Онлайн библиотека PLAM.RU  




Препятствия для защиты

Свыше 70 представителей обвинения и их помощников, которых было более тысячи, в начале процесса противостоят 20 защитникам, с которыми порой обращаются как с «обвиняемыми второго сорта». «В зал переговоров их, как рекрутов, ввели под охраной. Караульные союзников при любом удобном случае за каждую мелочь делали им выговор и часто не давали поговорить со своими подзащитными. Нередко их подвергали личному обыску. Когда один из них, юрист доктор Симерс – защитник гросс-адмирала Редера, – по почте пожаловался на подлое обращение, то в тот же вечер его арестовали».[19]

Генерал-полковника Альфреда Йодля защищают профессор Франц Экснер и профессор Герман Яройсс.

Трибунал победителей, как только мог, усложнял работу защиты. Многие документы не удается найти («нельзя найти»), как и срочно требующихся свидетелей защиты. А когда что-то не устраивает «судей» – а это происходит очень часто, – они вмешиваются, обрывают на полуслове защитников и обвиняемых и препятствуют тому, чтобы представители мировой прессы затронули «неприятные» вещи и стали их подробно рассматривать.

Реплики председателя были достаточно однообразными:

«Минуточку, доктор Экснер, это вы уже говорили, трибунал об этом слышал. Нам это неинтересно…»

«Доктор Экснер! Трибунал считает, что лучше вы будете обращать его внимание на то, что, по вашему мнению, является неправильным, ошибочным переводом, а не на то, что вы называете сознательно ложным переводом…»

«Нам не нужна лекция на эту тему…»

«Доктор Экснер! То, что нам сказал обвиняемый, к рассматриваемому нами вопросу не имеет никакого отношения и, по моему мнению, оказывается пустой тратой времени…»

«Трибунал считает эти проблемы абсолютно незначительными…» (том 15).

* * *

В Нюрнберге на пути у защиты планомерно возникают препятствия и сложности. В распоряжении защитников, число которых увеличивается до 50 человек, в течение долгого времени была одна пишущая машинка. Собственного прибора для снятия фотокопий у них нет. В пользовании 50 защитников всего две телефонные линии.

Представители же обвинения пользуются многочисленными телефонами и другими средствами связи. Когда они срочно нуждаются в каком-нибудь документе, то могут даже использовать военный самолет, чтобы поскорее его доставить.

Также ограничено количество свидетелей защиты: генерал-полковник Йодль назвал 19 свидетелей, «суд» разрешил лишь четырех (!).

В первую же очередь тяжелейшую работу защиты усложняет лондонский устав. Многие доказательства, которые были доступны защитникам, предусмотрительно называются недозволительными.

Работа неутомимых защитников достойна всяческой похвалы. Но при таких условиях их борьба была безнадежной.

За кулисами показательного процесса происходят не менее удивительные вещи. На свидетелей оказывается влияние или давление. Если свидетель не поддается давлению обвинения, то его пытаются заставить уступить, дав понять, что его вполне могут передать восточной стороне. Если же, несмотря на угрозы, свидетель дает показания в пользу обвиняемого, то может произойти так, что он в конце концов окажется либо в тюремной камере, либо в изоляторе.

Дэвид Ирвинг в «Мире в воскресенье»: «…Когда защитникам Йодля понадобились обоснованные доказательства планов британцев захватить Норвегию в 1940 году, несмотря на ее нейтралитет, они обратились к бывшему полковнику Солтманну из отдела «Иностранные армии – Запад» в ОКХ. Солтманн телеграфировал о своей готовности свидетельствовать, и вскоре был арестован американцами».





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.