Онлайн библиотека PLAM.RU  




Письма из камеры смертников

Вечером после вынесения приговора генерал-полковник Йодль пишет из камеры смертников: «Возможно, должен погибнуть праведник, чтобы его могила стала колыбелью новых прав человека. Возможно, своей жертвой он спасет многих других живущих. Возможно, он даже поспособствует тому, что другие поколения будут жить в мире – ведь мы, живущие сегодня, не знаем почти ничего, кроме войны и революции. Такую жертву может принести только человек, который в своем национальном идеализме представлял мировой порядок, который должен был смениться новым. Если это так, то моя смерть имеет смысл».

В письме к жене, датированном 3 октября, он пишет:

«Сначала я отрицательно относился к ходатайству о помиловании, но после того, как Экснер сегодня еще раз зачитал обоснования обвинения, я понял, что ради тебя и своего доброго имени обязан документально определить что в них истина, а что – ложь. Со мной могут сделать что угодно, но я бы хотел, чтобы ты дожила до того времени, когда мое имя будет упоминаться с уважением. Только ради этого стоит умереть, а не ради славы или государства, партии или власти» (Немецкий солдатский календарь, 1961).

В воскресенье 13 октября 1946 года в 12.30 пополудни приговоренным сообщают, что их ходатайства о помиловании отклонены Контрольным советом союзников.

Герман Геринг и Рудольф Гесс отказались ходатайствовать о помиловании. За них, несмотря на отказ, защитники все равно отправили ходатайства.

Просьба генерал-фельдмаршала Кейтеля и генерал-полковника Йодля о замене смертной казни через повешение расстрелом также была отклонена. Победители желали видеть, как их побежденные противники гибнут на виселице.

Рейхсмаршал Герман Геринг не доставляет им такого удовольствия. Он убивает себя сам, приняв в камере капсулу с ядом.

Когда генерал-полковнику Йодлю в его камере сообщают об отклонении Контрольным советом его прошения о помиловании, он встает, как это приписывает тюремный порядок, застегивает воротник своего серого солдатского мундира, выпрямляется – руки за спиной, ноги расставлены – у стены под двойным зарешеченным окном камеры. После слов американского офицера: «Контрольный совет отклонил ваше ходатайство о помиловании» – генерал-полковник слегка кланяется и спокойно отвечает: «Такое решение для меня честь».

«Теперь моя участь, наконец, известна, – написал он жене, – наступила полная ясность, можно идти:

И все-таки моя песня звучит,
Звуки звенят вокруг,
Как палочки стучат по барабану,
Терум, тум, тум, терум».

В другом письме есть такая фраза: «Однажды мой дух придет, чтобы постучаться в двери приспособленцев…».

Во время написания этих строк генерал-полковник Йодль наверняка вспоминал всех тех достойных сожаления свидетелей обвинения, которые поспешили предоставить себя в распоряжение суда мести, при этом не испытывая никаких угрызений совести и обременяя своих прежних товарищей частично, мягко говоря, субъективными показаниями.





Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.