Онлайн библиотека PLAM.RU  




  • Клинопись
  • Шумерское общество
  • Урукагина, царь Лагаша, и его социальный переворот
  • Ассирийцы и халдеи
  • Социальный переворот Урукагины в Лагаше

    2355 год до н. э.

    Почти в то же время, что и в Египте, может быть даже немного раньше, история начинается в Шумере (если повторить заглавие книги шумеролога Крамера).

    Шумер занимал южную часть Месопотамии. Последнее название составлено из греческих слов «Месо» (в середине) и «Потамос» (река). Оно дано низменной области с засушливым климатом, по которой протекают Тигр и Евфрат, их воды сливаются недалеко от Персидского залива.

    Сухая равнина благодаря двум великим рекам стала плодородной и удобной для развития поливного земледелия. Есть немалое сходство в положении Месопотамии и Египта, но имеется и отличие. Месопотамия — открытое, незащищенное пространство. Она открыта торговым потокам, и в этом ее преимущество. Но она также открыта вторжениям, поэтому Месопотамия не знала продолжительного, постоянного политического единства.

    К концу IV тыс. до н. э. из земледельческих общин появляются города-государства. Вероятно, в основе первых форм власти лежала потребность в совместном строительстве плотин и оросительных каналов. Сначала города-государства возникают в стране Шумер, на крайнем юге Месопотамии. Шумеры, язык которых не похож ни на какой другой из ныне известных, пришли, вероятно, с востока, может быть по морю.

    Каждый город находился под покровительством местного божества, представителем которого был царь-жрец. Среди этих городов упомянем Ур (откуда, согласно Библии, пришел Авраам), Урук, Эриду, Лагаш, Умму.

    Образование шумерских городов совпадает по времени с появлением письменности.

    Клинопись

    В отличие от Египта, где близлежащие горы позволяют добывать камень в изобилии, в Месопотамии камень использовали мало (сохранилось всего несколько статуй и стел). Царские дворцы и храмы-зиккураты в виде многоэтажных башен строились из высушенной глины, поэтому теперь археология имеет дело только с сохранившимися фундаментами.

    Письменность вначале, как и в Египте, состояла из маленьких рисунков-пиктограмм. Но в то время как в Египте иероглифы вырезались на камне или писались на листьях папируса (нильское водяное растение), письмена шумеров наносились на таблички из мягкой глины, которые затем высушивались или обжигались. Знаки наносились очиненными тростниками в виде выдавленных гвоздиков или клинышков (отсюда и название клинопись). По причине такой техники первоначальные рисунки стали быстро упрощаться и превратились в набор клиновидных значков совершенно абстрактной конфигурации.

    Шумерское общество

    Подобно египетскому, шумерское общество было иерархичным. Масса населения состояла из свободных крестьян, жестоко эксплуатируемых военно-религиозной знатью.

    Царь (лугаль — большой человек или энси — правитель, государь) одновременно представлял бога, покровителя города. Расцвет самобытной шумерской, затем месопотамской цивилизации напрямую связан с развитием торговых связей. В Египте торговля являлась монополией государства и сводилась в основном к внешней торговле. Месопотамия же — открытая страна, где пересекаются между собой многие торговые потоки, где можно встретить товары, привезенные из горных областей Севера и со Средиземноморья. Купцы здесь играли большую роль, а клинопись использовалась не только в религиозных и политических целях, но и для нужд торговли (опись товаров, торговые соглашения). Оттиски каменных гравированных цилиндров на глиняных табличках заменяли печати и подписи.

    Цари-жрецы и чиновники на службе нередко злоупотребляли своей властью, что стало причиной одного из первых социальных кризисов, отмеченных историей.

    Урукагина, царь Лагаша, и его социальный переворот

    Об этом социальном кризисе мы имеем удивительное свидетельство очевидца. Население шумерского города-государства Лагаша состояло из крестьян, ремесленников, рыбаков, моряков и купцов. Эти свободные люди пользовались определенной независимостью, и даже самые бедные имели какое-то имущество — клочок земли, дом, скот.

    Но большая часть земель находилась в собственности бога (т. е. храма и его жрецов) и царского дворца.

    Правитель-ишакку был светским представителем местного божества. Под предлогом войн, которые вел Лагаш против соседних городов, особенно северного соседа Уммы, царь и знать повысили налоги, усилили поборы, захватили земли храма и жрецов.

    Историк из Лагаша, свидетельства которого найдены современными учеными, дает подробное описание этих злоупотреблений. Смотритель над лодочниками захватывал лодки. Смотритель над скотом захватывал крупный и мелкий скот. Смотритель над рыбными угодьями захватывал рыбу. Когда житель Лагаша приводил во дворец барана для стрижки, он должен был платить пять шекелей (1 шекель — 8 граммов серебра). Когда торговец благовониями составлял благовония для умащений, ишакку получал пять шекелей, его визирь — один, а управляющий дворцом — еще один. Что же касается храма и его имущества, то ишакку завладел всем. Наш рассказчик говорит: «Быки бога пахали луковые наделы ишакку; луковые и огуречные наделы ишакку занимали лучшие земли бога». Самые уважаемые служители храма вынуждены были отдавать ишакку большое количество своих ослов, быков и зерна. Когда покойника приносили на кладбище для погребения, его родственники должны были платить ячменем, хлебом, пивом и всевозможными предметами домашнего обихода. По всей стране, от края до края, замечает рассказчик, «всюду были сборщики налогов».

    Такое жестокое угнетение привело к революции: правящая династия была свергнута, власть перешла к новому правителю по имени Урукагина. Он ликвидировал большинство сборщиков податей и отменил незаконные поборы; положил конец угнетению и жестокому обращению, жертвами которых были бедняки. Он освободил город от ростовщиков, воров и преступников.[2]

    Урукагина заключил союз с богом Лагаша Нингирсу, обещая, что не потерпит, чтобы вдовы и сироты стали жертвами «сильных людей».

    Но эти реформы (или это была революция?) Урукагины не укрепили город. Несколько лет спустя Урукагина был разбит царем Уммы Лугальзагеси; от этого поражения город Лагаш не смог более оправиться.

    Эти события произвели такое большое впечатление на современников, что до нашего времени дошло четыре варианта описаний происшедшего.

    Ассирийцы и халдеи

    События, о которых мы только что рассказали, происходили в самом начале долгой истории Месопотамии. Победитель Урукагины Лугальзагеси на некоторое время объединил под своей властью всю страну Шумер. Однако в 2340 г. до Р. Х. он сам был побежден аккадским царем Саргоном, создавшим первую месопотамскую империю.

    Аккад, расположенный на север от Шумера, был населен племенами, говорившими на семитском диалекте (из той же языковой семьи, куда входят арабский и еврейский). К концу III тысячелетия шумеры были окончательно поглощены семитскими народами, но их язык, перестав быть разговорным, остался языком религии подобно латинскому в средневековой Европе. Поскольку на нем более не говорили, появились словари, где шумерские слова давались в переводе на аккадский. Именно это обстоятельство позволило в наше время расшифровать шумерский язык.

    Около 1100 г. до н. э. ассирийцы, пришедшие из горного северо-восточного района, установили над Шумером свое господство, так как у них было оружие из железа и конное войско. Одним из наиболее знаменитых правителей был Ашшурбанапал (668–631 гг. до н. э.). Позднее власть перешла к южанам-халдейцам, которые основали новую столицу — Вавилон. Царь Навуходоносор (605–562 гг. до н. э.) покорил евреев и часть из них вывез в Халдею. В VI в. до н. э. Месопотамия была завоевана персами и окончательно потеряла свою независимость.


    Примечания:



    2

    В книге С. Крамера, откуда заимствован этот абзац, далее со слов древнего историка рассказывается о благодеяниях Урукагины: «Он отозвал смотрителей над лодочниками. Он отозвал смотрителей над крупным и мелким скотом. Он отозвал смотрителей над рыбными угодьями. Он отозвал сборщиков серебра, которые взимали плату за стрижку белых овец… И по всей стране, от края до края, не осталось ни одного сборщика налогов» (С. Крамер. История начинается в Шумере. М., 1991. С. 58–59).





    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.