Онлайн библиотека PLAM.RU  




ВО ВРЕМЯ РЕВОЛЮЦИИ

Короткая вспышка выстрела на миг осветила силуэт корабля. Над Невой, над настороженно притихшим Петроградом прокатился мощный гул. Это крейсер «Аврора» дал выстрел из шестидюймового орудия по Зимнему дворцу. Выстрел был сигналом к штурму Зимнего. Сразу же в стороне дворца застучали пулеметы, захлопали винтовки. Многоголосое «ура» потрясло воздух. Вооруженные рабочие, солдаты и матросы шли в решительный бой.

Штурм закончился победой революции. Зимний был взят. В раззолоченной комнате, за длинным, покрытым зеленым сукном столом красногвардейцы арестовали ненавистное буржуазное Временное правительство'. Отныне вся власть принадлежала народу. Открылась новая страница в истории человечества. На одной шестой части земного шара рабочие и крестьяне завоевали право строить новое, социалистическое общество.

Русская интеллигенция по-разному восприняла революцию: одни заявляли о своей «нейтральности»; другие открыто или скрыто вредили; и только небольшая часть интеллигенции самоотверженно и честно перешла сразу на сторону революции. В их числе был и Алексей Николаевич Крылов. Он приветствовал Великую Октябрьскую социалистическую революцию, считал ее «необходимой и неминуемой». Бунтарский дух Крылова никогда не мирился с отсталостью и косностью царского режима.

«Во всем видно стремление наверстать потерянное время, поднять производительность страны, восстановить на прочных началах ее промышленность, положив в основу гармоническое развитие науки и техники», — пишет Алексей Николаевич о деятельности советского правительства. И сам он энергично включается в работу.

Алексей Николаевич всегда был сторонником сближения науки и техники. Поэтому не случайно именно ему правительство поручает подготовку вопроса об организации кафедр прикладных наук в системе институтов Академии наук. Обосновывая необходимость и ценность прикладных наук, Крылов говорит:

«Люди зачастую затрачивают на решение задач, представляющих не более как остроумное математическое упражнение, много времени и умственного напряжения, которые с большей пользой могли бы быть приложены к вопросам, имеющим связь с техникой».

Алексей Николаевич приветствует мероприятия советского правительства, направленные на приближение деятельности Академии наук к нуждам народного хозяйства.

«Расширение деятельности Академии наук является весьма естественным и может лишь служить к пользе дела и к развитию науки и техники. Первая будет черпать во второй жизненные запросы, вторая — применять к жизни результаты, достигнутые первой».

На одном из первых заседаний Академии после революции Алексей Николаевич поднимает давно наболевший у него вопрос — об издании трудов классиков математики.

Да, теперь настало время!

«Революционное правительство не жалеет никаких средств на нужды просвещения», — пишет Крылов. Широкие массы получат возможность пользоваться замечательными творениями.

Академия наук принимает предложение Крылова.

Алексей Николаевич по-прежнему работает в Морской академии. Он участвует в составлении новых учебных планов и программ. В 1919 году Крылова избирают начальником Морской академии. Под руководством Алексея Николаевича в Академии быстро налаживается нормальная жизнь.

В это же время при Академии организуются курсы политических комиссаров флота. На курсы флот послал своих лучших сыновей, самоотверженно боровшихся в рядах революции. Все они вышли из простого народа. Это были бывшие боцманы, матросы, кочегары, которые призваны были теперь управлять флотом. Но им не хватало научных знаний.

Преподаватели, которые обучали комиссаров, не всегда могли с ними найти общий язык. Одни, не считаясь с далеко не достаточной подготовкой слушателей, засыпали их сложными формулами; другие, наоборот, говорили обо всем вокруг да около и ничего не давали по существу.

Алексей Николаевич должен был прочесть комиссарам курс теории корабля.

Придя в первый раз в аудиторию, он спокойно и деловито спросил:

— Кто из вас знает математику?

В ответ — молчание.

— Кто из вас имеет высшее образование? — задал Крылов другой вопрос.

Опять никакого ответа.

— Кто из вас имеет среднее образование?

И этот вопрос остался без ответа.

— Первый раз в жизни попадаю в положение, когда приходится читать теорию корабля лицам, не знающим математики, — сказал Алексей Николаевич. — Подумаю, как быть с вами. Приходите в следующий раз. Все устроится.

И действительно, все устроилось. Крылов стал читать лекции по теории корабля простым, понятным для слушателей языком. Он рассказал комиссарам о том, что изучает теория корабля и почему ее необходимо знать каждому моряку.

Алексей Николаевич не применял сложных математических вычислений, рассказывая лишь существо вопроса. И к каждому положению теории он приводил яркие примеры из морской жизни. После занятий в аудитории Крылов часто отправлялся со слушателями в Опытовый бассейн, где на моделях судов показывал правильность теоретических выводов.

Будущие комиссары с большим вниманием и интересом слушали лекции Крылова. Они видели, с какой неподдельной серьезностью относится всемирно известный ученый к порученному ему делу, как он прилагает все свое умение и опыт к тому, чтобы доступно изложить сложные вопросы и возбудить в слушателях тягу к знаниям. Из лекций Крылова они хорошо усвоили основные положения по теории корабля, а главное — поняли, что знания необходимы им для того, чтобы успешно разбираться в вопросах жизни флота. Многие из комиссаров стали настойчиво учиться и впоследствии смогли поступить в Морскую академию.

Лекции Крылова комиссарам флота позднее были изданы отдельной брошюрой под названием: «Основные сведения по теории корабля».

Научная деятельность Алексея Николаевича Крылова всегда отличалась своим многообразием. Он не замыкался только в кругу корабельного дела, а занимался решением различных задач и в других областях науки и техники. Патриот своей Родины, он особенно много работал над теми вопросами, которые способствовали укреплению могущества родной страны.

Еще во время русско-японской войны выяснилось, что русский флот обладает плохими артиллерийскими приборами. Крылов тогда же занялся конструированием новых приборов.

В 1904 году он создал более совершенный оптический дальномер, служащий для определения расстояния до цели. Однако, несмотря на то, что прибор этот был очень необходим для флота, он не был введен на кораблях: помешала рутина, враждебность чиновников, стоявших у власти, ко всему новому.

Примерно в то же время Алексей Николаевич изобрел оптический прицел своей конструкции, который значительно увеличивал меткость стрельбы. Оптический прицел Крылова употреблялся на кораблях Черноморского флота.

Крылов давно интересовался вопросом стрельбы во время качки. Качка сильно ухудшала меткость стрельбы. Нужно было придумать, как уничтожить влияние качки. В 1907 году Алексей Николаевич разработал способ стрельбы во время качки с применением изобретенных им приборов — специального кренометра и качающегося прицела, а затем сконструировал особый прибор — отмечатель, с помощью которого артиллеристы могли тренироваться в наводке орудий на цель при искусственно созданных условиях качки.

Прибор Крылова был введен во флот. Матросы, которые упражнялись с отмечателем, становились потом искуснейшими наводчиками на качающемся корабле. Так Крылов разрешил задачу стрельбы на качке, над которой безуспешно работали многие иностранные ученые.

Тогда же Крылов изобрел «упредитель» — прибор для корректирования стрельбы по движущейся цели.

Однако так же, как и дальномер, этот прибор не был использован во флоте, так как правительство не отпустило средств на его изготовление.

Сразу после революции Алексей Николаевич начинает активно работать в области артиллерии. Он пишет ряд научных работ. В одной из них он разрабатывает метод определения пути полета снаряда, что имело огромное значение для повышения точности стрельбы. Другая была написана по теории вращательного движения снаряда и имела также большое практическое значение, так как указывала пути увеличения устойчивости снаряда в полете. Затем Алексей Николаевич написал исследование по определению прочности орудийного ствола. Все эти работы получили всеобщее признание и имели большое значение для развития советской артиллерии. На наших заводах под руководством академика Крылова были изготовлены изобретенные им артиллерийские приборы, в том числе и те, которые Крылову не удалось построить в царское время.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.