Онлайн библиотека PLAM.RU  




№61. Протокольная запись №4 заседания комиссии ГВС[293]


7 мая 1940 г.

12.00.


Присутствовали: Ворошилов, Буденный, Кулик, Локтионов, Проскуров, Щаденко, Штерн, Мерецков, Воронов, Городовиков, Курдюмов, Смородинов...[294]


Слушали:

Ворошилов: На повестке дня стоят вопросы рассмотрения системы инженерного вооружения, горючего и мехтяги для артиллерии и автотранспорт.

Я думаю, что мы начнем с системы инженерного вооружения.

Ковалев: Мы не рассматривали кабельного хозяйства и транспортировки средств связи, предлагаю на этом заседании рассмотреть.

Кулик: Предлагаю возложить эту работу на комиссию.

Ворошилов: Предлагаю эту работу возложить на комиссию по выработке проекта постановления по системе вооружения связи, и потом, когда будем принимать постановление, обсудим.

Принимается предложение т. Ворошилова.

Ворошилов: Предоставляю слово т. Петрову.

Петров: Переправочные средства.

1. Парк «СТ-19» (индивидуальный парк). Средство для р. Амура, длина — 1100 м, грузоподъемность — 32 т. Усиленный: длина — 1660 м, грузоподъемность — 60 т, пропускает железнодорожный состав с паровозом «ОВ» — 22 вагона. Предлагаю оставить на вооружении.

Пост[ановили]: Ост[авить].

Ворошилов: Этот парк может держаться на любой реке.

Штерн: Он не хватает для р. Амура.

Ворошилов: Нужно удлинить.

Петров: Можем перегонять паровоз 32 т.

Ворошилов: Сколько весит тяжелый паровоз?

Петров: Не знаю.

2. Парк «Н-2П» для мостов, переправа армейских грузов. Грузоподъемность — 12—16 т, а усиленный — 139 м, грузоподъемность — 30 т. Может наводиться неразрывный мост грузоподъемностью 50 т. Предлагаю оставить на вооружении.

3. «НЛП» — для дивизионных и корпусных грузов, длина — 99 м, ширина — 2,6 м, грузоподъемность —9 т, усиленный: грузоподъемность — 12 т. Предлагаю оставить на вооружении.

4. «НДП-3» на лодках — для наводки мостов под дивизионные и корпусные грузы. Длина — 90 м, ширина — 2,55 м, грузоподъемность — 9 т; усиленный: грузоподъемность — 14 т. Мы предлагаем оставить парк «НДП-3» до тех пор, пока мы через промышленность получим парки «НДП».

Буденный: Какова грузоподъемность парка «Н-2П»?

Петров: 16 т.

Буденный: Маловато. У нас нет парков для пропусков тяжелых танков, армейский парк не может пропустить тяжелых танков.

Петров: Мы в этом году разрабатываем парк от 50 до 80 т и пустим в производство в 1941 г.

Буденный: Это хорошо.

Петров: Предлагаю парк «НДП-3» снять с производства, а на вооружении пока оставить.

Ворошилов: Надо упростить шифровку наших переправочных средств, сделать попроще. Подумайте.

Петров: 5. Лодка «АЗ» — средство стрелкового полка. Предлагаю оставить на вооружении.

6. Малонадувная лодка — средство разведчастей. Предлагаю оставить на вооружении.

7. Разработана лодка десантная складная — из фанеры на 12 чел.

Ворошилов: Вес лодки?

Петров: 12 лодок перевозим на машине «ЗИС-5», вес лодок 180 кг.

Воронов: Почему мы должны отказаться от лодочного парка?

Петров: На Халхин-Голе опыт показал, что парк не годится, при течении 3 м/с мост рвет, не пропускает корпусной артиллерии, а если заставить всю реку лодками, то не выдерживают стропы — летят. При попадании пуль лодка тонет, мы хотим заменить эти лодки на фанерные. В 1940 г. делаем 32 шт. фанерных лодок.

Ворошилов: Тов. Воронов, Вас удовлетворяет ответ?

Воронов: Нет. Халхин-Гол показал как раз обратное, нужно было переправлять японскую тяжелую артиллерию, захваченную нами, мы на лодках «АЗ» устроили мост и артиллерию переправили.

Кулик: Я думаю, что нам необходимо оставить то и другое и использовать в зависимости от театра военных действий.

Хренов: Нет десантных средств, понтоны нельзя считать десантными средствами, нужно оставить те и другие. В 1935 г. модернизировали и испортили, грузоподъемность не увеличили, а парк утяжелили.

Ворошилов: Предлагаю лодки «АЗ» и все то, что имеется из переправ[очных] средств, на ближайшие 2—3 года оставить на вооружении.

Постановили: Принять предложение т. Ворошилова.

Мехлис: Достаточно ли у нас в армии понтонных средств?

Мерецков: Каждая стрелковая дивизия имеет понтонный парк.

Ворошилов: Нам нужно обсудить, нужны ли в дивизии парки? Когда будут обсуждаться организационные вопросы, нужно этот вопрос поставить.

Петров: Стрелковая дивизия и стрелковый корпус полностью эти средства имеют. На сегодня мы имеем армейских парков «Н-2П» на Дальнем Востоке — 14 комплектов, внутри — 16 комплектов и заказали 23 комплекта.

Ворошилов: Нужно внутри армии переправочные средства перегруппировать.

Штерн: Нам нужны будут все более тяжелые парки, пример: «Н-2П» при переправе не выдержал 6-й бригады и этим самым задержал ее для введения в бой 20 августа 1939 г. Пришлось мост усилить путем постановки через реку сплошного ряда лодок за счет снятия одной переправы.

Ворошилов: Значит, неправильно рассчитан сам парк. Нужно все это дело обсудить на комиссии, надо считаться, что все это добро надо возить, а просто сказать — давай тяжелые парки, нельзя. Надо обсудить на комиссии эти замечания.

Петров: Дорожные средства.

1. Дорожный грейдер работает с трактором «ЧТЗ», транспортная скорость — 5 км, рабочая — 1 км. Ручное управление, заменяем гидравлическим давление.

Предлагаю оставить до испытания нового. Этим грейдером вооружена вся страна. Ведем работы по увеличению скорости. Скорость нового грейдера: транспортная — 22 км и рабочая скорость — 8 км в час. Оставляем существующий тяжелый грейдер потому, что нечем заменить его.

2. Средний грейдер — для профилировки дороги с трактором «СТЗ-НАТИ». Управление ручное, транспортная скорость — 5 км, рабочая — 2,5 км. На финском фронте показал себя хорошо, лучше, чем тяжелый. В иностранных армиях от такого отказались и перешли на автогрейдер. Мы захватили у финнов автогрейдер, у которого лопата между колес. Предлагаю оставить на вооружении и снять его после введения автогрейдера.

Ворошилов: Какое преимущество автогрейдера?

Петров: Авто грейдер самоходный, а этот прицепной.

Ворошилов: Какого веса новый и какая его производительность?

Петров: 7 т и 8 км. Преимущество автогрейдера — самоходный, нож расположен впереди колес, это позволяет производить ремонт дороги после бомбардировки.

Мерецков: Нужна гусеничная тяга.

Лебедев: У автогрейдера лопата впереди, он специализирован, а грейдер — прицепной. Он может быть использован и для других целей. Нам нужен тот и другой.

Петров: Тяжелый грейдер имеет рабочую скорость 5 км и транспортную 22 км/час, это нас может удовлетворить. Такой грейдер разработан и скоро пойдет.

Хренов: Я предлагаю средний грейдер совсем снять. На Карельском перешейке его не использовали, это легкая прыгалка — от любой кочки валится. Тяжелый грейдер лучше. Гидравлическое управление тяжелому трактору давать не надо, оставить ручное. Финский автогрейдер имеет нож между колесами и служит исключительно для расчистки дорог (снег и другое), для дорожных работ не годится.

Ворошилов: Замечание т. Хренова правильное. Над всеми этими вопросами нужно заняться комиссии. Нам нужен такой грейдер, который сможет строить дороги заново, у нас таких грейдеров нет. Это серьезный вопрос.

Антонюк: Что у нас имеется для гор?

Хренов: Ничего нет.

Ворошилов: А у итальянцев имеется.

Запорожец: Мы у себя в армии имели всего лишь три грейдера. Поэтому для очистки дорог использовали ежедневно по 10—12 тыс. красноармейцев.

Ворошилов: Нужно Лебедеву и Павлову посмотреть, придумать что-либо прицепное. Не обязательно, чтобы сразу давала машина ширину 8 м, пусть хоть один метр. У нас стоят тысячи машин, а дороги забиты снегом и другим. Нужно сделать угольники и использовать наш богатейший машинный парк.

Хренов: В 7-й армии сами сделали металлический угольник, который работал хорошо.

Ворошилов: Вот-вот, нужно подумать и сделать что-либо попроще, а то у нас все пневматика.

Лебедев: Новый тяжелый грейдер сделан по образцу иностранных, он имеет и пневматику, и ручное управление. Пневматика увеличивает производительность.

Хренов: Грейдер дорог со скоростью 8 км/час не строят.

Ворошилов: Вы — специалисты — не в курсе дела. Мне рассказывали про американскую машину, при помощи этой машины (12 машин, 40 человек рабочих) в течение одного месяца построено 100 км шоссе, причем шоссе получилось лучше, чем наши выходы из московских улиц. Эта машина имеет оборудование вплоть до покрытия полотна. Мы должны быть новаторами, мы должны заводить свои машины. Народное хозяйство пусть использует наш опыт, а то мы равняемся по народному хозяйству. Условия войны у нас разные, а с дорогами всюду плохо, наша армия оснащена техникой, а инженерное вооружение плохое. К сожалению, т. Петров не знает, что делается за границей, необходимо поручить этим делом заняться комиссии.

[...]:[295] Среднего грейдера не нужно снимать, он хороший снегоочиститель, ему надо дать хорошую тягу.

Ворошилов: Предлагаю, чтобы более подробно этим занялась комиссия, и она нам доложит.

Предложение принимается.

Петров: Вспомогательные средства.

Прицепной каток — существующий прицепной каток предлагаю оставить. Моторный каток предлагаю снять с вооружения.

Ворошилов: У нас тыл армии тянется на сотни километров, а потому эти средства использовать вполне можно.

Петров: Мехлопата Беккера — прицепная. Предлагаю оставить на вооружении. Лопата Юкки — лучше лопаты Беккера, также предлагаю оставить на вооружении. Кусторез-трактор — предлагаю оставить на вооружении.

Павлов: Я предлагаю собрать все эти средства на полигоне и предложить комиссии практически посмотреть их в работе, а потом доложить.

Ворошилов: Комиссия будет работать два месяца. Предложение т. Павлова нецелесообразно.

Петров: Предлагаю также оставить на вооружении бульдозер, мельтери, каналокопатель, перфоратор.

Ворошилов: Все это хозяйство нужно оставить.

Петров: Предлагаю оставить на вооружении: подвижную лесопильную раму производительностью 50 кубометров в 10 часов, продольный станок, моторную пилу.

Буденный: Нужно больше иметь моторных пил, их очень мало.

Петров: Предлагаю оставить на вооружении: канатные дороги (имеются только образцы), копры разборные, свайный молоток, копры-лебедки, разборный металлический мост.

Ворошилов: А сколько у Вас этих средств есть? Вы скажите их назначение.

Петров: Канатные дороги применяются в горных условиях, один комплект рассчитан на 2 км грузоподъемностью 500 кг. Имеется один комплект.

Хренов: У канатных дорог стойки не годятся, пролет 50 м мал, благодаря чему в горных условиях дороги поставить нельзя.

Петров: Мы разработали 5 образцов канатных дорог, которые будут готовы в мае. Пролеты будут 150 м.

Мерецков, Щаденко: В Донбассе десятки лет существуют канатные дороги, а мы их не имеем.

Ворошилов: Я эти дороги видел, когда мне было 6 лет, и не только видел, но и ездил. Предлагаю обсудить на комиссии.

Петров: Копрами разборными вооружены саперные и понтонные батальоны. Их назначение — бить сваи и вытягивать сваи. Копровая лебедка имеет вес 500 кг. Разборный металлический мост — имеется два экземпляра.

Ворошилов: Какие мосты? Какие пролеты?

Петров: Пролет моста — 22 м. Они назначаются для покрытия разрушенных в мосте пролетов. Такие мосты имеются в Германии.

Хренов: По мостам взята неправильная линия, так как переправочные средства имеют грузоподъемность 15 т и разобранные мосты тоже 15 т. Нужно мосты строить с большей грузоподъемностью. Кировский завод нам построил мост грузоподъемностью 40 т, который возится на 8 автомашинах. В Финляндии такой мост показал себя хорошо.

Ворошилов: Я думаю, замечание т. Хренова правильное. Нужен тяжелый мост.

Петров: Компрессорная станция состоит на вооружении железнодорожных войск, передвижная компрессорная станция — вооружены все инженерные части. Она слишком громоздкая. Мы имеем отдельные образцы. Смонтирована на «ЗИС-5».

Хренов: Я предлагаю копры и свайные молотки дивизионных батальонов взять и передать в парк, а дивизионным батальонам дать электрическую бабу.

Ворошилов: Сугубо специальные вопросы. Передать в комиссию.

Петров: Железнодорожные средства.

1. Мотовоз «МУ» — узкоколейный, четырехосный. Предлагаю оставить на вооружении.

[2.] Паровоз «Т-159» — узкоколейный, четырехосный, тоже предлагаю оставить на вооружении.

Воронов: Каким образом эта техника попала в Инженерное управление?

Петров: В 1938 г. И[нженерное] У[праление] Красной Армии передали два железнодорожных парка, склады и рельсы, а научно-исследовательскую работу ведет 3 отдел.

Трубецкой: Я предлагаю вернуть Управлению ВОСО все железнодорожное хозяйство.

Ворошилов: Из Управления ВОСО сделали канцелярию Генштаба, а не самостоятельную организацию. Предлагаю все эти вопросы просмотреть комиссии.

Петров: Позиционные средства.

У нас ничего нет, что можно было бы принять на вооружение, имеем только образцы. Фрезерный окопокопатель, траншейный экскаватор, сверлильные установки — все это есть в единственном экземпляре. Ничего больше предложить не могу.

Воронов: Сидят, разрабатывают, а все это было еще в Мировую войну. Нужно взять людей — за границей.

Ворошилов: Мы же купили в Америке один окопокопатель. Расскажите, что он из себя представляет.

Петров: Окопокопатель типа «Баккей», глубина —1,5 м, производительность — 300-500 погонных метров в час.

Ворошилов: Не то купили, там было до 2,5 км в час, и полтора метра глубины.

Буденный: В Академии учат, что окопная производительность равняется 2,5 м.

Ворошилов: Вы говорите о своих испытаниях или об американских показателях? Вы не знаете. Нужно разыскать данные об этом типе «Баккей», если Вы не знаете, то кому же известно? Мы покупаем не то, что Вы говорите.

Хренов: У нас сейчас есть экскаваторы, которые дают производительность 300 м.

Воронов: У нас в укрепленных районах нужно сделать паутину, все прорыть, а средств для этого нет.

Петров: Подрывные средства.

Тол — в шашках по 450 г;

Бикфордов шнур — огнепроводный;

Детонирующий шнур;

Электродетонатор;

Подрывные машинки «ПМ-2»;

Приборы.

Мерецков: Часовые механизмы.

Петров: Все эти подрывные средства предлагаю оставить на вооружении.

Средства полевого водоснабжения.

Бурильные станки: глубина бурения — 75 м, скорость — 15—20 м/сутки, команда — 4—5 человек.

Бурильный станок «АБТВ-100»: глубина бурения — 100 м, скорость 5 м/час, команда — 4 чел., для Дальнего Востока и САВО. Имеем 20 экземпляров.

Бурильный станок «АБТВ-50»: скорость — 5—6 м/час. Для Западного театра.

Бурильный станок «РАСТО»: глубина бурения — 240 м, скорость — 4 м/час. На двух машинах «ЗИС», команда — 6 чел. в смену. Находится в процессе испытания на Сев[ерном] Кавказе. Предназначен для ДВК и САВО.

Глубинный трубчатый колодец: глубина — 30 м, ручной привод. Вес комплекта — 170 кг. Оставить до введения бурильных станков.

«Нортон» — оставить.

Городовиков: Можно добавить глубину. Средняя глубина — 30—40 м.

Петров: Мы даем на 100 м.

Городовиков: Как мыслится перевозка?

Хрулев: Ес[ть] ли насосы? Достать воду труднее, чем пробурить.

Петров: Насосы есть. Если мы достигнем скорости бурения, то мы поднимем воду. Есть цистерны — металлические и резиновые.

Городовиков: На автомашинах возим воду в резиновых цистернах, когда машина не может пройти, наливаем воду в бурдюки.

Ворошилов: Достаточно ли мы имеем насосов? И можем ли мы получить их от промышленности в достаточном количестве? Что значит «комплект»? Вы можете одним и тем же буром сделать много колодцев, а насосы для них будут?

Петров: Я не могу доложить, сколько есть подъемных лебедок, но насосов мы не лимитируем.

Универсальный носимый фильтр: вес комплекта — 5 кг, пропускная способность — 30 л в час. Вьючный фильтр: производительность — 200 л в час, вес — 270 кг. Водоподъемник, ручной насос, мотопомпа — все эти перечисленные приборы водоснабжения оставить на вооружении. Автоцистерны, резиновые резервуары, мешки, бочки и бурдюки предлагаю оставить на вооружении.

Ворошилов: Это у Вас образцы или находятся в массовом производстве?

Петров: Наша потребность обеспечивается полностью. Предлагаю оставить на вооружении электростанции — «АЭС-1», «АЭС-3», «АЭС-4», «ТЭС», «АЕ-1», «Э-1», агрегаты — «Л-12», «Л-6», «Л-3» для заряжания станций. Получили широкое применение в войну, хорошо показали себя.

[...]: В сд и сп нет полевых электростанций. От этого больше всего страдает связь, т.к. командиры частей для освещения командных пунктов используют наши зарядные агрегаты.

Петров: Мы имеем 774 шт. электростанций, а общая потребность — 1851 шт. Упирается вопрос в производственную базу.

Колючая проволока — прошу оставить на вооружении.

Ворошилов: С колючей проволокой у нас плохо. У финнов все было завалено проволокой. Мы не умеем ставить проволоку.

Мерецков: У финнов были проволочные заграждения в 40 рядов с железными кольями.

Ворошилов: Каковы запасы проволоки?

Штерн: Есть ли у нас металлические колья? Кроме нас никто не применяет деревянных кольев. У нас в УР’ах проволочные заграждения тоже с деревянными кольями, которые выходят из строя на третий год, из-за чего пропадает проволока. Нужно поставить в самые кратчайшие сроки производство металлических кольев.

Кулик: Этим вопросом занимался Экономсовет. Решено расширить заводы и построить 4 новых завода. Сейчас мы получаем от промышленности 25% нашей потребности, а с проведением в жизнь намеченных мероприятий Экономсоветом будем получать 30% нашей потребности.

Ворошилов: Нам трудно иметь все металлические колья. Нам нужно научиться ставить проволоку и создать механические средства для свертывания проволоки. Не можем допускать, чтобы из-за деревянных кольев портилась проволока. Не обязательно всю проволоку сейчас в мирное время развертывать. Нам нужны железные костыли для проволоки, которая будет расстилаться на земле. Этим должна заняться комиссия. Тов. Хренов, сыграла ли какую-нибудь роль наша малозаметная проволока на войне с финнами?

Хренов: На Кар[ельском] перешейке в зимних условиях малозаметная проволока оказалась непригодной, а летом будет хороша.

Штерн: МЗП — вещь чрезвычайно ценная. Она является дополнением к колючей проволоке.

Петров: МЗП мы получаем из Германии, которая нам дает мало. Мы сами катаем проволоки очень мало, в основном привозим из-за границы и вяжем пакеты.

Маскировочные средства.

(Перечисляет все имеющиеся маскировочные средства.)

Ворошилов: У нас много этих маск[ировочных] средств, но мы не умеем их использовать. Финны нас превосходят в этом. Во время войны финнов мы не видели, они маскировались хорошо. Прямо стыд. Я помню, в 1923 г. у нас была маскировочная школа, нам показывали искусство маскировки в этой школе, и тогда действительно маскировочное дело стояло на должной высоте. Нам тогда показывали батальон, который был замаскирован в лесу. Мы его так и не могли найти, а потом была подана команда, и батальон вырос перед нами.

Мехлис: Во время войны с финнами было распространено неправильное мнение о тех командирах, которые маскировались, их часто называли трусами.

Ворошилов: Мы не обучаем людей маскировочному делу. Нужно обучать войска по использованию всех подручных средств для маскировки. Нужно в другом месте обсудить вопрос о восстановлении маскировочной школы, а маск[ировочных] средствах передать в комиссию.

Петров: У нас нет саперного танка. До 1938 г. этим делом занималось ИУ Красной Армии, а с 1938 г. — АБТУ. Кто же должен заниматься?

Мехлис: Раз инженерный танк, то Инженерное управление и должно заниматься.

Ворошилов: Я предлагаю этот вопрос передать в комиссию. Тов. Петров, назовите кого выбрать в комиссию.

Смородинов: Я предлагаю избрать председателем комиссии т. Мерецкова.

Мерецков: Я уже состою в одной комиссии.

Ворошилов: Предлагаю включить в комиссию: тт. Антонюка, Петрова, Хренова, Городовикова, Лебедева, Трубецкого, Михальчука, Козлова, Гусева, Хрулева, Иванова П. А.

Вопрос о железнодорожной технике также должна рассмотреть эта комиссия и предложить нам в проекте постановления отдельным разделом.

Мехлис: Я предлагаю рассмотреть вопрос о стратегическом железнодорожном строительстве.

Ворошилов: Этот вопрос выходит за рамки нашей комиссии. Он рассматривается ЦК ВКП(б).

Штерн: Тогда этот вопрос было бы желательно рассмотреть на Главном военном совете. Я уверяю, что Управление ВОСО не знает, какие у нас на Востоке имеются железные дороги. Железнодорожный корпус не используется.

Смородинов: Это неверно.

Ворошилов: Переходим к обсуждению системы химического вооружения. Слово предоставляется т. Мельникову.

Мельников: Химическое вооружение.

Общевойсковой противогаз — имеем три типа: один — выпуска до 1938 г., производства 1938 г.[296] и уменьшенный — производства 1938 г. Первый — защищает 30 мин, второй — [от] 4—5 часов до 12 от всех ОВ, от угарного газа не защищает; вес первого — 2,5 кг, второго — 2,2 кг. Кроме того, имеется уменьшенный для танковых и авиационных частей, вес — 2 кг, защищает 3 часа.

Иностранные противогазы мощность имеют в 2—3 раза меньшую и не защищают от мышьякового водорода и слабо от синильной кислоты. Вес — 2 кг.

Предлагаю общевойсковой противогаз изготовления 1938 г. постепенно заменить на противогаз уменьшенный нового образца, который сейчас уже изготовляется.

Козлов: Какой вес нового противогаза?

Мельников: Вес нового противогаза 1,8—1,9 кг. Проектируем с весом 1,2—1,3 кг.

За обучение войск[297] в мирных условиях народным комиссаром принято решение использовать отживающие противогазы, а несекретных противогазов не производить. Для УР’ов и других герметизирующих помещений, где много угарного газа, предлагаю принять специальный патрон, вес 500 г, защищает 60 мин.

Бумажная накидка — защищает от иприта 15—20 мин., вес — 320—450 г. Аналогичные накидки имеют Япония и Германия. Только у японцев прорезиненная и на шелковой основе.

Ворошилов: У нас она предназначена в момент, когда поливают ОВ. Нельзя же каждый раз при появлении авиации одевать и раздевать эту накидку. Она сразу же при частом одевании порвется, а если не одевать при появлении самолетов противника, то можно попасть под ОВ. Нужна другая прочная накидка, эта не годится. Может быть, нужно иметь меньше количество, но прочнее. В Химическом управлении много всякой ерунды, а хороших вещей мало.

Антонюк: Надо пропитать особым веществом обмундирование или создать мазь. Вы, товарищи химики, идете неправильным путем, нужно упростить. Наши общевойсковые командиры все принимают, что им дают, вплоть до собачьих чулков и кошачьих намордников.

Мельников: У немцев накидкой служит кусок гофрированной, пропитанной особым веществом бумаги.

Ворошилов: Предлагаю обсудить этот вопрос здесь. Вы, т. Штерн, воевали. Одевали Вы эти накидки или нет?

Штерн: Нет, не одевали, они рассчитаны на один раз.

Хрулев: Она находится в сумке, но если походить с противогазом месяц, то накидка разотрется в порошок.

Штерн: Пока нужно оставить эту накидку. Не одевали накидок потому, что знали: противник не применит ОВ.

Ворошилов: Положение такое, что с появлением штурмовиков противника войска раз оденут накидку, а противник возьмет и не польет ОВ, тогда войска больше не будут одевать.

Штерн: Нужно просить правительство дать нам хорошую накидку.

По-моему, не имеет значения прочность накидки, так как все равно придется после поливки ОВ бросать.

Ворошилов: Нет, не все равно. Когда будет прочная накидка, то ее можно несколько раз одевать.

Ковалев: Существующей бумажной накидкой на фронте разжигали костры, а в мирное время часто используют для обвертки. Нужно придумать лучшее средство. Надо продумать вопрос о зонтике.

Антонюк: Нужно пропитать плащ-палатку, ее каждый боец имеет.

Поляков: Вы, товарищ нарком, правы. Если накидку протаскать месяц, то она никуда не будет годиться. Нам нужно иметь специальный плащ или пропитать палатку. Смазывать мазями нереально.

[...]: Я против пропитывания палатки. Налет произойдет, и палатку нужно сбрасывать.

Ворошилов: Над этим вопросом надо задуматься. Обсудить на комиссии.

Мельников: На первый период нужно дать прочную накидку, а после первой поливки нужно дать бросовые средства.

Ворошилов: Мне только что доложили, что член нашей комиссии т. Богомолов 29.05.1940 г.[298] умер. Прошу почтить память вставанием.

Хрулев: Бумажная палатка прошита нитками. Места швов пропускают ОВ. Немцы умнее, когда дают кусок бумаги.

Ворошилов: Предлагаю передать этот вопрос на комиссию.

Мельников: Защитные олифовые чулки защищают до 6 часов. По предложению наркома отработали бумажные чулки, которые будут стоить в 20 раз дешевле, а защитная способность та же.

Ворошилов: Что — 6 часов — хождение или лежание в чулках?

Мельников: Ходить можно 45 мин. — 1 час. У нас есть японские чулки, они сделаны на шелку.

Импрегнированное обмундирование и белье. Отработана рецептура защиты от 3 до 4 час. От капельных и жидких ОВ не защищает. Капля проникает через 20—30 мин. Воздухопроницаемость сохраняется на 80—90%. Выдерживает две стирки. База для пропитки узка. Нужно расширить базу. Если обеспечим открытые части тела бойца, то будем иметь неплохое средство защиты.

Павлов: Сильный ли запах от этого обмундирования?

Хрулев: Это обмундирование теряет свои защитные свойства через 1—1,5 часа. Ткани импрегнированы, а шинель?

Ворошилов: Шинель сама задержит. Этот вопрос полностью еще не разрешен, но одно ясно, что не миллионы будут подвергаться поливке. Нужно работать над пропиткой. Запах есть, но нужно добиться, чтобы его не было. Если химики добьются закрытия открытых мест бойца, то будет неплохое средство. Накидки — это не выход из положения. О зонтике вопрос нужно продумать.

Мехлис: Выходит, нужно зонтик носить с собой.

Ворошилов: Обязательно. Химию применять будут внезапно. Нужно предусмотреть такие средства, которые бы минимально прикрывали, а не специальные средства, в которых вы сидите как куклы и ждете химического нападения. Неправильно[е], т. Хрулев, Ваше мнение о пропитке обмундирования.

Кулик: Хрулев абсолютно неправ. Самый верный путь — обмундирование и белье пропитать. Нужно по этому пути идти.

Мехлис: Что же, все время во время войны носить это белье?

Кулик: Нужно поработать над вопросом выветривания ОВ. Нужно иметь дегазационные средства в батальоне. Комиссии необходимо над этим поработать.

Куликов: В этом белье и обмундировании боец не сможет делать перебежек. Кожа не дышит, легкие и сердце быстро устают. В 1934 г. я сам бегал в этом белье.

Борисов: Наши гимнастерки при просматривании в специальное стекло делаются черными пятнами. Не усиливает ли пропитка этих пятен?

Ворошилов: Эти вещи изготовил Ленинградский институт. Они говорили, что при пропитке обмундирование теряет воздухопроницательность на 15— 20%. То, что говорит т. Куликов, это уже страшные вещи.

Куликов: В 1939 г. химкурсы одеты в это белье и обмундирование, из-за чего преподаватели разбегаются.

Ворошилов: Все эти вопросы нужно обсудить на комиссии, включив туда товарищей, которые сталкивались с этим вопросом.

Мельников: Комбинезон олифовый: вес — 4 кг, защищает до 4-х час, основан на принципе полной изоляции. Тренированный человек может проработать в нем 2-3 часа.

Хрулев: Сколько нужно этих комплектов?

Ворошилов: Я вижу, что Вы напрашиваетесь в эту комиссию, т. Хрулев. Мы Вас включим. Это серьезный вопрос. Передадим этот вопрос на комиссию.

Мельников: Предлагаю оставить на вооружении: сапоги резиновые, перчатки, халат и передник. Все эти предметы для дегазации оружия и местности. Предлагаю принять на вооружение кислородный изоляционный противогаз для работы в ДОТ’ах. В нем можно работать 2 час, вес — около 8 кг.

Ворошилов: Предлагаю принять.

Предложение принимается.

Мельников: Подводный изоляционный аппарат для работы на глубине 20 м продолжительностью 1—2 часа.

Ворошилов: Каждый год готовим подводников, а на учете их нет. Этот вопрос придется передать в комиссию, а о подводниках — в другое место.

Мельников: Предлагаю принять на вооружение унифицированный наземно-подводный прибор для работы на глубине 20 м, защищает около двух часов.

Постановили: Принять.

Предлагаю принять на вооружение фильтропоглотители для убежищ.

Ворошилов: Передать в комиссию.

Мельников: Конский противогаз (влажный). Предлагаю с производства снять, а на вооружении пока оставить. Сухой конский противогаз предлагаю иметь для обозных лошадей. В дальнейшем его не производить. Конский сухой противогаз последнего изготовления защищает 3—12 часов, вес — 6 кг, 2 коробки, возится на передней части седла, если нет седла, то вешается на шею. На морде лошади только маска. Предлагаю принять на вооружение. Образцы германского и чехословацкого конского противогаза по мощности уступают этому противогазу.

Городовиков: Предлагаю принять, лучше нет.

Мельников: Защитные конские чулки из прорезиненной ткани, вес — 1—8 кг, защищают 6 часов.

Ворошилов: Что-либо есть подобное в других армиях?

Мельников: Японцы и немцы имеют.

Ворошилов: Чулки — ерунда. Какая-то глупость. Нужно идти по пути изыскания смазки. Лошадь раз-другой станет и порвет эти чулки.

Городовиков: Мазь имеется.

Ворошилов: Чулки — несерьезное дело. Они на один раз, а потом останемся без защиты.

Антонюк: Нужно иметь пакет для обмывания.

Ворошилов: Чулки — настолько большая чепуха, что даже в комиссию передавать неудобно. Нужно придумать какую-нибудь мазь. Передадим в комиссию.

Буденный: Чулки — чепуха, смазка лучше.

Мельников: Сумка химразведчика для определения всех известных ОВ. Предлагаю принять.

Ворошилов: Предлагаю принять на комиссию.

Мельников: Химавтолаборатория на «ЗИС-5» для качественного анализа проб и распознавания даже неизвестных ОВ. Предлагаю как армейское средство для головных[299].

Ворошилов: Сколько их есть?

Мельников: Таких машин имеется 85 шт. Предлагаю принять на вооружение.

Ворошилов: Передать в комиссию.

Мельников: Средства дегазации.

1. Хлорная известь — неустойчива, комкуется. Предлагаю дальше не развивать, а перейти на гипохлорид кальция — более современное средство.

2. Гипохлорид кальция применяется в сухом и растворенном виде в спецмашинах. Стоек, не комкуется. Удобен в хранении. Производственная база низка.

Предлагаю просить Правительство об ускорении строительства заводов, так как начатое строительство в 1940 г. законсервировано.

Хрулев: Этого дегазатора нужно 4 тыс. т на 1 га.

Ворошилов: Какой же это дегазатор, раз столько нужно?

Предлагаю передать на комиссию.

Мельников: В Японии, Германии и Франции гипохлорид кальция — это основной дегазатор. Жидкий дегазатор хлоромин для дегазации вооружения.

Ворошилов: Предлагаю передать на комиссию.

Предложение принимается.

Мельников: Хлорсурфурис — для дегазации местности. Хороший дегазатор. Предлагаю оставить.

Ворошилов: Предлагаю передать на комиссию.

Мельников: Возимый дегазатор. Прибор-тележка. Предлагаю как устаревшее средство с вооружения снять и передать для пунктов ПВО.

Поляков: Она и для пунктов ПВО не годится.

Ворошилов: Предлагаю снять.

Предложение принимается.

Мельников: Ранцевый дегазационный прибор для дегазации матчасти. Предлагаю оставить на вооружении.

Ворошилов: Оставить.

Мельников: Конная дегазационная повозка. Предлагаю принять на вооружение.

Ворошилов: Предлагаю принять.

Предложение принимается.

Мельников: Предлагаю оставить на вооружении: автомашину-дегазатор для дегазации матчасти, которая одновременно может дегазировать 8 объектов.

Ворошилов: Оставить на вооружении.

Мельников: Автоцистерну на шасси «ЗИС-5» для дегазации местности и жел[езнодорожного] транспорта. Предлагаю дальнейшее производство прекратить, так как имеем лучшее средство, а пока оставить для химчастей.

Ворошилов: Предлагаю принять.

Мельников: Машина для дегазации местности с производительностью 1-й зарядки 2,7 тыс. кв/м. Назначение — дегазация дорог. Предлагаю оставить на вооружении и перевести ее [в] вездеход.

Ворошилов: Предлагаю оставить и установить на вездеходе.

Предложение принимается.

Мельников: Машина для дегазации горячим воздухом и паром. Производительность — 150 комплектов обмундирования в сутки. Предлагаю оставить на вооружении, но в дальнейшем сделать более мощную. Мы сейчас разрабатываем с суточной производительностью 300 комплектов обмундирования. В Германии есть машина с производительностью 300 комплектов в 1,5 час.

Ворошилов: Предлагаю передать в комиссию.

Мельников: Бучильная установка для дегазации и кипячения обмундирования и белья.

Ворошилов: Для дивизии громоздка и малопроизводительна. Предлагаю передать на комиссию.

Петров: Как мыслят дегазировать окопы?

Мельников: Только ранцевым прибором.

Химический танк «Т-26» предназначается для заражения местности, дымопуска и огнеметания. Предлагаю оставить на вооружении.

Павлов: Взамен химтанка нужно сделать химич[еский] прицеп и съемный огнемет.

Ворошилов: Я считаю, что химтанков иметь в таком количестве — это роскошь. Бездействия такого количества танков допустить не можем. Предлагаю специально обсудить этот вопрос на комиссии.

Мерецков: Должен быть специальный танк. Огнемет работал на фронте хорошо.

Ворошилов: Огнемет — не химтанк. Огнеметным может быть любой танк; нам незачем иметь специальный химический танк.

Мельников: Основное назначение этого танка — заражение матчасти и дымопуска, а не огнеметание.

Ворошилов: Немцы и японцы такой роскоши не позволяют — держать тысячи химтанков. Не нужно нам столько химтанков, которые стоят пугалами.

Кулик: Люди, изобретая химтанки, не знали, для чего они изобретали. Если взять химический танк как заражение, то кубатура мала — это затея Фишмана. Нам нужно хорошую БХМ. Огнемет — это не химическое дело. То, что у нас есть химбригады — это недоразумение. Нужно бригады расформировать и создать несколько батальонов с БХМ. Необходимо передать в комиссию.

Ворошилов: Тов. Мельников, из двух неудобств нужно меньшее, лучше потерять несколько съемных бачков, чем потерять нам тысячи танков. Продумайте, как танки использовать для химии?

Мехлис: Химических танков совсем не нужно иметь.

Ворошилов: Предлагаю обсудить этот вопрос на специальной комиссии.

Мехлис: Нельзя допустить, чтобы это разделение труда доводить до абсурда.

Мерецков: В бачках нельзя возить ОВ, так как истребитель все разольет. Вся особенность, что танк имеет резервуар внутри. Если они не будут в броне, то ОВ и жидкость огнем все на поле боя будет гореть. Огнеметы показали себя хорошо. Эти танки нужны. Нужно подумать, как водить. Мельников не может доложить как следует.

Ворошилов: Я считаю, что можно приспособить каждый танк для огнеметания. Если вы не будете объединять с химией, то задача просто решается.

Павлов: Уже есть у нас химические прицепы, чего т. Мельников не докладывает. Я настаиваю сделать съемный огнеметный прибор, а не иметь специальных химтанков. Купеческой роскошью иметь такие химтанки. На Т-28 мы имеем съемный прибор. АБТУ берет на себя эту задачу.

[...]: Предлагаю создать комиссию для выработки основных тактических требований к применению химсредств.

Ворошилов: У нас все это есть. Вы не правы. Мы с 1929 г. участвовали в 7 войнах[300], но химия ни в одной из этих войн не применялась.

Лебедев: Не следует химтанк делать, как делали до сих пор, есть химприцеп. На танках нужно ставить огнеметы. Можно съемные при дальности струи огнеметания до 40 м, и при струе больше 50 м нельзя съемные. На новых танках огнеметы сделать.

Ворошилов: Предлагаю все остальное обсудить на спец[иальной] комиссии.

Предложение принимается.

Штерн: Желательно, чтобы комиссия обсудила вопрос о ВАПах, авиабомбах, артхимснарядах и химминометах.

Смородинов: Предлагаю комиссию в следующем составе: тт. Штерн, Павлов, Городовиков, Хрулев, Гусев, Мельников, Поляков, Дмитриев, Науменко, Нагорный, Лебедев, Борисов и Куликов.

Состав комиссии утверждается.

Кулик: Эта комиссия должна сказать, где и что возить.

Предложение принимается.

Кулик: Перерыв до 19 часов 7 мая 1940 г.


РГВА. Ф. 34891. On. 1. Д. 9. Л. 43—69. Подлинник.



Примечания:



2

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 47. Л. 106?107.



3

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 47. Л. 107.



29

Итоговая сумма с учетом внесенной правки должна быть 29.



30

Итоговая сумма с учетом внесенной правки должна быть 2.



293

Заголовок документа — «Протокол №4 заседания комиссии Главного военного совета Красной Армии. 7 мая 1940 г. 12.00.»



294

Отточия документа, далее опущено перечисление членов комиссии.



295

Отточия документа.



296

Речь идет о противогазе БС-МТ-4, который по своим защитным свойствам имел лучшие показатели, чем состоявшие на вооружении противогазы БС-Т5 и БС-Т4. Ходатайствуя о принятии нового противогаза на вооружение, К.Е. Ворошилов в докладной записке председателю СНК СССР В.М. Молотову от 9 января 1938 г. отмечал, что противогаз БС-МТ-4 «защищает от мышьяковистого водорода 1 ч. 40 мин., тогда как состоящие на вооружении противогазы от этого вида ОВ не защищают совершенно. Новый противогаз... защищает от синильной кислоты 3—3,5 часа, а состоящие на вооружении противогазы защищают 30 минут. По ядовитым дымам новый противогаз показывает мощность в 8—10 раз большую, чем состоящие на вооружении» (РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1974. Л. 16). Вопрос о противогазе БС-МТ-4 рассматривался на заседании ГВС РККА 20 апреля 1938 г., где было решено просить Комитет Обороны «утвердить новый противогаз БС-МТ-4 как боевой армейский противогаз и принять его на вооружение РККА» (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 46. Л. 27). В том же году это предложение было реализовано (РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 2048. Л. 7) — с. 251.



297

Так в документе.



298

Так в документе.



299

Так в документе.



300

Видимо, К.Е. Ворошилов имел в виду все случаи участия войск Красной Армии в военных действиях, хотя к некоторым из этих случаев понятие «война» не относится: 1) конфликт на КВЖД в 1929 г.; 2) национально-революционная война испанского народа 1936—1939 гг.; 3) национально-освободительная война китайского народа, начавшаяся в 1937 г.; 4) военный конфликт между СССР и Японией у оз.Хасан в 1938 г.; 5) боевые действия против японских войск в районе р.Халхин-Гол в 1939 г.; 6) поход советских войск в Западную Белоруссию и Западную Украину в 1939 г.; 7) советско-финляндская война 1939—1940 гг. — с. 257.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.