Онлайн библиотека PLAM.RU




МЕЧТЫ ИСПОЛНИЛИСЬ

Пустынно Черное море. Почти нет на нем русского флота. По мирному договору, заключенному после Крымской кампании, Россия не имела права строить на Черном море военный флот. И хотя ограничения, наложенные договором, были сняты в 1871 году, флот возрождался медленно. К концу семидесятых годов Россия имела на Черном море лишь две «поповки»,[3] несколько тихоходных корветов[4] и шхун[5] и пассажирские пароходы. Беззащитными казались русские берега. Этим решила воспользоваться Турция.

12 марта 1877 года Турция напала на Россию. Она имела довольно сильный флот: броненосцы, фрегаты, корветы, канонерки, много парусных судов. Казалось, совсем просто такому флоту разгромить русские города на побережье, потопить пароходы. Но это только казалось. Не была и никогда не будет беззащитной русская земля! Не построен еще черноморский флот, но есть во флоте талантливые люди, смелые и самоотверженные, которые не позволят врагам ступить на русскую землю.

Как только Турция объявила войну России, многие моряки предложили свои проекты, как коммерческие пароходы превратить в военные. Наиболее удачным был проект лейтенанта Степана Осиповича Макарова.

Он предложил повести с турками минную войну.

В свое распоряжение Макаров просил быстроходный пароход. На этот пароход он хотел поместить несколько легких катеров, снабженных минами. Под покровом ночи, незаметно пароход должен был подходить к вражеским кораблям и останавливаться на некотором расстоянии. С парохода спускались катера, которые должны были приблизиться к турецким кораблям и подорвать их минами. Затем катера отходили обратно к пароходу, который поднимал их на палубу и уходил в ближайший русский порт.

Вся операция должна была проводиться быстро и точно. Она требовала беззаветного мужества и самообладания. Ведь мины тогда были совсем примитивные. Они прикреплялись на шестах длиной в 6–9 метров. Нужно было подойти к вражескому кораблю почти вплотную, на расстояние длины шеста, и ударить этой миной в корпус корабля. Одно неверное движение или шум — и можно было самому подорваться или быть расстрелянным врагом.

Сама идея парохода с минными катерами на борту была совершенно новой. Это была идея плавучих баз для катеров, которая впоследствии получила распространение во всех флотах мира.

Макарову был предоставлен самый быстроходный торговый пароход «Константин». В это время турецкий флот уже обстреливал русские города на Кавказском побережье. Макаров оснастил свой пароход необходимым оборудованием, погрузил на палубу четыре катера с минами и вышел в море на борьбу с турецкой эскадрой.

Ночь. Тишина. На рейде у русских берегов стоят турецкие корабли. Непрошенные гости расположились в русском порту, как у себя дома. Они ниоткуда не ждут нападения. Ведь они знают, что у русских флота нет.

Ярко горят огни маяков. На кораблях слышен разговор, перекличка часовых. Вдруг совсем неожиданно раздается оглушительный взрыв. Огромный столб воды поднимается около одного из турецких кораблей. Корабль начинает тонуть.

Среди врагов смятение. Они не понимают, что происходит. Кто тот неведомый противник, что подошел так незаметно и подорвал их корабль?

Открыв беспорядочный ружейный и артиллерийский огонь, турецкие корабли снимаются с якорей и бегут в панике. А через некоторое время тот же противник атакует турок уже на другом рейде.

Долго турки не могли обнаружить «Константина». Но однажды они его увидели и устроили за ним бешеную погоню. «Константин» развил максимальную скорость и скрылся. Борьба продолжалась. «Константин» наводил страх на врагов. Они перестали появляться у русских берегов. Но «Константин» отваживался наносить удар врагу у самого Константинополя.

Русская общественность с волнением и тревогой следила за подвигами русских моряков. Газеты были полны сообщениями о боевых походах «Константина».

Крыловы в это время жили в Риге. Алеша занимался в немецкой гимназии.

— Языки нужно учить в детстве, — говорил отец.

И как когда-то раньше Алеша учился французскому языку, так теперь он изучал немецкий. Все преподавание в гимназии велось на немецком языке. Вначале было трудно, но потом Алеша так изучил немецкий язык, что мог свободно говорить на нем. Кроме того, он учил в гимназии латынь и греческий. И так же, как и взрослые, Алеша с напряженным вниманием следил за газетами. Подвиги лейтенанта Макарова, русских моряков вызывали в нем чувство восхищения и гордости. Они будили в нем желание самому стать моряком, управлять кораблем, бороться с врагами и побеждать. Часто Алеша вспоминал Севастополь, Черное море.

Он стал узнавать, какие существуют морские учебные заведения, и выяснил, что в Петербурге есть Морское училище, куда принимают мальчиков его возраста. Алеша достал программу вступительных экзаменов в Морское училище. И когда он услышал о подвиге русских моряков, которые применили тактику минной войны Макарова и потопили на реке Дунай турецкий броненосец «Сейфи», взволнованный Алеша пришел к отцу и сказал:

— Отец, ты сам любишь море. Отдай меня в Морское училище.

— Что ж, — ответил Николай Александрович, — иди. Родине нужны моряки. Надо возродить русский флот, да построить его таким, чтобы был он сильным и могущественным. Если б я был молодым, я поступил бы так же.

Так была решена судьба Алексея Крылова. С этих пор и до самой смерти вся его кипучая, многогранная жизнь неразрывно связывается с флотом.


Примечания:



3

«Поповка» — круглое по форме тихоходное военное судно, названное так по фамилии его конструктора — адмирала Попова.



4

Корвет — небольшой военный корабль, служивший для разведки и посыльной службы.



5

Шхуна — небольшое парусное судно.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.