Онлайн библиотека PLAM.RU




Глава 28

ЛЕДОКОЛ ПОЛУЧАЕТ ОСНАСТКУ

Если бы Сталин хотел мира, то он должен был всячески мешать возрождению ударной мощи германского милитаризма: ведь тогда Германия оставалась бы слабой в военном отношении страной.

(В. Суворов. «Ледокол»)
1

Наверное, не все знают, но спуск корабля на воду вовсе не означает окончание его постройки. Обычно на стапеле возводят корпус и устанавливают в него самые тяжелые механизмы. Потом следует период достройки на плаву, когда корабль получает всю необходимую ему оснастку. Наш «Ледокол Революции», успешно спущенный на воду в марте 1933 года, оснастки не имел. Да, фашисты пришли к власти, внутри страны они могли делать все, но взломать Европу им пока было не по силам. Хотя бы потому, что германская армия (рейхсвер) состояла всего из 100 тысяч человек, не имела ни танков, ни авиации.

Кто же вложил оружие в руки фашистов?

Владимир Богданович не обещал нам отдельную большую книгу на эту тему, а дал указание: «Два выдающихся российских историка Юрий Леонтьевич Дьяков и Татьяна Семеновна Бушуева опубликовали книгу потрясающей силы «Фашистский меч ковался в СССР». Какое звучное и емкое название! Уже в названии содержится все». («Последняя республика». Гл. 4.)

Мы уже знаем, если В. Суворов, вместо того чтобы написать собственную «отдельную большую книгу», начинает нам расхваливать чужую, это неспроста. Но книга Дьякова и Бушуевой, в отличие от труда Томаса Вайнгартнера, вполне доступна в России, так что давайте с ней ознакомимся. Впрочем, особо подробно вникать в нее нет необходимости. Еще раз напомню, В. Суворов пишет: «Какое звучное и емкое название! Уже в названии содержится все». Между тем полное название этой книги «Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922–1933» (выделено мной. — В.В.). Вот уж действительно, в названии содержится ВСЕ. Каждому школьнику понятно, что, если в ней речь идет о событиях 1922–1933 годов, о ФАШИСТСКОМ МЕЧЕ там и речи быть не может!

Тем не менее заглянем в эту «книгу потрясающей силы».

2

Надо сказать, она действительно потрясает. Потрясает тем, какую помощь оказали НЕМЦЫ молодой Красной Армии. Вот некоторые факты: в ноябре 1922 г. фирма «Юнкере» получила концессию на производство в СССР самолетов и моторов (естественно, эти самолеты и моторы использовались преимущественно в РККА). Фирма «Хейнкель» разработала специально для Красной Армии истребитель HD-37 (И-7). Она же создала гидросамолет Не-55 (КР-1) и катапульту для него, которую установили сначала на линкоре «Парижская коммуна», а потом на крейсере «Красный Кавказ». С 1925 г. начала работу Липецкая авиашкола, в которой подготовлено около 120 летчиков и механиков обеих стран. С 1926 г. в Советском Союзе действовала секретная немецкая танковая школа, в которой немецкие инструкторы обучали офицеров рейхсвера и РККА. И так далее и тому подобное.

Но не это главное, для не шибко сообразительных читателей Владимир Богданович специально подчеркнул: «Книга Дьякова и Бушуевой хороша тем, что заставляет думать». Вот и давайте думать.

На дворе 1922 год. В России только что закончилась Гражданская война. Красная Армия, которая в Гражданской войне брала преимущественно числом, теперь сокращена до полумиллиона. Значит, надо брать не количеством, а качеством. Но в стране страшная разруха, тяжелая промышленность, которая и до 1917 года не была особо мощной, практически перестала существовать. Нужны новые самолеты, танки, артиллерийские системы. Но кто будет их проектировать? В царской России таких специалистов кот наплакал, а теперь еще и многие из них эмигрировали. А рядом лежит Германия, в которой безработных авиационных, танковых и артиллерийских конструкторов хоть пруд пруди. Так пусть немецкие конструкторы поработают на нас, пусть они создадут для РККА (ну и для себя, конечно, кто же даром-то работать будет) новые образцы техники, а главное, научат этому наших инженеров.

Германская армия в Первую мировую войну имела опыт использования танков и борьбы с ними, так дадим немцам полигон, на котором они смогут испытать свои новые модели, а заодно научат наших командиров, как же использовать танки в бою.

Вот, собственно говоря, и все. Да, советские заказы действительно помогли немцам сохранить квалификацию своих конструкторов в то время, когда они не могли работать на немецкой территории, но далеко не всем конструкторам. Например, знаменитый Вилли Мессершмитт основал свою фирму в 1923 году в Германии. Сначала она занималась легкими спортивными самолетами (иметь которые Германии не запрещалось), но после 1933 года вдруг оказалось, что его навыков и знаний вполне достаточно для проектирования истребителей. Фирма «Дорнье», занимавшаяся летающими лодками и бомбардировщиками, строила свои самолеты в Голландии, а фирма «Юнкере» не только в СССР, но и в Швеции.

Не буду утомлять читателя скучными подробностями о том, что и где еще строили немцы в обход версальских ограничений. И так понятно, что немецкий меч ковали всем миром. А вот после того, как он стал фашистским (после 1933 года), отказался принимать участие в его дальнейшей ковке и точке только Советский Союз.

3

Впрочем, вскоре фашисты получили возможность ковать свой меч своими руками и на своей территории. В 1935 году Гитлер объявил, что он больше не намерен выполнять версальские ограничения и приступает к строительству полноценной армии. По логике вещей, тут бы наш недостроенный «Ледокол Революции» должен был пойти ко дну. Почему? Да потому, что гарантами этого договора были Англия и Франция, у которых, хоть вместе, хоть порознь, вполне хватало сил, чтобы пресечь военные эксперименты Гитлера.

Опять давайте думать. Военные статьи Версальского договора были направлены на то, чтобы Германия больше никогда и ни за что не могла развязать европейскую войну. Именно для этого численность рейхсвера была сведена к смешной цифре 100 тысяч человек, для этого же немцам запретили иметь военную авиацию, танки, тяжелую артиллерию и подводные лодки. И вот теперь Гитлер все эти ограничения сам с себя снимает.

Зачем? Гитлер, естественно, говорит, что для обороны. От кого же он собирается обороняться? Можно даже не рассматривать, кто там соседствует с Германией и какие у этих соседей в отношении нее планы. Потому как, если кто-то хотел бы напасть на Германию, за истекшие пятнадцать лет он имел для этого все возможности. Я, конечно, далек от того, чтобы утверждать, что все соседи Германии были невинными голубками, та же Польша хотела бы кое-что оттяпать у соседа. Но дело в том, что, являясь гарантами Версальского договора, Англия и Франция тем самым гарантировали целостность и независимость Германии.

Так что и напасть на Германию могли только они. Но зачем им это нужно?

Короче говоря, как в таких случаях пишет В. Суворов: «Оборонительную концепцию прошу не предлагать». Значит, Германия собиралась нападать сама или, по крайней мере, пугать кого-то своей возрожденной армией. Кого?

Список не так уж велик. Претензии у немцев были к Польше, Чехословакии, Бельгии и Франции, значит, именно им и нужно беспокоиться. И они забеспокоились.

В этих странах начали раздаваться громкие голоса, что немцы окончательно зарвались, что нужно крепко дать им по рукам, чтоб неповадно было. Возможностей у соседей Германии, да даже у одной только Франции, вполне хватило бы, так что следовало ожидать интервенции в Германию, после которой Гитлер отправился бы опять в какую-нибудь крепость писать следующие тома своих мемуаров. Впрочем, не нужно было даже интервенции, достаточно было Англии и Франции нахмурить брови и сказать: «Низ-зя!», Гитлер тут же пошел бы на попятную. Опубликованные после войны дневники и мемуары многих видных деятелей Третьего рейха неумолимо свидетельствуют, что Гитлер в то время еще не готов был идти до конца. Не было у него ни сил, ни возможностей.

4

Что тут делать было Иосифу нашему Виссарионовичу? От «Ледокола Революции», без которого ему и жизнь не мила, того и гляди, только бульбочки на воде останутся. Значит, в советской прессе должна начаться шумная пропагандистская кампания в защиту прав немецкого народа.

Надо сказать, что еще Ленин назвал Версальский мирный договор «грабительским», и советская пропаганда не уставала это подчеркивать. Так что ей всего-то и нужно было придерживаться прежней линии и громко заявить — хватит издеваться над немцами, хватит держать их в тисках грабительского договора, пора дать немцам равные права со всеми европейскими державами. Есть какие-либо следы такой кампании в советской прессе?

Нет.

А что есть?

Есть обратная реакция!

Я не стану утомлять читателя перечнем тех шагов, которые предпринял Советский Союз, чтобы предотвратить опасность возрождения германского милитаризма. «Всем известно», что все это делалось только для вида, что на самом деле коммунистам была нужна война в Европе, а за миролюбивыми заявлениями они скрывали свои агрессивные намерения. Но что было бы, если бы Запад вдруг принял какое-либо советское предложение?

Так что факт остается фактом, в 1935 году Сталин совершенно не боялся, что его «Ледокол Революции» потерпит крушение. Почему? Потому, что голоса в защиту права Германии иметь современную армию раздавались достаточно громко. Только не в СССР, а в Англии. И не просто в прессе, а в британском парламенте.

Конечно, английское правительство (как и французское) направило Германии ноту протеста. Французская нота была резковата, а вот британская составлена в самых сдержанных выражениях. Как писали в то время немецкие газеты: «Английское правительство проявило должное понимание новой обстановки». Что в переводе на обычный язык означает: англичане погрозили пальчиком, одновременно поощрительно подмигивая. Естественно, Гитлер счел возможным отклонить эти ноты (понимая, что Франция, как бы она ни бушевала на словах, одна, без Англии, воевать с Германией не станет).

Дальше наша история приобретает почти детективный характер. Выразив на словах свое неудовольствие действиями Гитлера, английское правительство 18 июня 1935 года заключило с ним военно-морское соглашение, по которому Германия имела право увеличить свой флот до 35 % от британского, причем тоннаж подводных лодок мог достигать и 45 % от тоннажа английских ПЛ!

Тут нам нужно осознать две вещи: до заключения этого соглашения действия Германии в военной сфере были совершенно незаконны. Гитлер в одностороннем порядке нарушал условия Версальского мира, за что его можно (и нужно) было покарать. Как я уже говорил, Англия была гарантом этого договора, заключив же соглашение с Германией, она сама нарушила Версальский мирный договор, который, таким образом, превратился в пустую бумажку. И все действия Гитлера после 18 июня стали вполне законными.

Другая сторона вопроса. Во время Первой мировой войны немцы смогли нанести Британии значительный ущерб своей подводной войной. Некоторые исследователи даже полагают, что, если бы не колебания кайзера, который то объявлял неограниченную подводную войну, то отменял ее, Германия вообще могла где-то к концу 1917 года привести экономику Англии к полному краху. Так что англичане прекрасно представляли, какую опасность лично для них несут подводные лодки. Поэтому Германии и запрещалось иметь их. Более того, на послевоенных конференциях по морским вооружениям (Вашингтонской и Лондонской) англичане предлагали вообще запретить строительство подводных лодок как антигуманного оружия. Поддержали их только американцы, в то время как Франция, Япония и Италия были не столь уязвимы для ПЛ, зато хотели сами иметь на всякий случай оружие против тех же Англии и США. И вот теперь англичане соглашаются на то, чтобы немцы начали строительство этого смертельно опасного для Англии оружия! Более того, цифра 45 % была не окончательной, немцы имели право после простого уведомления Англии довести свой подводный флот до 100 % британского!

Сейчас нам известно, что это роковое решение чуть было не привело Англию к краху. Немецкие ПЛ, действовавшие с гораздо большей эффективностью, чем в 1914–1918 годах, чуть было не поставили Британию на колени. Но не для этого же англичане разрешили немцам иметь подводный флот. Тут уместно вспомнить высказывание В. Суворова: «В сталинском плане что-то не сработало, что-то пошло не так, как замышлялось. Вооруженная нами Германия на нас же и напала. Но не для этого же мы ее вооружали!». («Последняя республика». Гл. 4.) Замените в этой фразе слово «сталинском» на «британском», а «нами», «нас» и «мы» на «ими», «них» и «они», и вы получите ситуацию, в которой оказалась Англия в сентябре 1939 года. И обратите внимание, что вот этот «подводный» меч никак не мог быть выкован в СССР. К его созданию приложила руку Англия, и только Англия. Конечно, англичане сами не помогали немцам проектировать и строить ПЛ, да в этом и не было необходимости (немцы уже в 1918 году в подводном судостроении были впереди планеты всей, а в межвоенный период строили и испытывали новые ПЛ в Голландии). Но без разрешения, более того, прямого поощрения Англии заняться строительством подводных лодок Германия не могла. Так против кого же ковался этот меч?

Поищите на карте мира страну, которая была бы связана с остальным миром десятками и сотнями ниточек морских путей, которая могла бы вмешаться в события в Европе только при условии безопасности своих морских коммуникаций. Неужели не нашли? Да США же!

Как, воскликнете вы, неужели Англия ковала фашистский меч против своего самого верного союзника по Второй мировой? Вспомним в очередной раз крылатую фразу «У Британии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы». И в то самое время, о котором я веду речь, эти интересы вступили в резкое противоречие с интересами США.

5

В 1929–1931 годах во всем мире (кроме СССР, естественно) бушевал экономический кризис. Начался он в США, причем как кризис перепроизводства. Не знаю, как в нынешних, а в советских учебниках истории были иллюстрации, на которых в топках электростанций сжигалось зерно, в реку выливалось из бидонов молоко, а рядом туда же сыпался сахар. То есть разных товаров и продуктов в США производилось много, но продать их было невозможно. В результате пришло в расстройство все хозяйство США, а потом и всего мира (потому как Уолл-стрит уже тогда был мировым финансовым центром). Американцы сумели справиться с кризисом, но за ним потянулись долгие годы так называемой Великой депрессии. Нужно было срочно найти рынки сбыта для своих товаров. Но мир в то время был уже весь поделен, на карте не осталось ни одного клочка суши, который не принадлежал кому-нибудь. И США заговорили о «свободе торговли», «политике открытых дверей» и прочих весьма неприятных для колониальных держав вещах. А крупнейшей колониальной державой была Британская империя, «над которой никогда не заходит солнце». Понятно, что спокойно наблюдать демонтаж колониальной системы (который в реальности произошел после Второй мировой, но подготавливался до нее) британцы не могли. А реального инструмента, чтобы предотвратить его, в их руках, увы, уже не было.

Тут надо вспомнить, что долгое время Британия в области строительства флота придерживалась так называемого мультидержавного стандарта. То есть Британский флот должен был быть больше, чем флоты всех остальных стран, вместе взятые. Пока флоты состояли из парусных линкоров или даже броненосцев, Англия могла выдерживать этот стандарт без особого напряжения. Но когда на сцене появились дредноуты, а за ними и сверхдредноуты, содержать такой флот стало не по карману даже Британии. Пришлось перейти к двухдержавному стандарту. И накануне Первой мировой войны английский флот был больше суммы двух любых европейских флотов. Однако после войны и это стало слишком накладно для Англии, которая из крупнейшего мирового кредитора превратилась в должника США. Вот тогда-то и начались переговоры об ограничении морских вооружений (на которые до войны Англия не шла ни под каким видом).

На Вашингтонской конференции была принята в отношении флотов США, Великобритании, Франции, Италии и Японии формула 5:5:3:1,75:1,75. То есть флоты Англии и США могли быть равны между собой, а флоты остальных морских держав относились к ним как 3 к 5 и 1,75 к 5.

Это соотношение было составлено с учетом интересов всех участников и в то время всех устраивало. Правда, Италия сначала требовала для себя равенства с Францией, но чисто для проформы. У нее в то время и не было возможности построить мощный флот (к началу войны, когда все ограничения уже давно не действовали, итальянский флот только-только добрался до установленного Вашингтонским договором предела).

На момент подписания этого договора общий баланс сил был в пользу Англии. Япония была союзником Британии (правда, по настоянию США был расторгнут англояпонский договор, действовавший еще с 1902 года, но англичане полагали, что в случае конфликта с США Япония выступит на их стороне). Франция воевать вообще ни с кем не собиралась, на континенте у нее просто не было серьезных противников, а ввязываться в конфликт с морскими державами французы после Трафальгара закаялись. В Америке же в то время у власти стояли изоляционисты, которые считали, что Америка сама по себе, а весь мир сам по себе. Флот там строился исключительно «чтоб был», так что равенство с Англией США вполне устраивало.

На первой Лондонской конференции (1930 год) соотношение флотов было несколько изменено, но общий баланс сохранился. Но к 1935 году ситуация изменилась. Япония ввязалась в войну с Китаем, вторгнувшись тем самым в сферу британских интересов. Итальянцы готовились к агрессии в Эфиопию (началась она в конце 1935 года, но уже в начале его было ясно, что итало-абиссинская война неизбежна). Франция, заключив договор о взаимопомощи с СССР, вообще о своей безопасности больше не беспокоилась. Вот тут-то англичане поняли, что пришла пора создать себе нового союзника как на суше, так и на море.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.