оценке, напоминают инверсионный след, оставленный реактивным летательным аппаратом. В вечернее и ночное время неопознанные объекты имели форму ярко-зеленых огней, похожих на зеленый сигнал светофора или зеленый неоновый свет. В некоторых сообщениях указывается, что появление и исчезновение огней сопровождалось красной или оранжевой вспышкой. Согласно другим сообщениям, наблюдались также огни красного, белого, голубоватобелого и желтовато-зеленого цвета. При движении огней иногда наблюдается след из красноватых искр.

Спектральный анализ одного из огней показывает, что он может представлять собой соединение меди, используемое в ракетных экспериментах, которое полностью разлагается после взрыва, не оставляя следов. Отмечается, что в районе наблюдения феноменов не обнаружено каких-либо необычных следов или обломков.

Далее агент описывает маршруты и скорость движения огненных шаров и делает заявление, которое могло шокировать Гувера:

Согласно сообщениям, большинство объектов двигалось по курсу восток-запад, с вероятностью приближения из северного квадранта, что может быть последним этапом большого кругового маршрута, если местом их происхождения является Россия…

Как будто этого недостаточно, в полном соответствии с мнением полковника Гессера о том, что объекты имеют советское происхождение, агент сообщает, что доктор Лапас перечислил полдюжины причин, "по которым объекты не могут иметь метеоритное происхождение" и что…единственный вывод, к которому удалось прийти до сих пор, заключается в том, что это либо природные явления, которые не наблюдались ранее, либо объекты, изготовленные человеком. Нам неизвестно о научных экспериментах в США, которые могли бы привести к появлению подобных феноменов.

Реакция Гувера на сообщения об огненных шарах не содержится в доступных для изучения архивах ФБР. Однако можно предположить, что, после сравнения этой информации со словами Гессера, Гувер пришел к логическому выводу, что управляемые атомные снаряды из России нацелены на наши атомные объекты.

1 февраля полковник Юстас Поланд снова написал командующему армейской разведкой о "необычных огнях, недавно наблюдавшихся в окрестностях ЛосАламоса". В меморандуме говорится, что "в силу необъяснимости этих феноменов они стали источником озабоченности как для нас, так и для представителей АЕС и AFOSI". Поэтому Управление безопасности в Лос-Аламосе рекомендовало представителям "трех заинтересованных ведомств" (армии, АЕС и AFOSI) "провести совещание по этому вопросу с участием видных ученых". Совещание было назначено на 16 февраля.

Очевидно, командующий не проявил такой же озабоченности, поскольку в его ответе указано, что «необъяснимость» происходит только из-за недостатка информации и что "нет никаких оснований полагать, будто наблюдаемые явления связаны с неизвестными видами летательных аппаратов". (Словосочетание "неизвестные летательные аппараты" в данном контексте означает летающие тарелки.) В другом меморандуме, выпущенном Командованием военной разведки, указано, что представители АЕС тоже не испытывали беспокойства: "консультация с АЕС показывает, что они не дадут официального одобрения на проведение такого совещания, поскольку не считают его достаточно оправданным".

10 февраля в штаб-квартиру ФБР поступило письмо от оперативного агента в Эль-Пасо, где вкратце излагается пугающая гипотеза доктора Лапаса:

"Доктор Лапас выдвинул теорию… в соответствии с которой объекты являются управляемыми снарядами, летающими на высоте примерно 25 миль со скоростью около 15 миль в секунду. Снаряды, по-видимому, управляются агентами, расположенными через различные интервалы, которые могут навести снаряд на цель, а затем взорвать его… По мнению доктора Лапаса, Советский Союз или какая-то другая страна испытывает это оружие без боеголовок, приводя в действие механизм самоуничтожения на высоте около 10 миль. Лапас предполагает, что по завершении периода испытаний снаряды будут укомплектованы атомными боеголовками".

Однако армейская разведка не могла согласиться с теорией Лапаса о русских управляемых снарядах, поскольтку в армии и ВВС были убеждены, что США находятся по крайней^ мере на одном уровне, если не значительно опережают СССР в производстве атомного оружия и управляемых снарядов дальнего действия. Более того, они не верили, что Советский Союз мог действительно испытывать свои управляемые снаряды над территорией США. (Поломка или крушение снаряда могло привести к утрате технологического преимущества; риск намного превосходил любую возможную выгоду.) Таким образом, несмотря на мнение Лапаса, большинство офице ров разведки считало "огненные шары" необычными, но все же природными феноменами.

Наблюдения неопознанных объектов привлекли внимание Теодора фон Кармана, знаменитого математика, который был председателем AFSAB (научно-консультативного комитета ВВС). 11 февраля 1949 года он написал генералу Кейбеллу письмо, где сообщил, что, несмотря на свое крайне скептическое отношение к летающим дискам и другим неопознанным летающим объектам, на него произвело впечатление качество наблюдений огненных шаров и анализ доктора Лапаса. Он рекомендовал ВВС прибегнуть к мерам научного исследования и попытаться провести объективное измерение характеристик летающих шаров.

В своем ответе на письмо фон Кармана адъютант генерала Кейбелла сообщил, что специалисты AMC/ATIC уже связались с д-ром Лапасом и предложили "му должность консультанта по астрофизике в рамках проекта «Грудж».

Однако Лапас, живший в штате Нью-Мексико, не мог работать в тесном контакте с сотрудниками АМС в Дейтоне, штат Огайо, поэтому он рекомендовал на эту должность доктора Дж. Аллена Хайнека, профессора астрономии Государственного университета штата Огайо.

Задача Хайнека заключалась в предоставлении возможных астрономических объяснений для наблюдения необычных объектов, включая зеленые огненные шары.[19]

Адъютант Кейбелла также написал, что 20 % из 210 свидетельских показаний удалось отождествить с реальными объектами — в основном это были воздушные шары и метеорологические зонды. (Это составляет примерно 40 из 210, однако в "Анализе инцидентов с неопознанными летающими объектами на территории США", который мы обсуждали в главе 5, говорится только о 18 случаях, получивших объяснение.) Что касается остальных, то у исследователей не было никаких осязаемых свидетельств иностранного происхождения неопознанных объектов как внутри страны, так и за ее пределами. Более того, "возможность иностранного происхождения объектов особенно сомнительна для наблюдений на территории США, иначе придется искать объяснения, выходящие за рамки современных представлений об аэронавтике".

Адъютант Кейбелла не дал прямого ответа на рекомендацию фон Кармана об "объективных измерениях", но указал, что специалисты AMC/ATIC анализируют показания и пытаются объяснить их.

16 февраля в Лос-Аламосе состоялось совещание, цель которого заключалась в выработке общего похода к проблеме огненных шаров. На совещании присутствовали представители 4-й армии, AFSWP (программа разработки специальных видов оружия ВС), ФБР (агент Максвелл), АЕС и Калифорнийского университета, который «руководил» работами в Лос-Аламосе по контракту с Министерством обороны и Комиссией по атомной энергии. Наиболее известными учеными среди присутствующих были д-р Эдвард Теллер и д-р Норрис Брэдбери, директор лос-аламосской лаборатории. Д-р Лапас как эксперт по астрономии и метеорографии фактически вел совещание. Он начал с обсуждения характеристик обычных метеоров, а затем описал отличительные особенности огненных шаров, включая необычный цвет и движение в горизонтальной плоскости.

Совещание продолжалось несколько часов, и на нем было затронуто несколько разных тем для обсуждения. Возможно, один из наиболее загадочных фактов заключался в следующем: хотя в течение декабря, января и февраля метеорная активность на большей части территории США была близка к средней, зеленые огненные шары не наблюдались нигде, кроме Лос-Аламоса, ЛасВегаса и Западного Техаса. Другой особенностью, смущавшей экспертов, включая доктора Теллера, было полное отсутствие звука, хотя материальные объекты, движущиеся в атмосфере со скоростью несколько миль в секунду, должны были создавать ударную звуковую волну.[20] Теллер предположил, что огни имеют нематериальную природу — возможно, являются оптическим феноменом. На этом совещание закончилось, оставив больше вопросов, чем ответов.

Следующий доклад о неопознанных летающих объектах поступил в ФБР от оперативного агента в СанАнтонио. Согласно этому докладу, на еженедельных разведывательных совещаниях ведутся дискуссии о природе зеленых огненных шаров.

Агент упоминает о совещании 16 февраля, на котором присутствовал Эдвард Теллер, далее он говорит, что

"…1 ноября 1948 года офицерами армейской разведки от высшего военного командования была получена следующая информация: ВВС считает, что появления неопознанных летающих объектов происходят периодически и скоро наступит новый период активности. Далее, 14 февраля 1949 года, высшее командование дало понять, что в конечном итоге естественное происхождение изучаемых феноменов будет установлено".

Нет никакого объяснения, почему представители высшего командования полагали, будто "естественное происхождение изучаемых феноменов будет установлено", несмотря на твердо высказанное мнение д-ра Лапаса. Может быть, они принимали желаемое за действительное. Возможно, они стремились избежать трудной политической ситуации, которая сложилась бы в том случае, если бы они признали, что огненные шары не являются естественными феноменами.

Дальнейшее содержание письма и вовсе не утешительно. Фактически разведывательным ведомствам могло показаться, что ситуация выходит из-под контроля, потому что "загадочные огни" несколько раз видели

"…к северу от базы «Киллеин» в окрестностях совершенно секретного объекта Кемп-Худ, штат Техас… Аналитики пришли к выводу, что огни, наблюдавшиеся в районе базы «Киллеин», сходны с феноменами, ранее отмеченными в Лос-Аламосе и неподалеку от базы "Сандия"…"

Иными словами, ночные светящиеся объекты, которые сначала видели там, где конструировались (ЛосАламос) и изготавливались (база "Сандия") атомные бомбы, теперь видели там, где хранились атомные бомбы. Не следует забывать, что эти наблюдения были строго ограничены территорией двух юго-западных штатов США. Некоторым агентам разведки могло показаться, что зеленые огненные шары следуют по маршруту атомных бомб. Далее в письме говорится:

"Есть основания полагать, что вышеупомянутые феномены могут быть связаны с секретными экспериментами, проводящимися неким правительственным учреждением США, так как считается, что они продвинулись в технологии создания управляемых снарядов дальше, чем любая другая страна".

Письмо оперативного агента ФБР от 22 марта 1949 года показывает, какое беспокойство испытывали офицеры безопасности и агенты разведки в связи с этими инцидентами. Они признавали, что огненные шары являются реальными объектами или феноменами, и старались найти наиболее вероятное (или наименее невероятное) объяснение происходящего. Они отвергали теорию о советских управляемых снарядах, несмотря на мнение д-ра Лапаса. Теория о естественном происхождении тоже казалась им неубедительной, независимо от мнения высшего начальства. Далее, они прекрасно понимали, что несмотря на допуск к совершенно секретным материалам, они просто не могут знать обо всех совершенно секретных экспериментах, которые проводятся в вооруженных силах США. Таким образом, единственное оставшееся объяснение (поскольку теория о внеземном происхождении была уже отвергнута генералом Ванденбергом) заключалось в том, что эти объекты были секретными экспериментальными устройствами, проходившими испытания в рамках одной из военных программ правительства США.

Примерно в то же время, пока Гувер переваривал ракетную теорию полковника Гессера и узнавал о зеленых огненных шарах над атомными военными объектами на юго-западе США, ФБР получило 50 копий "меморандума ј 4" генерала Кейбелла от 15 февраля 1949 года (упоминается в конце главы 5). Могло сложиться впечатление, будто генералитет ВВС буквально жаждал получить новую информацию о "необычных летательных аппаратах".

Происходящие тревожные события заставили ФБР существенно изменить свою политику по отношению к летающим тарелкам. Помощник Дж. М. Лэдда составил меморандум, где ФБР рекомендуется распространить новую директиву среди своих агентов по всей стране. В меморандуме есть следующий абзац, указывающий на источник озабоченности для Бюро:

"[Полковник Гессер]… недавно в конфиденциальном порядке сообщил, что разведка ВВС считает летающие диски рукотворными объектами, а не природными феноменами, и что уже четыре года назад было известно о русских экспериментах с летательными аппаратами тарелкообразной формы. Далее полковник Гессер определил, что большинство летающих дисков, — наблюдаемых на территории США, прилетает с севера и улетает в том же направлении, что подкрепляет гипотезу об их советском происхождении".

В меморандуме упоминается о недавнем получении "значительного количества экземпляров меморандума воздушной разведки от 15 февраля 1949 года, озаглавленного "Необычные летательные аппараты" и предназначенного для распространения в наших местных филиалах". (О серьезности намерений AFI свидетельствует хотя бы тот факт, что в ФБР было направлено сразу 50 экземпляров меморандума, а не один, для последующего снятия машинописных копий.) Меморандум закан чивается утверждением о том, что проблема летающих дисков "имеет важное значение для национальный безопасности страны, и наши полевые агенты должны собирать как можно больше информации по данному вопросу и всячески способствовать усилиям ВВС".

25 марта ФБР выпустило для своих оперативных агентов "бюллетень ј 38 от 1949 года", который гласит:

"Обращаем ваше внимание на бюллетень ФБР ј 57 от 1 октября 1947 года о прекращении расследования любых сообщений о летающих дисках.

Для конфиденциального сведения: из надежного и достойного доверия источника стало известно, что летающие диски являются скорее управляемыми снарядами, а не природными феноменами. Также стало известно, что в течение последних четырех лет в СССР ведутся эксперименты с летающими дисками неизвестного типа.

Командование разведки ВВС снабдило Бюро прилагаемой копией меморандума от 15 февраля 1949 года, озаглавленной "Необычные летательные аппараты" и проходящей под грифом "для служебного пользования". Копия предоставляется в ваше распоряжение, чтобы все агенты, работающие в вашем отделении ФБР, были ознакомлены с информацией, представляющей интерес для ВВС по данному вопросу.

Согласно бюллетеню ј 57, о котором упоминалось выше, ваши сотрудники не должны заниматься самостоятельным расследованием сообщений о летающих дисках, однако любая информация, полученная от свидетелей на добровольной основе, должна упорядочиваться на основе прилагаемого меморандума для дальнейшей отправки в ВВС".

Ситуация вокруг летающих дисков и огненных шаров должна была казаться довольно противоречивой для ФБР. С одной стороны, AFI хотело получать инфор мацию о наблюдениях "необычных летательных аппаратов" (летающих тарелок) и огненных шаров. В AFI их явно считали реальными объектами, а некоторые офицеры ВВС полагали, что это советские управляемые снаряды. С другой стороны, многие не могли поверить в реальность советских экспериментов над территорией США и делали выбор в пользу секретных испытаний отечественных аппаратов. Но зачем ВВС нужна свидетельская информация о собственных секретных проектах? И, словно этого было недостаточно, "высшее командование" склонялось к мнению о естественном происхождении огненных шаров, в противоположность авторитетному мнению доктора Лапаса.

Что мог подумать бедный агент ФБР, столкнувшийся с такой противоречивой информацией?


Примечания:



1

Аббревиатуры учреждений и организаций, не имеющие широкого распространения, приведены в специальном списке в конце книги. В тексте для краткости сохранены латинские аббревиатуры. — Прим. пер.



2

Фоке Маулдер — агент ФБР, один из главных героев американского телесериала "Секретные материалы" ("X-Files"). — Прим пер.



16

Лаборатория в Лос-Аламосе, расположенная к западу от Санта-Фе и к северу от Альбукерка, была построена во время Второй мировой войны и была строго охраняемым объектом, где происходили работы по созданию первой атомной бомбы.



17

Несколько раз в год Земля проходит через космические области, «замусоренные» пылевыми облаками, которые представляют собой остатки кометного вещества. Метеорный поток Геминид (когда кажется, что метеоры появляются из района созвездия Близнецов) обычно проходит через орбиту Земли 10–12 декабря, хотя отдельные метеоры наблюдаются с 3 декабря.



18

Упоминание о сообщениях из Швеции связано с объектами, получившими название "призрачные ракеты", которые неоднократно наблюдались в 1946 году и, по мнению шведских военных, были советскими управляемыми снарядами. Совместное исследование, предпринятое военными специалистами Швеции и США, не выявило следов советского происхождения этих «ракет». Тем не менее некоторые свидетельства были настолько подробными и обстоятельными, что их нельзя было отнести к зрительным расстройствам или синдрому "послевоенного психоза". Многие наблюдаемые объекты представляли собой огни разного цвета, иногда искрившиеся в полете или оставлявшие за собой дымный след. Никаких объяснений со стороны специалистов не последовало (даже если таковые имелись).



19

Доктор Хайнек, скончавшийся в 1986 году, был консультантом ВВС по астрономии и астрофизике с 1948 по 1969 год. Хотя сначала его отношение к НЛО было очень скептическим, он постепенно осознал, что летающие тарелки являются реальным феноменом, заслуживающим исследования. В 1973 году он основал Центр по изучению НЛО (CUFOS) для сбора и анализа сообщений о неопознанных летающих объектах и других связанных с ними феноменах. Этот центр по-прежнему существует в Чикаго.



20

Отсутствие звука, несмотря на высокую скорость, является одной из постоянных особенностей летающих тарелок.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.