Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 25

Афганская вендетта и СССР

В 1933 г. вооруженное выступление приграничных племен по обе стороны «линии Дюранда» и рост недовольства жесткой политикой Надир-шаха возродили у Амануллы надежды вернуть себе афганский престол. Его правой рукой в этом авантюрном предприятии стал Гулям Сиддик-хан Чархи. Общую схему плана свержения «узурпатора» Надира в 1933 г. можно восстановить, изучив донесения советских дипломатов в Стамбуле, куда в июле этого года прибыл экс-эмир. В турецкой столице Аманулла пробыл длительный срок и несколько раз встречался с президентом Кемаль-пашой Ататюрком, от которого хотел получить военную помощь для своего возвращения в Афганистан. Переговоры с Кемаль-пашой прошли успешно.

Вскоре в советское консульство в Стамбуле прибыл Сиддик-хан. Бывший министр иностранных дел Афганистана заявил: «В Афганистане готовится восстание амануллистов. Все необходимые приготовления к перевороту закончены, и успех восстания обеспечен. Центром восстания избран Джелалабад, а плацдармом действий Северный Афганистан с центром в Мазари-Шарифе. Вмешательство англичан якобы исключено, так как они заняты восстаниями (пуштунов. – Ю. Т.) в Северо-Западной Индии»{1}. Через своего посланника Аманулла просил обеспечить ему проезд на родину и желал лично встретиться с консулом СССР.

При анализе информации, изложенной Сиддик-ханом, сразу же возникает ощущение, что он сообщил какому-то рядовому советскому дипломату лишь малую часть тех сведений, которые мог бы сообщить лично консулу. К примеру, вопрос о содействии СССР Аманулле-хану в реализации его плана свелся всего лишь к получению проездной визы. Однако при этом Сиддик-хан упомянул, что «плацдармом» предстоящего восстания против Надир-шаха будет Северный Афганистан и Мазари-Шариф. Без активной помощи советской стороны этот район не мог стать базой для военных операций против династии Яхья-хель.

Все становится на свои места, когда заявление бывшего афганского министра иностранных дел дополняется секретным сообщением советской разведки о переговорах между Амануллой и Ататюрком. В ходе их экс-король заявил, что «Советы обещали ему полную поддержку в свержении Надира». Турецкий лидер на это ответил: «[...] если Красная Армия готова поддержать восстание, Турция положит свои силы на чашу весов СССР, чтобы ускорить развязку и не быть простым наблюдателем гражданской войны в Афганистане»{2}. Однако военную помощь Аманулле И. Сталин все же не предоставил, а вслед за ним отказал в помощи и Кемаль-паша.

СССР и Турция не могли в тот момент идти на открытый разрыв с Англией, ставленником которой был Надир– шах. При этом бывшие союзники Амануллы-хана остались его политическими друзьями. Советское правительство вскоре доказало бывшему афганскому монарху, что помнит прошлое плодотворное сотрудничество и готово обеспечить ему личную безопасность.

8 ноября 1933 г. в Кабуле несколькими выстрелами из револьвера в упор был убит Надир-шах. Первоначально и в Афганистане, и в Британской Индии решили, что смерть короля является местью приграничных племен за казнь признанного пуштунского лидера Тер Малянга, так как в Афганистане и Индии было известно, что «племена от Пешавара до Кабула поклялись отомстить королю»{3}. Сразу же подозрение в организации убийства короля пало на Факира Леваная, но представители племен «независимой» полосы поклялись на Коране, что их лидер невиновен. Вскоре следствие выяснило, что убийца Надира, Абдул Халик, мстил за казнь Наби-хана и его брата Джейлани– хана{4}.

Известие об убийстве афганского короля в тот же день стало мировой сенсацией. В Риме журналисты буквально взяли в осаду виллу Амануллы, который на следующий день был вынужден дать интервью представителю агентства «Рейтер». Экс-эмир, сопровождаемый старшим сыном Хидаятом, заявил: «Если афганский народ желает моего возвращения с моей программой реформ и прогресса, я всегда готов служить всеми силами своей стране»{5}. Далее Аманулла добавил, что «он не может не испытывать некоторое удовлетворение от того, что Надир-шах умер, но в то же время сожалеет, что убитый король – афганец». На вопрос о его возможном возвращении в Афганистан бывший монарх отказался отвечать. Разумеется, он не мог разглашать информацию о подготовке заговора в Афганистане.

Вскоре после событий в Кабуле к Аманулле приехал Сиддик-хан, который, по сведениям британской разведки, предложил экс-эмиру наладить надежные контакты с амануллистами в Афганистане, куда планировалось доставить несколько печатных станков для подпольного издания проамануллистской литературы против нового короля Захир-шаха (сына Надира){6}.

В 1934 г. многие европейские правительства вновь стали рассматривать Амануллу-хана как реального претендента на афганский престол. К примеру, итальянский король Виктор-Эммануил III, который хорошо относился к афганскому изгнаннику, даже тайно встретился с ним у себя во дворце{7}.

Брат покойного афганского короля и премьер-министр Афганистана Хашим-хан, ставший главой клана Яхья-хель и фактическим правителем страны, был оперативно оповещен англичанами о возросшей активности Амануллы. По закону кровной мести и для устранения угрозы правящей династии по личному приказу Хашим-хана были сформированы две группы для ликвидации экс-эмира и влиятельных лиц из его окружения. Советская разведка оперативно получила эту информацию и приняла необходимые меры, чтобы сохранить жизнь экс-королю.

В январе 1934 г. советское посольство получило из НКИД указание предупредить бывшего афганского монарха о нависшей над ним угрозе. В своей телеграмме заместитель наркома иностранных дел СССР Л. Карахан сообщил советскому послу в Риме В. Потемкину, что в Европу выехал бывший личный адъютант Надир-шаха Алла Наваз-хан, «получивший задание организовать убийство Амануллы»{8}. Чтобы быть более уверенным в устранении своего кровника, Хашим-хан отдал приказ отправить своих людей не только в Италию, но и в Мекку, так как было известно, что Аманулла собирался совершить хадж.

В течение первого полугодия 1934 г. советская сторона бдительно следила за всеми шагами Хашим-хана, который упорно стремился отомстить за убийство брата. Во многом благодаря Москве все попытки ликвидировать афганского экс-короля закончились провалом. Так, Алла Наваз-хан и его люди были арестованы итальянской полицией, изъявшей у них оружие{9}. Разразился международный скандал. Но в тот момент даже это не остановило клан Яхья-хель.

В мае 1934 г. секретарем афганской дипломатической миссии в Риме был назначен Ахмед Али-хан, который должен был любой ценой выполнить задание Алла Наваз-хана. В качестве исполнителя предстоящей «акции» Хашим-хан откомандировал в Рим своего личного охранника Хакима.

Вновь эта ценная информация была передана советским посольством Аманулле-хану, который принял необходимые меры безопасности. Видимо, полиции и спецслужбам Италии в 1934 г. пришлось приложить массу усилий для его охраны. Степень участия советской разведки в обеспечении безопасности бывшего афганского короля в настоящее время установить невозможно, но, вполне вероятно, она не ограничивалась только передачей секретной информации из Кабула. В результате родня Надир-шаха, видя безрезультатность своих попыток, вынуждена была отказаться от планов расправы с Амануллой в Европе, хотя попытки отравить его в Мекке предпринимались вплоть до 1938 г.

Помощь СССР в минуту опасности экс-король воспринял как готовность Кремля оказать ему более значительную помощь в его борьбе за возвращение кабульского престола. 21 февраля 1934 г. в советское посольство в Риме прибыл секретарь Амануллы, который просил передать в Москву ряд просьб его хозяина. Советник полпредства Л. Гельфанд изложил их в своем донесении в НКИД, в котором отметил: «Аманулла считает, что в последнее время его акции для возвращения на престол весьма значительно возросли. Подготовляемые против него покушения являются иллюстрацией роста его популярности. Он не считает для себя возможным бездеятельное пребывание в Риме и хочет активизировать подпольную работу в Афганистане»{10}. Для этого свергнутый афганский монарх просил Москву разрешить деятельность 2—3 его эмиссаров в районе советско-афганской границы, чтобы они установили контакт с амануллистами в Афганистане и переправляли им различную агитационную литературу. При этом Аманулла-хан хотел, чтобы расходы на печать и доставку этих листовок взял на себя СССР.

Просьба экс-эмира была положительно воспринята в Москве, где не могли, вероятнее всего, смириться с усилением британских позиций в Афганистане. Уже в марте 1935 г. советский посол в Германии Я. Суриц (бывший полпред в Кабуле) обещал Сиддик-хану, что его отъезд в СССР будет ускорен{11}. Окрыленные первыми успехами амануллисты даже готовились провести в Москве свой съезд.

Советское правительство все же не спешило с ответом на главные просьбы Амануллы, поэтому в июне 1934 г. Сиддик-хан «случайно» встретился в поезде с министром иностранных дел СССР М. Литвиновым, возвращавшимся из Женевы. В ходе их беседы Сиддик-хан напомнил главе НКИД о пожеланиях Амануллы-хана. Чтобы ускорить переговоры по широкому кругу вопросов, афганец вновь просил разрешить ему приезд в Москву.

Прибыв в Москву, М. Литвинов доложил в Политбюро ЦК ВКП(б) о содержании его беседы с Сиддик-ханом. 15 июля 1934 г. этот главный партийный орган разрешил «выдать нескольким афганским эмигрантам (10—12 человек) транзитные визы в Афганистан с правом остановки в СССР на один месяц»{12}. Временный приезд Сиддик-хана в советскую столицу был также санкционирован. Одним словом, И. Сталин разрешил амануллистам начать их деятельность в Среднеазиатских республиках. Кроме этого, Кремль был готов обсудить возможность дальнейших контактов с экс-королем и его сторонниками. Таким образом, И. Сталин вновь попытался использовать Амануллу-хана для укрепления советских позиций в Афганистане, но не спешил предоставлять бывшему эмиру любую материальную помощь.

Несмотря на ограниченность в финансовых средствах, амануллисты смогли объединиться и создать разветвленную сеть опорных пунктов в Берлине, Стамбуле, Багдаде, Мекке, Тегеране, Мешхеде, Кербеле, Бомбее, Кветте и Пешаваре. Число сторонников Амануллы среди афганского населения и патанов постоянно росло, поэтому в одном из докладов британской разведки с тревогой отмечалось: «Если только Аманулла или один из влиятельных членов его окружения смогут достичь территории (пуштунских. – Ю. Т.) племен, это будет означать крах существующей династии (в Афганистане. – Ю.Т.)»{13}.

Особо следует сказать о деятельности сторонников бывшего правителя Афганистана в г. Ташкенте, в котором, по данным британской разведки, действовали 600 амануллистов. Их руководителем был двоюродный брат Амануллы Рахим-джан. Видимо, под его руководством они не сидели сложа руки...

Слухи о скором возвращении Амануллы в Афганистан, а также сведения о деятельности его сторонников в Ташкенте подтолкнули амануллистов в Афганистане предпринять шаги, чтобы с советской помощью установить связь с Амануллой для выработки плана совместных действий.

24 декабря 1934 г. на одну из советских застав Керкинского погранотряда прибыли посланцы влиятельных вождей Дарваз-хана, Расул-хана и Кули-бая, которые через своих людей просили представителей НКВД выяснить, где находится Аманулла и «намеривается ли он возобновить борьбу за афганский престол»{14}. По заявлению Кули-бая, заговорщики были готовы поднять на восстание против Захир-шаха 55 тыс. человек с достаточным количеством вооружения. Они также уведомили советскую сторону, что гератский губернатор Абдурахим-хан готов перейти на их сторону с частями вверенного ему гарнизона. Расул-хан в январе 1935 г. собирался в хадж и хотел бы до своего отъезда получить ответ Амануллы.

Были ли переданы экс-королю эти сведения, по рассекреченным в настоящий момент документам российских архивов определить нельзя. Однако заговорщики были настроены решительно и собирались поднять вооруженный мятеж даже без санкции Амануллы-хана. В связи с этим советские спецслужбы бдительно следили за их дальнейшими действиями. В начале 1935 г. стало известно, что силы Дарваз-хана и Расул-хана пошли на соединение. Видимо, афганские власти заподозрили неладное и приняли необходимые контрмеры. В итоге антиправительственное выступление в Афганистане было сорвано, а сам Расул– хан не смог выехать в Мекку, где регулярно проходили тайные совещания амануллистов. Афганские спецслужбы еще раз продемонстрировали свою эффективность.

В 1935 г. Аманулла-хан совершил хадж в Мекку. Свое пребывание в святом для мусульман городе, где им была построена на собственные средства большая гостиница для паломников-афганцев, он использовал для переговоров с вождями приграничных пуштунских племен и представителями индийских мусульман, один из которых, Рахим Расул-хан, даже подарил экс-эмиру 200 тыс. рупий. Во время бесед с патанами он выразил надежду, что через год (или два) в СЗПП и Афганистане начнется всеобщее восстание приграничных племен, которые вновь возведут его на афганский престол{15}.

Среди пуштунских паломников амануллисты распространили письма, в которых англичане объявлялись врагами всех мусульман. В этих посланиях сторонники бывшего афганского эмира призывали мусульман Индии и Афганистана к джихаду против Великобритании. Когда одно из этих писем попало в руки британских властей, английский посланник в Кабуле В. Фрайзер Тайтлер сразу информировал афганское правительство о проамануллистской пропаганде среди приграничных племен.

Логично предположить, что афганская сторона и англичане срочно предприняли меры по перехвату указанных писем. Одновременно Англия предприняла дипломатический демарш в Риме, чтобы заставить итальянское правительство усилить контроль за деятельностью Амануллы– хана{16}. Одним словом, политические итоги паломничества экс-эмира вызвали большой переполох в Лондоне и Кабуле.

Тревога англичан была оправданной, так как британской разведке удалось установить, что амануллисты во время хаджа 1935 г. не только призывали пуштунов к восстанию против Англии и Захир-шаха, но и провели секретные переговоры с советскими представителями! Что за тема обсуждалась во время этих контактов, нетрудно было угадать...

Однако многообещающие для Амануллы контакты с советской стороной неожиданно для него позже прервались. Это было связано с тем, что И. Сталина насторожил явный интерес фашистских держав к Аманулле, который продемонстрировал свою готовность к сотрудничеству с ними. Так, накануне агрессии фашистской Италии против Эфиопии Аманулла-хан посетил эту страну, после чего среди эфиопских мусульман итальянская агентура распространила письма экс-эмира, в которых он призвал их «восстать против марионеток Англии и христианства»{17}. Этого, видимо, было вполне достаточно, чтобы советское правительство не захотело далее помогать своему старому афганскому «другу». В свою очередь, это лишь ускорило переориентацию Амануллы-хана и его окружения на сотрудничество с Италией и Германией. Одна восточная мудрость утверждает, что, когда человек тонет, он хватается за змею... Так получилось и с Амануллой.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.