Онлайн библиотека PLAM.RU  




4. БЛАЖЕНСТВО

4 марта 1981 года.

Лекция посвящена ученикам, в имени которых есть слово ананд — блаженство.

Свами Ананд Тим/блаженство, чествующий бог

Ма Ананд Парнита/блаженство, венчанная

Ма Ананд Суджато/блаженство, истинная аристократка

Ма Ананд Рупам/блаженство, высшая красота

Свами Ананд Вирена/блаженство, мужественный

Свами Ананд Парипурна/блаженство, совершенный

Ма Ананд Чарьо/блаженство, дисциплина

Ма Ананд Паригит/блаженство, песня


Единственный способ воздать хвалу жизни - праздновать ее. Ни одна молитва так не восхвалит, потому что молитва, по существу, это требование, а если копнуть еще глубже — жалоба. Вы просите чего-то побольше, это не благодарность, наоборот, - это противоположно благодарности, поэтому все, что происходит в церквях, синагогах и мечетях — не хвала, ибо настоящим восхвалением жизни может быть только одно: ликование в ней. Ликование в обыденном, в малом, ибо никаких великих дел нет, есть еда, питье, сон, ходьба, отдых, глядение на звезды или деревья, слушание музыки или плавание в реке. Такие маленькие вещи! Вся наша жизнь состоит из таких малых вещей. Но если вы знаете, как им радоваться, то тогда обычное превращается в необычное. Вы постигаете магию превращений, тогда мирское, уже больше не мирское, а священное и в этом превращении мирского в священное и заключается вся философия саньясы. Единственно возможный брак - это брак с блаженством, по сути, все другие браки — лишь непрямые пути, ведущие к блаженству, но если существует прямой путь, зачем кружить окольным? Опыт же тысячелетий показывает, что люди, двигающиеся не по прямой, никогда не достигают цели, ибо на пути возникают тысячи препятствий, которые отвлекают, и вместо того чтобы достичь блаженства, они обретают несчастья. Они надеются на райские кущи, а обретают адский пламень. К существованию нужно идти напрямую, не через что-то или через кого-то, прямым способом постижения жизни. Это я и называю медитацией. Без чьей-либо помощи, без чего-либо, стоящего между вами и существованием, когда вдруг жизнь врывается в вас в своей непостижимой красоте. Состояние блаженства начинает подступать к вам все ближе и ближе, и конца тому сближению никогда не будет. Единственный брачный союз, который представляет собой ценность - это непосредственное сочетание узами с блаженством.

Саньясу можно определить как брачный союз с блаженством, безо всяких мужей и жен, когда вы избегнете всего, что стоит между вами - философий, религий, догм. Это так близко, между вами не будет и единого сантиметра различия. Различия создаются непрямым подходом, расстояние создается людьми, стоящими между вами и целым. Но нет нужды в ком-либо, не нужен никакой посланник, никакой пророк, бог. Жизнь принадлежат вам так, как и любому другому. Человек должен решиться на немедленный прыжок. Да, человек колеблется перед прыжком в бездонные глубины жизни, это колебание естественно. Но человек, в конце концов, должен отбросить его в сторону, должен набраться смелости, и это мгновение смелости способно сотворить чудо. Это подобно прыжку в холодную воду - чем дольше вы будете стоять на берегу, тем меньше шансов, что вы когда-либо вообще прыгните. Весь вопрос в том, чтобы в какой-то момент, набраться смелости и рискнуть, скинуть с себя одежду и нырнуть. Да, вода покажется холодной, но только поначалу, зато потом вы почувствуете, как она прекрасна, как неописуемо свежа и жива.

Фальшивый аристократ — это тот, кто аристократ по рождению, это немного значит. Какое имеет значение родились ли вы в царском дворце или хижине. Рождение остается таким же, материнская утроба такой же, будь то утроба царицы или нищенки, в этом нет никакой разницы. Настоящая аристократия происходит от второго рождения, в этом значение слова «суджато».

Когда вы становитесь блаженным,

когда вы становитесь молчаливым,

когда вы становитесь любящим,

когда вы становитесь осознающим,

тогда происходит второе рождение,

что есть - рождение сознательности, рождение вашего истинного существа. Не тела — а существа. Только тогда человек приобретает аристократизм. Такой человек может и ничего не иметь, быть нищим, но в нем вы увидите царскую грацию, ощутите ауру запредельного вокруг него, такой человек по-настоящему рожден. Другие же рождены лишь наполовину, они лишь в преддверии рождения, рождены лишь физически, находятся лишь в ожидании своего психологического рождения.

Сократ говорил о себе: я повитуха. Этим он как раз выразил то, чем занимается мастер - помочь вам обрести второе рождение. В Индии человека пробужденного мы называем дважды рожденный – «двиджа» — тот, кто родился опять. Первое рождение выводит вас из физической утробы, второе рождение — из психологической. В результате первого рождения вы освобождаетесь от физической утробы и попадаете в психологическую. Она создает ум, мышление. В результате второго рождения вы освобождаетесь от психологической утробы и попадаете в сферу духовного. Этим вы постигаете свою сущность, которая бессмертна.

Единственным критерием того, что второе рождение произошло, - является состояние полного блаженства, какие бы ситуации ни возникали: успех или поражение, богатство или бедность, юность или старость, жизнь или смерть. Колесо противоположностей будет двигаться, но человек, познавший блаженство, будет оставаться центрированным, не затронутым происходящим, он станет неподвижным центром двигающегося колеса, центром циклона.

Красота может быть самая разная. Есть красота физическая, она преходяща, она есть еще сегодня, а завтра ее уже нет. И это уже происходит сейчас, в эту минуту, в эту секунду - она уходит из ваших рук. Есть второй слой красоты — красота психологическая. Это красота интеллекта, она эстетична, ею обладают люди с музыкальными дарованиями или с художественными способностями. Их красота больше чем физическая красота. Иногда случается так, что человек физически уродливый, как, например, Сократ, обладал психологически притягательной красотой. Если человек знакомился с ним, то поначалу испытывал отвращение, но войдя с ним в более тесное общение, начинал постигать совершенно иную личность, ибо тот обладал такой глубокой интеллигентностью, такой редкой восприимчивостью и эстетической прозрачностью, что человек, проникший в его психическую сущность, совершенно забывал о его теле. Наверное, то же было и с Иисусом, который физически не был красив, однако психологически был одним из красивейших людей, когда-либо ступавших по земле.

Но есть еще и третий слой красоты, самый последний слой, это слой вашего существа, внутреннего существа. Чтобы ее понять, недостаточно видеть тело, недостаточно испытывать блеск ее интеллекта и восприимчивости, этого недостаточно. Чтобы ее понять, нужно стать учеником, то есть человеком абсолютно отдавшимся, открытым, беззащитным - это необходимо. В этом и заключается саньяса - быть сонастроенным с мастером, чтобы постичь глубочайший слой красоты. Проходя через слои: физический и психологический, двигаясь подобно выпущенной из лука стреле, не задерживаемой ни физическим, ни психологическим, все глубже и глубже в самую сердцевину мастера. Только тогда вы познаете совершенную красоту и обретете блаженство.

Красота физическая может принести вам удовольствие, психологическая — дать счастье. Но только духовная красота способна принести вам блаженство, только она открывает врата ее царства. Для этого человек может делать две вещи: либо он должен открыть свое существо, и самим этим открытием он становится блаженным; либо начинает становиться блаженным, и становясь блаженным, он открывает свое существо. И то и другое одинаково. Это лишь различные аспекты одного и того же явления. Если вы желаете войти через первые двери, тогда медитируйте, тогда будьте молчаливы, погружайтесь в себя все глубже и глубже, до самого дна своего существа, где обретете себя и блаженство, которое последует, как тень. Если это вам не подходит, в особенности это касается женщины, ее мышления, которому не по душе медитация, что естественно, то тогда нужен путь любви. Поэтому было всего лишь несколько женщин будд, но не потому, что для этого есть естественная преграда. Причина в том, что все мужчины будды, только и говорили о медитации, а медитация не привлекает женщину, для нее нужен совсем иной подход, ей больше по душе блаженное состояние, оргиастическое состояние. Состояние сродни музыке, танцу, поэзии, где бы она могла совершенно раствориться, ей не по душе занятия, в которых нужно постоянно себя помнить, а ведь медитация означает помнить все время себя. Блаженство же означает - совершенно забыть о себе. Поначалу кажется, что эти две вещи противоположны, ведь помнить и забывать - вещи определенно противоположные, но когда вы подходите ближе к своему существу, эти два явления становятся одним. Помнить все время себя, раскрывать свое истинное «я», - неистинное «я» теряется по дороге. Забыться тотально, значит потерять свое фальшивое «я», наконец наступает момент, когда фальшивое «я» растворяется и реальное восходит само по себе.

Здесь мои усилия направлены на то, чтобы установить равновесие, которого до сих пор не хватало религии. Слишком сильно в религии доминировало мужское мышление, это было бедствием, женщина была незаслуженно лишена многих прав. Очень трудно найти женщину такого же масштаба, как Будда, Заратустра, Лао-цзы. Трудно по той простой причине, что метод, который они избрали, имел мужскую ориентацию, поэтому я создал здесь синтез для тех, кто имеет мужскую ориентацию, а среди женщин есть и такие. Необязательно, чтобы никто из женщин не интересовался медитацией, - среди них есть и такие, кто сможет достичь путем медитации, точно так же, как среди мужчин есть и такие, которые смогут достичь через блаженство. Однако все это исключения, а исключения не могут идти в счет, они лишь подтверждают правило. Поэтому для вас, женщин, мой совет будет таким: будьте блаженны, танцуйте, пойте, захмелейте от всего этого, и тогда станет легче. Как только двери откроются перед захмелевшими, десять тысяч женщин, которые ждали миллионы лет, чтобы стать буддами прибудут сюда, это место станет первым, где эти женщины станут буддами.

Я ценю мужество, как самое значительное религиозное качество. Тем не менее, в прошлом ценилось как раз противоположное, - трусы, только трусы, спасаясь от своего страха, смерти, ада, наказаний, судного дня, становились религиозными. Из-за своего страха они молились, выполняли всяческие глупые ритуалы, следовали совершенным глупцам, но их ориентация была такой, что никогда они не могли бы стать бунтарями, они боялись бунта, они должны были быть послушными и учили, что послушание - есть самое основное религиозное качество. Но это не так. Так может быть в армии, но не в религии. Послушание — это тонкий способ все организовать, регламентировать. У религиозного человека должно быть достаточно мужества, чтобы исследовать, изучать, ибо истина не дана в писаниях, она непередаваема. Блаженство не может быть передано вам от кого-то, вы должны сами искать и исследовать, вы должны сами пуститься в путь на поиски. При этом должны идти, пробираться нехожеными тропами, потому что там нет асфальтированных дорог, туда не проложены скоростные трассы, чтобы могли двинуться толпы, через туристические агентства, экскурсионных автобусах.

Человек должен пуститься в путь один, и проложить свою тропу сам, пройдя весь путь до конца. Тропы нет, она не проложена заранее. Говорят, что Будда сказал: «истинный искатель подобен птице, пролетающей в небе, она не оставляет следов, и поэтому другая птица не может последовать за ней». Следов вообще не существует, жизнь всегда остается тайной, многие это испытали, но никому не удалось снять с нее этот таинственный покров. И никогда это никому не удастся, ибо тот, кто испытал это, выразить не может ни словами, ни теориями. И если человек достаточно храбр, то блаженство может наступить с самого начала пути. Сама идея исследования неизвестного достаточна для того, чтобы дать сердцу новое биение, чтобы нахлынуло новое чувство радости, свежести, блаженства, свободы, божественности, любви. Все это аспекты одного переживания, и оно достижимо только для тех, кто смел, кто бунтует. Станьте бунтарем. Саньяса — это бунт, бунт против любой традиции, бунт против всего прогнившего прошлого, против всего, что мертво, это поиск живого, поиск, который потребует множество раз рисковать, который потребует предпринять множество приключений, принять множество неудач. Но это будет радостью, это будет блаженством. С самого начала и до конца, человек должен почувствовать вкус исследования, и затем каждое мгновение будет все более и более живым, все более и более радостным, праздничным. И наивысшим праздником для вас будет тот момент, когда вы обнаружите, что вы сами и есть блаженство, что оно не находится где-то вне вас, что вы и есть бог. Что бог - не нечто вне вас. Тогда вы есть сама свобода, вы есть само освобождение. В такую минуту с вами происходит небывалый танец, это просто взрывается, и в этом взрыве вы потеряны. То, что остается, есть истина, та истина, к которой стремится каждое сердце.

Человека все время учили, что нужно быть совершенным. Это с самого начала неверно. Если человеку внушать эту мысль, то можно довести его этим до сумасшествия, и поэтому все человечество сейчас живет, чуть ли не в сумасшедшем доме.

Совершенство — это не то, чего можно достичь, оно есть побочный продукт блаженства, запомните — побочный, его нельзя получить напрямую, оно приходит с блаженством, как его тень. Поэтому я и не говорю вам — станьте совершенными, а говорю — станьте блаженными, а уж совершенство придет само по себе, в свое время, да и вообще, кто беспокоится о совершенстве? Если хотите знать, то оно нужно несчастному, блаженному оно не нужно. Это один из фундаментальных законов жизни: если вы сильно желаете что-то, то никогда не получите этого. Существование функционирует так же, как банковское дело, банк никогда не даст вам ссуду, если вы в этом сильно нуждаетесь, и наоборот: будет раскрывать вам свои объятия, если вы можете прекрасно без них обойтись.

Жизнь всегда готова вам давать, если вы не нуждаетесь. Нуждающийся подобен попрошайке, а жизнь не любит попрошаек. Человек, обретший блаженство, царственен, а жизнь любит царей, поэтому будьте блаженны, возрадуйтесь, и не заботьтесь о совершенстве, оно придет, оно неизбежно придет, и когда оно придет, само по себе то будет обладать непередаваемой красотой. Моя единственная дисциплина заключается лишь в одном, как стать блаженным. Никакой другой дисциплины не требуется - ни нравственных заповедей, ни того, как должно быть, а как не должно. У меня лишь простое послание — будьте блаженны. Кем бы вы ни были — будьте блаженны, и тот, кто усвоит дух блаженства, для того множество других вещей последует. Блаженный — это человек неизменно любящий, ему не нужно повторять о любви к своему соседу, ему не нужно повторять о любви к своему врагу, ведь тот, кто пытается возлюбить своего соседа знает, что любовь его фальшива, само усилие делает ее таковой. Тот, кто пытается возлюбить своего врага, прекрасно знает, что это враг, иначе, зачем пытаться его любить. Человек знает, что это враг, но пытается возлюбить, потому что так сказал Иисус, и это один из путей, ведущих в рай, поэтому нужно же что-то делать, и человек притворяется, создает что-то вроде псевдолюбви. А псевдолюбовь похожа на сахарин, это даже не сахар, она даже не сладкая, это сахарин, он отдает немного горечью. И поскольку любовь эта фальшива, другой человек моментально это поймет, и почувствует себя униженным, оскорбленным.

Однажды Фридрих Ницше сказал, и сказал верно, что Иисус был неправ, когда говорил: «если кто-то ударит тебя по одной щеке, подставь другую», и в этом я согласен с Ницше, потому что он говорит, что это очень унизительно для другого человека. Это его оскорбляет тем, что другой пытается стать выше него, стать сверхчеловеком, сводя его до уровня таракана, ведь он тоже человек, ему нужны равные отношения, а тут вы пытаетесь стать выше него. Я согласен с Ницше. Если кто-то ударит вас по одной щеке, дайте ему тут же сдачу по другой щеке, это докажет ваше равенство, а не внушит кому-то мысль, что он лучше, чище другого, что тот вместо удара может подставить другую щеку, потому что он человек необычный, святой, мудрец. Сама эта мысль очень эгоистична, но все это может случиться, если вы будете пытаться культивировать равенство взаимоотношений, культивировать любовь, доброту, милосердие, тогда все это будет искусственным, фасадом.

Нет, это должно проистекать из вашего блаженства. Если же вы блаженны, так блаженны, что даже удар по щеке доставляет вам удовольствие, то можете подставить и другую щеку, вы это делаете не из чувства превосходства, а потому что находите в этом удовольствие, тогда в этом проявляется совсем другое отношение. Вы как бы говорите этому человеку - пожалуйста, ударь еще раз, меня это привело в чувство, немного пробудило. Вы благодарны человеку за то, что он ударил вас, вы не будете снисходительны, никоим образом не будете пытаться выглядеть выше него. Если блаженство вас переполняет, то разделите его с другим — это естественно, но в этом не будет жеста служения людям, а будет попытка поделиться. Служение уродливо, деление прекрасно. Когда вы служите кому-то, вы наносите ему вред, вы унижаете его.

Все христианские миссионеры унижали других, они искали калек, вдов. Что это были за люди?! Если они не найдут никаких вдов, никаких калек, никаких убогих, парализованных людей, они будут в затруднении, что же им делать, как же тогда достичь бога. Они ступают по головам людей, как по ступенькам, так они мостят свою дорогу к богу, для них люди - просто ступени.

Человек блаженства делится, и нет вопроса — нуждается кто-нибудь в этом или нет, он просто делится потому, что он имеет слишком много, он делится от изобилия. Моя единственная дисциплина — быть блаженным, все остальное последует за этим.

Человек по-разному пытался обрести внутреннюю тишину, ведь мир вокруг слишком шумный, слишком большой, слишком оглушающий, от него возникает огромное напряжение, раздражение, страдание. Отсюда в человеке естественное желание избавиться от этого, найти какое-нибудь убежище, монастырь, гору, пустыню, где бы можно было спрятаться, чтобы никто не беспокоил, чтобы все оставили его в покое, чтобы быть самим собой. А желание быть самим собой, обрести свое внутреннее пространство – огромно. Такой выход логичен, ибо мир слишком тяжел, и рано или поздно человек почувствует, как его теснят со всех сторон, душат, давят. Из-за этого удушья религия стала убежищем. Выход логичный, но не реальный, не экзистенциальный. Можно уйти от мира, но нельзя уйти от себя. А ведь в действительности шум происходит внутри, а не в миру. В монастыре вы начнете спорить с монахами, а монахини будут соперничать друг с другом и ревновать. Даже в пустыне, в полном одиночестве, каркающая ворона начнет беспокоить вас, и этого уже будет достаточно, в пустыне и этого хватит. На базарной площади вы забудете о вороне, но в пустыне и одной вороны будет достаточно.

Куда бы вы ни шли, вы несете с собой свой образ мыслей, свои реакции на внешние воздействия. И если вообще не о чем будет беспокоиться, вы начнете беспокоиться просто так, из-за ничего: «Что я здесь делаю? Правильно ли, что я здесь? Верно ли я поступаю, что сижу один в пустыне, в то время как в мире столько страдающих?» Это бегство, и, возможно, я что-то теряю, пока сижу здесь, мир предоставляет огромную возможность, а я сижу здесь и ничего не делаю. Вы начнете беспокоиться об этом, создадите новый род проблем для себя. Ведь ум растит проблемы, как деревья взращивают листья. Уйти из мира — вывод логичен, но нереален, нереальна помощь от этого, поэтому я не предлагаю эскапизм, бегство. Я предлагаю алхимию, чтобы превратить свою внутреннюю сущность в песню, свой внутренний шум в песню, ибо песня есть ни что иное, как преобразование шума. Что, в конце концов, представляет собой музыка? Это шум, но прекрасно организованный. Тот же оркестр может свести вас с ума - осадите туда тридцать сумасшедших музыкантов, которые не могут подстроиться друг под друга. И тот же оркестр, те же инструменты, могут создать что-то небесное, что-то запредельное, и все из того же шума, но иначе организованного.

Бегства не требуется, требуется другая алхимия, поэтому я не говорю — надо покидать мир. Нужно изменить свое отношение к нему, свой подход. Вместо того чтобы искать некое пустое пространство где-то, ищите песню блаженства внутри себя, сотворите ее. Все, что для этого необходимо, вполне доступно, нужно лишь найти для этого правильную комбинацию, каждая составная часть уже дана, нужно лишь смешать их, но смешать их искусно, интеллигентно. И когда вы найдете песню блаженства внутри себя, то удивитесь, что мир больше не чинит вам трудностей. Вы можете идти и петь на базарной площади, можете сидеть в сумасшедшем доме и радоваться. Да, действительно, вы будете радоваться сумасшедшим, я уже этим занимаюсь всю свою жизнь, а чем, как вы думаете, я занимаюсь прямо сейчас? - коллекционирую различные типы ненормальных, чокнутых, и получаю от этого удовольствие, настоящее удовольствие, - ведь они прекрасные люди. Только нужно знать, как получать удовольствие от общения с ними, нужно иметь определенную проницательность.

Одно время я посещал сумасшедшие дома, потом я, в конце концов, оставил это занятие, потому что понял, что вся наша земля — сумасшедший дом, какой смысл прятать людей за высокие стены, когда за пределами этих стен мир такой же?

Как только вы найдете свою внутреннюю мелодию, уже ничего не сможет помешать вам, всю жизнь превратить в песню, песню, которая будет хранить тишину, а тишина будет хранить песню. Когда песня и тишина сливаются воедино, постигаешь наивысшее -

Звук

Хлопка

Одной Ладони.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.