Онлайн библиотека PLAM.RU  




Глава 31

Незваный «гость» в Кабуле

Слухи о вероятном вторжении Красной Армии в Индию и сведения о взрывоопасной обстановке в зоне пуштунских племен пугали в Индии далеко не всех. Многие индийцы с детства знали легенду, что с севера придет могущественный враг англичан, который освободит Индостан от британского господства. Кроме того, радикально настроенные националисты и коммунисты Индии готовы были взяться за оружие, чтобы завоевать независимость для своей родины. Одним словом, среди индийцев вновь нашлись деятели, готовые рискнуть и пойти на сотрудничество с врагами Англии. В 1940 г. для многих авантюристов в Центральной Азии такой союз казался наиболее вероятным с СССР, а уж затем с III рейхом и его союзниками.

Среди видных индийских лидеров, готовых заключить союз с враждебными Великобритании державами, самой значимой фигурой был бывший президент Индийского национального конгресса (ИНК) Субхас Чандра Бос. Решившись покинуть Индию, чтобы искать иностранной помощи в борьбе против Великобритании, он рассматривал разные варианты своего пути в СССР. Самым реальным было спрятаться на отходящем из Калькутты в Японию или Китай судне или воспользоваться «афганским коридором», который служил коммунистам Пенджаба для связи с Коминтерном. Первый способ был наиболее опасным, так как британская разведка осуществляла строгий контроль за всеми морскими перевозками. В связи с этим С.Ч. Бос избрал маршрут через Афганистан.

Особенно устойчивые линии связи через афганскую территорию с СССР были у партии «Гадр», а затем у коммунистической группы «Кирти» в Пенджабе. Именно к ней и обратился за помощью С.Ч. Бос. В апреле 1940 г. в Бомбее, по сведениям британской разведки, он попросил представителя «Кирти» Рам Сингха Датта помочь ему тайно уехать в Москву, чтобы «просить Сталина приказать Красной Армии вторгнуться в Индию»{1}. Эта затея показалась Рам Сингху настолько фантастичной, что он даже не сообщил о ней своим товарищам. Впервые он рассказал им о зондаже Боса в Бомбее лишь в июне 1940 г., когда руководство «Кирти» обсуждало практические вопросы отправки своих делегатов и Боса в Москву.

Для установления контактов с посольством СССР в Кабуле «Кирти» направила Рам Кишана, который еще в 1930 г. согласовал с советским военным атташе маршрут переброски индийских коммунистов через Афганистан{2}. В начале июля 1940 г. он под именем Заман-хана прибыл в афганскую столицу. Однако ему долгое время не удавалось выполнить своего задания. В советском посольстве с подозрением отнеслись к связному «Кирти», так как между этой группой и Коминтерном сложились плохие отношения. Однако руководство III Интернационала выразило заинтересованность в приезде этого индийца в Москву, и посол К. Михайлов получил указания содействовать отправке посланца из Индии и его материалов в СССР{3}.

Не зная, что Рам Кишана скоро отправят в Москву, в Кабул прибыл бывший секретарь пенджабского комитета Коммунистической партии Индии (КПИ) Ачар Сингх, который также намеревался уехать в СССР. Его переброску через границу организовал опытный гадаровец Аббас-хан, который обеспечивал для «Кирти» «линию связи» в Афганистан. Раньше он был шофером и перевозил грузы из Пешавара в Кабул, а затем стал хозяином лавки, которая использовалась индийскими коммунистами как конспиративная квартира.

Люди Аббас-хана успешно, как и Рам Кишана, доставили Ачар Сингха в Афганистан. По воспоминаниям Ачар Сигха, его из Пешавара вывезли на грузовике, а затем, не доезжая английских пограничных постов в Хайбаре, высадили с пуштуном-проводником. Сменив еще двух проводников из местных племен, посланец «Кирти» пешком достиг г. Дакки (Афганистан).

Описывая коминтерновскому представителю И. Козлову этот отрезок своего рискованного путешествия в Кабул, Ачар Сингх дал следующую характеристику горцам Хайбарского прохода: «Патаны, главным образом разбойники, грабители, контрабандисты. Имеют винтовки. Носят их открыто. Англичане не могут их разоружить до сих пор. Дома патанов построены в горах наподобие маленьких крепостей с бойницами, наблюдательными пунктами [...] Друг про друга не доносят англичанам, хотя бы видели у соседа кого-либо постороннего для переброски за кордон. Среди них существует своеобразная племенная солидарность, [так как] все зарабатывают этим. Если бы я пошел один без знакомства с местным жителем, я был бы убит или ограблен»{4}.

В конце августа 1940 г. Ачар Сингх встретился с Рам Кишаном в Кабуле. Из-за незнания пушту он выдавал себя за глухонемого брата Рам Кишана. Последнему удалось все же передать в советское посольство в Кабуле бумаги «Кирти». Однако добираться до советско-афганской границы они должны были сами – без содействия дипломатической миссии в Афганистане.

Меняя транспорт и легенды, индийские коммунисты 13 сентября смогли выйти к условленному «окну» на границе с СССР. К этому времени Рам Кишан был тяжело болен: обострилась болезнь сердца. Поэтому во время переправы через реку он утонул. Ачар Сингх смог с трудом доплыть до берега и сообщил советским пограничникам, что его товарищ утонул. Несколько часов поисков Рам Кишана ничего не дали: его тело унесло бурным течением в главное русло реки.

18 сентября 1940 г., получив известие о прибытии Ачар Сингха, секретарь ИККИ Д. Мануильский приказал сотруднику Восточного сектора отдела кадров Коминтерна И. Козлову срочно отбыть в Таджикистан. 27 сентября, после бесед с индийцем он вернулся в Москву{5}. Через неделю Козлов вернулся за Ачар Сингхом в Сталинабад и увез его в советскую столицу. Вскоре посланец «Кирти» уже работал референтом по Индии в Восточном секторе ИККИ.

Ради исторической объективности следует отметить, что приезд Ачар Сингха в СССР в первую очередь был вызван необходимостью урегулировать отношения «Кирти» с Коминтерном и ускорить ее объединение с КПИ. Вопрос о прибытии С.Ч. Боса в СССР стоял для индийских коммунистов на втором плане. Но руководство «Кирти» намеревалось продолжить и политически выгодное сотрудничество с бывшим президентом ИНК. В связи с этим Ачар Сингх детально информировал Коминтерн о желании С.Ч. Боса бежать из Индии для встречи с И. Сталиным. В ответ И. Козлов заявил индийцу, что приезд Боса в Советский Союз «может привести к нежелательным для советского правительства международным осложнениям»{6}. Одним словом, в Кремле были категорически против «визита» видного индийского политика.

Обстановка на южных границах СССР 1940—1941 гг. была тревожной. Британское правительство, поддавшись на германскую дезинформацию, опасалось мифического вторжения Красной Армии в Индию. В этих условиях официальный Лондон расценил бы сотрудничество СССР с С.Ч. Босом как враждебный вызов.

При таких неблагоприятных обстоятельствах С.Ч. Бос все же решил бежать из Индии. Скрывшись из Калькутты, он 19 января 1941 г. прибыл в Пешавар. Здесь он явился к Аббас-хану, предоставившему ему укрытие и организовавшему переход через индо-афганскую границу{7}. Для этого был использован традиционный способ, с помощью которого ранее удалось уехать в Афганистан Рам Кишану и Ачар Сингху.

На случай усиленного режима охраны индо-афганской границы (а именно так было при бегстве С.Ч. Боса) грузовик с нужным человеком сопровождал помощник Аббас– хана Бхагат Рам Тальвар, который имел родственников и знакомых среди горцев Хайбара и Читрала. Чтобы избежать новой проверки документов, Бхагат Рам и его спутник высадились в полосе «независимых» пуштунских племен, где их ожидали проводники афридии. С их помощью Бос и Бхагат Рам горными тропами перешли границу и на третий день пути вышли к кабульской дороге. 1 февраля 1941 г. Бос и сопровождающий прибыли в Кабул.

Его пребывание в афганской столице довольно подробно описано в мемуарах Бхагат Рама и Уттам Чанда, в доме которого жил С.Ч. Бос. Однако российские и британские архивные материалы значительно дополняют их воспоминания.

Оказавшись в Кабуле, Бхагат Рам натолкнулся на категорический отказ советского посольства иметь какие-либо контакты с ним и С.Ч. Босом. Такое поведение полпреда К. Михайлова было закономерно, так как ему, вероятнее всего, было строжайше запрещено НКИД вступать с экс– президентом ИНК в контакт. Описанный Тальваром драматический эпизод, когда он безуспешно пытался убедить главу дипломатической миссии СССР встретиться с С.Ч. Босом, стоявшим недалеко от посольской машины, только подчеркивает этот факт.

К. Михайлову прекрасно было известно, кто такой Бос и какова его роль в индийском национально-освободительном движении. Этот дипломат до своего назначения в Афганистан долгое время обучал индийских студентов в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ). Для руководящих сотрудников Коминтерна он составлял секретный информационный бюллетень по Индии{8}. Разумеется, К. Михайлов мог узнать бывшего председателя Индийского национального конгресса, так как был хорошо знаком с индийской прессой, где часто помещались фотографии С.Ч. Боса.

Не получив помощи от советской стороны, С.Ч. Бос был вынужден обратиться за помощью в дипломатическое представительство Германии в Кабуле. Немецкий посланник Г. Пильгер, судя по его высказываниям в беседах с К. Михайловым, отнесся к просьбе индийского лидера переправить его в Германию крайне настороженно. Этот профессиональный дипломат, сделавший успешную карьеру при Веймарской республике, скептически относился к политике нацистского руководства в отношении стран Востока. Фактически его назначение посланником в Афганистан было почетной ссылкой. В связи с этим Г. Пильгер за весь период своего пребывания в Кабуле выполнял только приказы из Берлина, избегая проявлять любую инициативу. Это, как и ряд других причин, также отсрочило отправку С.Ч. Боса в Германию.

Как свидетельствуют документы из центральных архивов Российской Федерации, реальные шаги к организации отъезда индийского лидера в Берлин дипломатические миссии Германии и Италии в Кабуле предприняли лишь в феврале 1941 г. В первых числах этого месяца Г. Пильгер посетил советское посольство и попросил К. Михайлова оформить визу для С.Ч. Боса. Советский посол сообщил о просьбе своего германского коллеги в Москву.

С аналогичной просьбой в НКИД обратилось и немецкое посольство в Москве. Дипломатические миссии Италии и Японии в Кабуле также ходатайствовали за индийского политического деятеля перед советским посольством.

Г. Пильгер делал все возможное, чтобы ускорить получение визы для индийского лидера. Германский посланник сообщил К. Михайлову, что С.Ч. Бос покинет Афганистан с итальянским паспортом, в котором необходимо было поставить въездную визу. Данное пожелание немецкого дипломата было удовлетворено.

Г. Пильгер также попросил полпреда отправить индийского политика в СССР на советском самолете, который регулярно осуществлял полеты из Кабула в Ташкент. Он заявил, что итальянские специалисты, работавшие на кабульском аэродроме, смогут тайно посадить С.Ч. Боса на борт самолета. Однако К. Михайлов отверг это предложение.

15 марта 1941 г. в дипломатическое представительство СССР прибыл заведующий канцелярией германского посольства Э. Шмидт, привез паспорт итальянского радиста Орландо Мацотты. Немецкая въездная виза в этом документе была уже проставлена. Паспорт был подлинным, но в него была вклеена фотография С.Ч. Боса. Советник В. Козлов сразу же оформил визу № 064033 на въезд в СССР.

Видимо, Э. Шмидт понимал, что отправка видного деятеля индийского национально-освободительного движения в Берлин войдет в историю. В связи с этим он довольно много говорил о нестабильном положении Англии и дальнейшей судьбе С.Ч. Боса. Немец заявил В. Козлову: «Положение в Индии в настоящее время для англичан весьма напряженное. Это напряженное положение резко ухудшится с прибытием в Германию Субха Чандра Боса (так в документе. – Ю. Т.), который является очень влиятельным лицом в Индии. Бос будет использован немцами для пропаганды против владычества англичан в Индии, и в конечном счете все будет сделано так, что индусы выступят против своих угнетателей и выгонят прочь их со своей территории»{9}. В заключении Э. Шмидт сообщил, что предполагается использовать для антибританской радиопропаганды с территории Японии.

За день до отъезда лавку Уттам Чанда посетила жена итальянского посланника П. Кварони и сообщила, что виза получена. В ночь на 18 марта немцы вывезли С.Ч. Боса из Кабула на автомобиле, за рулем которого сидел опытный немецкий разведчик Ф. Венгер, отвечавший за контрабанду оружия в Афганистан{10}. 22 марта 1941 г. С.Ч. Бос пересек советско-афганскую границу через пограничный пункт в Термезе.

Такой поворот событий был большим сюрпризом для британской разведки, которая, видимо, меньше всего предполагала, что советское правительство даст разрешение на проезд индийского лидера через территорию СССР. О том, что С.Ч. Бос был в Кабуле, руководство Интеллидженс сервис окончательно убедилось, расшифровав в конце февраля 1940 г. телеграммы итальянского посольства в Афганистане

Ирландский профессор О’Халпин, нашедший в 2005 г. документы британской разведки, подтверждающие этот факт, обнаружил также архивные материалы, свидетельствующие, что «Комитет по специальным операциям» британской разведки 7 марта 1940 г. отдал приказ британской резидентуре в Турции подготовить ликвидацию С.Ч. Боса, если тот попытается проехать через эту страну в Германию{11}. Таким образом, покинув Афганистан через советскую территорию, индийский политик благополучно ушел от облавы, устроенной на него англичанами.

Следует отметить, что открытие О’Халпина в очередной раз привлекло внимание историков к загадке бегства С.Ч. Боса в Германию через Афганистан. Почему Интеллидженс сервис, имея обширную агентуру в восточных странах, дало уйти индийскому лидеру?! К примеру, С.Ч. Боса можно было легко ликвидировать в Северном Афганистане, задействовав обширную английскую агентуру среди басмачества... У англичан было 15 дней(!), чтобы принять необходимые меры для убийства беглеца в Афганистане.

Скорее всего, руководство Великобритании (решения о политических убийствах даже в годы войны в большинстве случаев принимаются на самом высоком уровне) хотело максимально сохранить секретность запланированной операции. Возможно, афганское правительство категорически запретило англичанам предпринимать что-либо против С.Ч. Боса на своей территории, чтобы не дестабилизировать ситуацию на индо-афганской границе. Любой политик, знавший обстановку в Британской Индии, мог без труда предсказать, что первое же известие о гибели бывшего президента ИНК вызовет мощный взрыв гнева против Англии в Британской Индии.

Версий по поводу счастливого бегства С.Ч. Боса в Германию можно строить много. Это еще раз свидетельствует о том, что английские спецслужбы умеют хранить свои секреты. Пока же неоспоримым фактом является лишь то, что С.Ч. Бос смог благополучно выехать из Афганистана при довольно таинственных обстоятельствах.

До последнего момента в Кабуле при нем находился Бхагат Рам Тальвар, который сделал все от него зависящее, чтобы выполнить приказ «Кирти» по доставке С.Ч. Боса в СССР. Видимо, индийский коммунист до последнего надеялся, что, оказавшись в Москве, его подопечный сможет реализовать свой план. Однако никто в Москве с С.Ч. Босом вести переговоры не собирался, и ему ничего не оставалось, как продолжить свой путь в III рейх.

В Берлине и Риме прибытие С.Ч. Боса восприняли как подарок судьбы. Он сразу же стал ключевой фигурой всех планов фашистских государств в отношении Индии{12}. С.Ч. Бос первым в начале апреля 1941 г. предложил план своего сотрудничества с Германией в Афганистане и полосе «независимых» пуштунских племен Британской Индии. Согласно этому плану Кабул должен был стать главным центром связи между Европой и Индией. В зоне пуштунских племен планировалось развернуть широкомасштабные боевые действия против английских войск. Факиру из Ипи при этом отводилась главная роль. В связи с этим С.Ч. Бос предлагал забросить к нему германских инструкторов и создать у него же пропагандистский центр с радиостанцией и типографией{13}.

4 мая он в дополнение к своему плану предложил Германии осуществить в Кабуле государственный переворот и поставить у власти прогерманское правительство во главе с Амануллой-ханом{14}. План С.Ч. Боса полностью совпадал с планами фашистского руководства Германии и Италии, поэтому он сразу же был подключен к разработке операций абвера и итальянской разведки в Афганистане и Индии.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.