Онлайн библиотека PLAM.RU  




«Представитель» Джексона

Но все же были свидетели, которые охотно предоставляли себя в распоряжение обвинения. Таким человеком оказался доктор Бернд Гизевиус, который не обошел своим вниманием и Йодля. Об этом подозрительном «свидетеле», главной опоре американского обвинителя Джексона, Эрих Керн пишет в книге «Германия в пропасти»:

«На переднем плане общественных интересов гораздо большую роль, чем Лаоузен, играл Гизевиус. После 1933 года Гизевиус был служащим гестапо, позже работал в государственном министерстве внутренних дел. В войну он служил в абвере (на основе подделанного свидетельства о призыве. – Авт.) и был назначен вице-консулом в генеральном консульстве в Цюрихе. Также он признавал себя причастным к Сопротивлению, которое он в весьма своеобразной манере описал в часто цитируемой в Нюрнберге книге «До горького конца».

Американский обвинитель Джексон встретился с Гизевиусом еще в июле 1945 года в Висбадене и имел с ним ряд обстоятельных бесед (!). После того как Гизевиуса взволновали более чем проблематичные высказывания защитников доктора Штамера и доктора Дикса, Джексон сразу же пришел ему на помощь и заговорил об угрозах Гизевиусу, «единственному представителю демократической Германии».

Этот «представитель», которого Джексон восхваляет во время процесса, задолго до начала показательного заседания составил для американских обвинителей список с именами офицеров, которых, по его мнению, точно (!) нужно было обвинить, среди них – маршал Германии, оба гросс-адмирала, 13 фельдмаршалов и генерал-полковник Йодль.

Как сотрудник немецкого абвера при адмирале Канарисе во время войны, Гизевиус поддерживал предательские связи с враждебными державами, и прежде всего с американской разведкой. Во время процесса он под присягой говорит, что никогда не был агентом американской разведки и никогда не брал у них денег. Поток его красноречия в зале суда неиссякаем. Предатель исполняет роль своей жизни.

0 генерал-полковнике Йодле он говорит, что тот имел «отсечную позицию»[20] и «сильное влияние» в годы правления Гитлера.

Йодль и его главный защитник доктор Экснер могут это опровергнуть. Но высказывания представителя Сопротивления в те дни имеют очень большое значение. В особенности тогда, когда речь идет о главном свидетеле обвинения, о котором можно сказать, что он имеет «сильное влияние» на результат процесса. Его «отсечную позицию» в «здании обвинения» едва ли можно поколебать. И лишь спустя годы после несправедливого Нюрнбергского процесса становится известным, что некоторые из высказываний Гизевиуса плохо согласуются с историческими событиями.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.