Онлайн библиотека PLAM.RU  




Несколько предварительных замечаний

1

В свое время слушателям Академии Советской армии на одном из первых занятий рассказывали такую историю. В тридцатые годы двадцатого века где-то в Европе вышла книга «Германская армия». Когда она оказалась на столе у руководителя рейхсвера, тот испытал немалый шок. Никому до той поры не известный автор весьма подробно описывал состояние армии Германии, приводил данные о местах расквартирования частей рейхсвера, называл командиров дивизий, а то и полков, разбирал их деловые качества и т. д. В принципе, британская или французская разведка все это могла установить, но зачем им понадобилось публиковать эти данные?

Проведенное расследование показало, что ни та, ни другая разведка тут ни при чем. Автор книги вообще не имел никакого отношения к какой-либо разведке (по одной версии, он был библиотекарем, по другой — школьным учителем), все свои изыскания он провел по собственной инициативе, причем используя исключительно открытые источники. Читая немецкие, преимущественно провинциальные газеты, он скрупулезно выбирал оттуда все упоминания о чинах рейхсвера (типа «на балу у графини такой-то присутствовал начальник местного гарнизона генерал такой-то»), потом систематизировал их и в результате получил ту картину, которая так поразила немецких военных.

Вообще-то эта история относится к разряду полумифических, на самом деле все происходило не совсем так, а может быть, и совсем не так. Тем не менее ее рассказывали не одному поколению слушателей академии (возможно, и до сих пор рассказывают). Преподавателям важно поразить воображение слушателей, показать им, что для того, чтобы получить весьма важные сведения о потенциальном противнике, вовсе не обязательно устраивать шпионские игрища с кражей секретов из вражеских сейфов, беготней по крышам и стрельбой. Иногда для этого достаточно проанализировать то, что сам потенциальный противник пишет в своей прессе.

Бывший советский разведчик Владимир Богданович Резун, ставший британским историком Виктором Суворовым, явно хорошо усвоил этот урок. В своей первой книге («Ледокол») он в самом начале заявляет, что при ее написании он использовал исключительно открытые советские источники (газетные статьи, мемуары военачальников, речи советских вождей, труды основоположников марксизма-ленинизма). На основе этих материалов он рисует перед пораженным читателем жуткую картину заговора большевиков против всего мира.

Однако картина эта не лишена недостатков, слишком уж много в трудах В. Суворова противоречий и неясностей. Возможно, Владимир Богданович просто недостаточно хорошо усвоил то, что ему в свое время преподавали в академии, забыл, что главным правилом разведчика является тщательная проверка и перепроверка любой добытой информации, но, может быть, за этим кроется и нечто большее.

Тут нужно сказать, что, кроме всего прочего, разведчиков учат и тонкому искусству дезинформации. То есть тому, как с помощью правды, полуправды и чистой лжи нарисовать нужную картину. Причем хорошая дезинформация обязательно должна содержать в себе приличную долю правды. Идеальная дезинформация вообще на 99 % состоит из правды, и только 1 % содержит ту ложь, в которой вы желаете убедить оппонента. Ясно ведь, что, заполучив вашу «дезу», противник тут же начнет проверять ее всеми доступными ему средствами. И если в результате этой проверки окажется, что 99 % информации чистая правда, а 1 % невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, противник наверняка поверит и сведениям, содержащимся в этом единственном проценте.

Однако дезинформация — шутка обоюдоострая, мало того, что приходится сообщать врагу правдивые сведения, можно вообще получить отрицательный результат. Ведь если противник поймет, что его пытаются надуть и в чем именно смысл этого надувательства, он сможет воссоздать истинную картину. В известном советском фильме «Вариант «Омега» целью затеянной немцами игры было убедить наше руководство, что Япония в ближайшее время собирается напасть на СССР. Но наш разведчик смог переиграть немцев и сообщил, что это именно дезинформация. В результате стало предельно ясно, что японцы нападать на нас не собираются. То есть немцы получили эффект, обратный желаемому.

Однако ситуация, когда точно известно, что переданные вам сведения являются дезинформацией, встречается достаточно редко. Гораздо чаще приходится самостоятельно определять степень достоверности полученной информации. Одним из главных критериев достоверности при этом является непротиворечивость получаемой при анализе картины. Если же получаются какие-то противоречия, их обязательно нужно подвергнуть дополнительному анализу, потому как за этими противоречиями может скрываться как раз то, что противник хочет от вас утаить.

Возвращаемся к трудам В. Суворова. Если рассматривать их как публицистические произведения, на все неточности, неясности, явные и скрытые противоречия можно не обращать внимания. Публицистика — это такой жанр, в котором многое допускается и многое прощается. Но если рассматривать их как работу разведчика-аналитика, то с этими противоречиями нужно разобраться в обязательном порядке. Может быть, за ними скрывается недостаточная квалификация автора, элементарное неумение увязывать концы с концами, а может быть, мы имеем дело с дезинформацией, рассчитанной на не очень сведущего читателя.

Чтобы разобраться с этим вопросом, я предлагаю провести своего рода расследование. Представим себе, что начальнику разведки некоего государства подчиненный представил многотомный аналитический доклад о состоянии армии вероятного противника и его намерениях. И вот этот начальник разведки поручил нам проверить этот доклад. Как и положено действовать в таких случаях, мы не станем выискивать в докладе мелкие огрехи и неточности, а займемся главным.

2

Но прежде чем заняться главным, нужно определиться, что же именно главное в трудах В. Суворова. Как ни странно, по этому вопросу существуют противоречия даже в среде его преданных поклонников. Кто-то полагает, что все свои книги В. Суворов написал для того, чтобы доказать — Сталин готовился летом 1941 года напасть на Германию, но Гитлер разгадал его намерения и ударил первым. Что же, этот тезис в трудах Владимира Богдановича действительно является одним из основных, но далеко не самым главным. Тем более что само желание напасть на Германию летом 1941 года вовсе не является криминалом.

Список стран — членов антигитлеровской коалиции достаточно обширен, причем большинство этих стран сами объявили войну Германии, начиная с Англии и Франции, которые, пользуясь терминологией Владимира Богдановича, «коварно ударили в спину Гитлеру», занимавшемуся решением своих проблем на Востоке. Я понимаю, что все эти страны стремились покончить с кровавым гитлеровским режимом ради идеалов свободы и демократии, Сталин же хотел заменить один кровавый режим другим. Но давайте копнем чуть глубже.

Сначала вспомним, как именно Запад «воевал» против Гитлера в 1939–1940 годах. Сколько бы могла продолжаться «странная война», если бы сами немцы не положили ей конец, ударив по Франции в мае 40-го? Отвечаю: до бесконечности. Ну а после ее окончания на континенте у Гитлера вообще не осталось ни одного противника, так что его режим мог бы просуществовать сколько угодно.

Предоставим слово В. Суворову: «21 июня 1940 года пала Франция. Разбой германских подводных лодок на морских коммуникациях резко усиливается. Над островным государством Великобритания, связанным со всем миром теснейшими торговыми связями, нависла угроза морской блокады, острейшего торгового, индустриального, финансового кризисов. Хуже того, германская военная машина, которая в тот момент многим кажется непобедимой, уже интенсивно готовится к высадке на Британских островах… 30 июня германскими вооруженными силами захвачен британский остров Гернси. В тысячелетней истории Британии совсем не много случаев, когда противник высаживается на Британских островах. Что последует за этим? Высадка в самой Англии? Гернси захвачен без сопротивления. Как долго будет сопротивляться Британия?» («Ледокол». Гл. 29.) Что отсюда следует? Да то, что не задумай Сталин напасть на Гитлера, свободой и демократией в Европе не пахло бы еще очень долго, может быть, даже в течение нескольких десятков лет. Получается, что люди Запада должны ежечасно возносить осанну Иосифу Виссарионовичу за то, что благодаря его намерению напасть на Германию Гитлер не смог покорить Британию. В результате англо-американские союзники получили возможность в 1944 году высадиться на континенте, и половина Европы следующие пятьдесят лет наслаждалась свободой и демократией (а вторая половина Европы жила в несколько лучших условиях, чем под Гитлером).

Собственно говоря, до появления трудов В. Суворова так оно и было. Запад отдавал должное Советскому Союзу за то, что он разгромил Гитлера (или помог его разгромить, по американской версии), и никого особо не волновало, был ли удар Гитлера по СССР превентивным или чисто агрессивным.

Так что, если бы Владимир Богданович «доказал» только то, что Сталин собирался напасть на Германию в 1941 году, никто на его труды особого внимания не обратил. Но дело в том, что он взялся доказать нечто другое — Советский Союз подготовил и развязал Вторую мировую войну. А это уже серьезно.

Логика В. Суворова такова: Советский Союз на протяжении всей своей истории мечтал завоевать весь мир. Поскольку сделать это своими руками большевики не могли, они разработали хитрый план с «Ледоколом Революции».

Вот цитаты:

«Сталин понимал, что Европа уязвима только в случае войны и что Ледокол Революции сможет сделать Европу уязвимой. Адольф Гитлер, не сознавая того, расчищал путь мировому коммунизму». («Ледокол». Предисловие.) «Это Сталин помогал привести Гитлера к власти и сделать из Гитлера настоящий Ледокол Революции. Это Сталин толкал Ледокол Революции на Европу. Это Сталин требовал от французских и других коммунистов не мешать Ледоколу ломать Европу. Это Сталин снабжал Ледокол всем необходимым для победоносного движения вперед». («Ледокол». Гл. 29.)

Основные тезисы страшного сталинского плана, который сумел разгадать Владимир Богданович, таковы:

Привести в Германии к власти сильного и агрессивного лидера (Гитлера). («Ледокол». Предисловие.)

Помочь Германии восстановить свою армию. («Последняя республика». Гл. 4.)

Втравить этого лидера в войну с Западом. («Ледокол». Гл. 4, 5.)

Всячески усыпить любые подозрения Гитлера относительно намерений СССР. («Ледокол». Гл. 6.)

Дать Германии как следует увязнуть в этой войне. («Ледокол». Гл. 6.)

Нанести Германии удар в спину. («Ледокол». Гл. 19.)

В скобках указаны главы, в которых В. Суворов наиболее четко сформулировал тот или иной тезис. Доказывает же их верность он на протяжении всех своих шести книг. Вот с этой системой доказательств нам и предстоит разбираться.

Начнем с конца.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.