Онлайн библиотека PLAM.RU




Надежда господина инженера

Большой интерес представляет радиоигра, получившая условное наименование «Фисгармония». Она была начата в конце 1942 года в Новосибирске и велась от имени агента немецкой разведки Сальского, бывшего инженера по изысканию площадок для аэродромов штаба и частей ВВС Западного фронта.

После окончания разведывательной школы в Брайтенфурте Сальский 30 сентября 1942 года был сброшен на парашюте в районе станции Рузаевка, где его обнаружили и арестовали. Он имел задание осесть в одном из сибирских городов (Новосибирске, Омске или Красноярске), установить количество и характер продукции, выпускаемой авиационным заводом № 153, выяснить места расположения авиационных, машиностроительных и оборонных заводов Сибири и дать о них подробную информацию, а также собрать сведения о передвижении военных грузов на запад, политико-моральном состоянии бойцов Советской Армии и гражданского населения. Для передачи шпионских сведений Сальский был снабжен коротковолновой портативной радиостанцией, работавшей от электросети. На расходы, связанные с проведением шпионской деятельности, гитлеровская разведка выдала ему 100 тысяч рублей. Кроме того, он был снабжен фиктивными документами военного и гражданского образцов на свое имя, фиктивной печатью Ленинского райвоенкомата города Москвы и печатью ГУРКМ для паспортов. В процессе следствия Сальский дал откровенные показания, и поэтому его рацию включили в игру, начав с посылки радиограммы из Новосибирска. Одной из первых была:

«Прибыл в намеченное место. Все нормально. С большими трудностями нашел временную удобную квартиру. Оформился на работу в транспортную организацию».

Для создания видимости активной практической деятельности ему стали передавать сведения, содержащие дезинформационный материал о промышленных объектах оборонного значения и железнодорожном транспорте, а также сообщили о привлечении к шпионской работе двух местных жителей.

Эту «информацию» противник принял за достоверную и дал положительную оценку действиям Сальского:

«Получил все наши радиограммы. Поздравляю с успехами в работе и желаю всего наилучшего. Подробности по 153 — важные. Приветствую. Ваш инженер».

После этого орган советской контрразведки, не прекращая передачу дезинформационных сведений, провел комбинацию по вызову курьера, направив 4 мая 1943 года радиограмму:

«Сейчас невозможно регулярно поддерживать связь. Всегда приходится опасаться соседей. Избежать этого можно покупкой домика под видом аренды, что можно сделать через знакомую. Требуются только средства. Сообщите свое мнение».

С мая по сентябрь 1943 года одновременно с переговорами о посылке помощи советская контрразведка продолжала передавать дезинформацию о работе железнодорожного узла и формировании частей Красной Армии в Новосибирске. Из четырех полученных от противника за этот период радиограмм в двух запрашивались данные об авиационном заводе № 153, о точном его расположении, приданных ему аэродромах, типах самолетов, фамилии главного конструктора и директора завода. Уклоняясь от выполнения полученного задания, советская контрразведка продолжала легендировать трудности в работе Сальского и в категорической форме требовала ускорить оказание помощи.

«Господин инженер, я удивлен, что моя просьба о помощи вами забыта. Я не в силах создать безопасные условия работы. Совершенно категорически заявляю, что если в ближайшее время помощь не придет, работу буду вынужден прекратить, ибо риск ничем не оправдан. Не сердитесь за резкость, но это так. Искренне уважающий вас Сальский».

Пытаясь успокоить агента, немцы несколько раз передали, что помощь задерживается из-за плохой погоды, а 6 февраля 1944 года сообщили:

«Первый вариант состоится от 3 до 11 февраля. Ваш знакомый уехал 24 января. Сердечный привет.

(Ваш инженер».)

И действительно, 24 января 1944 года в районе станции Занозная Московско-Киевской железной дороги был сброшен на парашюте агент Соколов, бывший командир противотанкового взвода стрелкового полка Красной Армии. Добровольно явившись с повинной в орган советской контрразведки, Соколов показал, что он получил задание пробраться в Новосибирск, связаться с Сальским и вручить ему 375 тысяч рублей, ручные часы и новые шифры для работы. Одновременно с этим он должен был информировать Сальского о намерении фашистской разведки использовать его мощную радиостанцию в качестве промежуточного радиоцентра для поддержания связи с немецкими агентами, действующими в советском тылу и снабженными рациями ограниченного радиуса действия, а также передать Сальскому устную инструкцию о порядке работы с указанными корреспондентами. Необходимые радиоданные по связи с ними немецкий разведывательный орган обещал передать дополнительно.

Для поездки до Новосибирска Соколов имел фиктивные документы на имя Самойлова, начальника артиллерии 681 стрелкового полка 137 Смоленской стрелковой дивизии, командированного штабом в Новосибирское училище для прохождения дальнейшей службы. А для возвращения Соколова снабдили документами, якобы данными 35 запасным артиллерийским полком. Кроме документов, Соколов получил 25 тысяч рублей, орден Красного Знамени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», пистолет системы ТТ. Деньги для передачи Сальскому были опечатаны в пакете с надписью: «№ 0316. Совершенно секретно. Начальник штаба Сибирского военного округа».

Для подтверждения и подкрепления этой легенды Соколова снабдили удостоверением о том, что ему попутно приказано доставить начальнику штаба Сибирского военного округа пакет № 0316, После выполнения задания Соколов должен был вернуться в германский разведывательный центр через линию фронта.

Возвращение Соколова к гитлеровцам было наиболее надежным закреплением авторитета «Фисгармонии». Кроме того, осуществление этой комбинации позволило бы внедрить доверенное лицо советской разведки в разведывательный орган противника. Откровенные показания Соколова, его честное поведение при встрече с Сальским, организованной втемную для них обоих, положительные отзывы о нем знающих его людей — все это говорило о том, что Соколов надежный человек и сможет выполнить поставленные перед ним задачи. Но советской контрразведке пришлось отказаться от использования Соколова в намеченной операции.

Оперативно-транспортный отдел НКГБ Московско-Киевской железной дороги, куда прибыл с повинной Соколов, несмотря на соответствующее предупреждение, оформил арест Соколова через тюрьму, где по существующим правилам его остригли наголо. Отправить Соколова к немецким разведчикам в таком виде было нельзя, а ждать несколько месяцев, пока у него отрастут волосы, не было возможности. Пришлось «поблагодарить разведцентр, извиниться за прежние неосновательные претензии» и сообщить об «отъезде» Соколова из Новосибирска.

В дальнейшем, в оправдание неявки Соколова к немцам, 14 августа 1944 года противнику радировали:

«10 августа ко мне на квартиру неожиданно явился Анатолий и рассказал, что 8 марта при возвращении к вам на станции Гусино он попал под бомбежку, был сильно контужен и отправлен в госпиталь в город Барнаул Алтайского края. Из госпиталя выписался 5 августа. По состоянию здоровья ему предоставили 3 месяца отпуска. На вид он очень бледный и худой. Просит оказать помощь и о случившемся сообщить вам. Передает привет. Временно устроил его на даче у своей знакомой. Что с ним делать дальше?».

После получения указаний об оставлении Соколова в Новосибирске было принято решение попытаться создать новую радиоточку на Северном Урале, куда, якобы, срочно командируется по делам службы Сальский.

24 сентября 1944 года была передана радиограмма:

«Господин инженер, выезжаю на Северный Урал. В силу сложившихся обстоятельств пришлось все передать Анатолию, который подробно проинструктирован по всем вопросам нашей работы. Обещал работать хорошо. Думаю, что я решил правильно, так как больше мне ничего не оставалось делать. Материалы о моей работе на Северном Урале по возможности будут переданы Анатолию. С сердечным приветом…»

Расчет был на то, что немцев заинтересует район Северного Урала, и они попытаются использовать возможности Сальского для создания самостоятельной радиоточки.

В дальнейшем германскому разведоргану от имени Соколова передавалась дезинформация о 153 авиазаводе, о передвижении войсковых грузов из Новосибирска на Запад. Иногда сообщались сведения о Северном Урале, якобы, добытые Сальским. Однако вынудить противника на организацию самостоятельной радиоточки на Северном Урале не удалось. Видимо, немцам было уже не до этого: война приближалась к концу.









Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Все материалы представлены для ознакомления и принадлежат их авторам.