Онлайн библиотека PLAM.RU




МОРСКОЕ УЧИЛИЩЕ

Широко раскинулась Русь. Необъятны ее просторы. Но было время, когда эта великая держава не имела выхода к морю. За владение морем боролся Иван Грозный. «России нужна вода», — говорил Петр I. И он поставил целью своей жизни отвоевать для России воду и открыть ей широкий путь для общения с другими странами.

На Черном море хозяйничала Турция. Балтийским морем владела Швеция. Для того, чтобы отвоевать моря, необходимо было построить военный флот. «Сие дело необходимо нужное есть государству… который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет», — пишет Петр I и всю свою кипучую энергию направляет на создание русского флота. В Архангельске, в Воронеже, в Олонце застучали топоры на корабельных верфях. Сам царь едет за границу и, работая там на верфях плотником, изучает корабельное мастерство. Он старается успеть повсюду. Он мореплаватель и токарь, государственный деятель и корабельный инженер. Но он отлично понимает, что не один и не два, а много знающих людей нужны России, чтобы вытянуть ее из отсталости. И вот в Москве, в Сухаревой башне, открывается по указу Петра I в 1701 году школа «Математических и Навигацких наук».

Это было первое в России светское высшее учебное заведение. В нем готовили моряков, инженеров, артиллеристов.

Математические науки в школе преподавал знаменитый Леонтий Магницкий. Его настоящая фамилия осталась неизвестной. Это Петр приказал ему писаться Магницким, потому что он притягивал к себе знания, как магнит. Магницкий написал свою знаменитую «Арифметику» — первый русский учебник по математике, который стал пособием для многих русских людей.

Петр любил школу. Он часто посещал ее, проверял знания учеников, сам показывал на токарном станке искусное мастерство. А после славных побед, когда Россия отвоевала Балтийское море, заставив «непобедимых шведов показать хребет», в новой столице, Санкт-Петербурге, было открыто несколько учебных заведений — Морская академия, Артиллерийское, Инженерное и Медико-хирургическое училища. Позднее, уже в царствование дочери Петра, Елизаветы, и Навигацкая школа была переведена из Москвы в Петербург и слита с Морской академией в единый Морской корпус.

Морскому корпусу отвели дом на набережной Невы на Васильевском острове, одно из лучших зданий города. Несколько десятилетий Морской корпус был единственным морским учебным заведением страны. Из стен его вышли многие ученые, исследователи, путешественники, флотоводцы, чьи имена и дела прославлены в веках. Адмиралы Ушаков и Сенявин, Лазарев, Нахимов и Корнилов кончали Морской корпус. Композитор Римский-Корсаков, составитель знаменитого «Толкового словаря» Даль, писатель Станюкович, художник Верещагин, изобретатель самолета Можайский, декабристы Бестужев, Кюхельбекер и многие другие замечательные люди были воспитанниками Морского корпуса. Однако доступ для детей из народа в Морской корпус был закрыт. Это было привилегированное дворянское учебное заведение.

Одно время Морской корпус назывался Морским училищем.[6]

Осенью 1878 года пятнадцатилетний Крылов держал экзамен в Морское училище. В том году на сорок мест было подано двести сорок заявлений. Предстоял строгий отбор. Тогда существовала двенадцатибалльная система оценок. Высшей оценкой считалось, «двенадцать».

Из двухсот сорока мальчиков выдержало экзамен всего сорок три. Лучшие оценки были у Алексея Крылова. На всех экзаменах он получил «12». Первым по списку он был зачислен в Морское училище. Мечта исполнилась — теперь он станет моряком. Начиналась новая жизнь.

* * *

В просторном здании на берегу Невы день начинался рано. В половине седьмого громкие звуки горна поднимали воспитанников с постели. В семь делали гимнастику. Затем шли в столовую завтракать. В восемь начинался первый урок. Заканчивались занятия в половине третьего. Дальше отводилось время на приготовление уроков и на самостоятельную работу. Домой отпускали только на воскресенье. В училище было шесть классов — два приготовительных, один общий и три специальных.

С первых же дней Алексей Крылов с рвением взялся за занятия. На уроках он внимательно слушал и записывал. Тщательно готовил заданное. Непонятные места выяснял у преподавателя или в книгах.

Ко времени поступления Алексея в училище родители его переехали в Петербург. Отец очень интересовался занятиями сына.

— Не запускай уроков и отнюдь не оставляй ничего непонятного для тебя, — советовал Николай Александрович.

Некоторые вопросы Алексей изучал не только по учебникам, но и по дополнительной литературе, которую брал в библиотеке училища. Это помогало ему глубже усваивать предмет.

Однажды, уже в старшем классе, преподаватель вызвал к доске товарища Алексея Крылова — Глотова, и задал ему трудный вопрос. Вопрос этот был изложен в учебнике путано и местами даже неверно.

К удивлению преподавателя, Глотов доказал все быстро и ясно, однако совершенно другим путем, чем было дано в учебнике.

— Откуда вы это взяли? — спросил преподаватель.

— Мне объяснил Крылов, — ответил Глотов.

Преподаватель подсел к Крылову и попросил его рассказать подробней все доказательство.

Крылов объяснил.

— Вам у меня делать нечего, — сказал преподаватель. — Я вижу, что вы мой предмет знаете отлично. Можете заниматься на моих уроках, чем хотите. Ставлю вам заранее «12».

В те часы, которые отводились на самостоятельную работу, каждый занимался, чем хотел. Одни читали книги, другие решали шахматные задачи, третьи строили модели кораблей. Алеша тоже любил читать книги, особенно по истории флота. Он с интересом рассматривал портреты знаменитых флотоводцев, собранные в музее училища, и картины, изображающие битвы русского флота с врагами. Там же в музее он видел весь изорванный неприятельскими снарядами флаг с корабля «Императрица Мария», на котором находился адмирал Нахимов во время Синопского боя. Этим флагом было покрыто тело севастопольского героя, когда его провожали в последний путь. Рядом с нахимовским флагом в музее хранился флаг с турецкого броненосца «Сейфи», потопленного в турецкую войну доблестными русскими моряками, подвиг которых в свое время так поразил воображение Алеши.

Все это было очень интересно. Алексей с удовольствием изучал историю русского флота. Но, кроме того, в свободное от уроков время он стал усиленно заниматься математикой.

Математика привлекала его строгостью своих выводов и тем, что с ее помощью можно было решить самые разнообразные задачи из практики. Кроме того, математикой увлекался родственник и друг Алексея Крылова — Александр Ляпунов. И это тоже оказало большое влияние на Крылова.

Александр Михайлович Ляпунов, впоследствии известный ученый, был двоюродным братом матери Крылова. В это время он учился на математическом факультете Петербургского университета. Часто по субботам Алеша, прежде чем идти домой, забегал к Ляпунову. Здесь он переписывал лекции знаменитого математика, профессора Петербургского университета Пафнутия Львовича Чебышева, у которого учился Александр, и слушал объяснения Ляпунова. Александр объяснял горячо и страстно. Этот двадцатилетний юноша, с большим открытым лбом и откинутыми назад каштановыми волосами, знал и любил математику.

— Математика — замечательное орудие исследования, — говорил он. — Она дает возможность до тонкостей изучить явление и даже предугадать его.

Он считал, что математику нужно всемерно использовать для разрешения различных практических задач. В этом вопросе он был последователем своего учителя Пафнутия Львовича Чебышева. Недаром Чебышев отличал Ляпунова среди других студентов.

Известный русский математик Александр Михайлович Ляпунов.

Алексей внимательно слушал Ляпунова. Потом занимался самостоятельно. И так, шаг за шагом, он изучал университетский курс математики.

Часто Алексей забегал к Ляпунову в воскресенье или Александр заходил к Крыловым. Тогда двое друзей, позанимавшись, отправлялись бродить по городу. Алексей рос весь в отца — высокий, плечистый, и потому мало была заметна разница в годах между юношами. Иногда вместе с ними бывал и отец Алеши.

Больше всего они любили бродить по набережным Невы. Нередко заходили в порт смотреть русские и иностранные пароходы. Отец, который в это время участвовал в работе Общества содействия мореходству и сотрудничал в различных журналах, рассказывал о последних новинках в судостроении у нас и за границей, о талантливых русских кораблестроителях.

— В прошлом году на Галерном островке в Петербурге был закончен постройкой, по проекту адмирала Попова, замечательный броненосец «Петр Великий», — говорил отец. — Он является самым мощным кораблем в мире. Англичане решили было присвоить себе честь создания этого броненосца. Они заявили, что проект броненосца заимствован у главного кораблестроителя Англии Рида. Но Рид оказался честным человеком. Он выступил в газете «Таймс» с опровержением, в котором писал, что «было бы весьма лестно считаться составителем проекта этого поразительного судна, самого могущественного во всем свете», но что проект этот создан адмиралом Поповым.

Алеша с жадностью слушал рассказы отца. Он сам хотел скорее плавать на корабле и жалел, что ни в этом, ни в будущем году ему не придется быть на море, — практика на судах начиналась только с третьего класса.

Отец утешал его тем, что они, как только кончатся занятия у Алеши, поедут на родину, в Алатырь. Позже туда обещал приехать и Александр Ляпунов с братом Борисом.


Примечания:



6

Теперь Высшее Военно-Морское Краснознаменное орденов Ленина и Ушакова училище имени Фрунзе.






Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.