Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 25

НАСТОЯЩИЙ БРИТАНСКИЙ ПЛАН

Кто такой Черчилль? Коммунист? Большой друг Советского Союза? Ярый сторонник мировой коммунистической революции?

(В. Суворов. «Ледокол»)
1

Итак, что же мы благодаря Владимиру Богдановичу установили со всей очевидностью:

1. К весне 1941 года Британия была при последнем издыхании.

2. Сдаться на милость Германии она не могла.

3. Британии жизненно необходимо было стравить между собой Германию и СССР.

4. Надеяться на то, что СССР сам нападет на Германию, не приходилось.

5. Заинтересовать или запугать СССР Британия не могла.

6. В Германии Британия имела агента влияния, который в значительной степени мог направлять германскую политику.

7. Британии было чем заинтересовать и чем запугать Германию.

Вывод отсюда может быть только один: Британия должна была приложить все усилия, чтобы натравить Германию на СССР.

И был составлен тайный план:

Через своего агента влияния убедить Гитлера, что Советский Союз крайне слаб в военном и экономическом плане.

Через этого же агента (а может, и через какого-нибудь другого, не думаю, что у британцев был в Германии всего один агент) намекнуть Гитлеру, что, если он в ближайшее время не ударит по СССР, Советский Союз рано или поздно сам нападет на Германию.

Если Гитлер, панически боящийся войны на два фронта, все же не нападет на СССР, начать с ним тайные переговоры.

В ходе этих переговоров сообщить Гитлеру, что в Англии есть влиятельная группа, которая сразу же после начала германо-советской войны сместит Черчилля и заключит с Германией почетный мир.

Убедить Гитлера, что после заключения мира Британия даст Гитлеру все, что ему потребуется в войне с Советским Союзом.

Пусть кто-нибудь попробует доказать, что хоть один пункт этого плана невыполним. Только прошу не приводить возражения морально-этического плана типа: «Ни один честный политик в Британии не пошел бы на тайные переговоры с Гитлером». Во-первых, в Британии был, по крайней мере, один политик, который вел, и не раз, даже не тайные, а совершенно открытые переговоры с Гитлером — Чемберлен (о деятельности которого мы подробно поговорим ниже). Во-вторых, весь этот план осуществляла британская разведка, а разведка и мораль — вещи несовместимые. А в-третьих, Владимир Богданович убедительно доказал, что у Британии просто не было другого выхода, как осуществить этот план. Так что о какой морали могли думать англичане в такой ситуации?

Однако одно дело, что план этот был вполне выполним, другое, был ли он выполнен?

Был.

2

О том, какой дезинформацией Канарис, с подачи своих британских хозяев, кормил Гитлера, я уже писал. Добавлю еще несколько штрихов.

«Характеристики БТ-2 никто не скрывал. Эти характеристики были известны всем, прежде всего германским генералам, например Гудериану, которого в свое время приглашали даже на наши танковые заводы, на учения и испытания танков.

Вернувшись из Советского Союза, потрясенный Гудериан написал книгу, в которой расписал и советские танки во всех деталях и подробностях, и мощь Харьковского завода, на котором они выпускались. Гудериан знал, что танки выпускаются и на Кировском заводе в Ленинграде. Предполагал, что на Сталинградском тракторном без проблем может быть налажено танковое производство, и еще на ряде заводов, которые, по его предположению, возводились где-то на Урале и за Уралом. Книга Гудериана стала бестселлером, ее перевели на несколько языков». («Самоубийство». Гл. 14.)

Признаюсь честно, я не знаю, о какой книге Гудериана пишет Владимир Богданович. Самой известной предвоенной книгой генерала была «Внимание, танки!», вышедшая в 1937 году, но в ней нет ни слова о Харьковском заводе и вообще о советских танках (все примеры Гудериан дает по английским и французским танковым войскам). Так что В. Суворов явно говорит о какой-то другой книге, которая в тридцатые годы была бестселлером, а после войны была вдруг так прочно забыта, что никаких ее следов мне найти не удалось. Придется верить Владимиру Богдановичу на слово. Нам ведь не привыкать? Так что будем считать, что такая книга была и написано в ней было именно то, о чем говорит В. Суворов.

Можно предположить, что Канарис книги Гудериана не читал. Пойдем дальше в своих предположениях и будем считать, что и никто из его подчиненных ее тоже в глаза не видел. Но как быть с германскими генералами, которые составляли план «Барбаросса»? Еще раз перечитаем приведенную цитату: «Эти характеристики были известны всем, прежде всего германским генералам». Так что среди генералов, планировавших войну, не мог не найтись хотя бы один, которому были известны характеристики советских танков, мощность танкостроительных заводов, а стало быть, и примерное количество танков в РККА. Если бы Канарис вообще ничего не докладывал о состоянии советских танковых войск, германский генштаб имел бы более-менее правильное представление о них. Значит, Канарис докладывал что-то такое, что успокоило генералитет вермахта. Например, что броня советских танков подобна скорлупе орехов. Или что моторесурс танковых двигателей так мал, что уже через год танк превращается в неподвижную груду металла.

Далее, после Брестского мира германская и австрийская армии оккупировали Украину. Они провели там без малого год (с февраля по ноябрь 1918 года), так что испытать все превратности украинского климата немцы смогли на своей шкуре. Осень в 1918 году, по свидетельству очевидцев, была ранней, дождливой и холодной. Уже в октябре установился снеговой покров, а в ноябре ударили морозы (практически как в 1941 году). Среди генералов вермахта были и те, кто в молодости проделал этот первый «поход на Восток», значит, о том, какова зима в России, они не могли не знать. Почему же они не вспомнили о ней, когда им была дана команда спланировать войну с Россией? Единственный вариант: кто-то их убедил, что погодные условия осени 1918 года были чем-то исключительным, что такие зима и осень бывают в России раз в сто лет, а вообще климат в России почти такой же мягкий, как в Германии. Кто же мог это сделать? Только начальник военной разведки Вильгельм Канарис.

Думается, подтверждений тому, что Канарис сделал все, чтобы Гитлер и его генералы не боялись начать войну с СССР, приведено достаточно. Так что первый пункт британского плана был выполнен.

3

На втором пункте я подробно останавливаться не буду. Дело в том, что совершенно не важно, был он выполнен или нет. Ведь как я уже доказал, если бы Гитлер был уверен в скором нападении Сталина, у него было два варианта действий — превентивный удар и глухая оборона. И далеко не факт, что он выбрал бы первый вариант, даже будучи уверен в слабости Красной Армии. Тут у нас опять выплывает проблема войны Германии на два фронта. Такие войны немцы вели неоднократно, еще со времен Фридриха Великого, и далеко не все эти войны кончались поражением Германии. Весь вопрос в том, как именно вести войну на два фронта.

Вспомним знаменитый план Шлиффена, по которому немцы планировали выиграть Первую мировую войну (и чуть ее не выиграли). Он предусматривал на первом этапе активные боевые действия на Западном фронте и оборону на Восточном. Основная масса германских армий должна была пройти по огромной дуге через Францию, загнать французские войска в северо-восточный угол и там уничтожить. В это время всего одна армия в Восточной Пруссии, опираясь на многочисленные укрепления, должна была сдерживать русских. Ну а после разгрома Франции, примерно через полтора месяца после начала войны, все германские войска перебрасываются на восток и решают русскую проблему.

Надо сказать, что «восточная» часть первого этапа была выполнена. Две русские армии, Самсонова и Раненкамфа, были разбиты и отброшены за пределы Восточной Пруссии. Не была выполнена «западная» часть плана. Из-за ошибок исполнителей (самого Шлиффена в то время уже не было в живых, а Мольтке-младший, которому пришлось приводить план в жизнь, не был военным гением) разбить французов не удалось.

Пришлось сменить направление действий. На западе германская армия стала в оборону, а на востоке пошла в наступление. Последовало катастрофическое отступление русской армии в 1915 году, немцы захватили громадные территории, но выбить Россию из войны им тоже не удалось. Тогда немецкая стратегия сменилась в третий раз — на востоке оборона, на западе наступление.

Как видите, во всех этих случаях на одном фронте Германия наступала, а на другом оборонялась. Причем каждый раз оборонялась она против того врага, которого считала более сильным. Кого же, Англию или Россию, счел бы Гитлер более опасным врагом в 1941 году? Скорее всего, Россию. Ведь Англия, как нам показал В. Суворов, в то время находилась при последнем издыхании, так что Гитлер мог надеяться быстренько покончить с ней, а уж потом заняться Советским Союзом.

Но такой вариант, естественно, Англию не устраивал. Значит, независимо от того, был ли осуществлен второй пункт их плана, они должны были перейти к третьему.

4

Признаюсь честно, приступая к разбору третьего и последующих пунктов британского плана, я оказываюсь в сложном положении. Владимир Богданович, по вполне понятной причине, ничего не пишет о событиях, происходивших в Великобритании в 1940–1941 годах. Так что я не могу подтвердить свои рассуждения его могучим авторитетом. Однако нужно отметить, что В. Суворов не пишет и ничего такого, что противоречило бы моей версии. Придется удовольствоваться этим.

Для начала стоит сообщить, что далеко не все британские политики были согласны с Черчиллем, что войну с Германией нужно вести до победного конца. Были среди них и такие, которые считали, что с Гитлером надо бы побыстрее заключить мир и сосредоточиться на борьбе с большевизмом. К таким политикам относился, например, Ллойд-Джордж (глава либеральной партии), в свое время приведший Британию к победе в Первой мировой войне. Он прямо говорил, что, если его опять призовут к власти, он тут же предпримет все, чтобы заключить почетный мир.

Как же так, спросите вы, как мог кто-то из англичан допустить мысль о мире с Гитлером, который стремился к мировому господству? Тут нужно учитывать такой нюанс: в программных документах германских фашистов речь шла не о господстве ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ, а о господстве АРИЙСКОЙ РАСЫ. А это, между прочим, далеко не одно и то же. К арийской расе, помимо немцев, относились, например, норвежцы, шведы и… англосаксы! Да, да, Гитлер считал англосаксов такими же арийцами, как и немцев. Ну, может быть, чуть похуже качеством. Он даже однажды высказался, что после победоносной войны с Россией, вычистив из прибалтийских провинций недочеловеков, освободившиеся территории он заселит англичанами, которым слишком тесно на своих островах.

Не стану утверждать, что эти идеи привлекали широкие массы англичан (фашистская партия Мосли была карликовой), но хочу подчеркнуть, что, так сказать, идеологическая несовместимость не могла служить причиной продолжения войны.

Конечно, не все подданные Его Величества были англосаксами (проще говоря, в Британии было немало евреев), но полагать, что рядовой англичанин согласится терпеть лишения продолжающейся войны исключительно для того, чтобы помочь несчастным немецким, французским и прочим евреям, было бы неправильным.

Так что, когда Гитлеру сообщили, что в Британии имеется группа влиятельных политиков, ратующая за мир с Германией, но готовая этот мир заключить только при условии начала войны с Россией, ничего невероятного в этом он усмотреть не мог.

Я еще раз подчеркиваю: совершенно не важно, была ли такая группа, могла ли она прийти к власти, главное, что Гитлер вполне мог поверить в ее существование и силу.

5

Настало время привести хотя бы один факт, подтверждающий то, что переговоры между немцами и какой-то влиятельной группой в Англии не только могли вестись, но и велись. Такой факт имеется.

Во время «странной войны» и Французской кампании вермахта в Британской военной миссии во Франции служил герцог Виндзорский. После того как с Францией было покончено, он почему-то не отправился прямиком в Англию, а надолго застрял в Португалии. Поскольку военная миссия, при которой состоял герцог, прекратила свое существование, жил он там в качестве частного лица (почему бы благородному джентльмену не отдохнуть в солнечной Португалии от тягот войны). Но через некоторое время Черчилль назначил герцога губернатором Багамских островов. Тем не менее Виндзор вовсе не спешил на Багамы (где, кстати, климат лучше, чем в Португалии), а продолжал торчать в Лиссабоне. Зачем? А затем, что он вел переговоры (совершенно неофициальные, по личной инициативе, разумеется) с германскими дипломатами об условиях мира!

В августе, после знаменитой речи Черчилля («ни за что и никогда») и начавшихся вслед за ней бомбежек Британии, герцог наконец-то собрал чемоданы.

Но!

Перед отъездом он сообщил своему португальскому посреднику в переговорах, что, ЕСЛИ СИТУАЦИЯ В БРИТАНИИ ИЗМЕНИТСЯ, герцог может вернуться в Лиссабон в течение 24 часов! О каком изменении ситуации в Британии тут могла идти речь? Только об одном: смене правительства и приходе к власти сил, готовых заключить мир с Германией.

Губернатор одной из британских колоний — это вам не командир авиабазы. Да и Виндзор — это вам не Гамильтон. К тому же источники указывают, что за спиной Виндзора стоял не кто иной, как тогдашний министр иностранных дел лорд Галифакс. Точно не известно, сам ли лорд затеял зондаж Германии на предмет мира (попытка герцога Виндзорского была не единственной) или им руководила какая-то группа влиятельных лиц. Впрочем, для нас это и не важно. Главное, в результате этих танцев немцы совершенно точно знали, что есть в Британии люди, и достаточно влиятельные люди, готовые пойти на заключение мира. Так что, когда британская разведка затеяла свою операцию по дезинформации Гитлера через Гесса, Гитлер принял дезу за чистую монету.

Тех, кто интересуется этой любопытной операцией и вообще историей полета Гесса, я отсылаю к книге смелого британского исследователя Питера Пэдфилда «Секретная миссия Гесса». Я же только перескажу основные моменты.

Где-то в начале 1941 года к Гессу обратились португальские посредники (те самые, что помогали переговорам герцога Виндзорского) и сообщили, что их британские друзья хотят выйти на контакт с кем-либо из руководителей Третьего рейха. Гесс пошел на этот контакт (нет сомнений, что с разрешения, если не по прямому приказанию, Гитлера), и завязалась оживленная переписка. Британским корреспондентом Гесса был тот самый герцог Гамильтон, но он дал понять, что за ним стоит влиятельная группа. Главной темой переписки была встреча Гесса с неким высокопоставленным британцем в Лиссабоне.

Однако британцам было не выгодно встречаться с Гессом на нейтральной территории. Дело в том, что там было сложно обеспечить полную секретность этих переговоров. Если бы просочились сведения о пребывании в Португалии одновременно Гесса и кого-либо из высшего английского эшелона власти, объяснить это простым совпадением было бы трудно. Следует также учесть, что в секретности переговоров были заинтересованы англичане (потому как с их стороны это была тонкая игра), а немцам, которые принимали эту игру за чистую монету, не было нужды особо следить за соблюдением секретности — все равно вскоре, после заключения мира с Англией, все выйдет наружу.

Другое дело, полет Гесса в Англию. Тут обе стороны должны соблюдать строжайшую секретность, так что британцам нечего было опасаться разглашения тайны при любом варианте развития событий. И эта операция британской разведки блестяще удалась.

6

Как видите, тот факт, что именно Британия натравила Гитлера на СССР, то есть является виновницей Великой Отечественной войны, доказан. Честно говоря, у меня нет желания негодовать по этому поводу и требовать от Англии компенсации за наши жертвы. Перед британским руководством в 1941 году стояла дилемма: или Гитлер начнет войну с Советским Союзом, или Британия перестанет существовать. Естественно, они сделали все, чтобы осуществился второй вариант. С моральной точки зрения это мерзко, но с государственной вполне разумно.

Британия, у которой «нет постоянных союзников, но есть постоянные интересы», не раз проводила и более хитрые и грязные комбинации. Например, есть версия, что Февральская революция в России была спровоцирована англичанами (и весьма хорошо аргументированная версия). Конец Первой мировой войны уже был близок, в нее совершенно точно вступали США, так что надобность в русском союзнике отпала. Между тем, если Россия окажется среди победителей, придется отдать ей Босфор и Дарданеллы, на что Британия пойти никак не могла (против этого она боролась на протяжении почти всего XIX века). Так что единственным благоприятным для Британии вариантом был вариант: война кончается поражением Германии, но России среди победителей нет. И именно этот вариант стал возможным в результате революции в России.

Кстати, проблема Черноморских проливов волновала Англию и в 1941 году. Если бы Сталин не заполучил войну с Германией, он в обязательном порядке занялся бы этой исконной проблемой России и в том случае, если бы продолжал мечтать о мировой революции, и в том, если бы занялся строительством нормальной империи. На этом вопросе я подробно остановлюсь ниже, пока же только скажу: если бы Англия в это время и не находилась при последнем издыхании, как утверждает В. Суворов, она все равно должна была стараться стравить Германию и Россию, исходя из своих постоянных интересов.

Пора нам заняться этими интересами. Начнем с того, что Британия была заинтересована в начале Второй мировой войны.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.