Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 9

КОГО СОБИРАЛСЯ ОКРУЖАТЬ ЖУКОВ

Жуков — наступление. На фронте это знал каждый. Появление Жукова означало не простое наступление, но наступление внезапное, решительное и сокрушительное.

(В. Суворов. «День М»)
1

«3-я советская армия наносит внезапный удар на Сувалки. Ей навстречу идет 8-я армия из Прибалтики. С первых минут тут развернулись кровопролитные сражения с огромными потерями советских войск. Но у них преимущество: советские войска имеют новейший танк KB, броню которого не пробивают германские противотанковые пушки. В воздухе свирепствует советская авиация. Позади германской группировки высажен 5-й воздушно-десантный корпус, 8, 11 и 3-я советские армий увязли в затяжных кровопролитных боях со сверхмощной германской группировкой в Восточной Пруссии, но позади этого гигантг ского сражения советская 10-я армия, прорвав почти не существующую оборону, устремилась к Балтийскому морю, отрезая три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера (выделено мной. — В.В.) от остальных германских войск». («Ледокол». Гл. 33.)

Понимаете, в чем тут суть? Эти три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера оказались в Восточной Пруссии потому, что Гитлер готовил удар по СССР. А если бы не готовил, что бы тогда отрезала 10-я армия и зачем нужен был вообще ее удар?

Впрочем, если заглянуть в следующую книгу В. Суворова («День М»), окажется, что 10-я армия должна наступать совсем в другом направлении.

Сначала читаем «Ледокол»:

«Из района Львова самый мощный советский фронт наносит удар на Краков и вспомогательный — на Люблин. Правый фланг советской группировки прикрыт горами. На левом фланге разгорается грандиозное сражение, в котором Красная Армия теряет тысячи танков, самолетов и пушек, сотни тысяч солдат». («Ледокол». Гл. 33.)

В военной науке принято правым флангом считать тот, который находится справа, а левым тот, что слева, если смотреть в сторону противника. Уж не знаю почему (возможно, потому, что смотрит он на войну из Англии), но Владимир Богданович принял обратную схему. Впрочем, не в этом суть. Главное, из тридцать третьей главы «Ледокола» вообще совершенно непонятно, зачем нужен этот удар.

Спохватившись, В. Суворов дал объяснение в «Дне М»: «В 1940 году Жуков предложил другую схему вторжения.

В результате раздела Польши, в соответствии с пактом Молотова — Риббентропа, на западной границе образовались два мощных выступа в сторону Германии — в районах Белостока и Львова. Создалась ситуация, которая позволяла провести классическую операцию на окружение (выделено мной. — В.В.) — удары двух обходящих подвижных группировок. Проведением такого маневра обессмертили свое имя величайшие полководцы от Ганнибала при Каннах до самого Жукова на Халхин-Голе. («День М». Гл. 23.)

Прежде всего, чтобы провести классическую операцию окружения, нужно, чтобы было кого окружать. И Ганнибал при Каннах, и Жуков на Халхин-Голе (а потом и под Сталинградом) имели перед собой вражеское войско, которое можно было окружить. Летом 41-го в брестском выступе, который и должны были срезать войска из районов Белостока и Львова, тоже было большое количество немецких войск. НО ОТКУДА ЖУКОВ МОГ ЕЩЕ В 40-М ГОДУ ЗНАТЬ, ЧТО ОНИ ТАМ БУДУТ ЛЕТОМ 41-ГО!!!

2

Владимир Богданович не дает нам точной даты Жуковского предложения, только год. Но я сделаю смелое предположение, что Жуков начал разрабатывать свой план окружения немецких войск в брестском выступе после июня 1940 года. Логика проста: до мая этого года практически вся германская армия стояла на Западном фронте, а в мае — июне проводила Французскую кампанию. Значит, в упомянутом выступе просто не могло находиться более-менее приличное количество войск. Трудно было предположить, что Гитлер перебросит часть вермахта с запада на восток исключительно для того, чтобы предоставить Жукову возможность окружить их.

Совсем другая ситуация сложилась после разгрома Франции. На континенте у Германии врагов не осталось. Для высадки на Британских островах весь вермахт не нужен (чтобы разгромить практически переставшую существовать после Дюнкерка английскую армию, хватило бы тридцати дивизий). Большая же часть германских войск могла быть использована где-то еще. Например, для нападения на СССР. Началась разработка плана «Барбаросса». И в это же время Жуков начинает разрабатывать план грандиозной операции окружения. Совпадение? Если так, то весьма странное совпадение.

Так что же мы наблюдаем? Прежде всего ту же. самую картину подготовки к превентивному удару по изготовившейся к нападению германской армии. Кроме того, получается полная неясность, как же должна была использоваться 10-я советская армия. С одной стороны, она должна была «устремиться к Балтийскому морю», а с другой стороны — участвовать в «грандиозной операции на окружение».

Надо сказать, что в трудах кремлевских фальсификаторов никакой неясности с 10-й армией нет. По их словам, войска в белостокском выступе должны были использоваться тем или иным способом в зависимости от ситуации.

До начала войны не было известно, где именно немцы будут наносить главный удар, а где — вспомогательный. Существовало два возможных варианта, условно названных «Северный» и «Южный», и в зависимости от того, какой вариант изберут немцы, 10-я армия должна была рвануть или на север, или на юг.

Кремлевским фальсификаторам (они же коммунистические историки) мы, конечно, верить не будем. Но следует отметить, что в их рассуждениях нет логической неувязки, а в трудах Владимира Богдановича она присутствует. Чтобы ее снять, явно нужно что-то подправить в «главном». Попробуем это сделать.

В своих произведениях В. Суворов проводит мысль, что разгром Красной Армии летом 1941 года вызван тем, что она готовилась к наступлению. В тридцать третьей же главе «Ледокола» он описывает, как германская армия, изготовившаяся к наступлению, терпит сокрушительное поражение. То есть он разворачивает ситуацию на 180 градусов.

Но ведь ситуация должна разворачиваться вся, а не какая-то часть ее. Значит, то обстоятельство, что немцы готовились к превентивной войне против СССР, тоже должно быть развернуто на 180 градусов. Получается, Советский Союз летом 1941 года готовился к ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ ПРОТИВ ГЕРМАНИИ!

И сразу все становится на свои места. Германские армии, танковые группы и командный пункт Гитлера оказываются как раз там, где их можно отрезать мощным фланговым ударом, германские самолеты базируются как раз там и так, где и как их можно уничтожить внезапным бомбовым ударом.

Правда, остается неясным, как Жуков мог все это предвидеть годом раньше. Но и этот вопрос снимается при помощи волшебного слова «если». Жуков составил свой план на тот случай, ЕСЛИ Гитлер задумает напасть на СССР. Тогда он будет вынужден сосредоточить свои армии там, где Жуков сможет провести классическую операцию на окружение. Если вспомнить, что начало разработки плана «Барбаросса» приходится как раз на 1940 год и что советская разведка своевременно доложила об этом в Москву, все становится вполне логичным.

И загадка 10-й армии разрешается сама собой — на начало планирования намерения немцев нашему командованию не были досконально известны. Поэтому армию расположили там, где ее можно использовать при любом варианте. То есть так, как пишут коммунистические фальсификаторы.

Вообще-то ничего нового в этом нет. Оппоненты Владимира Богдановича давным-давно указали, что пресловутая операция «Гроза» как раз и была планом превентивного удара по подготовившимся к нападению германским войскам. Но, как я только что показал, вывод о превентивности подготавливаемого удара по Германии следует и из рассуждений самого Владимира Богдановича.

Но как тогда быть со следующим основополагающим тезисом В. Суворова — Сталин в возможность немецкого нападения не верил?





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.