Онлайн библиотека PLAM.RU




Часть III Множественное строение личности Вступление Год назад, ...

Часть III Множественное строение личности

Вступление

Год назад, когда я уже заканчивал писать вторую книгу и главу о множественных персональностях, я волею судьбы попал на семинар Диалог Голосов, который проводился Робертом Стамболиевым, директором Института Трансперсональной Психологии, Берген, Голландия. Я несколько лет занимался множественными персональностями, собирал все, что имело к ним хоть какое-то отношение, пытался найти надежные методы обнаружения ЗМП (заболевание множественными персональностями), чувствуя, что данная тема имеет большое значение и для меня, и для людей. Наконец, это случилось, мы встретились — метод и я — в пространстве и времени.

Если вы обладаете хоть некоторой наблюдательностью, тогда вы наверняка замечали в себе, в своих знакомых и близких, в поведении известных политиков непонятные внезапные перемены в поведении, в позах, жестах, мимике лица, голосе. Создается такое впечатление, что кто-то или что-то как будто дергает за веревочку и человек полностью или частично преображается. Иногда такие перемены не очень видны, но суть дела от этого не меняется — внутри человека происходит какое-то переключение.

Сначала я думал, что это действуют элементарные страхи и блоки, но по мере работы с собой я все чаще начал отмечать про себя, что эти страхи и блоки ведут себя больно странно. Если некоторые из них были очень простые, и я тратил на них мало сил и энергии, чтобы пройти сквозь, то большинство имело очень сложную структуру и влияло практически на все стороны жизни. Я тратил иногда годы, чтобы, так сказать, окопать их со всех сторон.

Так начало появляться понимание, что в большинстве своем страхи и блоки — это сложные живые энергетические образования, которые живут и развиваются внутри меня и других людей. Так я начал смутно подозревать, что люди внутри могут быть множественными. Теперь вам ясен мой интерес к множественным персональностям — это была единственная доступная для меня информация в то время, которая давала хоть какое-то объяснение происходящим внутри меня процессам. Ну, а когда я познакомился с теорией субличностей и с методом Диалога Голосов, большинство вопросов отпало само собой — я понял, что каждый человек в себе имеет, как минимум, несколько субличностей, о существовании которых он может и не подозревать.

В дальнейшем, при особых обстоятельствах, я продолжу употреблять термины «страх» и «блок», хотя сейчас я понимаю, что все это могут быть лишь частные случаи более сложных энергетических образований, которые живут и развиваются внутри человека. Мне понравился термин «субличность», потому что он более ясно передает положение дел.

Итак, личность человека состоит из субличностей, которые в одних случаях могут представлять собой в чистом виде один из видов энергий, существующих вокруг нас, — например, мужскую, женскую, энергию рационального ума, эмоциональную энергию и т.п., — а в других они могут состоять из страхов, блоков и мыслеформ. Если немного отстраниться и попытаться охватить мысленным взором строение человека, вы увидите перед собой сложный клубок переплетающихся потоков энергий, которые, в свою очередь, образуют более сложные структуры, объединяющиеся, в конечном итоге, в одно общее целое под названием «душа». Эти энергии, кристаллизуясь в материю, образуют человеческое тело, а тело и душа вместе образуют то, что называется человеком.

Когда я в первый раз познакомился с методом Диалог Голосов, я поразился его изяществу и абсолютной простоте — кажется, что ничего проще нельзя придумать. Если говорить о его эффективности, то его простота служит ее залогом; что просто, то и эффективно. Суть метода заключается в том, что, когда человек меняет свое положение в пространстве — например, передвигает стул, на котором сидит, — на поверхность сознания выходит одна из его субличностей, и перед вами сидит уже другой человек. Он вроде бы тот же, но его лицо, жесты, поза, голос и интонации неуловимо меняются, и чувства от него исходят совсем другие. Иногда, правда, они меняются очень сильно, так что создается впечатление, что это совершенно другой человек. Давайте рассмотрим этот метод более подробно, но сначала немного теории.

«Я» каждого человека содержит в себе первичные «я», отрицаемые или подавляемые «я» и недоразвитые «я». Первичные «я» — это те «я», которые стоят на поверхности сознания и руководят действиями человека в соответствующих ситуациях. Они, в основном, представляют из себя правила и нормы поведения в обществе и направлены на выживание индивида. Если взять в качестве примера компьютер, тогда первичные «я» можно сравнить с теми основными и вспомогательными программами, которые помогают компьютеру решать поставленные перед ним задачи.

Хочу отметить, что, хотя они и стоят на поверхности сознания, человек все равно не осознает этого, потому что он отождествляет себя с ними. Можно утверждать, что человек — марионетка в руках этих «я»; как они говорят ему, так он и поступает. Как рыба не знает, что она плавает в воде, пока ее не вытащишь и не покажешь ей воду, так и человек не способен увидеть, что им руководит какая-то из субличностей. Если вы помните, мы обсуждали то же самое в первой книге, но касались блоков и страхов.

Метод Диалог Голосов направлен именно на то, чтобы показать человеку любую из его субличностей — неважно, находится ли она в сознании или подсознании. Познакомившись со своими субличностями, человек способен в любой ситуации распознать, когда и какая из них нашептывает ему что-то или собирается взять контроль над сознанием, и уже решает, разрешить ей это сделать, или нет. Иначе говоря, Диалог Голосов позволяет развить осознающее или бодрствующее эго. Этот процесс, наверное, можно было бы назвать пробуждением или обретением свободы.

Отрицаемые «я» — это те чувства, мысли и энергии, которые человек подавляет в себе с помощью первичных «я». Первичные «я» считают, что выход отрицаемых «я» на поверхность сознания и позволение им действовать по собственному усмотрению может грозить большими неприятностями или даже гибелью. Например, многие люди боятся открыто проявлять свою сексуальность. Если это произойдет, за этим может последовать нечто страшное, считают они; дальше первичные «я» рисуют человеку, что именно может произойти и как это ужасно.

Недоразвитые «я» — это те энергии, которые человек не развил в себе. Например, когда вы видите перед собой взрослого человека, который ведет себя беспомощно, подобно ребенку, вы с большой долей вероятности можете утверждать, что его энергия взрослого человека, который берет ответственность за жизнь на себя, недоразвита. Хотя это может быть и тот случай, когда данный человек подавляет в себе взрослого. Метод Диалога Голосов ясно показывает это. Чтобы лучше понять, что он из себя представляет, я опишу его вам на своем собственном примере.

Когда начался семинар, Роберт попросил сделать всех упражнение, которое я уже описывал: каждому выписать в столбик известных ему людей, которые ему/ей не нравятся, раздражают, бесят, а затем перечислить те качества, за которые мы их не любим. Так каждый из нас познакомился со своими отрицаемыми «я». Затем нас попросили перечислить правила, которым следует каждый из нас в своей жизни. Так мы познакомились со своими первичными «я». Обращаю ваше внимание на то, что правила, которыми вы пользуетесь в жизни, — это ваши первичные «я». Далее я вызвался добровольцем, и Роберт работал со мной одним.

Мы сели друг напротив друга, немного поговорили на самые разные темы (важно, чтобы человек почувствовал себя расслабленно в присутствии ведущего), и, далее, он спросил меня, хочу ли познакомиться со своим «я», отвечающим за правила, которые я перечислил. Я, подумав, ответил «да», и он попросил меня выбрать место, куда бы я хотел пересесть, передвинув свой стул. Мне, а, точнее, тому «я», захотелось передвинуть свой стул вправо, метра на полтора. Когда я уселся, я почувствовал, что что-то во мне изменилось, я стал собраннее и напористее, а мысли стали ясными и четкими. Я был уже не тот, привычный для меня «я».

Роберт поздоровался со мной, точнее, с моим другим «я», первичным, спросил, как оно себя чувствует, и они начали говорить на самые разные темы. Все это время я слушал этот разговор-диалог как будто со стороны. Я знакомился с образом мыслей, действий и жизни своей субличности. Я все время сохранял сознание и знал, что в любой момент могу прервать процесс. Говоря это, я хочу подчеркнуть, что здесь нет ничего от гипноза или самовнушения. Все целиком построено на доброй воле.

Наконец, Роберт спросил его, не хочет ли оно вернуться назад в центральную позицию, оно ответило согласием и передвинуло стул назад в прежнее положение. Я опять стал самим собой, но помнил все ощущения и весь разговор, который происходил. Роберт спросил у меня, как я себя чувствую, я ответил, что хорошо, и он поинтересовался, не хочу ли я познакомиться с той субличностью, которую подавляет это «я», — дело в том, что у каждой первичной субличности есть ее противоположность, которую она подавляет. Я ответил отказом, чему сам удивился, ведь я же сам вначале вызвался добровольцем. Причем, в своем отказе я заметил много презрения и неприятия по отношению к этой субличности. Это меня еще больше удивило.

Роберт попросил меня снова переместиться в ту субличность, с которой он только что говорил, и спросил уже ее согласия на встречу с подавляемой субличностью. Дело в том, что ни одна подавляемая субличность не может выйти на поверхность без согласия первичной субличности, которая ее подавляет. (Хотя, впрочем, такое может случаться, но очень и очень редко, в особых случаях, мы сейчас не будем говорить о них.) Первичная субличность ответила согласием, хотя в ее тоне тоже сквозило неудовольствие; также в нем звучало некоторое покровительство, чувство превосходства и собственной силы. Роберт попросил ее снова вернуться в центральное положение и опять спросил у меня, хочу ли я познакомиться с подавляемой субличностью. С большой неохотой я ответил «да». Видимо, внутри в тот момент были еще субличности, которые не хотели ее появления наружу. Роберт попросил меня выбрать место и я, а, точнее, субличность, выбрала место слева от центра на расстоянии полутора метров.

Как только я занял это положение, во мне поднялась огромная обида и еще множество различных тяжелых для переживания чувств, которые я сейчас затрудняюсь описать. Глаза наполнились слезами, которые я изо всех сил старался сдерживать, чтобы они не потекли ручьем. Вернее, все это происходило с субличностью, а сам я немного ошарашено наблюдал за происходящим со стороны. Роберт поздоровался с ней, и она нехотя ответила ему, но в ее тоне звучало: «Что тебе от меня надо? Что ты ко мне пристаешь? Что ты ко мне лезешь?».

Затем Роберт попытался завести с ней разговор, но она замолкла и минут пять молчала, глядя в окно. В это время у нее появилось желание вскочить, схватить стул и запустить его в окно, но что-то сдержало ее; потом у нее появилось желание начать громить все вокруг, но и здесь что-то или кто-то изнутри удержал ее; потом ей захотелось наорать на всех, и опять она этого не сделала; потом она решила просто убежать из помещения, громко хлопнув дверью, но тут кто-то внутри сказал, что раз уж она здесь, то будет лучше, если она посидит и поговорит, надо же как-то разбираться с создавшимся положением. И она нехотя начала отвечать на вопросы Роберта.

Я тогда очень много узнал об этой стороне своей личности. Я также узнал, что она очень благородная и красивая натура, что у нее очень много положительной созидающей энергии, что она полна любви и сострадания к людям. Несмотря на то, что ее подавляли всю жизнь, она все равно отдавала свою энергию мне, чтобы я мог эффективно действовать в жизни. Надо сказать, что, как правило, энергии подавляемых субличностей превращаются в разрушительные для человека и именно они наводят хаос в жизни.

Когда диалог закончился, Роберт предложил ей вернуться в центральное положение, с чем она охотно согласилась. Я очень устал после этой встречи, мне хотелось поскорее закончить сеанс, но надо было подвести итоги. Роберт попросил присутствующих поделиться своими ощущениями с условием, чтобы не было никакой критики. И тут-то началось самое интересное.

Нас было пятнадцать человек, и, практически, все присутствующие высказали одно и то же. Свои ощущения от первой субличности они определили следующим образом: она холодная, безжизненная, бесчувственная (и это несмотря на то, что она говорила о любви, помощи людям и прочих красивых материях), что она очень сильная, такая, что рядом с ней хочется спать.

Подавляемую субличность они определили как очень красивую, полную чувств и чувственности, привлекательную и полную жизни. А одна девушка потом призналась, что, если бы я еще некоторое время побыл во втором состоянии, она не выдержала бы и бросилась мне на шею — такие чувственные энергии испускала эта субличность. Все эти слова меня очень потрясли. Я всю жизнь думал, что живу и питаю к людям очень искренние и хорошие чувства, а оказалось, что большая часть из них была маской, голым построением ума. Выяснилось, что настоящую жизнь и настоящие чувства любви и открытости людям я, по большей части, подавляю в себе. Вот такой вот был рев пробуждения, для чего, собственно, и был создан этот метод — ясно увидеть, что происходит у нас внутри. Я тратил на некоторые блоки годы, а тут буквально за час я узнал о себе неизмеримо больше.

Позднее Роберт объяснил мне, что он никогда и ни за что не вызвал бы наружу вторую субличность, если бы не знал, что я много работал с собой. Дело в том, что на первом сеансе это делать очень опасно, потому что, как я уже говорил, энергии, которые долго подавляются в человеке, превращаются в разрушительные — или демонические, другое их название,— и если их выпустить наружу без предварительной подготовки, они способны в буквальном смысле разрушить и смести все вокруг, подобно тайфуну.

Ну а сейчас пришла пора познакомить вас с субличностями, которые живут в человеке. Для этого я воспользуюсь книгой первооткрывателей этого метода Хола Стоуна и Сидры Стоун «Знакомство с нашими "я"» (так, примерно, можно было бы перевести название книги — «Embracing Our Selves» by Hal Stone, Ph.D., & Sidra Stone, Ph.D., New World Library, 1989). Роберт Стамболиев является непосредственным их учеником. Насколько мне известно, он год обучался у них этому методу. Спасибо ему за все.

Я вынужден пересказывать изложенную в книге информацию (вместо того, чтобы просто посоветовать вам прочитать ее на русском), потому что, как и в случае с книгами по множественным персональностям, совершенно неизвестно, когда эта книга выйдет в свет на русском языке. Наш читатель и книжный рынок непредсказуемы относительно подобной литературы, поэтому издатели и распространители не решаются рисковать своими деньгами. Надеюсь, что я, дав эту информацию, сделаю таким образом рекламу этим книгам и издатели посчитают выгодным напечатать их. С другой стороны, я не могу не дать эту информацию, потому считаю ее крайне важной для работы над собой.

И еще. Пересказывая книгу, я буду кое-что добавлять и от себя. Прошу извинить меня за это, но книга полностью ложится в излагаемую мной тему «Путь к Свободе», и я не могу удержать себя от этого. Прошу еще раз великодушно извинить меня.

Итак, начнем. Как все это происходит, как зарождаются субличности? Это происходит в глубоком детстве, с самого рождения, а может быть, еще и в утробе. Ребенок, рождаясь, является беззащитным, уязвимым и полностью зависимым от взрослых. Так он начинает понимать, что ему необходимо установить какой-то контроль над окружением, чтобы избежать неприятных ощущений. Начало контроля обозначает начало развития личности, потому что контроль означает уход от беззащитного и уязвимого состояния и приобретение силы.

Обращаю ваше внимание, что состояние открытости миру, а, следовательно, уязвимости, и есть наше первоначальное «я». Чем больше мы развиваем в себе контроля и силы, тем дальше уходим от нашего начального «я»; часто мы полностью теряем с ним связь. И это самая огромная потеря, которую мы можем перенести, потому что с установлением контроля и обретением такого рода силы в нашей жизни начинается самый настоящий ад. Позднее вы поймете, что я имею в виду.

Как развивается контроль? Например, ребенок понимает, что его мама счастлива, когда он улыбается. Он начинает чаще улыбаться и наслаждается наградой, которая за этим следует. Потом он узнает, что за улыбкой не всегда следует награда, что его могут и наказать. Например, он, улыбаясь, разбил самую дорогую вашему сердцу кружку или вазу. В начале жизни ребенка всячески поощряют ходить в туалет, а потом ругают и наказывают, если он сделал это в штаны. За проявление гнева, агрессии, лжи, жадности, силы, слабости, сексуальности и др. ребенка тоже могут или поощрить, или наказать. Например, мальчиков поощряют быть сильными и наказывают, если они проявляют слабость; с девочками, как вы знаете, обычно поступают наоборот. В зависимости от того, какие правила устанавливают родители и окружение ребенка, так он и развивается, расщепляя себя, подавляя одни энергии и культивируя другие.

Я надеюсь, у вас сложилось общее представление о том, как развиваются одни субличности и подавляются другие. А сейчас настала пора представить вам некоторые наиболее распространенные субличности, но прежде я хочу предупредить вас, что названия, которые даны субличностям, очень условные, они не передают до конца смысл той энергии, которую несут в себе. Я прошу вас помнить об этом, чтобы потом не быть ограниченными этими рамками.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.