Онлайн библиотека PLAM.RU




ПАРОВОЗЫ НА ПАРОХОДАХ

Трудные годы переживало молодое советское государство. Империалистическая война, иностранная интервенция и гражданская война привели хозяйство страны к разрухе. Многие фабрики и заводы стояли. Не было оборудования, не было сырья. На железных дорогах не хватало паровозов и вагонов. Лаборатории и научно-исследовательские институты нуждались в приборах.

Советское правительство решило самое необходимое закупить в иностранных государствах.

В 1921 году Крылов, в числе других членов комиссии, посылается для этой цели за границу.

В Германии и Швеции советское правительство заказало тысячу семьсот паровозов. Часть из них уже была готова. Можно было начать отправку на Родину. Но как это сделать?

Казалось, совсем просто: поставить готовые паровозы на рельсы и отправить своим ходом домой. Но вся беда была в том, что за границей железнодорожная колея на 89 миллиметров уже русской. Следовательно, изготовленные для нас паровозы не могли пройти по заграничной железной дороге. И вот тут-то встал вопрос — как быть?

Разбирать паровозы, в таком виде везти их, потом снова собирать? Но ведь это будет стоить дорого, займет много времени и — самое главное — не всегда удастся собрать так, как это сделано на заводе.

Достать большие паромы и на них перевозить? Но таких паромов не оказалось. Да и в портах прибытия нужно возводить целые сооружения для их причала.

Крылов предложил совершенно новый и на первый взгляд кажущийся невероятным способ. Паровозы нужно перевозить на пароходах, так, как они есть, в собранном виде. Ему возражали. Сколько можно поместить паровозов на пароходе? Четыре-пять, не больше. Ведь будут мешать, переборки. Так сколько же надо иметь пароходов и сколько нужно сделать рейсов, чтобы перевезти все паровозы? И потом это небезопасно: при качке паровозы будут опрокидываться.

Германские инженеры тихонько посмеивались. Известно, что Россия — страна всяких чудачеств. Русские всегда делают так, как никто никогда не делает. Что ж, не жалко их денег. Если пароходы опрокинутся, можно будет принять от них новый заказ.

Но Крылов никогда не любил бросать своих слов на ветер. Он сделал расчеты и доказал, что при ничтожных переделках можно поместить на один пароход до двадцати паровозов вместе с тендерами. И, как показал расчет, это не представляет никакой опасности, если закрепить паровозы согласно его чертежам. Зато паровозы можно грузить на пароходы прямо с заводских рельс и по приходе в русские порты тоже сразу ставить на рельсы. Вместе с тем такая перевозка обойдется значительно дешевле, чем все предлагавшиеся ранее.

В мае 1921 года способ Крылова был принят. Но разговоры долго не прекращались. Еще в августе предлагали такую перевозку запретить. И только когда в сентябре первый пароход с паровозами и тендерами вышел из Гамбурга и благополучно достиг Петрограда, несмотря на бурную погоду, разговоры смолкли. Теперь все убедились в правильности способа Крылова.

Так были доставлены все паровозы из Германии.

Но в Швеции пароходы должны были пройти через узкий Гетский канал.

Германские эксперты, находившиеся на службе у советского правительства, говорили, что по этому каналу может пройти только небольшой пароход, на котором поместятся лишь четыре-пять паровозов без тендеров. Крылов не соглашался. Он заявил, что по каналу может пройти значительно больший пароход, на котором разместятся одиннадцать паровозов с тендерами. И он разыскал такой пароход.

Тогда германские эксперты заявили, что они снимают с себя всякую ответственность. Крылов не испугался. Он решил сам идти в первый рейс.

Раннее сентябрьское утро. На причале у озера Окерше шумно. Здесь заканчиваются последние приготовления к отходу парохода «Нибинг». Одиннадцать паровозов погружены в трюм, одиннадцать тендеров размещены на палубе. Взяты запасы топлива и пресной воды. Не забыт и уголь для первого пробега паровозов на родной земле.

Вокруг много народа. Местные жители пришли посмотреть на пароход со столь необычным грузом, который этот упрямый русский хочет провести по узкому Гетскому каналу. Никогда еще такие большие пароходы не ходили по этим водам. Все ли будет благополучно?

Загремели якорные цепи. Пароход стал медленно отчаливать от пристани. Погода чудесная. Воды озера, — как зеркало. На палубе стоит рослый коренастый человек с энергичными чертами лица и высоким лбом мыслителя. Это Алексей Николаевич. Он бодр и весел. Он уверен в своей удаче. Ведь в бытность свою главным инспектором кораблестроения ему приходилось проделывать и не такие вещи. Он ввел в док броненосцы «Андрей» и «Павел», когда между бортами корабля и воротами дока оставался зазор всего около четырех сантиметров на сторону. Тогда тоже главный инженер Кронштадтского порта считал это невозможным. Однако корабли были введены в док и выведены из него после ремонта без единой царапины. А сейчас ведь зазор в двадцать раз больше. Если умело вести пароход, — этого расстояния вполне достаточно.

По временам Крылов подходит к лоцману и беседует с ним, указывая рукой на берега канала. Иногда же русский ученый обращается к «пресловутым» германским экспертам, которых он пригласил в этот рейс в качестве гостей, и говорит им что-то, пряча лукавую улыбку в бороду.

А пароход все дальше идет по столь напугавшему экспертов Гетскому каналу.

В назначенное время «Нибинг» благополучно пришел в Россию.

После этого он сделал еще много рейсов и перевез все шведские паровозы.

Так тысяча семьсот паровозов без единой поломки были доставлены из-за рубежа в советскую республику. При этом сотни тысяч рублей золотом оказались сбереженными для советского государства.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.