Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 26

КОГДА ВОЙНА СТАЛА МИРОВОЙ

На этот вопрос отвечают по-разному.

Единого мнения нет.

(В. Суворов. «Ледокол»)
1

Первая книга В. Суворова («Ледокол») имеет подзаголовок «Кто начал Вторую мировую войну» (выделено мной. — В.В.). И какой же ответ дает Владимир Богданович на поставленный им самим вопрос? Совсем не тот, который предполагает весь текст этой книги. Казалось бы, в книге должно прямо утверждаться «Советский Союз начал Вторую мировую войну», или «Сталин начал Вторую мировую войну», или хотя бы «коммунисты начали Вторую мировую войну». Но ничего подобного в книге вы не найдете. Там есть утверждения, что Сталин (СССР, коммунисты) спланировал войну, сделал ее неизбежной, дал сигнал к ее началу и тому подобное, но утверждения «Сталин начал Вторую мировую войну» вы не найдете. Так что же, В. Суворов вовсе не отвечает на главный вопрос своей книги? Отвечает: «В 1939 году Гитлер начал Вторую мировую войну…» («Ледокол». Гл. 3.)

Вот те на, ответ-то точно такой, какой до Владимира Богдановича давали все историки всего мира. Так стоило ли огород городить?

Кто-то может сказать, что это просто небрежность мастера, посвятив книгу разоблачению коварных планов большевиков, В. Суворов просто забыл прямо указать, что они же и начали Вторую мировую войну. Да и вообще, какая разница, кто сделал первый выстрел в этой войне, если виноват в ней Сталин? Стоит ли придавать значение таким мелочам?

Стоит.

Владимир Богданович своими трудами как раз и учит вниманию к мелочам. Он показал, как, взяв любую мелочь (типа даты начала формирования той или иной дивизии), можно раздуть ее в факт вселенского масштаба и сделать из нее далеко идущие выводы. Значит, он просто не мог не понимать, какие выводы следуют из того факта, что в книге отсутствует указание, что это СССР начал Мировую войну, но присутствует прямое указание на то, что начал ее Гитлер. Тем не менее он был вынужден такое указание сделать.

Почему? Да потому, что написать «СССР начал Вторую мировую войну» просто НЕВОЗМОЖНО!

2

Вот смотрите, вся шестая глава «Ледокола» посвящена поиску правильной даты начала Второй мировой. Путем нехитрых логических построений Владимир Богданович доказывает, что решение о ее начале было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 19 августа 1939 года. Тем не менее он не пишет в этой главе: «19 августа 1939 года СССР начал Вторую мировую войну». Наоборот, он пишет: «Любая попытка установить точную дату начала Второй мировой войны и время вступления СССР в нее неизбежно приводит нас к дате 19 августа 1939 года». («Ледокол». Гл. 6.) Чувствуете разницу? Например, Польша вступила во Вторую мировую 1 сентября 1939 года, но ведь не она начала эту войну.

Смотрим дальше: «Утром 1 сентября не только правительство Польши, не только правительства западных стран не знали, что началась новая мировая война, но и сам Гитлер не знал об этом». («Ледокол». Гл. 6.) Все правильно, в этот день началась локальная германо-польская война. А когда же она стала мировой?

3 сентября 1939 года, когда в нее вступила Англия!

Вспомним, что Англия тогда была не столько Англией, сколько частью Британской империи. Так что после объявления Англией войны Германии в эту войну автоматически вступили Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия и многие, многие другие доминионы и колонии. Так что 3 сентября 1939 года война действительно охватила весь мир.

Теперь сопоставим эти два факта, получается, что Гитлер начал войну, но он не знает, что начал мировую войну! Вот подтверждающая цитата: «Он начал войну против Польши в надежде на то, что это будет локальная акция, как захват Чехословакии. И это не пропаганда Геббельса». («Ледокол». Гл. 6.) А вот правительство Англии, объявляя войну Германии, никак не могло не знать, что война становится мировой. Таким образом, анализ текста «Ледокола» приводит нас к любопытному выводу: ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ НАЧАЛА АНГЛИЯ.

3

Кому-то может показаться, что это просто игра словами. Я мог бы ответить, что в таком случае и все труды В. Суворова та же игра словами. Однако делать я этого не стану, а приведу такие соображения.

Мог ли Сталин 19 августа 1939 года быть уверенным, что Англия и Франция объявят войну Германии? Да, они дали гарантии Польше, что будут защищать ее от немецкой агрессии. Но точно такие же гарантии существовали в отношении Чехословакии. У власти и в Англии, и во Франции стояли те же самые люди, которые меньше года назад продали эту самую Чехословакию Гитлеру со всеми потрохами. Так откуда же у кого-либо могла возникнуть уверенность, что с Польшей они не поступят точно так же?

Может, у Сталина были какие-то агенты в высшем руководстве этих стран, которые сообщили ему, что гарантии Польше будут выполнены со всем тщанием? Если бы это было так, Владимир Богданович нам бы об этом поведал. Или, если у него нет точных данных, хотя бы намекнул. Но вместо этого, в доказательство того, что после нападения Германии на Польшу неминуемо разразится мировая война, он приводит такую фразу: «1 сентября 1939 года, на рассвете, германская армия начала войну против Польши. Но в XX веке война в Европе автоматически означает мировую войну. Война действительно быстро захватила и Европу, и почти весь мир». («Ледокол». Гл. 6.) В XX веке в Европе были войны: итало-турецкая (1911–1912), две Балканские (1912–1913), советско-польская (1920), греко-турецкая (1920–1922), Гражданская война в Испании (1936–1939), итало-албанская (апрель 1939). Как известно, ни одна из этих войн не переросла в мировую. Конечно, все эти войны были мелкими, но ведь австро-сербская, из которой родилась Первая мировая, и германо-польская, ставшая началом Второй мировой, тоже масштабами не отличались.

Значит, и Польская кампания вермахта вовсе не обязательно должна была перерасти во Вторую мировую войну. И этот факт автоматически опровергает собственное утверждение Владимира Богдановича: «Пакт означал, что началась Вторая мировая война». («Ледокол». Гл. 10.)

Действительно, раз никто (кроме властителей Англии и Франции) не мог точно знать, последует ли за нападением Гитлера на Польшу объявление войны Англией и Францией, значит, пакт Молотова — Риббентропа давал зеленую улицу всего-навсего германо-польской войне. Тоже, конечно, не слишком красивое действо, но как-то оно меркнет в сравнении с обвинением в развязывании мировой войны.

Теперь давайте предположим невозможное: Сталин, который никому и никогда не верил на слово, вдруг поверил, что англичане с французами будут скрупулезно выполнять свои обязательства в отношении Польши. Что из этого следует? А то, что ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ ПЕРЕД ЛОКОМОТИВОМ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ЗАЖЕГ ЧЕМБЕРЛЕН 29 МАРТА 1939 ГОДА!

4

Именно в этот день были даны пресловутые гарантии Польше (Франция присоединилась к ним позже). В них, в частности, говорилось, что Британия поддержит Польшу против «любой акции, которая угрожает независимости Польши и сопротивление которой польское правительство считает необходимым». Как пишет неоднократно цитируемый В. Суворовым британский историк Линддел Гарт: «Неслыханные условия гарантий поставили Англию в такое положение, что ее судьба оказалась в руках польских правителей, которые имели весьма сомнительные и непостоянные суждения». (Линддел Гарт. «Вторая мировая война». С. 31.) Ну а, выражаясь в стиле Суворова, ключ от Второй мировой войны оказался на столе у поляков. Именно после 29 марта они заняли жесткую позицию в переговорах с немцами по поводу проблемы Данцигского коридора и других территориальных разногласий. Чувствуя за своей спиной поддержку Англии и Франции, они начисто отметали любые немецкие предложения. В конце концов Гитлер понял, что мирным путем проблему решить невозможно, и в АПРЕЛЕ 1939 года отдал приказ о подготовке войны против Польши.

Давайте подумаем, что было бы, если никаких гарантий англичане полякам не давали. Ясно, что поляки постарались бы как-то договориться с Гитлером. Мне скажут, что поляки ни за что и никогда не отдали бы немцам ни клочка своей территории. Не спорю. Только немцы от них этого и не требовали.

Строительство через территорию Данцигского коридора экстерриториальных железной и автомобильной дорог никак не затрагивало суверенитет Польши (напомню, что такие дороги, соединявшие ФРГ и Западный Берлин, имелись на территории Восточной Германии до самого конца ее существования). Что касается самого Данцига, так он и не входил в состав Польши, а являлся «самоуправляемым вольным городом под эгидой Лиги Наций».

Так что поляки вполне могли уступить Гитлеру. Более того, в ответ на эти уступки они могли получить от Германии очень многое. Например, территории на востоке. Кому-то покажется, что какие-либо совместные действия Польши и Германии на востоке невозможны. Напомню, что незадолго до описываемых событий Польша в полном согласии с Германией уничтожила Чехословакию. Даем слово Уинстону Черчиллю: «Англия… предлагает гарантировать целостность… той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства». (Черчилль. «Вторая мировая война». С. 163.) Так что могла Польша «с жадностью гиены» принять участие в разделе Литвы, Белоруссии, Украины. Однако, получив гарантии Англии и Франции, она решила поучаствовать в разделе Германии.

Посмотрим, какие еще доказательства можно найти в подтверждение виновности Англии в начале Второй мировой войны. Опять обращаемся к неисчерпаемому роднику мудрости, к «Ледоколу». В неоднократно цитируемой шестой главе есть такие слова: «По странному стечению обстоятельств именно в этот день — 1 сентября 1939 года — 4-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла закон о всеобщей воинской обязанности». И чуть ниже: «Зачем же Советскому Союзу всеобщая воинская обязанность? Коммунисты в один голос отвечают: в этот день началась Вторая мировая война, мы в ней участия принимать не хотели, но приняли меры предосторожности». Дальше В. Суворов с присущим ему блеском разбивает все выдумки коммунистических фальсификаторов. Он указывает, что никто во всем мире не мог знать, что началась эта самая мировая война, значит, объяснить введение в СССР воинской повинности ее началом невозможно. Все верно, но давайте посмотрим, когда воинская повинность была введена в Англии? 27 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА!

Вот так вот, англичане начали готовиться к войне тогда, когда никто в мире не только не знал, что начавшаяся война будет мировой, но и не мог знать, что она вообще начнется. А Чемберлен знал. Откуда?

Опять-таки послушаем Черчилля: «Введение воинской повинности на этом этапе, конечно, не дало нам армии… Ее надо было обучить, а затем и вооружить. Однако этот символический жест имел исключительно важное значение для Франции и Польши, а также для других стран, которые мы щедро одарили нашими гарантиями». (Черчилль. «Вторая мировая война». С. 166.) Черчилль сам называет жест «чисто символическим», подчеркивая то, что воевать всерьез с Германией Англия не собиралась. И указывает, для чего он предназначался, — подтолкнуть Францию и Польшу к войне с немцами. Пусть они воюют с Гитлером, а мы пока обучим и вооружим свою армию и в подходящий момент ударим по нему.

Как же так, скажете вы, Сталин создал «Ледокол Революции», пустил его в плавание, а начала Вторую мировую почему-то Англия.

Ну что же, значит, нам пора заняться историей «Ледокола Революции».





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.