Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 26

Звездный час Факира из Ипи

Надеясь на мощное восстание пуштунских племен в Афганистане и Индии, Аманулла-хан правильно оценивал взрывоопасную обстановку на индо-афганской границе в середине 30-х гг. прошлого века. К несбыточным мечтаниям, как показали дальнейшие события, относились лишь его надежды на триумфальное возвращение на родину. А неизбежность мощного антибританского восстания патанов «независимой» полосы была очевидна для всех политиков, которые знали ситуацию в зоне пуштунских племен.

Новое антианглийское вооруженное выступление племен Вазиристана было вызвано очередной попыткой британских властей установить свой контроль над самыми отдаленными районами проживания вазиров. С этой целью англичане собирались построить в Вазиристане новые военные дороги протяженностью более 100 км. Считая, что уже созданная система дорог и фортов обеспечивает надежный военный контроль над вазирами и масудами, британские власти предполагали даже построить железную дорогу через земли этих племен к афганской границе{1}. Вслед за открытием самых труднодоступных районов Вазиристана британские власти рассчитывали также провести разоружение местных жителей и обложить их налогами. И в Лондоне, и в Симле понимали, что попытка разоружения вазиров и масудов приведет к новым восстаниям, но английское правительство решило идти напролом.

Поводом для восстания вазиров послужил инцидент с похищением в марте 1936 г. девушки Чанд Биби. Эта девушка из богатой индусской семьи была похищена молодым пуштуном из рода тори-хель. Случай обычный для СЗПП, но на этот раз он привел к резкому обострению индо-мусульманской розни среди населения этой провинции. Индусы устроили кампанию протеста, требуя от английских властей принять все меры для возвращения Чанд Биби ее семье. К этому времени девушка уже приняла ислам и вышла замуж за похитившего ее юношу, поэтому тори-хель отказался выдать девушку. Отнять жену, да еще принявшую ислам, у пуштуна означало нанести ему и его роду смертельное оскорбление. Поэтому все племена Вазиристана выступили против того, чтобы отдать назад Чанд Биби{2}.

Воспользовавшись всеобщим возмущением пуштунов Вазиристана, религиозный лидер тори-хель Мирза Али– хан (Факир из Ипи) в 1936 г. решил начать восстание против Англии. При анализе его биографии становится ясно, что только такой человек мог организовать и возглавить самый мощный мятеж патанов против Англии. Факир из Ипи происходил из семьи потомственных мусульманских богословов. Его дед и отец были известными и почитаемыми религиозными лидерами в Вазиристане, имевшими родственные связи с воинственными племенами мада-хель и тори-хель{3}. Таким образом, Факир из Ипи мог использовать в борьбе против англичан не только свой религиозный авторитет, но и семейные связи среди племенной знати. Он был еще молодым человеком, когда племя дауров признало его своим религиозным лидером{4}.

В 1933 г. Мирза Али-хан со своим лашкаром участвовал в нападении приграничных племен во главе с Факиром Леванаем на Хост, в результате чего его популярность значительно возросла как в самом Вазиристане, так и в Южной провинции Афганистана. С этого времени он становится одним из самых влиятельных мусульманских богословов в Хайсорской долине, часть земель которой принадлежала тори-хель и масудам.

Эта территория из-за сопротивления горцев все еще оставалась закрытой для англичан. В связи с этим британские власти в феврале 1935 г. навязали тори-хель договор о строительстве нового форта и дороги в Хайсорской долине. А в середине февраля 1936 г. ввели в этот район свои войска. С этого момента земли тори-хель стали центром подготовки мощного антибританского восстания. Случай с Чанд Биби лишь ускорил его начало.

Как только британские власти потребовали вернуть похищенную девушку, Мирза Али-хан призвал вазиров совершить рейд на г. Банну. Но весной 1936 г. Факира поддержали только дауры, из которых он сформировал лашкар и двинулся к административной границе{5}. Даже тори-хель в то время не хотели выступать против Англии, не желая терять сотни тысяч рупий, которые им выплачивали британские власти, а также надеясь, что британский суд вынесет постановление оставить Чанд Биби у мужа. Но в сентябре 1936 г. английскими властями было принято противоположное решение.

Наступил звездный час для Факира из Ипи. Он написал воззвание к населению Вазиристана, в котором призвал пуштунов выступить в защиту ислама. В короткий срок ему, к ужасу англичан, удалось создать союз племен Северного Вазиристана и возглавить крупномасштабное восстание против Великобритании{6}.

Факир из Ипи проявил себя талантливым организатором партизанской войны. Он смог в короткие сроки создать и вооружить крупный лашкар, который, действуя из района Хайсорской долины, перерезал коммуникации между Размаком и Банну. Британские форты и посты были блокированы, и англичане потеряли контроль над Вазиристаном. Чтобы деблокировать Размак и Вану, они были вынуждены направить в Вазиристан 2 усиленные бригады, которым при поддержке авиации, артиллерии и танков с боями пришлось пробиваться к Размаку. Но ВВС первое время не смогли оказывать эффективную поддержку наступающим войскам, так как отряды Факира передвигались и наносили удары по британским войскам ночью{7}. Факир из Ипи исключительно удачно руководил своими лашкарами: всякий раз, когда англичане начинали наступление, они подвергались сразу нескольким ударам с тыла. Благодаря такой тактике восставшим удавалось замедлять или совсем срывать наступления английских войск.

Лишь через 2 месяца после начала восстания вазиров британское командование попыталось провести карательную операцию в Хайсорской долине. 25 ноября 1936 г. 2 бригады из Размака и Банну начали наступление на тори-хель. Главной их целью был захват деревни Бичхе Кашкай, где располагались главные силы Факира из Ипи. При активной поддержке авиации и танков британские войска смогли 27 ноября захватить этот населенный пункт. Однако вазиры и не думали прекращать сопротивление и усилили удары по англичанам, которые были вынуждены спешно отступить. Первая карательная операция против Факира для Англии закончилась полным провалом.

Зимой 1936—1937 гг. и вазиры и британские власти готовились к возобновлению боевых действий весной. Англичане в декабре закончили строительство дороги от Банну к Хайсорской долине. Для усиления войск в Ване и Размаке была переброшена еще одна бригада, усиленная двумя артиллерийскими батареями и легкими танками{8}. Факир из Ипи тоже усилил свои силы. Он в феврале 1937 г. призвал всех вазиристанских хассадаров дезертировать с британской службы и начать джихад против Великобритании. После этого выступления большая часть хассадаров перешла на его сторону, и силы восставших увеличились на несколько тысяч воинов.

К этому времени Факир уже стал символом независимости Вазиристана, и имя его было овеяно легендами. Точную характеристику личности Факира из Ипи дал американский историк Д. Спейн: «Факир был склонен к вероломству и самым жестоким методам ведения войны. Он играл на религиозных предрассудках пуштунов, брал взятки от всех, кто мог ему заплатить, укрывал самых отъявленных преступников и платил премии за кражу или убийство детей английских чиновников... в полосе „независимых“ племен. Но Факир из Ипи стал легендой северо-западной границы Британской Индии, и эта легенда была не без чарующих тонов. Его религиозный призыв как заклятого врага англичан во многом объясняет его удачу в начале (восстания. – Ю. Т.)»{9}. Даже по восточным меркам Факир из Ипи был очень вероломен и жесток к своим врагам, но в глазах пуштунов это было еще одним из его достоинств.

К весне 1937 г. силы восставших выросли до 10 тыс. воинов{10}. Факиру оказывали помощь и те племена, получившие английские субсидии и не пославшие своих воинов в его лашкар. Они снабжали Факира из Ипи деньгами, оружием и укрывали его отряды на своей территории{11}. Благодаря этой помощи восставшие были хорошо вооружены и не испытывали проблем с продовольствием. В распоряжении Факира было даже несколько самодельных пушек, которые он успешно применял при осаде британских укрепленных пунктов{12}. Понимая, что кампания 1937 г. будет крайне тяжелой, английское командование направило в Вазиристан еще 2 бригады и 1 дивизию{13}. Только сосредоточив 50 тыс. пехоты и большое количество танков, британское командование решило начать операции против тори-хель.

Не дожидаясь, пока Англия соберется с силами, Факир из Ипи наносил удар за ударом. В начале 1937 г. его лашкары совершили 36 рейдов против британских объектов{14}. Наиболее интенсивным ударам подвергались укрепленные посты, построенные англичанами для блокады Хайсорской долины, и город Банну, который стал главной базой снабжения британских войск в Вазиристане{15}. Как и осенью 1936 г., он опять блокировал Размак, гарнизон которого состоял из 10 тыс. английских солдат и офицеров. Чтобы парализовать активность пуштунских лашкаров, англичане в марте 1937 г. установили авиаблокаду долин Шакту и Хайсоры: круглосуточно британские самолеты патрулировали небо над этим районом и бомбили все, что двигалось{16}.

Непрерывные бомбежки заставили Факира из Ипи перенести свою штаб-квартиру в пещеры близ небольшой деревушки Арсалкот. Место было выбрано очень удачно, так как пещеры располагались на границе земель тори-хель и масудов, которые формально сохраняли мир с Англией{17}. В случае опасности Факир и его отряд всегда могли спастись у масудов, а англичане не могли их преследовать, не рискуя вызвать восстание этого воинственного племени. Из долины Шакту Факир из Ипи продолжал руководить лашкарами восставших племен, которые продолжали наносить удары по английским войскам.

С целью оперативного отражения нападения вазиров англичане стали осуществлять патрулирование дорог механизированными колоннами, состоящими из броневиков и армейских грузовиков с пехотой. Именно эти колонны и понесли наибольшие потери в ходе вазиристанской кампании. Так, 3 апреля 1937 г. один из лашкаров Факира из Ипи устроил засаду, в которую попала колонна из 47 грузовиков и 4 бронемашин. Вазиры, чтобы остановить колонну, сначала подбили головной броневик, а затем открыли ураганный огонь из винтовок по британской пехоте. Так как обстрел конвоя велся с больших высот, оставшиеся 3 броневика не смогли прикрыть солдат на грузовиках. Поэтому всего за несколько минут у англичан было убито и ранено более 100 человек. Нападавшие потеряли убитыми 16 воинов. Весть о победах Факира из Ипи распространилась по всей зоне пуштунских племен. К нему стали стекаться новые отряды добровольцов, и численность его лашкара сильно возросла.

В 1937 г. британское командование с тревогой наблюдало за тем, как в восстание в Вазиристане все больше втягиваются пуштунские племена Южной провинции Афганистана. Весной этого года против британских войск в «независимой» полосе сражалось 5 тыс. пуштунских воинов из Афганистана. В лашкаре, которым лично руководил Факир из Ипи, около тысячи воинов (1/3) были афганцами{18}.

В начале мая 1937 г. британские войска развернули наступление на Арсалкот. В первых числах мая «Скауты Точи» проникли и закрепились в долине Шама, где подошедшие регулярные английские части быстро построили укрепленный лагерь. Дальнейшие несколько дней англичане отбивали ожесточенные атаки пуштунов и не помышляли о наступлении. Только массированные бомбардировки и шквальный артиллерийский огонь заставили пуштунов отступить{19}. Закрепившись и отбив яростные атаки вазиров, британские войска стали медленно продвигаться к Арсалкоту. Упорные бои за этот населенный пункт продолжались до конца мая.

В ходе их англичане предприняли попытку убить Факира из Ипи. В одну из майских ночей отряд гуркхов скрытно подошел к пещере, где жил Факир, и забросал ее гранатами. Но вождь вазиров скрылся через неизвестный англичанам ход из пещеры. В конце мая сопротивление вазиров еще больше усилилось, так как к ним подошли подкрепления из Афганистана. В этой ситуации британское командование отдало приказ об уничтожении Арсалкота, который и так был сильно разрушен в ходе боев. После взрыва 3-х пещер, которые ранее служили укрытием для Факира и его отряда, английские войска спешно отступили, преследуемые пуштунами{20}. Фактически операция против Факира из Ипи закончилась провалом, так как контроль над долиной Шакту установить не удавалось, а сопротивление восставших вазиров не было сломлено.

Когда еще шли бои за Арсалкот, восстали масуды. Положение британских войск в Вазиристане резко ухудшилось. Не сломив сопротивление вазиров, они были вынуждены подавлять мощное восстание у себя в тылу. Племя масудов могло выставить до 30 тыс. воинов, поэтому британское командование не надеялось быстро сломить их сопротивление. Продолжать боевые действия в долине Шакту оно больше не могло, так как восстание масудов отвлекло главные силы английских войск. Воспользовавшись благоприятной обстановкой, лашкары Факира из Ипи стали совершать рейды на Банну. Почти каждый месяц город подвергался нападению{21}. Чтобы защитить Банну, англичане усилили свои войска южнее Размака и стали строить дорогу и новый форт в Кохатском проходе{22}. С этой же целью была усилена охрана административной границы.

Но даже оккупация войсками прилегающих к Банну районов полосы «независимых» племен не могла предотвратить рейды масудов в глубь административных округов. Так, 24 мая 1937 г. масуды даже ненадолго прервали движение по железной дороге между г. Банну и г. Дер Исмаил-ханой. Никогда ранее в истории СЗПП пуштуны не совершали атаки на поезда, так как железные дороги очень хорошо охранялись британскими войсками{23}.

Пока англичане отбивали нападения масудов, Факир из Ипи еще активнее продолжал борьбу против британских войск в Северном Вазиристане. В 1937 г. ему удалось вовлечь в восстание вазиров мада-хель. Возглавив их лашкар, Факир захватил и разрушил английский военный пост близ прохода Ловарджи. После этого вазиры атаковали форт Датта-хель. Из Размака и Ваны на выручку «Скаутам Точи» британское командование срочно перебросило 2 бригады, которые лишь через несколько месяцев боев заставили вазиров отступить и спасли осажденный гарнизон форта{24}.

В 1937 г. восстание в Вазиристане едва не распространилось на Южный Афганистан. Хашим-хан, продолжая политику Надира, отказал восставшим вазирам в помощи и любыми способами мешал участию афганских пуштунов в борьбе против Англии. В результате власти Южной провинции Афганистана в секретных донесениях информировали Кабул, что «вазиры шлют проклятия по адресу нынешнего афганского правительства, обвиняют его в измене и угрожают тем, что наступит момент, когда вазиры разделаются с афганским правительством»{25}. Вынужденный считаться с этими угрозами и ростом недовольства среди населения, Хашим-хан не пошел на открытое военное сотрудничество с Великобританией против Факира из Ипи. Афганский министр иностранных дел 8 июня 1937 г. даже обвинил английское правительство в разжигании мятежа приграничных племен.

События июля 1937 г. подтвердили все опасения афганского правительства, которое, как и англичане, стремилось усилить контроль над приграничными племенами, строя на их территории новые форты и дороги. 21—22 июля восстали гильзаи Южной провинции. Афганские пограничники препятствовали тому, чтобы гильзаи помогали вазирам. Восставшие захватили один из пограничных фортов с гарнизоном численностью 500 человек. С большим трудом афганскому правительству к концу года удалось подавить этот мятеж{26}. Но угроза всеобщего восстания пуштунов по обе стороны «линии Дюранда» сохранялась.

С наступлением зимы англичане были вынуждены прекратить военные операции против Факира из Ипи. Кампания 1937 г. закончилась для Англии безрезультатно, хотя и обошлась индийским налогоплательщикам в астрономическую сумму. Известный английский журналист A. Суинсон в своей книге по истории северо-западной границы Британской Индии подвел итоги карательных операций в Вазиристане: «Когда в декабре 1937 г. 40 тыс. британских войск возвратились в Пешавар, ситуация была не лучше, чем в январе. 1938 г. был еще более боевым»{27}.

Зимой 1937 /38 г. Факир из Ипи продолжал боевые операции против англичан. Готовясь отразить новое наступление британских войск, он отдал приказ минировать дороги и отравлять воду в источниках{28}. Чтобы вновь заставить английские войска вести боевые действия на два фронта, он пригласил к себе вождя восставших масудов муллу Шер Али, с которым был согласован план совместных действий на будущую весну. Факиру к тому же удалось добыть современное оружие, включая пулеметы, для своих лашкаров.

Как всегда, английские войска начали боевые действия в Вазиристане в мае. 19 мая 1938 г. была возобновлена авиаблокада долины Шакту. Новые бомбардировки вместо того, чтобы устрашить вазиров, привели к росту антибританских настроений среди местного населения. Повторилась ситуация 1937 г., когда англичане не могли бросить против Факира свои главные силы из-за активных боевых действий масудов. Лашкар Шер Али своими действиями не только отвлек значительные силы карательных войск, но и вынудил британское командование бросить против него значительные силы авиации{29}.

Тем временем Факир из Ипи 10 мая осадил форт Датта-хель. До 8 июня англичане не могли деблокировать этот форт. Только большое количество пулеметов спасло его гарнизон от поголовного истребления. Когда английские войска пробились к Датта-хель, он уже был превращен самодельными пушками Факира из Ипи в сплошные развалины. Осада Датта-хель является ярким примером полководческого таланта Факира из Ипи. Отступив от форта, он выждал момент, когда англичане отвели свои войска, и в конце июня разрушил его до основания.

Восстание в Вазиристане к 1938 г. уже перестало быть чисто внутренним делом Британской империи. Крупномасштабные действия английских войск в полосе «независимых» племен привлекли внимание мировой общественности. Варварские бомбардировки пуштунских деревень осудили все страны Европы. Но особенно большая шумиха по этому поводу была в Германии, так как фашисты стремились всеми средствами помешать Англии подавить восстание пуштунских племен.

Даже Лига Наций в 1937 г. рассмотрела на одном из своих заседаний вопрос о ситуации в Вазиристане. Чтобы успокоить европейскую общественность, Великобритания пообещала не применять боевую авиацию против мирного населения Вазиристана{30}. Фактически же бомбежки там продолжались с той же интенсивностью.

Однако до конца 1938 г. английское командование так и не смогло подавить восстание в Вазиристане. Умело ведя маневренную войну, Факир из Ипи каждый раз уходил из-под ударов англичан и сам наносил им чувствительные удары. За кампанию 1938 г. его лашкары совершили 65 нападений на британские войска и стратегические объекты{31}.

Один из таких рейдов прославил Факира и Шер Али на весь мир. В ночь на 23 июля лашкар под командованием Шер Али атаковал и захватил г. Банну. Впервые крупный город СЗПП был захвачен восставшими пуштунами. Это произошло благодаря активной помощи местного мусульманского населения, которое видело в воинах Факира из Ипи своих освободителей. Целый день г. Банну находился в руках пуштунов, которые при подходе английских войск отступили в горы.

Почти 2 месяца лашкар Шер Али находился вблизи этого города, сковав 2 бригады британских войск{32}. Индусы и сикхи, которые больше всего пострадали при взятии Банну Шер Али, стали в массовом порядке переселяться за р. Инд. За короткий период население города сократилось на треть. Взятие Банну, по словам Суинсона, «было большим ударом по престижу Великобритании»{33}.

В 1938 г. англичане не смогли нанести поражение Факиру из Ипи, и восстание в Вазиристане продолжалось. Но британские войска все теснее сжимали кольцо вокруг долины Шакту. Все больше военных постов и новых дорог строилось в Вазиристане. Опираясь на них, английское командование могло быстро перебрасывать свои войска во многие районы Вазиристана. Силы вазиров и масудов были на исходе. 2 года авиаблокады нанесли непоправимый урон их полям и стадам. Голод был страшнее английских бомб. Поэтому кампания 1939 г. закончилась уже в середине мая. 10 апреля долина Шакту была взята англичанами, а 13 мая прекратил сопротивление тори-хель.

Факир из Ипи укрылся в пещере близ отдаленного населенного пункта Горвехт, который находился всего в 3 км от афганской границы. Племена Вазиристана не выдали его, несмотря на все требования и угрозы англичан. Факир вновь стал готовить новое восстание против Англии и даже заявил о необходимости создания мусульманского государства на территории пуштунских племен, чем крайне напугал английское правительство{34}. Британские власти в Индии, зная об этих планах, почти все войска, участвовавшие в карательных операциях против вазиров и масудов, оставили в Вазиристане. В течение нескольких лет Великобритании, опасаясь деятельности Факира из Ипи, пришлось держать в Вазиристане 40-тысячную группировку войск.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.