Онлайн библиотека PLAM.RU  




Показательный судебный процесс начинается

12 августа 1945 года генерал-полковника Альфреда Йодля переводят в тюрьму Нюрнбергского дворца правосудия. Здесь, в центре почти на 90 % разрушенного из-за бомбежек культурного имперского города (где под обломками жилых домов также лежат многочисленные жертвы ужасного воздушного террора), в отремонтированном здании юстиции, по приказу американского генерала Клея приготовили «сцену» для показательного процесса над побежденными. Вскоре сделанные в Лондоне на скорую руку «театральные кулисы» благодаря представителям мировой прессы окажутся в свете прожекторов.

23 немецких офицера ждут, когда поднимется «занавес» перед показательным судебным процессом столетия. Их поместили в простых камерах, лишенных каких бы то ни было удобств, ярко освещенных ночью; среди них 5 маршалов, генералов и адмиралов.

Ни один разумный человек – ни сидящие в узких камерах в Нюрнбергской тюрьме, ни находящиеся в голодающей, разрушенной, поделенной на оккупационные зоны Германии – не мог всерьез предположить, что этот показательный суд победителей будет проведен честно. Как может партия судить другую, победитель – побежденных, не вгоняя в краску адвокатов и юристов-международников этим насилием над справедливостью? Было бы значительно лучше, если бы все обвиняемые помалкивали, отклоняли защиту и тем самым показали бы общественности, что они думают о несправедливой пьесе некомпетентного «суда силы». Рудольф Гесс был единственным обвиняемым, не принимавшим участия в спектакле театра правосудия, который устроили жаждущие мести победители.

19 декабря 1945 года начинается процесс. Во имя защиты законов правосудия адвокат доктор Штамер, защитник маршала Германии Германа Геринга, совершает мужественную попытку оспорить компетентность суда. Юридически обоснованное объяснение, которое он представляет как письменный документ, ему не разрешают изложить в зале судебного заседания. Трибунал победителей боится, что присутствующие представители мировой прессы могут об этом сообщить всему миру.

Объяснение доктора Штамера следующее:

«Этот процесс, который должен карать преступления против мира, основывается не на действующем международном праве, а на новых законах, законах, которые были изданы уже после совершения преступления. Он противоречит священному во всем мире принципу правосудия, частичное нарушение которого в гитлеровской Германии вызвало всеобщее порицание. Это положение: наказание накладывается на того, кто нарушил существовавший во время совершения проступка закон, который и грозит ему наказанием. Это положение принадлежит к важнейшим принципам государственного порядка, которые приняты в судопроизводстве в Англии еще в Средних веках, в Соединенных Штатах Америки со времени создания государства, во Франции со времени великой революции и в Советском Союзе.

Адвокаты всех присутствующих обвиняемых нарушат свой долг, если станут молча мириться с нарушением действующего международного права и с пренебрежением всеми принятыми принципами и отбросят сомнения, которые сегодня высказывают даже вне Германии. Защитники должны также иметь в виду, что и другие нормы уголовного права в уставе[15] противоречат юридической основе: nulla poena sine lege.[16]

В конце концов, защита обязана указать на другую характерную особенность этого процесса, из-за которой он расходится со всеми признанными принципами современного уголовного права.

Судьи назначены от четырех государств, которые во время войны были на одной стороне. И эта сторона одновременно предстает как некое единое целое, являющееся всем в одном: создателем судоустройства и норм уголовного права, обвинителем и судьей. До сего дня юристы всех государств считали, что так быть не должно. И Соединенные Штаты Америки всегда требовали для устройства международного арбитража и судопроизводства того, чтобы судебную скамью занимали люди нейтральные и были привлечены представители спорящей стороны. Международный военный трибунал в Гааге продемонстрировал эту мысль.

Принимая во внимание многообразие и сложность этих правовых вопросов, защита предлагает:

«Пусть трибунал запросит экспертизу этого процесса, основанного на уставе военного трибунала, которую проведут признанные в мире ученые по международному праву» (Нюрнбергские протоколы, том 1).

Это заявление исчезает в судебных актах. 21 декабря трибунал отказывается проводить экспертизу. Критика устава запрещена самим уставом. Заговорщики против справедливости подумали об этом еще в Лондоне. Теперь же они ссылаются на третью статью устава:

«Ни трибунал, ни его члены, ни их заместители не могут быть отведены обвинителем, подсудимыми или защитой».

* * *

Немецкий народ ничего не узнает о заявлении защиты. Трибунал победителей во время «процесса» позволяет попасть в лицензированную немецкоязычную прессу лишь таким новостям, которые для обвинителей благоприятны, а для обвиняемых немцев и немецкого государства вредны.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.