Онлайн библиотека PLAM.RU




  • ДОКУМЕНТ № 1 КРАТКАЯ СПРАВКА о деятельности немцев в Афганистане. 1930—1940 гг.
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 2 ОТРЫВОК ИЗ ОПЕРАТИВНОГО ПИСЬМА «СЕМЕНА»[1]
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 3 ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ЗАМАНА[1]
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 4 ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ЗАМАНА ИЗ КАБУЛА от 3. 05. 1942 г.[1]
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 5 КРАТКАЯ СПРАВКА О ХАДЖИ МИРЗА СЕИД АЛИ-ХАНЕ (ФАКИР ИЗ ИПИ) РУКОВОДИТЕЛЕ ВАЗИРИСТАНА НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛОСЫ[1]
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 6 ДОНЕСЕНИЕ РЕЗИДЕНТА СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ В КАБУЛЕ М. АЛЛАХВЕРДОВА «О ФАКИРЕ ИЗ ИПИ И СВЯЗИ ЕГО С ИТАЛЬЯНЦАМИ»
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 7 СТОЛКНОВЕНИЯ ПЛЕМЕН С АНГЛИЧАНАМИ В ПОЛОСЕ «НЕЗАВИСИМЫХ» ПЛЕМЕН
  • ДОКУМЕНТ № 8 ДОНЕСЕНИЕ СОВЕТСКОГО АГЕНТА В РУКОВОДСТВЕ БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ. 10. 07. 1943 г. [1]
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 9 ПОЯСНЕНИЕ К НОВЫМ ШИФРАМ, ПОЛУЧЕННЫЕ РОМОМ ОТ НЕМЦЕВ ВО ВРЕМЯ ВСТРЕЧИ С НИМИ 4-го сентября 1943 г.
  • Примечания
  • ДОКУМЕНТ № 10 ПИСЬМО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ В МОСКВЕ ПОЛКОВНИКА ХИЛЛА
  • Примечания
  • Примечания
  • ПРИЛОЖЕНИЕ III

    ДОКУМЕНТ № 1

    КРАТКАЯ СПРАВКА о деятельности немцев в Афганистане. 1930—1940 гг.

    СОВ. СЕКРЕТНО

    Проникновению немцев в Афганистане предшествовала их большая деятельность, направленная к созданию прочной экономической базы в Афганистане.

    В 1937 г. немцы представили афганцам кредит в 27 млн марок на 8 лет. В счет этого кредита Германия обязалась предоставить афганцам промышленное оборудование, необходимое для создания собственной афганской промышленности. Завоз промышленного оборудования в Афганистан вызвал необходимость привлечения большого числа квалифицированных специалистов, которых немцы и направили в Афганистан.

    Таким образом, в Афганистан прибыло много специалистов, среди которых: инженеры-дорожники, горняки по строительству гидростанций, городскому строительству, коммерсанты, монтеры, врачи, землемеры, агрономы, преподаватели и др.

    По далеко неполным данным, немцев в Афганистане насчитывается до 185 человек. Однако немцы не ограничились установлением торговых связей и оказанием технической помощи Афганистану: в Афганистане, как и в соседних странах Востока, немцам нужна была твердая база для осуществления своих широких агрессивных планов.

    Пользуясь своим экономическим влиянием на Афганистан и представленными ей афганским правительством широкими возможностями, Германия стала создавать в Афганистане нужные и ненужные технические и торговые представительства и конторы вроде «бюро по координации действий всех немецких промышленных и торговых фирм в Афганистане». Все это дало возможность немцам вести разведывательную работу, агитацию и пропаганду в самых широких масштабах.

    Немцы в курсе дела всех мероприятий, проводимых афганским правительством. Они проводят активную работу среди государственных деятелей, склоняя их на свою сторону.

    Особенно надо подчеркнуть влияние немцев в Министерстве общественных работ (министр РАХИММУЛЛА-ХАН), где свили себе гнездо такие колоритные фигуры фашистской колонии в Афганистане, как ВЕНГЕР, КНЕРЛЯИН, ЛИВЭН, БАЛЬК, ГЕРЛАХ, ВЕЙСЕЛЬ, ЧЕКАН и др. По протекции ВЕНГЕРА(см. ниже) устраиваются на работу в Министерство общественных работ такие немецкие агенты, как ПЕНЕР, направленный для руководства строительством мелких мостов в Аргендат (Кандагарская провинция), или эмигрант ШИШКИН – люди совершенно некомпетентные и неимеющие специального образования.

    Установлено, что организующим центром разведывательной работы в Афганистане и работы среди государственных деятелей на стороне Германии является немецкая миссия.

    В деле создания авторитета и популярности немцам в Афганистане немалую роль играют такие крупные деятели государственного аппарата Афганистана, как министр общественных работ, министр здравоохранения, заведующий промышленным отделом Нац. банка, генеральный директор по строительству дорог и др.

    Немцы возобновляют связи с находящимися на севере Афганистана представителями эмиграции с целью подбора людей для посылки в Среднюю Азию. Особый интерес для немцев представляет духовный вождь туркмен Ишан Халифа КЫЗЫЛ-АЯК, располагающий большими возможностями и якобы большой вооруженной силой.

    Приехавший недавно из Турции немецкий инженер ВАЛЬТЕР установил связь с братом известного басмаческого главаря Курширмата Нурмамата.

    Кроме того, немцы намечают широко использовать для разведывательной и подробной работы в СССР кадры, подготовляемые из взятых в плен на Восточном фронте туркмен, узбеков и др. восточных национальностей.

    Все это говорит за то, что немцы активизируют свою работу среди пап. к. р. [1] эмиграции с целью подготовки опытных агентов-разведчиков для заброски в Среднюю Азию.

    Руководителем немецкой разведки в Афганистане является коммерческий атташе немецкой миссии РАСМУС.

    Архив СВР. Подлинник, машинописный текст.

    Примечания

    1. к. р. – контрреволюционной.

    ДОКУМЕНТ № 2

    ОТРЫВОК ИЗ ОПЕРАТИВНОГО ПИСЬМА «СЕМЕНА»[1]

    №3 от 31. 03. 1941 г. [2]

    [...] Вам еще в своем первом письме Леон сообщал о неком индусе, бежавшем из Индии в Афганистан и нашедшем прикрытие у «пивоваров»[3]: как позднее выяснилось, этот индус оказался никем иным, как известным политическим деятелем, бывшим руководителем индийского национального конгресса Субхи Чандра Босом.

    В первых числах февраля в полпредство прибыл возглавляющий немецкую миссию в Кабуле Пильгер, который в беседе с полпредом заявил о том, что к нему явился известный индус Субхи Чандра Бос, который заявил ему, что бежал от англичан из Индии и просит у немцев покровительства. Далее якобы Пильгер связался со своим правительством по этому вопросу и получил указание направить его транзитом через СССР в Германию. Полпред обещал по этому поводу в свою очередь запросить Москву. После непродолжительной переписки полпред получил личное указание т. Вышинского выдать визу, требующуюся для проезда Ч. Б. транзитом через СССР в Германию без права остановки.

    Спустя несколько дней Пильгер явился вновь и прямо заявил полпреду, что от своего правительства он получил сообщение о том, что из Москвы по нашей линии указание полпредству о выдаче Чандра Босу визы уже дано, и просил ускорить оформление документа, т. к. ему якобы с Ч. Б. заниматься надоело. При этом Пильгер спросил, нельзя ли Ч. Б. перебросить в Союз самолетом (нашим), и что, если мы согласие на это дадим, он организует с помощью итальянских инструкторов на аэродроме негласную посадку в наш самолет Ч. Б. Получив категорический отказ, Пильгер заявил, Ч. Б. будут направлять через Афганистан в Союз с итальянским паспортом, и просил его не подвергать по существующему у нас порядку вызову в полпредство для оформления документов, а выдать визу заочно. Полпред распорядился оформить документ в порядке, требуемом немцами.

    Для оформления документов Ч. Б. явился советник немецкого посла, он же зав. канцелярией, Шмидт. Он представил итальянский паспорт на имя инженера Орландо Мацотта (с фиктивной фотокарточкой). На паспорте имелась въездная виза немцев. После выдачи нашей визы № 064033 от 15/III 1941 г. для проезда через п. п. Термез – Заремба, они получили афганскую визу, и таким образом Ч. Б. в сопровождении немца Венгера 18/III выехал на машине из Кабула к границе, которую перешел 22/III. с. г.

    Архив СВР. Заверенная копия, рукопись.

    Примечания

    1. Кому из советских разведчиков в Кабуле принадлежал псевдоним Семен, автору этой книги установить не удалось.

    2. В верхнем правом углу этого документа сделана пометка: «В д[ело] „Мародеры“.

    3. «Пивовары» – немцы.

    ДОКУМЕНТ № 3

    ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ЗАМАНА[1]

    Сентябрь 1941 г.[2]

    [...] Помимо связи с Факиром из Ипи, немцы поставили перед БХАГАТ РАМОМ задачу устройства аэродрома и приема парашютистов. В подтверждение заданий, полученных БХАГАТ РАМОМ от РАСМУСА, несколько дней тому назад на имя БХАГАТ РАМА поступила из Берлина от БОСА телеграмма, в которой БОС подчеркивает важность и серьезность организации аэродрома, вся ответственность за которую возлагается на БХАГАТ РАМА. В связи с этим РАСМУС предложил БХАГАТ РАМУ форсировать свой отъезд в район расположения племен. Ориентировочно отъезд намечен на 2 октября с. г.

    ВИТЦЕЛЬ, о котором упоминалось в самом начале, после получения телеграммы от БОСА в свою очередь телеграфировал в Берлин свои соображения об организации высадки парашютистов в районе расположения племен. По его мнению, в состав группы должны входить:

    1. Врач.

    2. Инженер-радист и электрик.

    3. Механик.

    4. Специалист топограф.

    5. Инструктор по военному делу.

    6. Радист-телеграфист.

    7. Фотограф.

    Группа должна быть снабжена оружием, патронами, деньгами, топографическими приборами и картами, инструментами, медикаментами, радиоаппаратурой, гримом.

    Люди должны подбираться с расчетом на сходство с местными жителями.

    Высадка должна быть произведена только ночью, поэтому площадка должна быть точно обозначена кострами.

    БХАГАТ РАМУ предложено сообщить о готовности к приему парашютистов, а также принять меры к охране площадки и высадившихся парашютистов с последующим укрытием их в надежных местах.

    БХАГАТ РАМ получил от РАСМУСА для вручения ФАКИРУ из Ипи 500 фунтов золотом, 500 индийских рупий и 55 тысяч афгани.

    Для принятия самолета им же получено сигнальное ружье и 30 штук сигнальных ракет.

    На случай если будет необходимость осуществить устройство такого аэродрома, организовать захват немецких парашютистов и десантников, БХАГАТ РАМ предложил использовать для этого местность в районе Баджаура, между населенными пунктами Бандагай и Джар и между Хор и Рамакая, которая ему лично хорошо известна и которую он считает удобной для этой цели.

    Одновременно ЧАНДРА БОС передал для БХАГАТ РАМА следующие поручения:

    1. Единомышленникам БХАГАТ РАМА поручается направить в пограничные с Афганистаном районы своих делегатов для того, чтобы убедить племена выступить против английских властей. Делегаты должны дать обязательство руководителям племен по снабжению последних военным имуществом и заявить им, что в программу Свободной Индии входит экономическая помощь племенам и защита их от нападения противников и что на независимость и свободу племен никто покушаться не будет. Делегациям должны быть предоставлены полномочия на заключение договоров с отдельными племенами.

    О результатах переговоров с племенами и о том, с какими из племен будут заключены договоры о совместных действиях против английских властей, БОС просит ему сообщить.

    2. Организовать встречу с председателем «Дженнет Оль Улам» Муфтием Кифаетулла, секретарем данной организации Моулана Ахмед Саид и активистом Моулана Гуссейн Ахмед... и передать им приветствие от РАШИДА АЛИ ГАЙЛАНА[3] и Муфтия Иерусалимского, при этом заявить, что настал момент встать на защиту ислама и отечества, так как другого такого времени, удобного для борьбы за освобождение Индии от ига англичан, возможно, не наступит. Для успешной борьбы нужно действовать сообща с последователями БОСА.

    БОС просит БХАГАТ РАМА передать от своего имени этим лицам, что предшествующие встречи с ними БОС расценивает, как благоприятные в смысле общности точек зрения по вопросам борьбы с английскими угнетателями. Подтвердить, что в данное время наиболее целесообразно и своевременно выступить против англичан, так как если этого сделано не будет, то после вряд ли представится возможность для этого.

    БОС также просит передать о том, что взгляды его, БОСА, РАШИДА АЛИ ГАЙЛАНИ и Муфтия Иерусалимского в отношении борьбы с англичанами вполне совпадают.

    3. Проверить, насколько хороша слышимость двух коротковолновых широковещательных станций, находящихся в Германии (в Берлине).

    Эти радиостанции умышленно распространяют слухи о том, что они находятся и работают на индийской территории. Первая станция работает от имени индийского национального конгресса и производит передачу в 6.30 (кабульское время). Вторая станция представляет Мусульманскую лигу, начинает передачи за 30 минут до конца радиопередач станции «Азад Индустан»[4].

    БОС, кроме этого, просит проверить и сообщить, какова эффективность работы этих станций, подчеркивая, что радиопропаганда в настоящих условиях является самым важным видом пропаганды.

    Для того чтобы население Индии поверило в факт существования этих станций непосредственно в Индии, РАШИД АЛИ ГАЙЛАНИ и сам БОС произносили речи в Берлине через германские радиостанции. В своих речах они приветствовали Конгресс за организацию радиостанций, работающих нелегально в Индии.

    4. БОС получил в Берлине сведения о том, что в Индии скрываются несколько немцев, бежавших из-под стражи. БХАГАТ РАМУ поручено установить, где эти немцы, если удастся выяснить их местонахождение, связаться с ними и привлечь их к работе против английских властей.

    5. БОС подчеркнул крайнюю необходимость поддержания связи с японцами и посылки людей в Рангун, если они еще не посланы. Для этой цели БОСОМ был предложен другой пароль [...] . Этот пароль был сообщен японцам. Однако РАСМУС предложил БХАГАТ РАМУ пользоваться прежним паролем... впредь до особых указаний. [...]

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    Примечания

    1. Аллахвердов Михаил Андреевич(Заман) (1900—1968) – родился в г. Шуша (Степанакерт). Армянин. В 1918 г. ушел добровольцем в Красную Армию. Участвовал в боях с белогвардейцами в составе 3-го Туркестанского стрелкового полка. В 1919 г. рекомендован на работу в органы ВЧК, вел борьбу с бандитизмом в Средней Азии.

    В июне 1921 г. М. А. Аллахвердов в качестве заместителя начальника Особого отдела Памирской военно-политической экспедиции направлен на Памир. В течение полутора лет активно ведет борьбу с басмачеством и английской агентурой, засылаемой из Афганистана.

    В 1923 г. переведен на работу в Восточный отдел ОГПУ. Работая в нем, в 1925 г. без отрыва от оперативной деятельности оканчивает восточный факультет Военной академии РККА им. Фрунзе. В 1925 г. направляется в служебную командировку в Иран. До 1928 г. был оперативным работником резидентуры. Приобрел необходимые источники информации в интересующих внешнюю разведку кругах, вел активную работу по проникновению в эмигрантские антисоветские организации.

    В 1928—1930 гг. – руководитель резидентуры внешней разведки в Иране: ведет кропотливую работу по приобретению квалифицированной агентуры для проникновения в спецслужбы противника, принимает активные меры по разложению антисоветской эмиграции. В 1930—1933 гг. – сотрудник центрального аппарата разведки.

    С приходом Гитлера к власти в Германии и обострением обстановки руководство внешней разведки направляет его на нелегальную работу в Европу. В 1933—1934 гг. возглавлял нелегальные резидентуры в Австрии, Швейцарии и Франции.

    В 1934—1936 гг. – резидент внешней разведки в Афганистане. Из Афганистана был переведен на ту же должность в Турцию, где находился до 1938 г. В 1938—1941 гг. работал в центральном аппарате внешней разведки.

    С началом Великой Отечественной войны вновь назначается резидентом в Афганистан. В этой должности проработал до 1944 гг. В 1944—1945 гг. – начальник самостоятельного отдела в 1-м Управлении КГБ СССР (внешняя разведка). В 1945 г. выезжал в Швейцарию для выполнения специального разведывательного задания.

    В ноябре 1947 г. М. А. Аллахвердов переводится на работу в Высшую разведывательную школу Комитета информации заместителем начальника школы по учебной и научной части. В 1955 году вышел в отставку по выслуге лет.

    За достигнутые успехи в разведывательной работе полковник Аллахвердов награжден орденами Ленина, Красного Знамени, «Знак Почета», Отечественной войны I степени и многими медалями. Ему был также вручен нагрудный знак «Почетный чекист».

    2. Донесение датировано по его содержанию.

    3. Руководитель антибританского восстания в Ираке в 1941 г.

    4. Название радиостанции, созданной С. Ч. Босом в 1941 г. в Германии организацией индийских националистов «Свободная Индия».

    ДОКУМЕНТ № 4

    ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ ЗАМАНА ИЗ КАБУЛА от 3. 05. 1942 г.[1]

    1-го мая состоялась встреча с Ромом совместно с Сашей[2]. Беседа продолжалась шесть часов. Рому было заявлено, что Саша приехал из Москвы и является представителем советской разведки, к которой имеет отношение и Заман. Ром на это ответил, что доволен приездом товарища и рад обсудить с ним все вопросы, связанные с его работой. Передаю содержание беседы в сокращенной стенографической записи.

    1. Вопрос: Прежде чем приступить к обсуждению вопросов, я бы хотел выяснить обстоятельства вашего знакомства с БОСОМ, выезда последнего из Индии.

    Ответ: Еще до ареста БОСА в Индии последний обратился к партии Кирти-Кисан с заявлением, что дальнейшее пребывание его в Индии невозможно, так как он будет арестован, и хотел бы перебраться в Москву. Руководство Кирти-Кисан поручило ЛАРКИНУ (Ачар-Синг) и мне организовать переброску БОСА. Когда в Пешавере было уже все приготовлено для этой цели, ЛАРКИН выехал в Калькутту за Босом. Но последний к этому времени был уже арестован. [...][3]

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    Примечания

    1. Внизу первой страницы этого документа начальник внешней разведки П. Фитин сделал пометку: «Мария Отрощенко составить план вербовки Расмуса. 11. V. 42 г. Фитин».

    Фитин Павел Михайлович (1907—1971) родился в с. Ожогино Курганской области. В 1920 г. после окончания начальной школы работал в сельхозкоммуне в родном селе. В 1928—1932 гг. учился в Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева. 1932—1934 гг. – заведующий редакцией «Сельхозгиза». 1934—1935 гг. – служба в Красной Армии. 1935—1938 гг. – заместитель главного редактора «Сельхозгиза».

    В марте 1938 г. направлен по партнабору на учебу в Высшую школу НКВД. После окончания специальных ускоренных курсов в Школе особого назначения, готовившей кадры для внешней разведки, в ноябре того же года направляется стажером в Пятый отдел ГУГБ НКВД СССР (внешняя разведка). В связи с острой нехваткой разведывательных кадров в конце 1938 г. П. М. Фитин назначается заместителем начальника того же отдела.

    В 1939—1946 гг. возглавляет внешнюю разведку органов безопасности. Его высокий интеллект и выдающиеся организаторские способности особенно ярко проявились в годы Великой Отечественной войны.

    После войны Берия рассчитался со строптивым начальником разведки, который оказался прав в отношении сроков нападения Германии на СССР. В конце июня 1946 г. по его распоряжению генерал-лейтенант Фитин был освобожден от занимаемой должности.

    В декабре 1946 г. П. М. Фитина направляют заместителем уполномоченного МГБ в Германию, где он находился до 1947 г. В 1947 г. его вновь понижают в должности: П. М. Фитин назначается на пост заместителя начальника Управления госбезопасности по Свердловской области. В сентябре 1951 года Берия перебрасывает его в Алма-Ату. В 1951 г. Берия распорядился уволить его из органов госбезопасности «по неполному служебному соответствию» без военной пенсии.

    Лишь после суда над Берией в 1953 г. П. М. Фитину удалось устроиться директором фотокомбината Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, где он работал до конца жизни. Умер П. М. Фитин 24 декабря 1971 г.

    За большие заслуги в деле обеспечения государственной безопасности нашей страны генерал-лейтенант П. М. Фитин награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Красного Знамени Тувы и многими медалями.

    Отрощенко Андрей Макарович (1902—?). 1924—1931 гг. – сотрудник органов государственной безопасности Узбекистана. 1931—1933 гг. – представительство ОГПУ в Средней Азии направило его в генеральное консульство в иранском г. Мешхед заместителем резидента внешней разведки. В 1934—1936 гг . – резидент в г. Мешхеде. В 1936 г. перешел на работу в ИНО НКВД в сектор Ближнего и Среднего Востока. В 1937—1939 гг. резидент внешней разведки в Тегеране. Вел активную разведывательную работу против Германии и Японии, которые в тот же период представляли главную опасность для нашей страны.

    В 1939—1941 гг. работал начальником контрразведывательного отдела НКВД Одесской области. С началом Великой Отечественной войны он участвовал в обороне Одессы. За участие в боевых операциях награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а также медалью «За оборону Одессы».

    В 1941—1946 гг. был начальником отдела 1-го Управления КГБ, а затем – начальником управления во внешней разведке МГБ СССР.

    В 1943 г. в связи с подготовкой Тегеранской конференции «Большой тройки» А. М. Отрощенко был направлен в иранскую столицу в составе специальной группы с целью обеспечения безопасности участников конференции. Во время этой командировки А. М. Отрощенко также провел проверочное мероприятие в отношении источника резидентуры, которое показало, что источник работает под контролем британских спецслужб против советских представителей в стране.

    В 1947—1952 гг. – начальник управления в Комитете информации при Совете Министров СССР, объединявшем в то время политическую и военную разведки. В 1953 году он был назначается начальником ПГУ МГБ СССР. В 1953– 1955 гг. – резидент внешней разведки в Тегеране. В 1955 г. в связи с болезнью А. М. Отрощенко был вынужден прервать служебную командировку в Иран. В 1956 г. вышел в отставку по состоянию здоровья.

    За заслуги в деле обеспечения государственной безопасности полковник Отрощенко награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, многими медалями.

    2. Саша – Коротков Алексей Михайлович(1909—1961) – с 1933 г. сотрудник Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ (внешняя разведка) и в том же году направлен по линии нелегальной разведки в Париж. В Париже А. М. Коротков выдавал себя за чехословацкого студента Районецкого, изучающего антропологию в Сорбонне. Вновь возвратился в Париж в 1934 г. Во Франции работал до 1938 г. В 1938 г. в связи с организованной Берией чисткой органов госбезопасности был отозван в Москву. В 1939 г. уволен из Пятого отдела ГУГБ НКВД СССР без объяснения причин, но вскоре восстановлен. В 1939—1941 гг. – в Берлине был заместителем резидента «легальной» разведки с целью восстановления контакта с агентом Корсиканцем (государственный советник Министерства хозяйства Германии Арвид Харнак).

    В годы Великой Отечественной войны А. М. Коротков работал в центральном аппарате разведки. Он осуществляет операции по организации связи с агентурой внешней разведки в Германии и оккупированных ею странах, руководит подготовкой агентов-нелегалов и их выводом на территорию противника.

    В 1946—1953 гг. – заместитель начальника внешней разведки. В 1953—1954 гг. исполнял обязанности начальника 1-го Главного управления КГБ при СМ СССР (внешней разведки). До 1957 г. вновь работал заместителем начальника внешней разведки.

    В 1957 г. А. М. Коротков был направлен в Берлин в качестве представителя КГБ СССР при Министерстве госбезопасности ГДР. В этой должности работал до 1961 г. А. М. Короткову принадлежит важная роль в укреплении сотрудничества спецслужб обеих стран. В 1961 г. А. М. Коротков скончался в Москве от сердечного приступа.

    За большие заслуги в деле обеспечения государственной безопасности генерал-майор Коротков был награжден орденом Ленина, орденом Отечественной войны I степени, шестью орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и многими медалями. Ему был также вручен нагрудный знак «Почетный сотрудник органов госбезопасности».

    3. Этот абзац подчеркнут вертикальной чертой П. Фитиным.

    ДОКУМЕНТ № 5

    КРАТКАЯ СПРАВКА О ХАДЖИ МИРЗА СЕИД АЛИ-ХАНЕ (ФАКИР ИЗ ИПИ) РУКОВОДИТЕЛЕ ВАЗИРИСТАНА НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛОСЫ[1]

    Перевод с персидского

    ХАДЖИ МИРЗА СЕИД АЛИ-ХАН известен больше под именем ФАКИР МАЛЕНГ или ФАКИР из Ипи. Около 45 лет, среднего роста, смуглое лицо, слабого телосложения. Имеет родство с племенем Юсуф-Хейль. Впервые его имя стало известно в Вазиристане во время прихода к власти АМАНУЛЛЫ. Имеет хорошее духовное образование[2].Он стал известен с того момента, когда в местечке Давер, в Вазиристане, где находится английский политический агент, одна индуска в доме английского политического агента выпила вино, ругала в возбужденном состоянии мусульман, чем скомпрометировала себя, как мусульманку. Политический агент поручил индусам увезти ее[3].

    Племя вазиров единодушно выступило под руководством ФАКИР МАЛЕНГА, напало на индусов. Английский политический агент направил отряд в количестве ста человек пограничников, чтобы разогнать бунтарей. В перестрелке было убито 26 человек из английского отряда. Забрав вооружение убитых, вазиры скрылись в горах. С того времени, уже 15 лет, идет непрерывная вражда Хаджи МАЛЕНГА с англичанами. В течение 15 лет им было совершено 80 налетов на англичан, во время которых было убито свыше 800 солдат и офицеров из английской регулярной армии и в числе их 14[4] полковников. Эта борьба продолжается с прежней силой и в настоящее время.

    Итальянская миссия в Кабуле имеет непосредственную связь с ХАДЖИ МИРЗА СЕИД АЛИ-ХАНОМ, руководителем племени вазиров независимой полосы.

    Эту связь миссия осуществляет через своего садовника по имени МУХАММЕД ОМАР, который совершает поездки к хаджи Мирза АЛИ-ХАНУ в конце каждого месяца.

    Слышимая в Кабуле широковещательная радиостанция под названием «Свободная радиостанция», является радиостанцией системы Маркони и находится в Вазиристане в полосе «независимых» племен. Она была послана туда итальянской миссией через МУХАММЕД ОМАРА и установлена в районеТар-Гази (в переводе означает гора борца за мусульманскую веру)... который является местом пребывания указанного выше ХАДЖИ МИРЗА АЛИ-ХАНА.

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    Примечания

    1. Донесение советского агента Яра.

    2. Подчеркнуто А. Отрощенко.

    3. Яркий образец, какими небылицами в восточных странах обрастают реальные события. Об инциденте с Чанд Биби см. в данной книге главу «Звездный час Факира из Ипи».

    4. Жирным шрифтом выделен текст, который после А. Отрощенко еще раз были подчеркнут П. Фитиным.

    ДОКУМЕНТ № 6

    ДОНЕСЕНИЕ РЕЗИДЕНТА СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ В КАБУЛЕ М. АЛЛАХВЕРДОВА «О ФАКИРЕ ИЗ ИПИ И СВЯЗИ ЕГО С ИТАЛЬЯНЦАМИ»

    9. 09. 1942 г.[1]

    ЯР[2] дает нам некоторые установочные данные на ФАКИРА из Ипи и данные о связи его с итальянцами.

    У нас пока нет каких-либо данных о личности ФАКИРА из Ипи, чтобы дать оценку этой части сведений ЯРА. О ФАКИРЕ из Ипи имеются у нас в архиве сведения, относящиеся к периоду 1934—37 гг. (посылались во время моего первого пребывания здесь).

    Связь итальянцев с ФАКИРОМ из Ипи подтверждается имеющимися у нас данными по линии РОМА и ДЖИМА[3].

    Садовник МУХАММЕД ОМАР проходит впервые. Проверяем через АХМЕДА, т. к. жена последнего работала в итальянской миссии и должна знать слуг ее.

    Что касается радиостанции, работающей в полосе «независимых» племен, то речь, по-видимому, идет о широковещательной радиостанции, выступавшей под названием «Гималаи». Она, как нам известно из донесений РОМА, находится в Риме. В данном случае ЯР, очевидно, сообщает сведения, распространявшиеся здесь англичанами о том, что итальянцы перебросили в район «независимых» племен радиостанцию. Англичане нам заявили, что сначала они предполагали, что эта станция находится на территории Индии, но потом пришли к выводу, что она находится на территории итальянской миссии в Кабуле[4].

    Мы полагаем, что эта радиостанция находится скорее всего в Риме, как указывал РАСМУС, т. к. переброска широковещательной установки в район племен независимой полосы представляет технически известную трудность.

    Заман

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    Примечания

    1. В верхнем левом углу приведенной справки имеется резолюция начальника Средневосточного отдела 1-го Управления НКВД СССР (внешней разведки) А. Отрощенко: «т. Аллахвердову к делу Факира. 2/Х (подпись)».

    2. См. документ № 5.

    3. Джим – агентурный псевдоним Уттам Чанда.

    4. Подчеркнуто карандашом в тексте А. Отрощенко.

    ДОКУМЕНТ № 7

    СТОЛКНОВЕНИЯ ПЛЕМЕН С АНГЛИЧАНАМИ В ПОЛОСЕ «НЕЗАВИСИМЫХ» ПЛЕМЕН

    27 октября 1942 г.

    Недели две тому назад в полосе «независимых» племен (Северо-западная Пограничная Провинция Индии) произошел ряд столкновений между англичанами и племенами.

    Племена (моманды, юсуфзаи, афридии) напали на Мардан (близ Пешавара), разграбили и сожгли несколько домов. Убито и ранено около 30 англичан и примерно такое же количество из числа нападавших.

    Англичане послали для переговоров с племенами известного английского человека крупного помещика АРБАБА АБДУЛ ГАФУРА.

    Вторая стычка произошла возле Банну. Англичане арестовали 120 старейшин племен и увезли их в Равалпинди.

    Англичане направили в Вазиристан для переговоров двоих знатных людей: АНИФ НАВАБ КОРМА и ХОШХАЛЬ ХАНА АФРИДИ.

    В некоторых столкновениях между англичанами и племенами принимали участие афганские подданные. Трупы троих убитых афганцев (гильзаи) привезли для похорон на родину, в Джелалабад, и труп одного убитого афганца привезли для похорон в Кабул.

    Н/ПРИМЕЧАНИЕ:

    Сведения эти телеграфировались вам. ХОШХАЛЬ-ХАНА АФРИДИ не следует смешивать с известным ХОШХАЛЬ– ХАНОМ, руководителем земляческой организации в Северо-Западной Пограничной Провинции. [...] ХОШХАЛЬ– ХАН АФРИДИ является одним из влиятельных лиц в племени африди, но состояния большого не имеет. Одно время он выступал против англичан, но потом последние прибрали его к рукам.

    Заман.

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    ДОКУМЕНТ № 8

    ДОНЕСЕНИЕ СОВЕТСКОГО АГЕНТА В РУКОВОДСТВЕ БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ. 10. 07. 1943 г. [1]

    Перевод с английского

    ПРОЕКТ

    СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

    ДЕЛО БАГХАТ РАМА (он же РАМАТ ХАН, он же Р. Х.)[2]

    Ниже следует сводка сведений, полученных о БАГХАТ РАМЕ на совещании представителей I. P. I., S. I. S и M. I. 5[3] в Оксфорде 12-го марта 1943 г. Она основана на заметках, сделанных в течение несколько сбивчивого изложения всего этого дела и подробностей, и поэтому нельзя ручаться за полную ее точность. Я надеюсь, что мне удастся добыть длинный доклад, изготовленный I. P. I. по этому поводу.

    БАГХАТ РАМ – близкий друг и сторонник Субхаза БОЗЕ и поэтому связан с блоком «ФОРУОРД» и РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИЕЙ. В конце 1940 г. БАГХАТ РАМ помогал БОЗЕ бежать из Калькутты, через Кабул в Берлин. Он смог сделать это благодаря тому, что, хотя и будучи индусом, он очень хорошо знает пограничные провинции и может сойти за магометанина. Поэтому ему и удалось перебросить БОЗЕ через границу. Перед тем как уехать из Индии, БОЗЕ заявил, что намерен связаться с МОСКВОЙ для продвижения разработки своих антибританских планов. Но когда он попал в Кабул, то в действительности он отправился в германскую миссию, а не в русскую и предложил там свои услуги, заявив, что хочет поехать в БЕРЛИН. Однако встретились затруднения в смысле получения транзитной визы через СССР, и случайно этот вопрос разрешили итальянцы, которые выдали БОЗЕ итальянский паспорт на фамилию МАЦОТТА (который фактически являлся итальянским радиоспециалистом в итальянской миссии), и по этому паспорту русские выдали транзитную визу. Из всей этой истории неясно, имели ли они хоть какое-нибудь представление о том, что этот паспорт был фальшивым.

    19. III. 41 БОЗЕ выехал из Кабула в Берлин, через Россию. БАГХАТ РАМ остался в Кабуле в качестве представителя БОЗЕ и принял имя РАМАТ ХАНА, которое начало появляться в итальянских D. J. s[4] из Кабула. Вскоре он вернулся в Бенгалию вместе с Гангули, который должен был готовить диверсионные акты. Затем БАГХАТ РАМ вернулся в Кабул в сопровождении ГАНГУЛИ и человека по имени СОДИ и разговаривал с послом КВАРОНИ.

    Тогда БАГХАТ РАМ впервые узнал о том, что БОЗЕ отправился в БЕРЛИН, а не в МОСКВУ. Его это поразило, но поскольку тогда Германия и Россия еще не находились в состоянии войны друг с другом, он не стал принимать никаких положительных мер. После еще одной поездки в Индию, во время которой СОДИ оставался в Кабуле, БАГХАТ РАМ вернулся и опять имел беседу с итальянцами. При этом присутствовал также германский торговый атташе в кабуле РАСМУСС, который до войны был в Калькутте и был послан в Кабул, очевидно, просто для ведения там разведки и пропаганды. БАГХАТ РАМУ было приказано развивать дальше связи, которые немцы имели раньше с племенами на северо-западной границе, в частности с Иппским ФАКИРОМ. Он вернулся в Индию и имел совещание со своим друзьями из РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИИ в Калькутте. Они согласились с тем, что, когда он вернется в Кабул, он должен будет связаться также с русскими, как с немцами, поскольку РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ПАРТИЯ была прежде всего лояльна по отношению к Москве и не стремилась работать для немцев без согласия русских. Он вернулся в Кабул вскоре после 22-го июня, привезя с собой длинный доклад, изготовленный для отвода РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИЕЙ. Он был вручен итальянцам, и сама его суть появилась в выдержках в D. J.'s.

    БАГХАТ РАМУ было очень трудно связаться с русской миссией, но случайно он смог это сделать, повстречавшись со старым своим другом УТАМЧАНДОМ, индусом из левого крыла, с которым он познакомился в тюрьме. УТАМЧАНДУ удалось связать БАГХАТ РАМА с русскими, которым было изложено все положение.

    Тем временем было решено, чтобы немцы взяли на себя целиком от итальянцев руководство БАГХАТ РАМОМ. Для этого имелись две причины: во-первых, жена КВАРОНИ была русская, и немцев это несколько расстраивало, во-вторых, благодаря поддержке итальянцами АМАНУЛЛЫ нужно было считаться с возможными политическими осложнениями.

    Русские тогда решили, чтобы БАГХАТ РАМ ехал обратно в Индию, потому что положение в Кабуле становилось все напряженнее, и во время схватки афганцы убили двух германских агентов. Но перед отъездом ему были даны инструкции ни в коем случае не чинить препятствий военной работе англичан. Ему было велено также представить по своем возвращении донесение русским, прежде чем отправиться к немцам или итальянцам. Поэтому БАГХАТ РАМ и СОДИ отправились в Лагору в сентябре 1941 г., получив от немцев и итальянцев очень крупную сумму денег. Они встретились со своими друзьями из РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИИ в Калькутте и рассказали им, что русские одобрили их план.

    В октябре БАГХАТ РАМ вернулся в Кабул с большим фальшивым докладом, сфабрикованным РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИЕЙ. Русские одобрили этот доклад, который был затем передан устно и в чрезвычайно сгущенных красках РАЗМУССУ, пришедшему от него в восторг. Суть его была затем передана по телеграфу итальянцами и появилась в D. J.'s. БОЗЕ прислал инструкции продолжать работу, но приказал БАГХАТ РАМУ оставаться пока в Кабуле.

    Еще одна поездка в Индию, в конце 1941 г., дала еще один фиктивный доклад, который попал к немцам в январе 1942 г. На этот раз БАГХАТ РАМ виделся с германским военным атташе ВИТЦЕЛЕМ. ВИТЦЕЛЬ передал ему тогда список военных командований, дислокаций и т. д. по Индии, составленный еще до войны, и велел ему исправить его соответственно настоящему времени. Его проинструктировали относительно кода и шифра и сказали, чтобы он пользовался радиопередачами станции АЗАД-ХИНДУСТАНИ из БЕРЛИНА для пересылки инструкций в Индию. Он получил также инструкции в отношении диверсионной работы.

    Он совершил еще одну поездку в Индию в мае мес. и по своем возвращении в Кабул узнал, что УТАМЧАНД был арестован афганцами и выслан в Пешавар, где его арестовали англичане. Ни его отъезд, ни его арест не были непосредственно связаны с настоящей его деятельностью, относительно которой не были осведомлены ни афганцы, ни мы сами. Он был выслан в связи с общей чисткой Кабула от нежелательных и революционных элементов и был арестован в Индии по тем же причинам[5].

    Арест УТАМЧАНДА означал потерю БАГХАТ РАМОМ своей единственной связи с русской миссией. Он не отважился пойти туда открыто, но случайно встретил другого своего друга, которого и попросил связать его с русскими. Тогда БАГХАТ РАМ предложил русским, чтобы они связались с англичанами, после чего они смогли бы снабжать его военными сведениями, которых просили немцы и которые БАГХАТ РАМУ было бы чрезвычайно трудно добывать нормальным путем. Русские заявили, что обсудят этот вопрос. Тем временем... послали его обратно в Индию готовить возможное вторжение немцев. В частности, он должен был выбрать подходящие пункты для спуска парашютистов.

    Когда он вернулся в Кабул, ему сказали, что русские разговаривали с англичанами, и теперь ведутся переговоры. Ему было также сказано, что в случае, если бы его арестовали, он должен попросить свидания с британским офицером, сказать ему, кто он такой, и просить его снестись с главным штабом в Дели.

    Мотивы обращения русских к англичанами не вполне ясны. Отчасти ими, кажется, руководило искреннее желание использовать это дело как следует против немцев, причем они теперь понимали, что для этого им понадобится сотрудничество англичан; но на них повлиял также арест УТАМЧАНДА, освобождения которого они стремились добиться.

    БАГХАТ РАМ затем вернулся в Индию с инструкциями развивать свою работу вообще и в частности попытаться найти двух засуживающих доверия агентов для поездки в Бирму.

    29. 11. 42 г. БАГХАТ РАМ был арестован в Индии во время самого обыкновенного налета, вместе с четырьмя или пятью другими лицами. Он последовал данным ему инструкциям, и было послано предупреждение в Дели. Когда обнаружилось, что он в действительности работал для русских, а не для немцев, его отпустили на свободу и после тщательного рассмотрения дела послали обратно в Кабул с инструкциями рассказать обо всем русским, что он, кажется, и сделал. Немцам же он рассказал следующую выдуманную историю: он сказал им, что его арестовали вместе с шестьюстами другими лицами, кажется, в Пешаваре, после совершения удачного диверсионного акта, но что «благодаря какой-то оплошности» ему удалось бежать. Насколько видно из D. J.'s, немцы, по-видимому, вполне согласились со всем этим, вместе с фантастическим донесением, которое было привезено им, относительно его обширной диверсионной организации в Индии, работающей через БЛОК «ФОРУОРД» (по-видимому, теперь деятельность БЛОКА «ФОРУОРД» сводится почти к нолю).

    В добавок к этому рассказу I. P. I. упомянула также о других пунктах, касающихся этого дела.

    БАГХАТ РАМ убежден в том, что у немцев нет другого квалифицированного агента, работающего в Индии. Нет никакого сомнения, что у них очень много членов племен ездит взад и вперед через границу с самыми незначительными поручениями, но он уверен в том, что не существует ничего другого, подобного его национальной организации.

    Русские добровольно передали англичанам некоторое количество сведений по этому делу, хотя из заявлений I. P. I. было крайне непонятно – что именно они передали, когда это было передано, как они это сделали. Когда послом был КРИППС, ему передавались некоторые документы о немецких агентах в Кабуле, но они, по-видимому, не были связаны с делом БАГХАТ РАМА. В мае 1942 г. русский посланник в Кабуле передал англичанам некие сведения относительно РАМАТ ХАНА, которого мы смогли установить как БАГХАТ РАМА. Впервые же мы как следует узнали обо всем этом деле из заявлений УТАМЧАНДА и БАГХАТ РАМА.

    Теперь оказывается, что русские очень добиваются освобождения УТАМЧАНДА, которого они намерены послать обратно в Кабул. Это кажется совершенно непонятным, поскольку УТАМЧАНД будет арестован сейчас же по своем прибытии; но, вероятно, тут имеется какая-нибудь более тонкая причина, которую I. P. I. не понимает.

    Давая нам сведения по делу БАГХАТ РАМА, русские попросили у нас также взамен имеющиеся у нас сведения об их дальневосточной границе. Мы заявили им, – кажется, совершенно правильно, – что у нас таких сведений не имеется. Русские, видимо, остались чрезвычайно недовольны таким ответом.

    Самым серьезным в нынешнем положении является то обстоятельство, что БОЗЕ находится сейчас на германской подводной лодке на пути в Японию[6]. Полагают, что если он попадет в Японию, то ему, возможно, удастся связаться со своей собственной партией в Индии, БЛОКОМ «ФОРУОРД», и он, таким образом, прежде всего, обнаружит, что всей колоссальной организации БАГХАТ РАМА... на деле не существует, что поэтому все дело чистый шантаж. Адмиралтейство, кажется, хочет изъять его в момент, когда японское судно будет брать его с подводной лодки. Если он осуществим, то это очень хороший план, в особенности поскольку он не подвергнет опасности всю организацию БАГХАТ РАМА, которой немцы смогут заправлять без БОЗЕ[7].

    13. 3. 43.

    Примеч. переводч.: Последние две фразы, видимо, зачеркнуты в тексте.

    Архив СВР. Перевод с английского, заверенная машинописная копия.

    Примечания

    1. В левом верхнем углу этого документа имеются две рукописные пометки: «Сводка английской контрразведки, полученная агентурным путем», «Сопроводительное письмо написано нач. 5 отд. I Упр. полк. Отрощенко». Ознакомиться с документом, подготовленным А. М. Отрощенко, автор этой книги не смог.

    2. Так в сводке, правильно: Бхагат Рам, Рахмат-хан. Перевод многих имен и фамилий в тексте искажен: Субхаз Бозе – правильно Субхас Бос, Утамчанд – Уттам Чанд.

    3. Подразделения британской разведки: I. P. I. – индийская политическая разведка, S. I. S. – Секретная разведывательная служба (разведка), M. I. 5 – контрразведка.

    4. D. J.'s – сводки итальянской дипломатической разведки.

    5. Жирным шрифтом выделен текст, подчеркнутый дважды.

    6. Справа от этого предложения на полях рукой П. Фитина сделана пометка: «Начало марта!?!»

    7. Выделенный курсивом текст был вычеркнут.

    ДОКУМЕНТ № 9

    ПОЯСНЕНИЕ К НОВЫМ ШИФРАМ, ПОЛУЧЕННЫЕ РОМОМ ОТ НЕМЦЕВ ВО ВРЕМЯ ВСТРЕЧИ С НИМИ 4-го сентября 1943 г.

    I. Общие данные.

    РОМ получил от ВИТЦЕЛЯ два шифра: буквенный и цифровой. В принципе только цифровой шифр отличается от того, что РОМ раньше получил от ВИТЦЕЛЯ. Новый цифровой шифр предназначен исключительно для связи между МЭРИ[1] и ТОМОМ[2]. Новый буквенный шифр в принципе мало чем отличается от прежнего, внесены некоторые изменения, касающиеся, главным образом, составления показательных групп. Кроме этого, перешифровальной книгой должна служить брошюра Германского информационного бюро «The Case of the Athenia», экземпляр которой в свое время был послан Вам.

    Новый буквенный шифр должен служить для связи между ОЛИВЕРОМ[3] и МЭРИ, а также при переписке курьерским путем. Он войдет в силу по прибытии РОМА в Индию и по ознакомлению с кодом руководящего состава Комитета. Старый буквенный шифр не совсем отменен. Поэтому при расшифровании телеграмм необходимо обращать внимание на расположение показательных групп, так как при шифровании новым буквенным шифром они будут занимать в телеграммах другое место (об этом ниже).

    II. Объяснения к буквенному шифру.

    1. Как мы уже отметили, изменения касаются в основном показательных групп. Принцип шифрования остается тот же, что был указан в ранее посланном вам пояснении к буквенному шифру, а также в дополнительном пояснении в связи с введением брошюры «The Case of the Athenia» как перешифровального кода.

    2. Так как в новом буквенном шифре книгой для перешифрования служит брошюра «The Case of the Athenia», то заглавие ее используется для составления перешифровальной таблицы. Вследствие того, что в словах приведенного заглавия не достает 26 букв, соответствующих числу букв английского алфавита, то дополнительно впереди заглавия ставится слово SERVICE для заполнения этого количества. Таким образом мы получим название книги в следующем виде: «Service the Case of the Athenia».[...]

    Кузнец Л. Ю. «Мародеры» выходят из игры. М., 1992. С. 65.

    Примечания

    1. Мэри – Дели.

    2. Том – Берлин.

    3. Оливер – Кабул.

    ДОКУМЕНТ № 10

    ПИСЬМО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ БРИТАНСКОЙ РАЗВЕДКИ В МОСКВЕ ПОЛКОВНИКА ХИЛЛА

    MOST SECRET.

    FROM: Colonel G. A. Hill, D. S. O.,

    TO: Colonel Ossipov [1].

    Moscow, 11th. December, 1943.

    Re: Bhagat Ram.

    As you are aware, the Government of India has granted, a safe-conduct to both Rasmuss and. Witzel of the German Legation in Kabul, who have teen recalled, to Germany by their Government.

    While their travelling arrangements will be subject to considerable delay, the disappearance of these two from the Kabul scene has entirely altered the situation. The Government of India are by no means confident that Pilger will be able to handle Bhagat Ram without risk to the latter’s own safety.

    The Government of India therefore advise against sending Bhagat Ram back at present. Subject to the approval of your Departments concerned, India proposes to send an interim report by messenger which will reply to questions asked by Chandra Bose. The report will also include observations which are necessary to correct any impression which may have been created in Berlin by the joint efforts of Witzel and Bhagat Ram, to the effect that the Central Committee is prepared to bring about a general revolt in India in the near future.

    I further beg to inform you that the Departments concerned in India have despatched a very long report dealing with various aspects of the Bhagat Ram matter. It is hoped that this report will reach Moscow about the 26th/30th. of December, when it will be transmitted to you immediately on receipt.

    СОВ. СЕКРЕТНО

    Москва, 11 декабря 1943 г.

    ПО ВОПРОСУ БХАГАТ РАМ

    Как Вам известно, правительство Индии предоставило «Сейф-кондукт» (документ на выезд) как РАСМУССУ, так и ВИТЦЕЛЮ, из германского посольства в Кабуле, которые отозваны в Германию их правительством. Хотя их приготовления к отъезду будут длительными, уход ВИТЦЕЛЯ и РАСМУССА с кабульской сцены основательно изменил ситуацию. Правительство Индии никоим образом не уверено в том, ПИЛЬГЕР сможет руководить БХАГАТ РАМОМ без риска для безопасности последнего.

    Поэтому правительство Индии против посылки обратно в данное время БХАГАТ РАМА. При согласии заинтересованных Ваших учреждений Индия предлагает пока послать с специальным человеком доклад, который ответит на вопросы, ЧАНДРА БОС. В этом докладе также будет дана оценка положения, необходимая, чтобы исправить любое впечатление, которое могло создаться в Берлине благодаря совместным усилиям ВИТЦЕЛЯ и БХАГАТ РАМА о том, что центральный комитет готов поднять общее восстание в Индии в ближайшем будущем.

    Далее я хочу сообщить Вам, что заинтересованные учреждения в Индии отправили весьма обстоятельный доклад, касающийся различных сторон дела БХАГАТ РАМА. Надо надеяться, что этот доклад прибудет в Москву примерно 26—30 декабря. Он будет немедленно по получении передан Вам.

    С английского перевел[2]:

    ОПЕР. УПОЛ. 1 ОТД. 5 ОТДЕЛА 1 УПР. НКГБ СССР

    СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ:

    /СЛАВИН/

    Архив СВР.

    Примечания

    1. Под псевдонимом «полковник Осипов», в рамках заключенного между разведками СССР и Великобритании соглашения о сотрудничестве, с полковником Ниллом поддерживал контакты генерал-майор госбезопасности Овакимян Гайк Бадалович.

    Овакимян Гайк Бадалович(1898—?). Армянин. После окончания средней школы в 1917—1920 гг. работал на железной дороге. 1920—1922 гг. – сотрудник Совнаркома Армении. 1922—1929 гг. – студент МВТУ им. Баумана. В период учебы в течение трех месяцев находился на стажировке в Италии и Германии. 1930—1931 гг. – аспирант МВТУ.

    В 1931 г. мобилизован в ОГПУ и направлен по линии внешней разведки в Германию, где находился до 1932 года. В 1932—1933 гг. – адъюнкт Военно-химической академии РККА. В 1933—1941 гг. – работал в США, являясь до 1939 г. заместителем, а в 1939 – 1941 гг. резидентом по линии научно-технической разведки. В стране находился под прикрытием инженера Амторга. В 1940 г. стал аспирантом Нью-Йоркского химического института и защитил докторскую диссертацию в области химии. Свободно владел английским, немецким и итальянским языками. В 1940 г. за плодотворную работу в научно-технической разведке ему был вручен нагрудный знак «Почетный чекист».

    В апреле 1941 г. был арестован ФБР. С началом Великой Отечественной войны освобожден по распоряжению президента Ф. Рузвельта и уехал в СССР, где ему было присвоено воинское звание генерал-майор.

    В 1941—1943 гг. – начальник отдела в центральном аппарате разведки. В 1943 г. Г. Б. Овакимян повышен в должности до заместителя начальника внешней разведки. Ему принадлежит важная роль в получении атомных секретов США и Великобритании и создании ядерного оружия в СССР.

    В 1947 г. в связи с реорганизацией внешней разведки и созданием Комитета информации при СМ СССР Г. Б. Овакимян находился в распоряжении этой организации. Однако назначения на должность не получил. В том же году уволился из внешней разведки и работал в НИИ химической промышленности.

    2. Вверху русского перевода письма Хилла сделана рукописная пометка: «Мародеры».

    ДОКУМЕНТ № 11ВЫДЕРЖКА ИЗ ДОНЕСЕНИЯ «ЗАМАНА». 6. 07. 1944 г. [1]

    Совершенно секретно

    П О Д Р О Б Н О С Т И пребывания Рома в Кабуле с 1 по 24 мая 1944 года

    Ром прибыл в Кабул 1 мая, в тот же день вышел на контрольную явку, а вечером состоялась с ним встреча. На вопрос, почему он опоздал с приездом, Ром сказал, что он выехал из Дели 13 апреля и должен был прибыть в Кабул не позднее 22 апреля, но он задержался на территории племен в связи с болезнью Санга[2], и он вынужден был оставить его там и взять вместо него в качестве сопровождающего ГУЛЯМ ОЛЬ-РАХМАНА, коммуниста, работающего на территории племен по заданию компартии Индии. ГУЛЯМ ОЛЬ-РАХМАН ранее в Афганистане не бывал. Затем Ром передал копию дезы, составленной англичанами для немцев, а также изложенную на бумаге легенду, составленную также англичанами, как памятка, на основании которой Ром должен сообщить японцам о судьбе заброшенных ими девяти агентов в Индию. Кроме того, Ром передал мне фотокарточку своего брата, о котором сообщил в свой последний приезд и которого он хотел также использовать по связи с нами и по линии немцев и итальянцев.

    Я спросил Рома, чем было вызвано вообще его долгое отсутствие. Ром объяснил, что был очень нужен в Индии, а после установления англичанами радиосвязи с Томом (Берлин) и Оливером (Кабул) они и Ром решили, что нет особой необходимости в поездке в Кабул. Однако два месяца назад Москва просила направить Рома в Кабул, на что нач. английской разведки ДЖЕНКИН ответил, что в Роме имеется большая нужда в проведении ряда мероприятий по японцам. После этого Москва просила сообщить, что это за дела. Тогда ДЖЕНКИН решил отправить Рома в Кабул, тем более, что англичане хотели разгадать странное поведение Тома и Оливера, проявлявших непонятное равнодушие к работе и не дававших указаний и ответов на запросы[3].

    У ДЖЕНКИНА, по словам Рома, возникло подозрение, не догадались ли немцы о характере работы Рома. Это подозрение подкреплялось еще тем, что японцы заслали на подводных лодках свою агентуру в Индию без всякого на то предупреждения по линии Рома и несмотря на то, что в прошлом году, в декабре м-це, англичане сообщили Тому адреса для передачи их БОСУ. По этому делу, т. е. по заброске японцами агентуры, Рому поручено объяснить немцам и японцам, что о заброске последней агентуры ему стало известно от своих людей (Ром должен руководствоваться указанной выше легендой, составленной англичанами, копию которой он передал нам и которая прилагается).

    Ром опять затронул вопрос об арестованном афганцами АМИР-ЗАДА (см. мое предыдущее сообщение). Ром по этому поводу говорил с ДЖЕНКИНОМ, прося принять меры к его освобождению. Последний сообщил, что английская миссия в Кабуле обратилась с просьбой к афганскому правительству выдать его, мотивируя тем, что АМИР-ЗАДА работал против британского правительства. Афганцы отказали, заявив, что АМИР-ЗАДА афгано-подданный. Ром заметил ДЖЕНКИНУ, что следовало обосновать просьбу тем, что родители и родственники АМИР-ЗАДА находятся в Индии, а потому его следует перевести туда. На этом и застрял вопрос об АМИР-ЗАДА, заявил Ром. Я не реагировал на это его сообщение.

    Ром сообщил, что АБДУЛ ШУКУР обратился к нему с просьбой прекратить с ним связь, обосновывая это тем, что связь с Ромом представляет для него большую опасность и он не хотел бы подвергать себя риску. Одновременно АБДУЛ ШУКУР просил выдать ему годовое содержание вперед. Ром согласился на предложение АБУЛ ШУКУРА и выдал ему 6000 афгани[4].

    Ром сообщил, что в Кабуле он в этот приезд встретился на улице с мальчиком-индусом ОМАРОМ, работавшим в лавке Джима. В свое время, когда Ром останавливался у Джима, они использовали этого мальчика для связи с немцами, передавая и получая через него письма. Сейчас ОМАР занимается разносной торговлей. Ром дал ему 100 афгани и просил никому об этом не говорить.

    Ром обусловил следующие контрольные явки с немцами и японцами на случай своего будущего приезда в Кабул.

    Немцы будут выходить по воскресеньям, вторникам и четвергам в 13 ч. 15 м. на мост у мечети «До Шамшире».

    Японцы будут выходить туда же по понедельникам и средам в 13 часов.

    Я спрашивал Рома, было ли ему известно о проезде РАСМУСА через Индию. Ром ответил утвердительно, добавив, что РАСМУСА от Пешавара до Карачи сопровождал офицер английской разведки, который до этого находился на руководящей разведывательной работе в Иране, в частности в Мешеде. Ром забыл его фамилию. Этот офицер имел разговор с РАСМУСОМ, который стремился убедить офицера в том, что англичане напрасно связались с большевиками, это приведет их к гибели, как и всю Европу[5]. [...]

    Архив СВР. Подлинник, машинопись.

    Примечания

    1. В верхнем левом углу первой страницы этого документа рукой неизвестного сотрудника советской разведки написано: «т. (фамилия неразборчива), доложите, есть ли расхождения с документом, по этому же вопросу переданным нам здесь англичанами».

    2. Санг – некто Касым, который был доверенным лицом Бхагат Рама Тальвара.

    3. Этот абзац трижды выделен вертикальной чертой.

    4. Абзац выделен двойной вертикальной чертой и рядом на полях стоит знак вопроса.

    5. Часть текста, в которой содержится информация о Расмусе, обведена на полях фигурной скобкой.









    Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

    Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.