Онлайн библиотека PLAM.RU  




№48. Стенограмма пленарного заседания комиссии ГВС


25 апреля 1940 г.


Комиссия по рассмотрению системы вооружения под председательством т. Ворошилова[222]

Ворошилов: Предлагается следующий порядок проведения совещания:

1) Артиллерийское вооружение,

2) Стрелковое вооружение,

3) Минометно-минное вооружение,

4) Авиационное вооружение,

б) Автобронетанковое вооружение,

6) Управление снабжения горючим,

7) Инженерное,

8) Химическое.

Вопрос к т. Савченко. Как Вы думаете докладывать?

Савченко: Я полагаю сначала дать название калибра, его краткую характеристику и т.д., считаю, что мне на это потребуется минут 30. Я думал, что будет рассматриваться каждый образец в отдельности.

Мехлис: Мне кажется, что это будет очень трудно. Я полагал бы, чтобы каждый начальник Управления должен представить отработанный документ обязательно в письменном виде. Остановиться на тех образцах, которые себя не оправдали, и, главное, нужно сказать, какая система вооружения интересна, заслуживает внимания и каких образцов у нас нет.

Ворошилов: Тов, Савченко должен нам доложить всю свою систему вооружения, а мы должны рассмотреть ее и решить, нужна она или нет.

Кулик: Я считаю нужным дать анализ системе вооружения.

Штерн: Когда мы получаем мелкокалиберную зенитную пушку?

Ворошилов: Разрешите приступить к обсуждению.

Кулик: По 45-мм пушке оставить ее так, как она есть, и не следует ее портить.

Ворошилов: Товарищи, пушка эта хорошая, и я предлагаю ничего не переделывать и оставить ее на вооружении.

Воронов: Я предлагаю к ней добавить картечь. Пушку эту оставить, ввести картечь, а над новой придется поработать и поконструировать.

Штерн: Пушка эта хорошая, но сейчас нужно работать над повышением толщины брони. Предлагаю пушку оставить.

Ворошилов: Нельзя от 45-мм пушки ожидать, что она будет брать любую броню.

Кулик: Я еще раз вношу предложение — оставить ее как она есть.

Ворошилов: Значит, есть предложение пушку оставить как она есть, и второе, поручить АУ немедленно заняться разработкой новой пушки.

Кулик: У нас на одном из заседаний появилась мысль о 95-мм пушке. Эта мысль неслучайна, и над этим следует подумать.

Ворошилов: Я думаю, нужно разработать, может быть, 50-мм или 70-мм пушку с замечаниями, которые здесь даются по увеличению брони. У Вас, т. Савченко, что-либо делается по этому вопросу?

Воронов: Я считаю, что от 45[мм] до 60[мм] нужно работать и над новым оружием, а эту пушку нужно иметь.

Ворошилов: Я предлагаю состоящую на вооружении пушку оставить, но АУ поручить разработку новой системы, т.е. от 50-мм до 60-мм.

Это предложение принимается.

Савченко: Мне кажется, что здесь следует обратить внимание на вес.

Ворошилов: Мы здесь этого вопроса решать не можем, т. к. эта пушка не будет как дивизионная пушка. Следовало бы восстановить производство картечи.

Кулик: Нужно немедленно дать осколочный снаряд по пулеметам.

Штерн: Я предлагаю установить не более 20%, бронебойность 15% и остальных 70%.

Ворошилов: Я думаю, что правильно оставить 25% бронебойных, картечи 5%, остальных 70%, (20% от 100% баллистика бронебойные, старые и 50% штатный осколочный снаряд).

Савченко: Артуправление считает необходимым [начать] разработку новой пушки.

Кулик: По полковой пушке я считаю необходимым снизить вес и отказаться от такой дальности.

Козлов: Я предлагаю в этой системе снизить вес и даже пойти на то, чтобы немного снизить дальность.

Воронов: Нужно иметь пехотную пушку-гаубицу и дать максимальный вес.

Ворошилов: Оставить существующую систему вооружения. Поручить АУ разработать новый образец полевой пушки-гаубицы весом не более 500 кг, дальность 5 км, с полуавтоматическом затвором[223], отказаться от ведения огня из этой пушки по броне[224].

Клич: Здесь необходим более широкий угол стрельбы.

Ворошилов: Огнестрельность для полевой пушки не нужна.

Савченко: Тов. Маршал, как прикажете приступить с разработкой двух полевых пушек?

Ворошилов: Наша пушка 45-мм не хуже, но несколько нужно повысить калибры.

Савченко: Германская армия имеет 37-мм пушку, а 47-мм не известно, введена или нет. Следует обратить внимание, что все эти пушки старых годов изготовления.

Байков: Нужно решить вопрос о шрапнели полевой пушки. Я считаю вместо шрапнели принять дистанционную гранату.

Ворошилов: Шрапнель нужна.

Штерн: В Монголии и на Хасане мы шрапнелью не пользовались. Нужно сказать, что шрапнель применяется больше от паники. Я предлагаю вопрос о шрапнели не ставить.

Ворошилов: Поскольку люди этот вопрос поднимают, считаю нужным его обсудить.

Штерн: Я видел 1000 осколков снарядов больших, а отсюда нам нужно поставить вопрос именно об осколках снарядов, а не о шрапнели.

Ворошилов: Речь идет о том, нужно ли оставить шрапнель, по-моему, может быть, в небольшом проценте в отдельных видах артиллерии шрапнель не нужна, а вообще отказываться от нее нельзя.

Воронов: Шрапнель не нужна, а вместо нее ввести дистанционную и осколочную гранату на рикошетах.

Павлов: Я попытаюсь экономику не трогать, а для 76-мм пушек шрапнель в небольшом проценте нужна.

Кулик: В 1927—28 гг. мы пришли к заключению, что шрапнель может действовать до 2-х километров — это первое, и второе, это иметь шрапнель для самообороны. Я считаю, что стрельба шрапнелью — искусство.

Савченко: Рикошетная стрельба полностью заменяет стрельбу шрапнельную. Рикошетная стрельба действует на определенной дистанции до цели, снаряд должен упасть, и затем на высоте 15—20 м он взрывается при определенных углах стрельбы.

Клич: В Испании в 2-х бригадах противник очень часто применял шрапнель, а мы применяли ее немного.

Козлов: Вопрос — может ли этот снаряд действовать в лесных условиях?

Дальше вопрос об экономических вопросах — не наше дело, и правильно по этому поводу дал свои замечания товарищ нарком. Я считаю, что пять или три процента шрапнели сохранить на вооружении в армии, и, может быть, не обязательно, чтобы она была из свинца.

Савченко: Французы стреляли всю французскую войну с рикошетов.

Ворошилов: Я полагаю возвратиться к производству шрапнелей в небольшом количестве из свинца или какого-либо другого материала, и имеется второе предложение — не иметь ее совсем. Кто за то, чтобы иметь шрапнель, — 7 человек. Кто против — 11 человек, значит большинство, против, голосуют только члены комиссии.

Решение: Шрапнель не иметь, иметь дистанционную гранату. Ввести опыт стрельбы с рикошетом, как заявляют артиллеристы, это вполне заменяет шрапнель.

Савченко: 76-мм пушка дивизионная образца 1939 г. введена на вооружение и пошла в валовом производстве. Ф-22 вес 1 670 кг. Пушка образца 1939 г. вес 1 490 кг, дальность у Ф-22 1 350 м[225], а это 13 200 м[226].

Ворошилов: Сколько таких объектов, которые ниже наших.

Савченко: У нас скорострельность — 20—25 выстрелов.

Воронов: Я предлагаю, эту пушку нужно оставить, она отработана и представляет из себя вполне хороший образец, а АУ поручить работать над орудием 95-мм.

Ворошилов: Эту пушку оставить на вооружении и продолжать производить. Одновременно АУ ускорить испытание двух новых — 95 и 107-мм пушек.

[Решение:] 1). Пушка дивизионная остается и 2). АУ ускоренным темпом вести работу по 95 и 107-мм пушкам с тем, чтобы их испытать и затем доложить в Правительство.

Мельников: У меня есть предложение — доработать для этой пушки химический осколочный снаряд и также дымовой.

Савченко: 122-мм дивизионная гаубица 1910/30 г. Вес гаубицы — 1 500 кг, дальность 9 км. Гаубица обр. 1938 г. — вес 2 200 кгр., дальность 12 км. Новая гаубица на фронте еще не была. Мы введением нового снаряда добиваемся 13 км дальности. Здесь неудобства следующие: придется возить отдельно снаряды, так как это делается и у немцев.

Кулик: Я считаю, что новая гаубица будет в составе второго полка — на конной тяге.

Ворошилов: Какие имеются замечания и предложения по этому вопросу.

Решение: Принять обе системы так, как они есть.

Байков: Я предлагаю снаряд сталистого чугуна для гаубицы 1938 г. не давать.

Савченко: Я хочу добавить, что мы за границей в Германии пытались выявить вопрос, есть ли у них сталистый чугун, и ни одного снаряда не видели. Поэтому предложение т. Байкова правильное.

Предложение: Для 120-мм гаубицы 1910/30 г. снаряд из сталистого чугуна считать осколочным снарядом и иметь его в количестве 30%; для гаубицы 1938 г. снаряда сталистого чугуна не иметь. Иметь в небольшом количестве, один-два процента зажигательных снарядов 122-мм.

Кулик: Я считаю, что сталистый чугун и по живой силе, и по полевым укреплениям в летний период хорош.

Павлов: Я предлагаю оставить тот же процент, что и у 122-мм для 1910/30 г.

Ворошилов: Я считаю, что прекращать работу по изготовлению снарядов из сталистого чугуна нельзя, и то, что немцы не имеют, значит, они не успели, но, безусловно, над этим работают и там экономики не учитывают. Мы делали в 1929—30 гг. снаряды из сталистого чугуна и имели снаряды из сталистого чугуна, и снаряды были хорошие, а потом людей растеряли, и вообще никто на это не обращал внимания, но от них отказываться нельзя, и здесь мы этого не разрешим. Может быть, нужно какой-либо другой металл, и может, это будет дешевле в два-три раза и т.д. Немцы, безусловно, нам не покажут, что они имеют, и никто другой не будет показывать, как и мы сами. Поэтому нужно продолжать работу над дальнейшим изысканием путей получения снарядов сталистого чугуна для всех систем, и для старых, и для новых.

Решение: Для старых систем иметь 30% снарядов из сталистого чугуна, что же касается новых систем 122-мм — необходимо продолжать научно-исследовательскую, испытательскую, изобретательскую работу по изготовлению снарядов из сталистого чугуна, но этого надо обязательно добиться.

Байков: Предлагаю по 152-мм иметь бронебойный снаряд против танков.

Решение: Признать необходимым иметь для 152-мм новой гаубицы М-10 бронебойный снаряд в небольшом проценте.

Савченко: 107-мм корпусная пушка 1910/30 г. существующая по сегодняшний день на вооружении, но снята несколько лет с производства. Отрабатывается 107-мм пушка и боекомплект.

Ворошилов: Какие будут предложения?

Кулик: Есть новая пушка, которая к 1 мая кончает свое испытание. Я считаю, в корпусе нужно иметь 2 вида пушек — тяжелую пушку и пушку легкую, типа, который мы сейчас предлагаем. Эта пушка годится для Дальнего Востока, Закавказья, Туркестана, Карпатских гор.

Клич: На тяжелых театрах военных действия 107-мм себя оправдала. Она оправдала себя для горных и лесных театров военных действий. Я считаю, лучше оставить систему модернизированной пушки 107-мм.

Штерн: Для Дальнего Востока, безусловно, нужно оставить корпусную пушку; 122-мм будет тяжела, но в корпусной артиллерии нужно обязательно иметь 107-мм.

Кулик: Старая система рассчитана под рессоры на конной тяге; новая, современная 107-мм — настоящая пушка, имеет дальность 18, а у старой дальность 7 200. Я считаю, новую систему необходимо ввести на вооружение и в дальнейшем она должна пойти в дивизии.

Ворошилов: 107-мм теперь существующую оставить, пушка хорошая, она нам послужит. В отношении новой системы, которая уже имеется: ее ввести придется, я убежден, что в будущей войне артиллерию противника нам бить придется.

Воронов: В будущей войне нам придется применять ОВ.

Ворошилов: Неправильно. В Испании никаких ОВ не применяли; в Китае хотя и кричат об этом, но никто никаких ОВ не применяет. У нас с японцами было два раза настоящие схватки и очень серьезные, и они все же не посмели применить ОВ, а химия у них прекрасно поставлена, но они не посмели этого сделать. Взять финнов. Несмотря на их критическое положение и подстрекательства со стороны англичан и французов, они также не применяли ОВ. Конечно, химснаряды иметь нужно, и мы их имеем.

Воронов: Артиллерию противника одной фугасно-осколочной гранатой не побьете. Опыт мировой войны показывает, что немцы имели артиллерию, начиненную ипритом. Отсюда я делаю вывод — эта система нам нужна, и ее нужно обязательно принять.

Ворошилов: 107-мм существующую оставить. Новый образец принять теперь же и после испытания ввести в пушечный дивизион корпусной артиллерии на отдельных театрах Дальнего Востока, Закавказья, Туркестана.

Мельников: Химические снаряды нужно иметь во всех калибрах.

Савченко: 122-мм корпусная пушка образца 1932 г.

Воронов: Пушка хорошая, и предлагается оставить.

Савченко: АУ предлагает ввести зажигательный и бронебойный снаряды. Эта пушка может обороняться против танка.

Ворошилов: Пушку 122-мм одобрить и дать к ней зажигательный и бронебойный снаряды.

Савченко: 152-мм гаубица — пушка образца 1937 г. корпусная. По этой пушке имеются следующие предложения: в 1940 г. отработать бронебойный снаряд на дистанцию 1000 м, испытать и поставить на валовое производство. К концу 1940 г. закончить бетонобойный снаряд весом в 50 кг против толщины около метра.

Воронов: С закрытых позиций метра не возьмет.

Ворошилов: Пушка эта оказалась дефектной, необходимо найти причины. Если пороха виноваты, нужно заменить их, если причина в другом, нужно ее отыскать. Пушка сама по себе хорошая, но дефекты, к сожалению, имеет.

Ванников: Неправильно поступают, когда считают эту пушку дефектной. Я со всей ответственностью берусь ее защищать. Разрывы, происходившие в стволе орудия, являлись не следствием недоброкачественности ствола, а получались потому, что в стволе происходили выскоки[227] давления.

Ворошилов: Нельзя допускать, чтобы рвалась, а мы имеем уже 19 случаев.

Ванников: Я считаю — пушка качественная, и нет никаких оснований называть ее дефектной. Во всех документах АУ имеется — предполагаю то-то и то-то. Надо поменьше предполагать, а больше иметь конкретного материала.

Ворошилов: Было несколько предположений по разрыву. Одни говорили, что разрыв происходит вследствие температурных условий, другие находили какие-то внутренние причины, словом, что-то имеется такое, что нужно отыскать, устранить, и тогда пушка будет хороша. Этих пушек мы имеем в достаточном количестве, а случаев разрыва только 19, значит, в каком-то проценте продукции есть что-то неладное, дефект нужно обязательно найти и устранить. Нам эта пушка так же дорога, как и промышленникам, дорога она нам в том смысле, чтобы она хорошо действовала против противника. Я все же думаю, что дефект пушки зависит от внутренних причин.

Воронов: Первое орудие было разорвано при температуре — 10°, а остальные рвались при температуре — 30—40°.

Кулик: Все отрывы получались при полном заряде. Мы сократили заряд, правда, из-за этого уменьшилась дальность на 1,5 тыс. метров, разрывов не стало. Сейчас подбираются соответствующие пороха, чтобы иметь предельную дальность.

Мышков: При температуре — 50° отрыва казенника не произошло, а при температуре — 20° нам удалось казенник оторвать. В технологии отдельных казенников имеются какие-то дефекты. Я оторвал казенник при температуре — 20°, давление около 4 000 атмосфер, заряд был полный + 85 граммов черного пороха.

Ворошилов: Это все искусственно, а искусственным путем можно и не то оторвать.

Мышков: Испытание производилось различными порохами. Для этой системы марка пороха одинаковая, но почему не разорвало все остальные системы, очевидно, это высокое давление попало на казенник, который был недостаточно хорош, недостаточно хорошо был термически обработан.

Кирпонос: Система не рассчитана на полный заряд, и надо более внимательно заняться изучением этого вопроса.

Ванников: Пушка рассчитана на 2 300 атмосфер, а если вы ее будете испытывать на 4 000, то никто вам никогда гарантии не даст.

Ворошилов: Если бы мы были точно убеждены, что разрывы происходят от высокого давления, это можно было бы сразу установить, и вопрос был бы ясен. В акте комиссии записано очень много, в частности особое место отведено пороховым выскокам. Этот вопрос надо подработать и установить причины, в чем дефект. Мы не предлагаем эту пушку снять, но дефекты имеются, их нужно изучить, и мы обязаны это сделать. Я, грешный человек, и подвергаю сомнению акт комиссии т. Мышкова в том смысле, что она не могла каким-то умозрительным порядком опознать все происшествия, которые имели место в 19 случаях.

Мышков: Основной причиной дефекта является — выскоки давления пороховых газов.

Ворошилов: Предлагаю эту пушку на вооружении оставить. Нужно продолжать исследование, найти причины, а пока что в войсках принять предупредительные меры — запретить стрелять полным снарядом. По корпусной артиллерии все. Пойдем дальше.

Глотов: (Зачитывает дивизионные калибры иностранных армий; затем корпусные).

Савченко: Артиллерия АРГК 152-мм, образца 1932 г. Необходимо в 1940 г. отработать образец бронебойного снаряда с дальностью 29—30 км.

Воронов: Это орудие нужно для обстрела дальних объектов. Эта система рассчитана всего на 500 выстрелов. Я считаю, что эта пушка должна иметь фугасную гранату, пушка нужная, иметь ее нужно и нужно иметь фугасную гранату.

Кулик: И неплохо иметь бронебойный снаряд.

Ворошилов: Система остается, снаряд также нужен. Нужно иметь фугасную гранату и небольшое количество бронебойных снарядов. Кроме того, предлагается отработать снаряд на дальность 29—30 км.

Савченко: 203-мм гаубица образца 1938 г. Необходимо в 1940 г. отработать фугасный снаряд и в III квартале поставить его на валовое производство.

Ворошилов: Какие замечания имеются по этому поводу?

Решение: Одобрить. Сама система показала себя с хорошей стороны.

Савченко: 280-мм мортира. Система в валовом производстве освоена. В 1940 г. необходимо освоить валовое производство бронебойных снарядов, дальность 10,7 км.

Ванников: 210-мм пушка требует привести ее на позицию и т.д., одним словом, подъезжать с ней в ДОТ. Вес ее 38 тонн. 75-мм пушка на том же самом лафете бьет с ходу. Снаряд 97 кг.

Замечание с места: 180-мм пушка была испытана тремя выстрелами, дальность получалась 22 км, для увеличения живучести необходимо переконструировать ствол.

Ворошилов: Я считаю, что вы тут мудрите. Почему она, эта пушка, стреляет на 40 км у моряков? Этот вопрос нужно обсудить с точки зрения т. Ванникова, т.е., если окажется она хорошей.

Решение: Проверить и испытать.

Какие замечания имеются по пушкам? Замечаний нет. Доложите, что разрабатывается дальше.

Савченко: 95-мм, 107-мм и 180-мм.

Еще разрабатываются готовые образцы — это 223-мм корпусная гаубица[228]. Вес ее ...[229], дальность 13 км, это вместо 18 тонн, т.е. вес уменьшается в два раза, предназначается она для корпусных полков. Дальше идут образцы 210-мм по типу «Шкода». Вес 38 тысяч [кг], возится на 3-х повозках, дальность 30 км.

35-мм гаубица по типу «Шкода»[230], вес также 38 000 тысяч [кг], возится на трех повозках, дальность 16 км. АУ предлагается разработать 450-мм тяжелую повозку-гаубицу, системой вооружения она не предусмотрена, система будет перевозиться на семи повозках.


Горная артиллерия

Павлов: Я прошу в этом году принять на вооружение Л-11, так как Л-32 не будет.

Кулик: Я считаю, что нужно поставить задачу — начать новую систему калибра 76-мм. И второе, пушка 95-мм и испытать 107-мм.

Павлов: АБТУ категорически возражает против 95-мм пушки. Считаю, что Л-10 надо оставить до тех пор, пока не будет чего-нибудь нового.

Кулик: Танковые части нужно вооружить такими же пушками, какие имеются в дивизии.

Ворошилов: Это неверно, 107-мм существующая пушка своего калибра не пробьет. Поэтому считаю необходимым АБТУ испытать 107-мм и 6-дюймовую.


Зенитная артиллерия

Ворошилов: Замечаний по опытным образцам нет, значит, все остается и войдет в нашу систему вооружения.

Штерн: Я считаю, что мы в системе вооружения зенитной слишком отстали. Я много раз видел действие зенитной артиллерии противника и ни одного раза не видал, чтобы наш самолет сбил самолет противника. Я предлагаю во что бы то ни стало продвинуть нашу легкобойную зенитную пушку. Я считаю, что нам нужно выделить из АУ зенитно-артиллерийское вооружение и создать зенитное управление.

Савченко: Считаю необходимым доложить, что в этом году разрабатывается зенитная пушка ? 25-мм. 76-мм пушка, вес 4 300, дальность 14 км, потолок 9,6 км, струя выстрелов — 20 в минуту.

Ворошилов: У нас имеется одна-единственная пушка 76-мм. Поэтому сейчас нужно говорить об этой пушке, какие тут недостатки и что можно сделать, чтобы она была современной.

Кулик: Пушка 1931 г. — приличная, но приборы старые. Сейчас пушка — новые приборы и новая граната, эта пушка теперь на 4 колесах стала в два раза легче и ходила за дивизией. Нужно прямо сказать, что наша промышленность и конструктора не могли как следует над этим вопросом подумать. Поэтому получилось, что пушка была неплохая, но были плохие приборы. В отношении мелкокалиберной скажу, что над ней мы работали больше 2-х лет, и сейчас есть две системы — 37-мм и 45-мм. Пушки приняты, испытаны, но производство тянется слишком долго. Предлагаю поставить вопрос отдельно о массовом производстве этой пушки. Кроме того, мы наладили производство гранаты. В отношении 3-х дюймовых пушек — их много, но нет приборов. Теперь у нас есть еще две пушки — 23-мм и 25-мм, и, может быть, не следовало бы разрабатывать их до тех пор, пока мы не наладим одну основную 37-мм.

Поляков: Мы имеем на сегодня пушку 1931 г., пушка хорошая, скопировали мы ее с Бофорса, но прибор сделали такой, что пушку не можем по-настоящему использовать. Поэтому наша пушка имеет хорошую баллистику, а прибор никуда не годный. Для этой пушки надо дать новый хороший прибор. Наш дальномер определяет только на 6200. Существующую трубку необходимо изменить, она дает большое рассеивание. Пушка 1937 г. — замечательная, и производство ее нужно форсировать.

Ворошилов: Почему плохо стреляют наши зенитчики?

Буденный: Наша зенитная артиллерия на потолке без промаха бьет, если самолет идет со скоростью 150, но таких скоростей теперь нет.

Поляков: Я предлагаю вводить горно-вьючную зенитную артиллерию. Счетверенный пулемет себя не оправдывает, эти пулеметы должны быть более скорострельными.

Ворошилов: Принятая у нас на вооружение зенитная пушка — хорошая, но прибор не соответствует потолку, а сама пушка хороша. Нужно принять необходимые меры, чтобы приборы соответствовали качеству самой пушки. То же самое относится и к звукоулавливателям и дальномерам. 37-мм и 45-мм принять на вооружение, но записать, чтобы нажать на производство, ускорить процесс. Итак, 76-мм оставляем, но записываем, — прибор заменить как можно скорее; в отношении 37-мм и 45-мм записываем — ускорить производство и дать механическую трубку. Нужно обязательно купить техническую помощь по трубке.

Савченко: 85 зен. пушка 1940 г. осваивается в валовом производстве, выстрел отработан, а механической трубки нет. То же самое и 76 зен. пушка, о которой сейчас шла речь, но ствол заменен на 85-мм. 100-мм зен. пушка в 1940 г. отрабатывается опытный образец. Одновременно покупается немецкая батарея 105-мм и после этого будет выбран образец или наш 100-мм, или немецкий 105. Немецкая система отличается быстротой заряжанья. Кроме того, в 1940 г. разрабатывается технический проект 140-мм пушки. Прибор управления огнем зен. артиллерии устанавливается новый. В этом году решением Правительства записано дать нам 40 штук, мы просили 600 приборов. Прибор значительно лучше, чем мы имеем, и лучше того, который продают нам немцы с зенитной батареи. Мое впечатление таково, что не может быть такого положения, чтобы пушка обладала потолком 12 км, мы имеем прибор, который дает нам возможность иметь расчетную работу только на 8 км. Ведутся работы (особые) по приборам управления. Сейчас имеются макеты приборов, которые дадут нам возможность стрелять в туман.

О дальномере. Немцы имеют такой же самый тип дальномера, но с одной очень серьезной деталью. Сейчас нами приняты меры, чтобы в дальномере нашем устранить недочет. В недалеком будущем мы от немцев дальномер получим.

Наши звукоулавливатели не дают возможности вести надежную стрельбу, они оказывают помощь по улавливанию самолета.

Ворошилов: Какие имеются замечания по этому разделу?

Штерн: Я считаю, что вполне своевременно будет поставить вопрос о выделении зенитного вооружения в самостоятельное управление.

Ванников: Зенитная артиллерия самая сложная, производство ее у нас разбито по нескольким наркоматам.

Поляков: Имеющиеся у нас трактора[231] отстали от зен. артиллерии. Наш прожекторный луч имеет всего 6 000. Нам нужно увеличить мощность прожектора и иметь более длинный луч.

Савченко: Мы сейчас разрабатываем образец нового прожектора.

Мехлис: Зенитное вооружение — дело очень сложное. Поэтому я предложил бы мотивированное предложение, а именно: рассмотреть этот вопрос отдельно на Главном военном совете.

Ворошилов: Мы должны сказать свое суждение по зенартиллерии. Вот и давайте решать — правильно ли мы идем по пути установления образцов. Нам нужно сказать, что нам нужно, и с чем можно подождать. Это должны решать сейчас.

Глотов: (Зачитывает калибры по зенартиллерии иностранных армий).

Кулик: Предлагаю:

1) 37-мм — считать главнейшей задачей и пустить в массовое производство.

2) 76-мм модернизированную пушку оставить, как она есть.

3) Приборов управления (наш, шкодовский) надо дать минимум 200, а на будущий год дать 1500—2000.

4) Все существующие дальномеры немедленно переделать по типу немецких.

5) Новую гранату пока оставить для 76-мм. Ее же оставить на пороховой трубке.

6) 85-мм сделать и сделать к ней новый прибор.

По опытным образцам.

АУ к 15 июня решить вопрос об испытании наших 100-мм и немецких 105-мм и дать предложение, на чем остановиться. Обязательно дать предложение и по трубке, и по прибору.

По звукоулавливателям.

Тут получается — скорость самолета почти равняется прохождению звука. Поэтому сейчас получается такое положение, что в этом отношении нужно вести соответствующую работу.

Ворошилов: Ваши приборы отстали, их нужно сравнять с немецкими, итальянскими, французскими.

Кулик: Поручить АУ принять все меры к выполнению до конца спецработ.

Ворошилов: Никто ничего нового не предлагает. Предлагается предложенную систему утвердить и требовать все то, что было сказано, — в возможно короткий срок доделать и ввести на вооружение, в том числе и приборы, и дальномеры.

Имеется предложение, — настоящая комиссия считает необходимым выделить из АУ все зенитное вооружение в специальное управление, на обязанности которого должны будут лежать заботы о зенитной артиллерии и все, с ней связанное.

Комиссия считает, что зенитная артиллерия является отстающим участком, и высказывается за создание специального управления зенартиллерии.

Мехлис: Я прошу проголосовать на комиссии вопрос о заслушивании специально на Главном военном совете о зенитном вооружении.

Ворошилов: Все то, что мы здесь обсуждаем, является предварительным материалом для постановки на Главном военном совете. Нужно ли специально голосовать? Я считаю, что не нужно. Кто за то, чтобы записать — этот вопрос поставить на специальное заседание Главного военного совета. Прошу формулировать.

Мехлис: Ввиду крайне тяжелого положения с зенитной обороной и зенитными средствами защиты комиссия считает, чтобы этот вопрос поставить специально на обсуждение Главного военного совета.

Ворошилов: Кто за предложение т. Мехлиса, прошу поднять руки. Мало. Нужно записать о механической трубке. Механическую трубку нужно иметь, а сейчас у нас ее нет. Механическую трубку нужно поставить на производство.

Савченко: Механическую трубку имеем, но без технической помощи.

Ванников: Техническую помощь необходимо иметь.

С места: Механическая трубка у нас имеется и идет в валовом производстве. У нас имеется трубка на 30 секунд и разрабатывается на 45 секунд.

Поляков: Пороховая трубка у нас имеется на 45 секунд.

С места: Шкодовская пороховая дает хорошие результаты.

Ворошилов: Надо купить немецкую.

Воронов: Механическая трубка нужна для обеспечения 85-мм с потолком 10 000.

Ворошилов: Ускорить производство механической трубки на 398-м и 42-м заводах.

Кулик: Предлагаю:

1) Полностью сдать снаряды к 85-мм пушке с механической трубкой.

2) Принять все меры к тому, чтобы все боеприпасы к 85-мм были сданы с механической трубкой.

Ворошилов: Поставить на массовое производство механическую зентрубку с учетом полного удовлетворения потребности 85-мм артиллерии. Одновременно поручить промышленности создать базу для производства механической трубки, полностью обеспечивающей всю нашу зенартиллерию.

Савченко: Организовать валовое производство механического установщика трубки с расчетом 100% выпуска текущего довольствия.

Кулик: Наладить производство пехотного прожектора с 45, 60, 90 диаметром.

Савченко: Надо оттенить вопрос о приборах батареи метеорологических приборов, звукометрических и других.

Ворошилов: В постановлении об этом следует записать.

Кулик: Предложить промышленности — полностью обеспечить зенартиллерию современными приборами.

Ворошилов: АУ совместно с товарищами артиллеристами, имеющими опыт, все это перечислить, указать все дефекты, какие были обнаружены, и дать свои пожелания, которые записать отдельным приложением, которые мы дадим к проекту постановления.

Савченко: Дальше идет самоходная артиллерия АРГК. Под этой артиллерией подразумевается 122-мм 1931 г., 150-мм пушка 1935 г., 203-мм гаубица 1931 г. Предлагается поставить этот тип артиллерии на самоходные установки.

Ворошилов: Я предлагаю этот вопрос включить в павловский[232]. Для того чтобы все здесь высказанное и предложенное как-то объединить, я предлагаю создать небольшую группу лиц — Савченко, Воронов, Клич, Кирпонос, которой поручить за завтрашний день составить проект постановления по артиллерийскому вооружению.

Завтра будем продолжать работу о системе вооружения. Предлагаю сделать два заседания: одно с 13 час. до 17 час., второе с 19 час.[233]


РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2736. Л. 198-226. Подлинник.



Примечания:



2

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 47. Л. 106?107.



22

РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2741. Л. 83.



23

РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2736. Л. 236.



222

Заголовок документа.



223

Далее зачеркнуто: «и у этой пушки».



224

Далее зачеркнуто: «и иметь пушку гаубицу».



225

Так в документе. В докладе начальника АУ РККА Г.И. Кулика наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову 17 июня 1938 г. о 76-мм дивизионной пушке Л-12 дальность стрельбы пушки Ф-22 указана: 13 430 м (РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1978. Л. 45).



226

76-мм дивизионная пушка образца 1939 г. (испытывалась под индексом Л-12) было спроектирована и изготовлена Кировским заводом для замены 76-мм дивизионной пушки Ф-22 образца 1936 г. В течение 1938 г. обе пушки подверглись войсковым испытаниям, по итогам которых ГВС РККА 15 июля 1939 г. принял решение о принятии на вооружение новой пушки, присвоив ей название «76-мм дивизионная пушка образца 1939 г.». Ее валовое производство было возложено на завод №92, на котором в 1938—1939 гг. производилась окончательная доработка конструкции пушки. С освоением этого производства дивизионная пушка обр.1936 г. (Ф-22), начиная со II квартала 1940 г., по решению ГВС РККА снималась с производства (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 48. Л. 17—18) — с. 170.



227

Так в тексте.



228

Так в тексте, должно быть — 203-мм.



229

Отточия документа.



230

Так в тексте, должно быть — 305-мм.



231

Так в документе, по содержанию абзаца должно быть: прожектора.



232

Имеется в виду вопрос о системе танкового вооружения с докладом начальника АБТУ Д. Г. Павлова (см. док. № 46, с. 234).



233

На документе имеется машинописная помета: «Отпечатано в 3 экземплярах 26 апреля 1940 г.», рукописная — 2-й и 3-й экз. стенограммы уничтожены по акту 28 сентября 1940 г.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.