Онлайн библиотека PLAM.RU  




Заверения в верности после покушения

После взрыва бомбы офицеры в ставке фюрера принесли заверения в своей верности фюреру и Верховному главнокомандующему. Новый начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гудериан объяснил в своей речи:

«Я ручаюсь фюреру и немецкому народу за единство генералитета, офицерского корпуса и военнослужащих в их стремлении добиться победы под девизом, который нам столь часто внушал генерал-фельдмаршал фон Гинденбург: «Преданность является признаком чести! Пусть живет Германия и наш фюрер Адольф Гитлер!» И еще: «Народ к оружию!».[12]

Как и все преданные клятве и исполняющие свой долг солдаты, которых потрясает офицерская попытка убить Гитлера и совершить переворот за спиной у фронта, генерал-полковник Йодль не признает коварное покушение 20 июля 1944 года. В вечер взрыва он обращается к офицерам штаба оперативного руководства с речью, которая заканчивается выражением верности Верховному главнокомандующему вермахта.

Гитлер, который был легко, но с некоторыми последствиями ранен, лишь 24 июля во время обсуждения положения на фронте впервые говорит о событиях 20 июля:

«Я вернул немецкому народу военную мощь, и поэтому после недостойного версальского договора его снова стали уважать во всем мире.

Я принял офицерский корпус таким, каким он был. Я оставил ему его традиции и уважал их. Я, где и как мог, профессионально и экономически содействовал офицерам. Я признавал их заслуги и отмечал их. Я повышал их в должности и награждал. Я товарищески пожимал руку каждому, кто мне представлялся. А теперь каждого, от офицера до генерала, кто ко мне заходит, нужно обыскивать, чтобы узнать, не несут ли они с собой в портфеле какой-нибудь инструмент для убийства, чтобы уничтожить меня. И все из-за этого графа Штауффенберга, который не придумал ничего лучшего, чем поставить под мой рабочий стол адскую машину, чтобы коварно устранить меня и моих товарищей» (Эрих Керн. Жертвенный путь народа).

Неудачное покушение помогает Гитлеру осознать его призвание и способствует тому, что фронт и Отчизна прилагают еще большие усилия, чтобы полностью привести ведомую врагом войну к благоприятному для Германии окончанию.

Вопреки бомбежкам, устраиваемым американцами и англичанами, которые главным образом направляются против жилых кварталов, учреждений культуры и медицинских учреждений и которые превращают города в горящую преисподнюю, а десятки тысяч людей в живые факелы, воля к сопротивлению немецкого народа остается несломленной.

Еще никогда раньше военное производство не было столь огромным. Только в июле 1944 года выпускается 4000 истребителей, в том числе новые турбинные истребители, которые наконец-таки положили конец безжалостной вражеской бомбежке, систематическим убийствам гражданского населения.

Однако невиданное в истории самопожертвование немецкого народа и самоотверженное мужество солдат на фронте даже в отчаянных ситуациях не вознаграждаются судьбой.

Начавшееся 16 декабря 1944 года на западе Арденнское наступление против американцев, несмотря на большие успехи вначале, уже ничего не может изменить. 12 января начинается большое советское наступление с прорывом на участке фронта в районе Баранова и крахом немецкого фронта на Висле. А на западе 7 марта мост через Рейн в районе Ремагена неразрушенным достается американцам.

16 апреля на Одере, несмотря на отчаянное сопротивление, не удается остановить крупную русскую наступательную операцию. 20 апреля, в день рождения Гитлера, столица рейха уже находится под обстрелом русской артиллерии. Гитлер отказывается покинуть Берлин.

Верховный главнокомандующий соглашается на перевод ОКВ вместе с фельдмаршалом Кейтелем и генерал-полковником Йодлем в Рейнсберг. Кейтель и Йодль пытаются оказать благоприятное влияние на борьбу за Берлин, часто посещая фронт и перегруппировывая силы, и ускорить освобождение окруженной 24 апреля столицы государства. Когда терпит неудачу попытка 11-й армии генерала Венка деблокировать город, а кольцо вокруг отчаянно сопротивляющегося Берлина сужается, 30 апреля в 15.30 Гитлер кончает жизнь самоубийством.

Гросс-адмирал Дениц получает несколько радиограмм из Берлина, в которых он согласно завещанию Гитлера провозглашается президентом государства и Верховным главнокомандующим вермахтом. В радиограмме Бормана говорится: «Вчера в 15.30 фюрер умер».





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.